• Госпожа Лин, идущая Дао самосовершенствования.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • - Дедушка, пожалуйста, простите меня. Они действительно пропали безвозвратно и мне их уже не найти…- Высокий парень, или по другому Му Тяньнань, новоиспеченный глава филиала семенной компании «Обильный урожай», при этих словах почтительно склонил голову как будто собеседник на другом конце линии мог это увидеть.

    По телефону он разговаривал в помещении магазина и пухлая продавщица, упустившая семена женьшеня, видящая как он кланяется, чувствовала себя все тревожней и тревожней.

    Но директор Му был достойным человеком и взял на себя ответственность за ошибку работника. Пухлая продавщица восхищалась Му Тяньнанем и одновременно волновалась о том что компания, после проведения расследования может наказать ее за эту ошибку. Поэтому подобно Сян Линь,*она повторяла раз за разом про себя «Директор Му красавец с настоящим мужским характером. Он достойный человек…»

    Му Тяньнань, понятия не имеющий что его считают «достойным человеком», не имел ни секунды свободного времени что бы еще стремится узнать о чем думает его подчиненная. Все его помыслы были сосредоточены на «Дедушке» с которым он разговаривал.

    - Мы и вправду потеряли их. Да даже если вы меня убьете вам все равно их не получить обратно! – Вышел из себя Му Тяньнань, одновременно прикидывая на сколько лет может увеличится продолжительность его текущей «ссылки».

    - Ах ты мерзавец, как ты смеешь огрызаться! Я попрошу твоего отца что бы он тебе ноги переломал! – Донесся рык из телефона, что показался Му Тяньнаню подобным оглушительному рычанию льва. Вжав голову в плечи, он едва не бросил телефон в сторону, оборвав разговор. Но мысль о отце и его непростом характере удержала его от такого поступка. Да уж, если характер его деда можно описать как «вспыльчивый» то отцовскому больше подходит описание «свирепый». Именно отец притащил его из благословенного Нью Йорка на родину, и отослал в расположенный вдали от побережья город Р. Ах, мои блондинки, как я скучаю по вам! И хоть  про себя он печалился о них как будто утерял кого то очень близкого, тем временем из его рта несся поток слов произнесенных в крайне уважительном тоне:

    - Почтенный дедушка, пожалуйста, дайте мне еще времени. Раз я смог найти один раз семена женьшеня, то смогу и второй. Пожалуйста, доверьтесь мне и замолвите за меня словечко перед отцом, буду вечно вам признателен за вашу заботу обо мне.

    - Хватит… - донесся их телефона вздох – Хватит лести. Это женьшень возрастом в сотни лет. Даже если мы отошлем всех своих людей в гору на новые поиски, как нам может снова так повезти, найти подобный да еще с семенами?

    Му Тяньнань явно слышал сожаление в голосе деда. Виня себя за нерадивость, он мрачно спросил:

    - А можем мы просто использовать дикий женьшень? Его медикаментозное воздействие намного сильнее чем семена…- не желая что бы кто то ненароком услышал его слова он понизил голос и  ушел в свой кабинет на втором этаже.

    - У всех живых созданий есть Ци. Ци женьшеня может быть воспринято большинством людей, но она слишком сильно для твоего деда Го… Ты должен знать, что то что для здравого тела благо, для ослабленного погибель. Его меридианы слишком слабы что воспринять воздействие Цы женьшеня. – Голос, по мере объяснения, звучал со все большим сожалением.

    Достопочтенный Го, этот сильный человек, что однажды позволил посидеть на его плечах маленькому Му Тяньнаню громко хохоча при этом, тот кто ел мясо, большими кусками и рвя его зубами,  уже в таком состоянии что его меридианы даже не могут выдержать целебное воздействие от пятисотлетнего женьшеня? Чем же я могу помочь старшим родичам, задался вопросом Му Тяньнань. И его собственный родной дед, тот, кого он всегда воспринимал как всемогущего, неужто ему тоже предстоит скоро повторить судьбу достопочтенного Го?

    Му Тяньянь даже не мог ничего пообещать, и потому внук и дед погрузились в молчание. Атмосфера стала неприятно давящей и собеседник Тяньяня первым отключился первым.

    - Ту – ту – ту – у слышавшего бодрые сигналя разъединения Тяньня, с лица пропало его обычное мажористое самодовольство. Отбив своими длинными пальцами некий ритм по столешнице, он  затем взял лист бумаги формата А4, заточил карандаш и замерев в сосредоточенности несколько секунд, принялся что то рисовать.

    Несколько штрихов и на бумаге появился профиль человеческого лица. После более продолжительного времени, стали видны и длинные волосы. Нос, губы, глаза…Тяньянь рисовал полагаясь на память, его рука не останавливалась ни на мгновение. Только когда пришло время детализировать глаза, у него возникли временные трудности с переносом воспоминаний на бумагу.

    Наконец преодолев все трудности, он поднял со стола телефон и вызвал по нему к себе Сяо Юань. Это имя** носила пухлая продавщица, оно гармонировало с ее круглым лицом и пухлыми щеками.

    Внезапный вызов от начальника заставил ее сердце учащенно забиться. Она представить не могла зачем она ему понадобилась.

    - Директор Му? – Произнесла она негромким застенчивым голосом. Этот голос пробуждал в мужчинах желание защитить его хозяйку.

    - Заходи, - Тяньнь был не в настроении для вежливости и  проявления мягкости к женщине и потому сразу перешел к делу. Как только Сяо Юань вошла в кабинет, Тяньнань показал ей лист бумаги и попросил посмотреть на рисунок.

    - Разве это…- Сяо Юань была удивлена и поражена. Ведь на бумаге была нарисована Линь Ложань. Хоть нарисована та была только в профиль, продавщице та девушка глубоко запала в память и потому она сразу смогла ее узнать.

    Тяньнань уже собрался выдохнуть с облегчением, когда Сяо Юань пробормотала «Но..» и сердце мужчины опять сжалось.

    - Что «Но»? – Тяньнань уже готовился искать девушку с помощью этого портрета, так что ему следовало убедится в его точности. Но он видел Ложань только в профиль, а значит только его и мог нарисовать. Какая жалость! Попозже он позаботится о установке камер в магазине. Хоть семенная компания и не самая подходящее место для них, но будь у него камеры в магазине,  скольких бы хлопот ему удалось избежать…

    Сяо Юань колеблясь, произнесла:

    - Мне кажется что глаза не похожи. У молодой госпожи были яркие, искрящиеся глаза, совсем как звезды. – Со вздохом облегчения Сяо Юань нашла верное описание.

    Тяньнань нахмурился. Он тоже чувствовал что глаза портрета не похожи на те что были у девушки. Он сам не глядел в них на прямую, но вспоминая  эту девушку он обнаружил что он не мог передать своим наброском исходящее от неё чувство элегантности. Это сильно его беспокоило.

    После того как он отослал Сяо Юань обратно к ее работе, Тяньнань задумался не надолго и затем сделал звонок.

    - Мне надо кое кого найти…

    Собеседник согласился, и после недолгих переговоров, Тяньнань добавил:

    - Да, она в Р. Да, женщина. У меня есть ее портрет. Я знаю что это трудно. Почему ты думаешь я тогда выбрал именно тебя?

    Человек с которым он разговаривал кажется запаниковал но все же с покорностью принял задание. Было ясно что эта работы была для него очень непростой. Тяньнань какое то время не произносил ни слова, тоже чувствуя что поручаемая им миссия очень трудна, поэтому он добавил:

    - Расслабься. Хоть я нарисовал этот портер по памяти, но у нее есть особая примета - глаза, это первое на что ты обращаешь внимание при встрече с ней.

    Собеседник Тяньяня попросил того о более точном описании особой приметы «глаза». Тяньнань,  слегка покраснев, добавил в описание характеристику «как звезды». Это что за особая примета такая? Но ничего другого что бы более точно передавало впечатление о ней он не мог. Как неловко!

    Человек на другом конце линии очень осторожно поинтересовался:

    - Если я найду её, должен ли я привезти ее к вам на дом?

    Тяньнань взорвался проклятиями, проревев в трубку:

    - Что за бред!? Я за ней не ради красоты охочусь, она нужна моему деду! Я передам тебе по факсу ее портрет в профиль. И если ты ее не найдешь, ты знаешь что за этим последует!

    Тяньань был очень расстроен что все знакомые с ним думают что он плейбой только и думающий о новых победах над женщинами. При этом, он полностью игнорировал то что если бы он не был таковым, то люди бы к нему так не относились.

    Линь Ложань, та из за которой Тяньань был вынужден испытывать неудобство из за своей устоявшейся репутации, и знать не знала что она являлась причиной мрачного и подавленного состояния этого мужчины.

    А если бы и знала, то у нее не было времени на это, так как у нее самой возникли серьезные проблемы…

     

    *Описана трагическая судьба крестьянки, рассказа «Моление о счастье», автор Лу Синь.

    ** Малый круг

    Пожалуйста, оставляйте комментарии, сообщайте об ошибках, высказывайте свое мнение, участвуйте в обсуждении, это стимулирует продолжать перевод.

  • Госпожа Лин, идущая Дао самосовершенствования.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии