• Госпожа Лин, идущая Дао самосовершенствования.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • В раздражении сжав зубы, Толстяк Цуй гневно выкрикнул:

    - Миллион пятьдесят тысяч! Ван, если ты продолжишь так себя вести я разозлюсь по настоящему!

    Госпожа Цуй сплюнула на землю и с огнем в глазах посмотрела на Толстяка:

    - Разозлишься? А на развод храбрости хватит? – Она вела себя столь неучтиво и грубо что люди поневоле задумались, как Толстяк терпит её.

    Госпожа Цуй продолжила свою речь щедро пересыпая её проклятиями, но цену больше не поднимала. Толстяк испытал огромное облегчение от этого, и даже не такой уж тихий шепот жены « Идиот, кретин, как же будет здорово довести тебя до смерть убытками!», его не напрягал.

    Все что здесь происходило было на половину аукционом и на другую половину чистейшим угадыванием в слепую. Этот камень имел на боку стес, который Толстяк изучал очень внимательно. Он был уверен что в камне есть нефрит, но сколь много оставалось тайной, что сделало его достаточно храбрым что бы предложить цену в более чем миллион юаней.

    Если  нефрит внутри окажется не самого худшего качества и без трещин, потраченные миллион пятьдесят тысяч юаней полностью окупятся  при продаже нефритового браслета сделанного из этой добычи.

    Ложань же в это время, сосредоточившись, смотрела на камень.

    Не существовало инструментов что бы через верхний слой камня определить есть ли там нефрит, отчего и происходили такие наполовину аукционы наполовину безумно рискованные ставки. Ложань же полностью отдалась задаче узнать есть в камне купленном Толстяком хоть немного энергии Ци.

    В начале она видела только темный внешний слой, но чем больше она сосредотачивалась тем глубже она могла видеть и похоже, что то внутри камня отзывалось на ее усилия. Что это, облачко белого тумана?

    Теперь камень купленный Толстяком виделся Ложань как вращающийся сгусток белого тумана, сдерживаемый тонкой оболочкой темного цвета. Благодаря тому что Ложань вложила очень много усилий в попытку узреть глубины камня, она могла явно видеть туман. И хоть насчет наличия нефрита она была не уверена, то туман был явно какой то разновидностью Ци.

    В тот момент как она увидела туман в камне, бусина на ее запястье дернулась. Похоже, она была очень рада его обнаружению. Без всякого предупреждения, бусина выбросила в сторону камня тонкую прядь сияющего лунным серебром тумана!

    Ложань сильно испугалась когда эта полоска тумана вплыла прямо перед Толстяком в камень. Но похоже, он ничего не заметил…Похоже, обычные люди были не способны видеть такой туман, отчего Ложань выдохнула с облегчением.

    Полоска тумана посланная бусиной легко прошла сквозь верхний слой камня и вошла в контакт с белым туманом, что повел себя словно потерявшийся ребенок встретивший кого то из семьи.

    Ложань точно знала что белый туман нельзя было отнести к живым существам но все равно, создавалось такое впечатление что белый туман сейчас бурно радовался и оживленно болтал…

    Посланный бусиной туман стал впитывать тот что находился в камне. Это очень встревожило Ложань, так как она не знала, как это остановить И, если Ци будет полностью поглощена, Толстяк Цуй позже увидит что нефрит превратился в обычный камень… И пусть он никогда не узнает кто был этому виновник, Ложань то будет знать, и совесть ее будет нечиста…

    Несмотря на тревогу, Ложань также заметила кое что новое. Хоть она долгое время с напряжением всех сил всматривалась в камень, глаза у нее не пересыхали и их не резало и жгло как тогда когда она рассматривала Ци горца и гибискуса.

    Наконец, бусина впитала весь туман. Ложань же про себя почти что плакала от жалости к Толстяку, но естественно, что она ничем не могла себя выдать.

    Как будто чувствуя недовольство носителя, бусина неохотно выплюнула камень Толстяка немного белого тумана, что более не вращался но был спокойным и как будто нежным на ощупь, и это успокоило собравшихся людей. После чего бусина снова стала неподвижной, успешно притворяясь обычным украшением и Ложань наконец более менее успокоилась.

    Толстяк Цуй, по прежнему не знал что только что произошло с его покупкой и как изменился его нефрит. Но эти изменения были  отнюдь не плохи ибо возвращенная часть тумана казалось очень чистой и спокойной на вид.

    Ложань же узнала что нефрит содержит Ци, а также что она может увидеть энергию через слой каменной породы, что полностью не могут преодолеть даже современные инструменты.

    Так что же…Это значит, у меня есть возможность стать богатой?

    Вот какой была первой более менее оформленная мысль в голове Ложань. Ну а что вы хотели, что бы она удовольствовалась только наличием пространственного кармана? Ложань по прежнему была не более чем девушкой перестарком, брошенной парнем две недели назад, без работы и средств к существованию.

    Когда на кону стоит твоя жизнь, ты как то меньше обращаешь внимания на то как со стороны воспринимаются твои действия.

    Баоцзя, заметив что подруга не моргая, смотрит на камень Толстяка, спросила с улыбкой:

    - Тоже хочешь рискнуть на ставках?

    Ложань теперь обладала несколькими весьма необычными возможностями но кошелек ее был пуст.

    - Ты знаешь мою экономическую ситуацию. Всего лишь с тысячей юаней, мне эти камни не по карману. – Ответила она с улыбкой.

    Услышав ответ Бацзя не смогла удержатся от смеха. Хозяин камней и ведущий аукциона, что только что получил уведомление на телефон о переводе оговоренной суммы от Толстяка, был в хорошем настроении. Видя красоту Ложань, он посчитал ее слова не более чем шуткой и указал на кучу камней, каждый из которых был примерно размером с арбуз:

    - Эти камни не для ставок, но для прекрасных дам любой из них отдам за пятьсот юаней. Дамы, испытайте свою удачу.

    Баоцзя в удивлении приподняв бровь, ответила:

    - Хозяин Чжан, ты что, решил посмеяться над нами? Пятьсот юаней за любой? Эта не кондиция валяется здесь никому не нужная годами.

    Баоцзя была более менее в курсе состояния свое подруги и потому слова про тысячу скорей всего были правдой. Она жалела о своих недавних словах, и хотела как можно скорее перевести разговор на какую либо другую тему.

    Толстяк Цуй, кажется знал Баоцзя. Потирая ладони, он сказал:

    - Дизайнер Цинь, пять сотен за каждый это же мелочь, зато будет весело их разрезать и посмотреть что внутри.  Не смущайте старого Чжана.

    - Толстяк Цуй, можешь для веселья купить их все для веселья и забавляться их разрезая., Если только у тебя хватит на это денег… - вступила в дело госпожа Цуй. Ей было ненавистно слышать подобное самодовольное «хрюканье» от Толстяка.

    Как и ожидалось, Толстяк выдавил улыбку и замолк. Люди же наоборот оживились:

    - Толстяк, так ты будешь разрезать свою покупку?

    - Давай режь! Не порть представление!

    - Точно точно! Вот только все мои камни оказались пустышками. Чжан, старина,  в этот раз ты привез самый настоящий мусор.

    Толстяк Цуй, изо всех сил стараясь произвести «яростный» взгляд, что было весьма трудно так как его маленькие прищуренные глазки было почти что не видать из за обилия жира на лице, обрушился с руганью на собравшихся коллег:

    - Поцелуйте меня в жопу! Вы только и делали что смотрели за тем как я поднимаю ставки, развлекаясь за мой счет! Я же денег у вас за билеты на такое представление не просил, чего вы взбудоражились! Хозяин Чжан, пожалуйста, пусть твои рабочие загрузят мои камни мне в машину, я их сам дома вскрою.

    Пока Толстяк управлял рабочими загружавшими купленные им камни, люди продолжали обмениваться мнениями. Звучали смех и громкие выкрики, отчего создался не слабый кавардак во дворе.

    Никем не замеченная, Ложань, держа подругу за руку подошла к куче бросовых камней в углу. Они обе присели на корточки и стали тщательно их осматривать.

    - Ты же не собираешься и вправду рискнуть? Это ведь отбраковка накопившаяся у Чжана за все годы его бизнеса. И более того, за каждый по пять сотен…Оно того не стоит. – Баоцзя обычно была не особо разговорчивой. И этот извергнутый поток слов значил только что она хотела сберечь деньги Ложань. Но видя что та не обращает на ее слова никакого внимания, разглядывая камни, она замолчала. «Я такая дурра. До тех пор пока Лоечка счастлива, можно и поучаствовать в ставках на нефрит. Если же у нее кончатся деньги, я не позволю ей умереть от голода.»  И пока эта мысль пролетела у Баоцзя в голове, Ложань, повернула голову и глядя на подругу блестящими глазами, сказала:

    - Баоцзя, я выбрала и для тебя пару камней!

     

    Пожалуйста, оставляйте комментарии, сообщайте об ошибках, высказывайте свое мнение, участвуйте в обсуждении, это стимулирует продолжать перевод.

  • Госпожа Лин, идущая Дао самосовершенствования.
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии