• Главный герой скрывает свою силу
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Поднялся туман, и существо внутри гробницы медленно показало себя. Лицо и крылья ястреба, а туловище человека. Это был Авиан. Самый благородный из всех Авианов, это был царь Нахаков. У него были черные перья и блестящий золотой клюв, он смотрел на мир своим пронзительный взглядом так, как будто он хотел пожрать его полностью.

     

    Когда он вышел из своей гробницы, то посмотрел на Мими, которая поддерживала себя двумя посохами.

     

    - Я Маракия. А кто ты, чужеземец?

     

    Если бы кто-то проигнорировал подавляющую гордость, исходящую от каждого дюйма его тела то мог услышать, что его голос звучал действительно молодо. Мими не могла видеть, что находится перед ней, но она знала, что она стоит перед легендарным и разрушительным существом, которое она и искала.

     

    - Мой абсолютный монарх земли и неба, - Мими сложила обе руки вместе в соответствующем жесте, когда заговорила. - Эта жалкая и ничтожная Мими Азраэль из человеческого племени приветствует Вас.

     

    Маракия слегка наклонил голову, чтобы посмотреть на нее.

     

    - Ты слепа на оба глаза.

     

    Маракия протянул руку, на которой было надето много колец, украшенных драгоценными камнями, и дотронулся до её лица, как будто поглаживал его.

     

    - Ах...! Ваше Величество!

     

    Она вдруг поняла, что может снова видеть, и бросилась к ногам Маракии в порыве благодарности.

     

    - Однако, где мои слуги и мой народ?

     

    - Слуги и народ Вашего Величества... давно исчезли.

     

    - Что ты сказала?

     

    Маленькое существо мелькнуло на крае его глаза. Это был маленький Нахак с белым оперением, который питался трупом Одриаса.

     

    - Разве это не один из моих людей? У него может быть низкая кровь с его белыми перьями, но он все еще один из моих подданных. Где мои голубо-пернатые дворяне и советники?

     

    - Они... уже... вымерли ради повышения Вашего Величества до Вашего Богоподобного статуса.

     

    - Ах!

     

    Маракия слегка воскликнул. Он вспомнил дни, предшествовавшие его долгому сну, то время, когда его раса процветала. В мрачный момент перед тем, как на них обрушилось бедствие, Король и Совет решили поставить все, что у них было, на Маракию, который родился с черными крыльями из легенд, которые, как говорят, являются знаком того, кому суждено принести спасение своей расе, и обязались совершить ритуал, как акт последнего отчаяния.

     

    На мгновение он погрузился в свои воспоминания.

     

    - Я вижу. Я впал в вечный сон после того момента.

     

    - Это действительно так, Ваше Величество.

     

    Мими подтянула свои искалеченные ноги, чтобы продолжить пресмыкаться перед Маракией. Она внимательно посмотрела на него и снова заговорила.

     

    - И я разбудила Вас от этого вечного сна, несмотря на бесчисленные опасности и препятствия.

     

    - Так ли это? Тогда я предполагаю, что правильно одарить тебя, чем-то действительно подходящим.

     

    Маракия поднял руку, и в нее собралась всепоглощающая сила. В этот момент, медленные, но твердые шаги можно было услышать из темноты на противоположной стороне комнаты.

     

    - …

     

    Это был Сончул. Любопытство поднялось в глазах Маракии.

     

    - Кто это?

     

    Мими отчаянно уклонялась от взгляда Сунгчула, когда она ответила на его вопрос.

     

    - Этот человек - один из тех, кто не хотел возрождения Вашего Величества. Было бы неплохо избавиться от него.

     

    Бертелгия завертелась так, как будто это было самое смешное, что на слышала за всю свою жизнь.

     

    - Что?! Послушайте, леди! Как Вы можете быть такой неблагодарной, говоря, что мы - враги после того, как мы спасли тебя? Ты вообще человек?

     

    Сончул успокоил, гудящую Бертелгию гневным взмахом руки, а затем попеременно посмотрел на Маракию и Мими и спокойно заговорил.

     

    - Мими Азраэль. Я пришел, чтобы получить корону, как и было обещано.

     

    Мими даже не взглянула на Сончула. Она продолжала преклонять колени перед Птичьим Королём и умоляла его:

     

    - Просто посмотрите, Ваше Величество. Они нацелились на Вашу корону. Вы не должны прощать такие проступки тем, кто жаждет короны Нахаков, не обладая клювами и крыльями!

     

    Маракия едва выслушал слова Мими. Его фиолетовые глаза были сосредоточены на этом чужеземце в странном наряде, на котором было пыльное пальто и пара изношенных ботинок.

     

    "Этот человек. Он определенно ненормальный".

     

    Это было в тот момент, когда другая фигура запрыгнула в гробницу:

     

    - Что происходит?! Михаэль Гилфорд! Одриас!

     

    Это был седьмой Чемпион Континента, Уилли Гилфорд. Он был за пределами подземелья, когда услышал странный гул, который сотряс все подземелье, что и заставило его следовать в это место с небольшой группой сопровождения. Однако его сына, которого он искал, нигде не было. Вместо этого, в главной комнате гробницы, был странный молодой человек, который, казалось, был из Группы Самоубийц, Руководитель исследовательской группы Мими Азраэль и Авиан с черными крыльями.

     

    Его глаза были обращены на Маракия. Грандиозный наряд и украшения, в которые была одета птица, подавляющее угнетающее чувство, которое столкнулось со всем его телом, и внешний вид Авиана; было только одно предположение, которое вертелось у него в голове.

     

    "Может быть? Мими Азраэль... она разбудила короля птиц? И где же этот идиот Михаэль?"

     

    Его сына нигде не было.

     

    - И что это такое?

     

    Маракия направил свой вопрос в сторону Мими. Она немного замешкалась, но, что-то решив про себя, ответила:

     

    - Этот человек - наш враг.

     

    - Ложь! Этот человек - мой сотрудник.

     

    Уилли не стал отмалчиваться. Мими дрожала, испытвая страх перед подавляющей силой в его голосе. Именно это и означало иметь силу, достаточную, чтобы быть Седьмым Чемпионом Континента.

     

    Уилли посмотрел на Мими, допрашивая ее:

     

    - Мими Азраэль! Где мой сын?

     

    Пока он говорил, из стены раздался слабый голос:

     

    - Ууу... с-спаси меня...

     

    Это был голос его подчиненных, захваченных слугами короля. Уилли сразу же направился к голосу и разбил стену мечом. Стена раскололась, что позволило людям, попавшим в ловушку, вывалиться. Среди них был и Михаэль.

     

    - Михаэль!

     

    Уилли быстро обнял тело сына и встряхнул его. Михаэль был уже мертв. Его разум был сломлен отчаянием пребывания в темноте раньше, чем его тело, но и оно тоже вскоре последовало за разумом.

     

    - Проклятье.

     

    Глаза Уилли загорелись ярким пламенем, но он был крайне осторожным человеком. У него не было никакого желания сражаться с царем Нахаков, чья сила не могла быть определена. Он быстро рассчитал в своем уме, чтобы скоординироваться с королем птиц будет выгоднее, он сможет сократить потери и уйти с телом своего сына. Тем не менее он не мог найти никаких рычагов для давления на короля.

     

    "В любом случае, куда делся Одриас? Я оставил его с сыном, чтобы он присматривал за ним. Где он сейчас?"

     

    Он оглядел свое окружение и вскоре его взгляд упал на труп, брошенный в дальнем углу.

     

    "Этот наряд...?"

     

    Уилли, который направил свой взгляд на лицо мертвеца из-за знакомого костюма, который тот носил, был потрясен.

     

    - Одриас Сикоро!

     

    Его бывший товарищ и самый надежный подчиненный был уже наполовину заклеван белой пернатой пташкой.

     

    - Этот ублюдок!

     

    Уилли свихнулся. Кем был для него Одриас? Он был самым верным из последователей и первым, кто поклялся в верности Уилли, на которого все смотрели вниз за то, что он был призванным. Одриас прошел с ним через бесчисленные битвы, стоя спиной к спине. У них были настолько тесные отношения, что он остался с его жалким сыном в качестве наставника мальчика даже после того, как ушел на пенсию. Было бы очень странно, если бы он смог сохранять спокойствие, видя, что такого отличного человека клевала, какая-то жалкая птица.

     

    Уилли разозлился и пнул молодую цыпочку, которая клевала труп.

     

    - Кудах-тах-тах!

     

    Птица, точно мяч, отскочила, пока не ударилась о пол, а затем недолго побившись в агонии, умерла.

     

    - Как смеет чертова курица пытаться съесть труп моего товарища.

     

    Он сделал это рефлекторно, до того как успел подумать своей головой. Люди знали, что он эгоист, но он также заботился и о своих ближних.

     

    Но из-за его действий, в ранее спокойной погребальной камере начался переполох. Настроение Маракии, царя Нахаков, изменилось. Из Маракии потек темный и холодный воздух, который был успокаивающим и приятным, несмотря на его титул последнего короля.

     

    - Ты осмелился убить одного из моих людей прямо передо мной?

     

    Маракия разозлился. Мими, которая склонилась перед ним, удовлетворенно улыбнулась.

     

    "Отлично!"

     

    Уилли понял, что он допустил критическую ошибку, и, что еще хуже, появилось существо из тьмы, с которым он не хотел больше никогда встречаться. Отчаяние Бездны показало себя так, как будто оно был здесь с самого начала.

     

    - Э-эта тварь!

     

    Его солдаты, которые уже сталкивались с Отчаянием Бездны, немедленно отвернулись от него.

     

    - …

     

    Сончул молча осмотрелся вокруг. В центре комнаты находился Маракия, Мими склонилась у его ног, Уилли и его последователи были у входа, Отчаяние Бездны сидело в затемненном углу, пока он стоял посреди всего происходящего. Все ключевые фигуры Подземного Царства собрались в одном месте. Стало накрапывать - ожидай ливня (1), и эта пороховая бочка была готова взорваться.

     

    Маракия двинулся первым.

     

    - Какая раса правит миром сейчас?

     

    Он холодно спросил Мими, которая лежала у его ног. Мими ответила, все еще находясь в своей, уже привычной, позе:

     

    - Некоторые расы разделяют власть, но наиболее доминирующей среди них... являются люди.

     

    - Это так?

     

    Маракия издал холодный смех. Его звездные глаза смотрели прямо на Уилли.

     

    - Те, кто ползали по земле, когда мы летали в небесах, теперь стали высокомерными, потому что им удалось собрать некоторую силу. Осмелиться относиться к подданному Короля Нахаков таким образом.

     

    - ...

     

    Уилли начал медленно отступать, но выглядел так, будто был готов вытащить свой меч в любой момент. Маракия, который видел это, насмехался над ним.

     

    - Ты действительно веришь, что сможешь навредить моему телу такой дешевой игрушкой?

     

    - ... Это правда, что я причинил вред одному из Ваших подданных, но это также верно, что Ваш молодой подданный осквернил труп моего подчиненного.

     

    Уилли не отступил ни на дюйм, а король птиц разразился смехом:

     

    - Существа, которые когда-то ползали по земле, как добыча, теперь вякают с таким негодованием. Человек, я позволю тебе снова испытать тот страх, который был забыт.

     

    Крылья Маракия распахнулись. Массивная магическая сила, заложенная в его черных крыльях, наводнила комнату, создавая удушающую атмосферу, которая должна была вот-вот рухнуть.

     

    - Я покину это место и опустошу каждую человеческую нацию и приведу ее к вымиранию. Я сожгу недостойного пламенем очищения, а человеческие цари будут вынуждены смотреть, как я пожираю их собственную печень перед их глазами. Если я повторю это достаточное количество раз, человеческая раса, может, снова вспомнит, что символизируют эти черные крылья.

     

    "Все быстро обострилось", - подумала Мими, продолжая кланяться головой к земле у ног короля. Тем временем Уилли Гилфорд, испытавший на себе весь ужасы ярости Короля Птиц, почувствовал невероятный страх.

     

    "Я для него не противник".

     

    То, что стояло перед ним, источало так много гнетущей силы, что оно отбрасывало Отчаяние Бездны, как какого-то стороннего наблюдателя.

     

    "Может быть, если бы я собрал всех тринадцать Чемпионов Континента... но я не могу сделать это сам".

     

    Он уже забыл о том, чтобы взять с собой тело своего сына или своего товарища. Выживание всегда было его первоочередной целью.

     

    Эти мысли проходили через его разум, когда он сжал свой меч крепче, но крылья Маракии внезапно двинулись. Маракия подлетел к потолку одним взмахом крыльев, а Уилли, который мог видеть черные крылья короля Нахака, не мог понять, что он должен делать дальше. Вскоре воздух над ними взорвался перьями и пучками черного цвета.

     

    "Это похоже на Яркий Свет, но не совсем то же самое. Это более мощная Версия Магической Стрелы".

     

    Сончул молча наблюдал за двумя сражавшимися. Уилли махал мечом, чтобы парировать снаряды, или просто уклонялся от них, но смертоносные магические стрелы продолжали сыпаться, как дождь, вызывая небольшие и большие порезы по всему его телу. Его подчиненные были уже давно убиты в хаосе битвы.

     

    - Ааа... Ааах!

     

    Для Уилли не было никакого способа нанести ответный удар. Он был бы просто зарезан до смерти с его скоростью, и это было слишком рискованно, чтобы прыгать к королю птиц.

     

    "Способ... Неужели нету никакого способа? Что-то же, должно получиться?"

     

    Нужно было поставить на кон все, чтобы сражаться не на жизнь, а на смерть. Уилли вступал в битву только тогда, когда все шансы были на его стороне. Это был его первый бой, где шансы были против него с самого начала. Он попытался контратаковать под градом бесконечных стрел, но было уже слишком поздно, его тело было истощено и сильно повреждено. По животу его ударила черная волшебная стрела, и он упал.

     

    Уилли вытер губы и попытался перевести дыхание. Над ним нависла тень смерти.

     

    - Ты насекомое.

     

    Король Птиц постепенно спустился, чтобы покончить с жизнью Седьмого Чемпиона Континента лично. В его руке появился короткий посох, который больше напоминал вилы, а не клинок. Это был скипетр короля птиц.

     

    Маракия подошёл к Уилли, который отчаянно задыхался, и поднял посох над ним.

     

    - Умри.

     

    Именно в тот момент перед ними появился человек. Человек, присутствие которого так слабо ощущалось, что все про него забыли, а в его руках был молот. Это был Сончул.

     

    Человек, который, естественно, вмешался, чтобы заблокировать путь Королю Птиц, подошел к Уилли и заговорил спокойным голосом.

     

    - Уилли Гилфорд. Ты меня помнишь?

     

    __________________________________

     


     

    1. Английская идиома. Эквивалент в русском языке: пришла беда - отворяй ворота; беда не приходит одна.

  • Главный герой скрывает свою силу
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии