• Герой порока
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • После работы надо хорошо оттянуться. Звоню другу.

    - Вадим! Ты свободен?

    - А то!

    - Приезжай в центр, сходим куда-нибудь.

    - Уже лечу!

    Вадик легкий, как перекати-поле. Куда ветер, туда и он. Месяц назад этот неугомонный вернулся с Абхазии, где прожил дикарём два года. Ворочил лес с какими-то Люсбером и Гурамом. Воспитывал русским кулаком пацана Чахана, что в переводе на русский - чемодан. Короче, весело.

    От работы до ближайшего бара пятнадцать минут пешком. Вадик приедет минут через сорок. Значит, у меня есть двадцать пять минут на пожрать. Мак-дак и жирные бургеры? Ну, на хер.

    Захожу в кофейню и беру себе крепкий американо. Никогда не понимал смысла кофе без кофеина, который так любят в американских фильмах.

    - Сахар, корицу?

    - Нет, увольте.

    Бариста, молодая девочка в дредах, неумело делает таблетку эспрессо. Получается со второго раза.

    - Недавно работаете?

    - Да, первый день сегодня после стажировки. Вы извините, что так долго.

    - Ничего, я не спешу.

    Улыбается, вставляет рожок в кофе-машину, нажимает заветную кнопку. По привычке засекаю время экстракции. Двадцать восемь секунд. Идеально.

    - У вас хорошо получается, - говорю девчонке.

    - Спасибо.

    Выливает густой эспрессо в чашку, добавляет кипяток по стенке сосуда. А я чувствую, как мой сосуд наполняется кипятком от изгиба её талии.

    - Вы до скольки сегодня работаете?

    - До десяти.

    - Не хотите немного отдохнуть в хорошей компании? Я угощаю.

    Чашка на блюдце дрожит, когда девочка подает мне крепкий американо.

    - Я подумаю, - смущенно улыбается обладательница тонкой талии.

    - Мы зайдём с другом к десяти.

    Беру напиток и сажусь за столик. Подальше, чтоб не смущать. Неопытная ещё, зелёная. С такими надо быть нежным.

    - Интересно, в каком штате делают самый вкусный кофе?

    -Я слышала, в Вашингтоне.

    Я что, задал вопрос вслух? В кофейне никого, только мы с дредастой. Видимо, да.

    - Хех, спасибо. Хотите побывать там однажды?

    - В Вашингтоне?

    - Да хоть и в нём. Правда это город, а не штат.

    - А в каком он штате?

    - Ни в каком. Вашингтон не относится ни к какому штату.

    - В смысле?

    - В прямом. Вашингтон находится в округе Колумбия, это самостоятельная административная единица.

    - Так вот почему они говорят в фильмах "Вашингтон, округ Колумбия".

    - Именно. Кстати, классный кофе. Не пришлось в Вашингтон тащиться.

    - Спасибо.

    Обычно мне не интересны девушки моложе меня. Я предпочитаю постарше. С ними секс лучше. Но если задержишься на неделю-другую, начинается мозгоебство. С одной разговор зашёл про свадьбу, пришлось сбежать, не прощаясь. Почему же сейчас мне не хочется заканчивать эту беседу про кофе?

    - Можно на ты? - беру быка за рога.

    - Вай нот.

    - Лол. Любишь английский?

    - А, нет. Так, проскакивает иногда. Вообще интересно, конечно, было бы выучить.

    - Зачем?

    - Ну... в тот же Вашингтон съездить.

    - Слушай. Хочешь, научу?

    - А ты знаешь английский?

    - Ну да. С детства.

    - И че, с репетирорами занимался?

    - Не, я сам. По книгам учил, фильмам.

    - А скажи что-нибудь.

    - Are you horny?

    Дебил! Бля! Ну идиот!

    - Что это значит?

    - Ну, типа, как дела.

    - Мм... буду знать, - улыбнулась наивная девочка.

    Я молча допил свой кофе и подошёл в выходу.

    - А как тебя зовут, дредастая?

    - Маша.

    - Очень приятно. Лоренсо.

    "Но для тебя могу быть Мишей" - мелькнуло в голове.

    - До десяти?

    - До десяти, - проводила меня счастливой улыбкой бариста.

    Выходя из кофейни, огибаю человек пять замученных офисных червей, спешаших за своими банальными капучино и латте. Да, мой рабочий день длится гораздо меньше. Зато доход выше. Хотя бывают пустые дни, когда за шесть часов работы один жалкий приват, пара долларов чаевых и тотальная скука. В такие дни хочется выть. Но в конечном итоге, я всегда в плюсе.

    Пройдясь по каналу, останавливаюсь покурить. Звонит Вадим.

    - Я приехал! Где ты?

    - На набережной возле жёлтого здания. Угадаешь?

    - Ты охренел? Мы в Питере, тут всё желтое.

    - Ха-ха! Русский музей помнишь где? Подходи сюда.

    Если Вадик начинает говорить, остановить это уже невозможно. Вернувшись с Абхазии, он все уши мне проел про тамошних деток. Пару слов о Чахане я уже сказал. Был там некий Саидик, удалой малый. Пятнадцатилетний подросток, научивший двадцатичетырёхлетнего Вадима сперва ловить коней на скаку, а потом гонять на них без седла. Но это не настолько интересно, как пятилетка Сельма, тайком смотрящая родительское порно. Боюсь представить, что из неё вырастит.

    - В абхазском языке есть слово камач, - не здороваясь, с разбегу начинает Вадим.

    - И что это значит?

    - Писька. Не хуй, а писька. Сельма постоянно трогала свою собаку за камач.

    - О, господи. Давай без этого. Камачей мне на работе хватает.

    Вадим - бродяга до мозга костей. Лохматый, непричёсанный, загоревший как блюзмены Луизианы. С этим безумцем самое то устроить погром в баре.

    Кстати, о погроме. Ещё одна охуительная история из приключений Вадима. Как-то в лагерь спелеологов ворвалась группа вооруженных абхазцев. Уж не знаю, что они там курили, но история забавная. Пока несколько абхазцев удерживали группу мужчин, самый ярый из них забрался в палатку к голой бабе. Наведя на неё ружьё, опасный горец спешно расстегивал штаны. Что там было на самом деле - хер его знает. Но вышел горец из палатки, как в воду опущенный. Зато из нутра палатки суровый голос покорительницы пещер задал один вопрос:

    - Ты че, никогда голую бабу не видел?!

    Ну, хватит про эту Абхазию. Покурив, мы двигаем в сторону бара. Вадим не закрывает рта:

    - Я семьсот рублей вчера заработал.

    - Красавчик.

    - Промоутером в одном баре. Они подают алкашку в пробирках, прикольно так, необычно. Вообще, это город соблазнов, знаешь? Я вернулся и вижу всё по-другому. Люди как музеи. Мы с тобой, типа, музейные экспонаты, и за нами наблюдают в окна витрин.

    - Ты опять покурил?

    На самом деле Вадик не курит. Только сигареты. Это у него по умолчанию: всякие идеи, мысли, которых я до сих не понимаю, хотя знаю этого придурка уже лет семь. Как-то раз, так же бессмысленно шатаясь по городу, мы познакомились с девчонкой. Такое себе, если честно. Мне больше зашло плясать голым под Джима Моррисона у неё на кухне. Вадик застрял тогда капитально. На месяц.

    На полпути торможу.

    - Может, ну его, этот бар?

    - Чего так?

    - Давай потупим до десяти просто.

    - А что в десять?

    - Я девушку хочу встретить с кофейни.

    - Да не вопрос.

    - Зацепила она чем-то. На бар вообще не стоит.

    - Влюбился что ли?

    - Иди ты.

    Вадим залипает на вид Казанского.

    - Короче, картину нарисую. Типа собор разлетается, как конструктор, в воздухе. Можно туда постапокалипсис какой-нибудь зафигачить, звездолёты...

    Я не слушаю. Достаю из кармана гармошку и начинаю кидать блюзовые фразы во второй позиции. Ждать ещё часа три...

    http://tl.rulate.ru/book/17758/363945

  • Герой порока
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии