• Герой порока
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Вадим врывается в кузницу.

    - Аостаф, здарова!

    - Привет, Вадим.

    Кузнец, на вид старый прожженный волк, раздувает огонь в печи, мерно давя ногой большие меха. Жара стоит адская. Да и сам кузнец напоминает черта. Только рогов не хватает. Взгляд тяжелый. Тело острое, худое. Морщины стрелами по лицу. Офигенный мужик. Местный Клинт, блять, Иствуд.

    - Ты когда-нибудь спишь? - спрашивает Вадим.

    - Сон для слабаков, пацан. Чего пришли? Это что за хрен?

    Вадим останавливает меня в попытке порвать мужику горло.

    - Стой, дебил! Аостаф годный мужик.

    - Хрен у тебя на лбу, сучара, - отвечаю хрипло.

    Кузнец медленно отходит от печи. Приближается ко мне. Смотрит в глаза. Смотрит. Продолжает смотреть.

    Кивает. Подает руку.

    - Аостаф. Кузнец-алхимик.

    - Лоренсо. Призванный герой.

    Вадим смотрит на нас молча. Пожимаем с алхимиком руки. Смеемся.

    - Че такое? - не врубается Вадим.

    Вдвоем с Аостафом даем леща моему лучшему другу.

    - За что?

    Аостаф возвращается к горну.

    - Чтоб не встревал, - отвечает Аостаф, раздувая печь. - Король совсем умом двинулся со своими призывами. Нормальным людям жить не дает. Я прав, Лоренсо?

    - А то.

    - Зачем пришли?

    - Пусть Вадим говорит. Он тут лучше знает, что к чему.

    Вадим садится на бочку между нами и говорит:

    - Короче. Завтра у Лоренсо первая тренировка. Королевское оружие, сам знаешь, тряпки на палочке. Надо бы ножны сделать под заказ, да операцию заодно.

    - Что за операция?

    - Лоренсо, покажи.

    Закрываю глаза. Представляю Тонкую Ветку. Маленькие аккуратные груди щекочат спадающие дреды. Плоский животик уходит вниз треугольником, окаймленным костями таза. Меж ласковых бедер любимой уютный островок интимной стрижки. Тонкие ноги с крепкими икрами. Стопы, которые готов целовать ночи напролет. Моя Маша. Моя Тонкая Ветка. Моя...

    - Ебаться обосраться! - орет кузнец. - Еб твою мать, Лоренсо! Это что за хуйня? Блять, Вадим, чо за пиздец? Да он монстр! Я весь твой русский матерный аж вспомнил.

    - Ну, вот такой у Лоренсо член в этом мире.

    - Твои девки нахимичили? Наколдовали?

    - Не, они тут ни при чем.

    Открываю глаза как ни в чем не бывало.

    - Слушай, Аостаф. Я без понятия, как это работает, но член реально каменный. В том мире мне наши Масоны силу сильную подкинули. Тут такая фигня. Может, они, может, воздух ваш, я не в курсе. Но скажи-ка дядя, ведь не даром?

    - Лоренсо, давай без школьной программы.

    - Ха-ха. Лады. Короче, кузнец. Хочу хуем своим гоблинов пиздить. И кого еще придется. А взамен этой дубины пришей че-нить адекватное. Ты ж алхимик?

    - Алхимик, - отвечает пришедший в себя мужик.

    - Ну вот. Замути красоту.

    Аостаф кряхтит какие-то ругательства под свой острый нос.

    - Слышал про закон равноценного обмена?

    - Это как в аниме?

    - Че за аниме? Без понятия.

    - Забей. Вещай.

    - Хуй я тебе отрежу. Ножны сделаю. Короля успокою, мол, так надо. Но с тебя взамен что-то нужно.

    - Взамен?

    - Ты нормальный член вместо дубины хочешь?

    - Ну, да. Только не маленький, как у Вадима. Нормальный. Можно вообще как мой старый. Тот здоровый был, но не настолько.

    - Добро. Сколько пальцев?

    - Где?

    - На руках и ногах сколько пальцев?

    - Твоих?

    - Блять!

    Кузнец хватает одну из бочек с водой и швыряет в меня. Отскакиваю. Кручусь в лево и разбиваю бочку в воздухе своей дубиной.

    - Двадцать пальцев. Че ты предлагаешь?

    - Твой левый мизинец ноги, если обычный член. И три пальца на выбор, если большой.

    Три пальца за годное оружие и член терять не надо? Сделка хорошая. Чтобы сделать куни моей Маше, нужен язык. Чтоб раздвинуть половые губы - пару пальцев правой руки. Если хватать при этом левой рукой за сиську, всей пятерней хочется. А если фистинг и прочие прелюдии? Блять. Сложно.

    - Ну, задал задачку, колдун.

    - Думай. Выбирай. Вся ночь впереди.

    Че тут думать.

    - Срубай средние пальцы стоп.

    - Заметано.

    Алхимик ставит ковш с водой на огонь. Плескает туда какие-то яды. Достает книгу с полки у дальней стены. Что-то смотрит, что-то бормочет. Снимает кувшин. Льет пойло в глиняную кружку. Подает.

    - Пей.

    Пью. Падаю.

    Слышу голоса Аостафа и Вадима как в тумане. Кажись, переживает друг. Шлепок? Удар? Успокоил Вадима? Похуй. Со мной-то что? Анестезия, типа? Ладно. Пришел к доктору, доверяй доктору. Доверяю тебе, доктор Аостаф, мое достоинство и пальцы ног.

    Вадим, такой херни мы еще не творили.

    Последние слова, что я слышу, прежде чем свалиться в небытие, доходят до меня отчетливо, как будто, ради них все приключение.

    - Как он с бодуна завтра биться-то будет?

    - С бодуна только лохи не борются. Спокойно.

    Тьма.

    Прихожу в себя. Ага. Я дома. Заебись. Голова трещит. Вчера перебрали. Что это было вообще? Может, привиделось все? Может, не было Шан Цунга, портала, короля с принцесской, слуги по имени Ништяк и Фионы. Бля-я-ять. Фиона. Это была жесть. Так нельзя. Я же нормальный парень. Нормальные парни девок не едят.

    - Акклиматизация, Лоренсо. Все норм.

    А? Открываю глаза на звук. Сидит, блять. Друг ненаглядный. Вадюшка. Бетельгейзер посасывает, или что там у него? Осматриваюсь. Кровать с балдахином. Свечи-хуечи, канделябры. Черт. Мои покои на королевской службе. В другом мире. Да что за говно. За что, господи?

    - Вадим, - говорю с трудом.

    - Че?

    - Я Фионе матку выел?

    - Угу. Ты ж ебнутый. Плюс акклиматизация. Это нормально. У Фионы сестра есть. Хочешь?

    - Есть хочешь? - повторяю с трудом.

    Потом до меня доходит, и блюю прямо на кровать.

    - Э-эгх. Бли-ин. Вадим. Че так херово?

    - Знал бы ты из чего они тут вино делают, - хохочет довольный друг.

    Сжалившись надо мной, подает свою чашу.

    - Попей. Полегчает.

    Пью. Кисло-сладкий вкус наполняет рот, спускается в гортань, наполняет желудок. Чувствую каждую вену, каждый капиляр своего тела. И... что-то новенькое между ног.

    Сажусь на кровати, откидываю одеяло. Член! Нормальный член! Не огромный, не маленький! Нормальный, блять, половой член глядит на меня своей розовой ухмылкой и щебечет ласковым голоском "искупай меня в вагине, папа". Ебаться в рот! Охренеть! Праздник!

    - Вадим. Тренировка скоро?

    - Ну, полчаса есть.

    - Зови сестру Фионы. Мой новый пенис хочет любви.

    - Окей.

    - А дубина?! Дубина где?

    - Да здесь, рядом. Ждет в новеньких ножках.

    - Прекрасно.

    Трахну наложницу, съем че-нить и в путь. На службу королю во славу двух миров! Ура!

    Вадим выходит из моих палат. А где Ништяк?

    - Ништя-я-як, - зову слугу, лежа в кровати. Ну чистый Обломов.

    - Да, храбрый воин?

    - Пока наложницы нет, дай поесть.

    Ништяк приносит кусок мяса на кости со вчерашнего стола. Ем.

    - Кость тебе.

    - Спасибо, воин.

    Наконец, появляется сестра Фионы. Один в один копия. Близняшки что ли?

    - Фиона, солнышко.

    - Я Онафи. Сестра Фионы. Хотите секса со мной, храбрый воин?

    - Да. И по быстрому. Мне еще орков пиздить.

    Красавица стягивает одеяло, обнажая мое тело. Нагибается и начинает мягко ездить гладким языком по моему новенькому члену. По привычке хочу представить себе Машу, но понимаю, что новичок уже в деле. Растет и радуется. Что ж. Это просто секс. Для моего малыша. Сердце принадлежит только тебе, Тонкая Ветка. А пробиваться к тебе вон той дубиной буду. Ты только жди.

    Накалив до предела мой новенький хуй, Онафи выпрямляется, откидывает кружевную белую юбку и озаряет мое утро картиной юной пизды. Сочащейся любовью и похотью. Пара движений. Онафи на коленях. Малыш-новичок улыбаясь погружается в море розовых наслаждений. Сласть ты моя, Онафи. Какая уж тебя нежная пизденка. Как же тепло. Приятно. Мягко. Влажно, блять.

    Наездница скачет на мне по степям прерий. Жаль, ковбойскую шляпу не захватил. Хороший новый мир. Годный. Меня устраивает.

    http://tl.rulate.ru/book/17758/366041

  • Герой порока
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии