• Генерал любит собирать маленькие красные цветы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Сердце Лэ Тяньюй внезапно сжалось, и его поразило странное чувство страха. Приспособившись к свету, он приоткрыл глаза. Когда юноша, наконец, ясно увидел фигуру напротив, то настолько испугался, что в итоге отчаянно карабкался назад, не останавливаясь, пока его холодная, покрытая потом спина не коснулась стены.

     

    – Ты, ты, ты, кто ты? – большая фигура была от Лэ Тяньюй всего в двух шагах. Он с трепетом посмотрел на высокое существо за пределами его понимания, безудержно задрожал и почти потерял сознание.

     

    Это был не первый раз, когда он видел орка, но это определенно первый раз, когда он видел его лицом к лицу!

     

    У существа перед ним стояла гуманоидная фигура ростом под три метра, но его обнаженная кожа была покрыта длинными волосами, которые были повсюду, кроме лица. Один палец этого существа был таким же толстым, как его рука, и когда он улыбнулся, во рту показался ряд острых зубов, совершенно отличающихся от человеческих.

     

    – Кто я? – орк наклонился с насмешливой улыбкой. Коричневая волосатая рука схватила Лэ Тяньюй за челюсть и приподняла его голову, чтобы он мог смотреть прямо в глаза. – Кто я? Разве ты не видишь это сам?

     

    – Ты… ты можешь говорить на языке Тало? – Он орк, но на самом деле может говорить на языке Тало!

     

    Лэ Тяньюй был шокирован, но все еще мотал головой из стороны в сторону, пытаясь избежать руки, от которой его почти вырвало.

    – Кто ты, черт возьми? Что ты хочешь? Где Вань Дэцин?

     

    – Вань Дэцин? Ах, ты имеешь в виду того человека? Он на Тало, – орк продолжил: – Если ты хочешь сохранить свою жизнь и увидеть его, тебе лучше быть послушным. Не думай, что только потому, что Лэ Фэйшань твой отец, я буду тебя бояться!

     

    – Я не знаю, о чем ты говоришь! – Лэ Тяньюй отвел взгляд. Возможно, поскольку реальность сильно ударила по нему в Кровавой тюрьме, он все еще хорошо помнил этот конкретный вопрос. Теперь он не был Лэ Тяньюй, и в будущем он тоже не будет Лэ Тяньюй. Его звали Ло Хао. У него не было ни матери, ни отца. Он полагался только на себя, чтобы расти шаг за шагом. Затем он случайно встретил Вань Дэцина, влюбился в него и последовал за ним на Кровавую тюрьму.

     

    Он был женой Вань Дэцина, по крайней мере сейчас.

     

    Орк не выразил никакого мнения о притворстве Лэ Тяньюй. Он вернулся к стене, противоположной Лэ Тяньюй. На той стороне была огромная куча камней, и он использовал их как табуретку. Он сел на камни с издевательским «Хм».

     

    Лэ Тяньюй почувствовал, как мурашки бегут по всему телу. Он со страхом смотрел на огромную фигуру напротив. Внезапно он подумал о том, чтобы попросить помощи, используя свой коммуникатор. Однако, прежде чем смог начать реализовывать эту мысль, он обнаружил, что его запястье было пустым, без устройства связи.

     

    – Где мой коммуникатор? – потребовал ответа Лэ Тяньюй, поскольку чувствовал, что его паника нарастала. Его последняя капля утешения испарилась. – Где, черт возьми, мой коммуникатор?!

     

    – Я выбросил его. Что бы ты с ним делал? Ты действительно думаешь, что твой эгоистичный отец спасет тебя? Или что Чжао Ю сможет защитить тебя? Не будь глупым. Все они хотят твоей смерти. Ты должен умереть, чтобы семья Лэ осталась в полной безопасности, понимаешь?

     

    – Ты! – Лэ Тяньюй чувствовал нехватку воздуха, как будто он был всего в шаге от смерти из-за удушья. На его коммуникаторе был установлен пароль, но каким-то образом орк знал о нем так много. Это делало его неспособным определить, удалось ли тому успешно получить доступ к его устройству связи или нет. – Чего ты добиваешься?

     

    – И что же я хочу? Все очень просто. Я хочу, чтобы ты спас моих братьев.

     

    – Твои братья? – Лэ Тяньюй ничего не понял.

     

    – Ах, прости, я забыл, что ты недавно был заперт на Кровавой тюрьме, в этом Богом забытом месте. Ты ведь не в курсе, правда? Твой добрый брат Лэ Яо, не знаю, какую магию он использовал, но ему действительно удалось вызвать призраков. Он держит в плену нашу армию умерших, орков нашей Саэрны. Твой брат сказал, что, если я отведу тебя к нему, он освободит моих бессмертных братьев. Во всяком случае, люди снаружи думают, что ты давно умер. Так что, даже если он что-то с тобой сделает, никто никогда не узнает, верно?

     

    – Невозможно! Какие призраки?!

     

    Когда Лэ Тяньюй отправили на Кровавую тюрьму, вопрос об армии призраков все еще оставался тщательно охраняемой военной тайной, поэтому он знал об этом очень мало. Позже, когда он находился на Кровавой тюрьме, никто больше ничего ему не рассказывал, так что у него было очень небольшое понимание ситуации с призраками.

     

    Тогда орк показал ему видео, используя собственный негабаритный коммуникатор. На видео была женщина, которая обнимала колени и сидела на корточках в углу. Иногда она безумно била воздух, выкрикивая какие-то слова, а в другое время смотрела в воздух и улыбалась в оцепенении.

     

    Лэ Тяньюй, очевидно, узнал эту женщину, но он молчал и не смел произнести ни слова. Он не мог поверить, что после того, как ушел из дома, его мать сошла с ума.

     

    Затем орк спросил:

    – Можешь ли ты догадаться, почему она стала такой?

     

    Лэ Тяньюй стиснул зубы.

    – Почему?

     

    – Потому что после того, как тебя заставили покинуть Тало, ей стало очень грустно, и твой брат посылал мертвых людей пугать ее каждый день. Она не смела ложиться спать, и это ее состояние после перенесенных длительных пыток призраками. Ты знаешь, что самое смешное? Твой отец Лэ Фэйшань не отправил ее в больницу, а вместо этого держит взаперти дома. Это потому, что твой отец сейчас так старается угодить твоему брату, надеясь, что он поможет ему подняться на должность маршала.

     

    Лэ Тяньюй не сказал ни слова. Он мог не знать о других вещах, но определенно хорошо понимал этот момент. До того, как его отправили на Кровавую тюрьму, он знал, что его отец считал его хуже Лэ Яо. Лэ Фэйшань громко сожалел о том, что женил Лэ Яо на Сюй Яо. Несколько раз он даже чувствовал, что его отец хотел, чтобы это он женился и уехал подальше.

     

    Да, его отец всегда обращался хорошо только с тем, кто был полезен. Разве сейчас не так же?

     

    Чем больше он об этом думал, тем больший холод чувствовал в своем сердце. Он тайно посмотрел на орка напротив него. Он оценивал достоверность его слов, а также задавался вопросом о местонахождении Чжао Ю и Вань Дэцина? Сколько сейчас времени?

     

    Он вспомнил, что должен был находиться внутри корабля сопровождения заключенных, который направлялся к Тало. Как случилось, что он внезапно проснулся здесь? Знали ли Чжао Ю и Вань Дэцин о его местонахождении?

     

    Орк, казалось, знал, о чем он думает, и сказал:

    – Не советую ожидать, что Чжао Ю и Вань Дэцин спасут тебя. Просто подумай о собственной ситуации. Поезжай на Хуася со мной. Если ты сделаешь мне одолжение, я не только отпущу тебя, но и дам встретиться с матерью.

     

    Восстановление свободы и встреча с матерью. Эти два предложения были слишком привлекательны для Лэ Тяньюй. Они были неотразимы. Однако он все еще скептически относился к тому, что сказал орк.

     

    Очевидно, что первым делом тот передал бы его Лэ Яо, верно? На данный момент все было не в его пользу. Но если он сможет успешно достичь Хуася живым, возможно, у него все еще будет шанс сбежать и остаться в живых.

    – Что ты хочешь, чтобы я сделал?

     

    Орк улыбнулся и показал ряд острых зубов, затем он подошел к Лэ Тяньюй. Сначала он объяснил, что нужно делать Лэ Тяньюй, а в конце вытянул длинный язык и облизнул его лицо.

     

    Лэ Тяньюй стало плохо, но он не смел сопротивляться. Он мог только отступить назад и спросить:

    – Ты действительно сможешь отправить меня на Хуася?

     

    – Да. Но тебе придется сотрудничать со мной.

     

    Лэ Тяньюй ответил, не задумываясь,

    – Отлично!

     

    Орк достал из кармана странный зеленый камень. Камень был невероятно ароматным, и его запах заставил Лэ Тяньюй провалиться в обморок менее чем за три секунды.

     

    Вскоре после того, как Лэ Тяньюй потерял сознание, орк щелкнул пальцами. Медленно появилась знакомая фигура, но… разве Вань Дэцин не должен был быть на Тало?

     

    Если бы Лэ Тяньюй оставался в сознании в этот момент, он обнаружил бы, что человек, который, как он думал, перенес пересадку лица вместе с ним, чтобы они оба могли начать свою «жизнь» заново, на удивление все еще имел свое первоначальное лицо. Он совсем не изменил свою личность. Кроме того, этот человек по фамилии Вань был не так бесполезен, как он думал. Очень жаль, что Лэ Тяньюй не проснется некоторое время.

     

    – Все идет именно так, как сказал его отец, – Вань Дэцин посмотрел на Лэ Тяньюй с отвращением и дважды пнул его в талию. – Забери его.

     

    – Что насчет Чжао Ю? – спросил орк.

     

    – Избавься от него, – сказав это, он засунул руки в карманы и ушел.

     

    ___________________

     

    Два дня спустя дядя Мин все еще не обнаружил никаких подозрительных движений на стороне Лэ Фэйшаня. Более того, корабль сопровождения заключенных, прибывший из Кровавой тюрьмы на Тало, вернулся на Кровавую тюрьму.

     

    В последнее время все казалось очень спокойным, но это чрезмерное спокойствие делало людей тревожными.

     

    Сюй Яо попросил Лэ Яо научить его рисовать талисманы Удачи, и в итоге нарисовал десять из них для Лэ Яо. Очевидно, что и одного было бы достаточно. Однако Сюй Яо положил их все в маленькую куклу и попросил, чтобы Лэ Яо носил ее с собой, куда бы ни шел. Юноша просто думал, что, если бы он был достаточно небрежен, чтобы потерять ее, он бы потратил удачу и благословения всей своей жизни.

     

    Однако Лэ Яо прекрасно знал о нервозности Сю Яо и решил наградить его.

     

    Супруги редко ужинали в столовой. Фактически, Лэ Яо был очень занят в дневное время, и из-за усталости он не особенно хотел идти в кафетерий. В любом случае, он начал работать над проектом музея, как только они прибыли на Хуася. Теперь Цзи Фэнюй изо всех сил пытался справиться и решить все проблемы, которые возникли до того, как они начали строительство музея.

     

    – Ты слишком много работаешь в последнее время. Завтра ты должен хорошо отдохнуть. Не говори, что не хочешь отдыхать. Сегодня директор Лю специально сказал мне, что усталость не способствует росту детей, поэтому ты должен правильно отдыхать.

     

    – Знаю, я немного отдохнул сегодня днем, – сказал Лэ Яо.

     

    – Какой отдых? Ты готовил во время такого редкого перерыва, – Сюй Яо указал на тарелки на столе с теми блюдами, которые он никогда раньше не ел, но при этом они выглядели особенно вкусно. – Я не знаю, что это за блюда, но уверен, что они потребовали много времени и усилий.

     

    – Тогда не ешь! – Лэ Яо забрал тарелку с мясом, стоявшую перед Сюй Яо. – Я могу съесть все это сам.

     

    – Как я могу так поступить? Конечно, я должен съесть все приготовленное моей женой. Не говоря уже о том, что все так ароматно, – Сюй Яо удержал руку Лэ Яо и улыбнулся. – Спасибо, малыш. Ты догадался, что я хочу съесть твою домашнюю готовку?

     

    – Ты льстишь себе! Я просто хотел сменить вкус, так как мы ели в кафетерии каждый день, – ответил Лэ Яо.

     

    – Да, ты хотел сменить вкус, поэтому сделал все мои любимые блюда, – засмеялся Сюй Яо. – Ну, я не виню тебя. Но завтра тебе действительно нужно отдохнуть. Ты забыл, что именно ты говорил, что многоплодная беременность может увеличить риск преждевременных родов? Сегодня директор Лю сказал, что слишком большая активность может также привести к преждевременным родам, поэтому не позволяй себе уставать.

     

    – Да, но, когда я отдыхаю, я просто чувствую, что хочу спать. Что ты думаешь о моем весе? – Лэ Яо сжал свой двойной подбородок. – Мое лицо уже не в форме. Смогу ли я когда-нибудь похудеть, если буду продолжать есть в том же духе? – он немного волновался, вспоминая свою приемную мать, которая всегда говорила ему, что после рождения ребенка трудно похудеть. Хотя он не был особенно обеспокоен своей внешностью, он все еще не мог принять слишком много изменений! В конце концов, человек перед ним был очень могущественным как по внешности, так и по фигуре. Он был бы очень зол, если бы стал уродливым!

     

    – Будь уверен, что в моих глазах ты все еще лучший, – Сюй Яо опустил палочки и, как обычно, осторожно пощекотал двойной подбородок Лэ Яо. – Ешь, ешь больше. Если после рождения детей ты по-прежнему будешь чувствовать себя толстым, твой муж отведет тебя на упражнения. Я брошу тебя на тренировочную площадку на полмесяца, чтобы ты похудел.

     

    При мысли о том с какой интенсивностью обучались солдаты дивизии Летающих волков, Лэ Яо внезапно испугался и тихим голосом спросил:

    – Ты действительно просишь меня похудеть? Ты пытаешься изменить свою жену?

     

    Сюй Яо тут же погладил Лэ Яо по волосам и улыбнулся.

    – О чем ты говоришь?

     

    Лэ Яо погладил живот и сказал:

    – Хм, не говори больше. Дети, давайте есть!

     

    Сюй Яо снова взял палочки для еды и взглянул на куклу-кролика, висящую на одежде Лэ Яо, его глаза были полны нежности. Однако нежность длилась менее пяти секунд, прежде чем громкий звонкий звук его устройства связи прервал их ужин.

  • Генерал любит собирать маленькие красные цветы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии