• Генерал любит собирать маленькие красные цветы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Что вы думаете об этом? Это просто невозможно!

     

    Лэ Яо не слышал ни о ком, похожем на Сюй Яо, за всю свою жизнь! Талисман не мог быть эффективным без помощи Богов. Может ли Сюй Яо действительно так легко его сделать? Случайно рисуя талисманы, которые были эффективны и работали всю ночь точно так же, как те, которые рисовал он…

     

    Лэ Яо чувствовал себя так, словно его поразил смертельный удар!

     

    Конечно, эта ситуация была выгодна для Лэ Яо. Отныне он больше не был единственным, кто мог рисовать талисманы, так что это избавит его от многих неприятностей в будущем. Если бы это был другой человек, который изучил навык, ему, возможно, следовало бы беспокоиться о том, будет ли это угрожать его положению, или даже опасно для них. Однако Сюй Яо был самым близким человеком в мире, и, что более важно, он был его мужем.

     

    – Муж, тогда в будущем мне действительно не придется рисовать талисманы Тяньянь, верно? – как только Лэ Яо подумал об этом, он понял, что может сосредоточиться на других вещах. Как бы то ни было, ему требовалось слишком много энергии, чтобы нарисовать талисман Тяньянь. Лучше их вообще не рисовать!

     

    – Да. Нет больше необходимости рисовать. Теперь ты можешь больше времени отдыхать, играть, есть или даже заниматься чем-то другим. Но говоря, по правде, нам, возможно, придется вернуться в Синду через несколько дней.

     

    – Вернуться к Синду? – Лэ Яо слегка растерялся. – Почему ты вдруг захотел вернуться в Синду?

     

    – Император и императрица хотят тебя видеть, – Сюй Яо рассказал: – Императрица действительно хотела увидеть тебя прямо перед тем, как у тебя начался цикл, и ты неожиданно вошел в течку в тот же день. Таким образом, этот вопрос был отложен, и, поскольку мы были удивлены твоей беременностью, я никогда не рассказывал тебе об этом. Сегодня я спросил директора Лю, и он сказал, что пока ты будешь осторожен, все будет хорошо. Включая… – Сюй Яо многозначительно улыбнулся.

     

    – Не говори этого! – как только Лэ Яо подумал о наказании за проигрыш в споре, когда его снова будут есть, он не мог ничего сказать, и его лицо загорелось!

     

    Этот старый хулиган скоро станет отцом и все еще так извращен, хм!

     

    Лэ Яо быстро огляделся и понял, что рядом нет ни солдат, ни призраков, и почувствовал облегчение.

     

    Естественно, Сюй Яо знал, что Лэ Яо не откажется и что все будет хорошо. Таким образом, он больше не пытался напомнить про ставку. Он занимался делами со своими охранниками, а затем забрал жену, чтобы вместе вернуться домой.

     

    Он чувствовал, что все тело Лэ Яо было похоже на огонь, обжигающий и захватывающий. Огонь яростно горел, пока оба мужчины не закончили свою затаившую дыхание деятельность.

     

    Лэ Яо потянулся, лег на кровать с видимым «выпученным» животом и медленно отдышался.

    – Муж, думаю, я получил некоторые преимущества от этих трех маленьких парней.

     

    Рука Сюй Яо медленно ласкала живот Лэ Яо.

    – В чем выгода?

     

    – Ты так нежен, это так удобно… – сказал Лэ Яо с улыбкой.

     

    Сюй Яо: «……»

     

    Некоторое время Лэ Яо не слышал никакого ответа. Он повернул голову и погладил мышцы живота Сюй Яо:

    – Муж, я похвалил тебя, почему ты молчишь?

     

    Сюй Яо быстро схватил не такую уж невинную руку:

    – Хватит!

     

    Лэ Яо почувствовал нетерпение в его тоне, сразу же закрыл рот и убрал свою непослушную руку. Он повернулся на другую сторону и замотал свое тело в одеяло, напоминая дождевого червя.

     

    Сюй Яо еще не до конца бросил курить, но теперь он не мог этого делать. Лежа некоторое время и пытаясь подавить жар, он все еще чувствовал, что его большая рыба проснулась, поэтому встал, чтобы принять холодный душ. Услышав шум воды из ванной, Лэ Яо неосознанно соскользнул в страну грез.

     

    На следующий день, как и ожидалось, Лэ Яо больше не нужно было рисовать талисман Тяньянь. Вместо этого он использовал время, необходимое для рисования, чтобы делать другие вещи.

     

    Первоначально он не хотел возвращаться в Синду так скоро. Теперь же, когда появилась необходимость поехать туда, у него было много вещей, которые ему нужно было подготовить. Тем не менее, он также подумал, что ему полезно отправиться в Синду. Он мог встретиться с Е Линьжанем и разобраться с его помощью с вопросом проектирования сооружений на море. Кроме того, он мог вернуться в свой колледж, чтобы узнать, что там происходит. Приостановление учебы не означает, что статус обучающегося будет отменен. Он все еще был студентом и, возможно, сможет подать заявку на онлайн-курс на следующий семестр.

     

    Он также мог купить маленькую одежду и другие вещи для детей!

     

    Самое главное, он мог попытаться забрать Цзи Фэнюй с Хуася. Раньше он хотел отвезти его на Водапэй, но время не подошло. Теперь он мог попытаться выяснить, сможет ли принести призрака на Тало. Если бы это хорошо сработало, у него было бы два заслуживающих доверия шпиона, чтобы наблюдать за Лэ Фэйшанем и Цзян Синьдо. На всякий случай иметь больше информации о них было бы правильно.

     

    Также можно было бы заставить двух «шпионов» наблюдать за теми, кто не был добр к Сюй Яо, чтобы им не пришлось бояться каких-либо неожиданных подстав.

     

    Но об их существовании не могло быть известно слишком многим людям…

     

    Той ночью Сюй Яо вышел со стопкой талисманов Тяньянь, нарисованные для офицеров, которые еще не видели своих покойных соратников. Он сопровождал их, чтобы взглянуть на общежития армии мертвых, а также орков Саэрны, которые были заключены в тюрьму. Лэ Яо не пошел с ним, и вместо этого вызвал Цзи Фэнюй и других братьев-призраков домой.

     

    – Я собираюсь на Тало с мужем через несколько дней. Вы хотите отправиться со мной? – спросил их Лэ Яо. В доме было только четыре призрака: Цзи Фэнюй, Сун Хэ, Бэй Хунли и Жун Гуй. Остальные не пришли, потому что были заняты работой в отеле и ресторане.

     

    – Если мы все пойдем с тобой, как насчет твоего бизнеса здесь? – спросил Сун Хэ.

     

    – К счастью, мой муж может сам нарисовать талисманы Тяньянь. Он определенно соберет их достаточно и передаст другим офицерам, прежде чем мы полетим на Тало. В любом случае, он примет все необходимые здесь меры. У нас также есть Шэнь Вэйлинь и другие солдаты-призраки, которые могут помочь поддерживать порядок. Тут не должно быть никаких проблем. Что меня беспокоит, так это… – Лэ Яо продолжил: – Если вы отправитесь со мной на другую планету, будет ли это опасно для вас?

     

    – Ну, я уже умер. Я не боюсь никакой опасности, – сказал Цзи Фэнюй. – Я пойду с тобой. Я все время был на Хуася. Хочется посмотреть, на что похожа Тало.

     

    – Я тоже хочу это увидеть, – сказал Бэй Хунли. – Если будет удобно, я бы хотел взять с собой жену и дочь.

    Они были разлучены до смерти и воссоединились только после того, как стали призраками. Несмотря ни на что, их семья не хотела снова разлучаться.

     

    – Я не пойду, – Сун Хэ немного подумал и продолжил: – Мне лучше остаться здесь на некоторое время. Я полечу в следующий раз, если у меня будет возможность. Если здесь будет что-то не в порядке, я позабочусь. Не говоря уже о том, что мы должны решить вопрос с теми захоронениями, которые мы недавно получили. Также все больше и больше призраков хотят остаться в отеле и есть вкусную еду. Лучше быть осторожными.

     

    – Да. Это правда, – Лэ Яо понимающе кивнул. Затем он уставился на Жун Гуя, который стоял дальше, прежде чем спросить: – Как насчет тебя, господин Жун?

     

    Хотя старый голодный призрак признал Лэ Яо своим Мастером, он обычно мало разговаривал. Когда Лэ Яо посылал ему еду, он наслаждался ею. Когда Лэ Яо хотел что-то устроить, он сразу же помогал ему. Он редко говорил на другие темы. Кроме того, так случилось, что его мысли и мысли Цзи Фэнюй были похожи, поэтому ему не нужно было много говорить. У него было полное «не близок к незнакомцам» отношение к остальным.

     

    Жун Гуй все еще носил это «свирепое» выражение на лице, но, когда разговаривал с Лэ Яо, его тон был довольно спокойным.

    – Естественно, куда ты идешь, туда и я.

     

    Лэ Яо улыбнулся:

    – Хорошо, тогда я подготовлюсь к нашему отъезду в эти несколько дней. Это все, что я хотел сказать. Что касается старшего брата Бэй, если ты хочешь взять с собой невестку и Ноно, все в порядке, но по дороге может быть не очень удобно. Ты должен сказать им, чтобы они психологически подготовились.

     

    В конце концов, их собирались поместить в маленькие куклы, а затем посадить на космический корабль. Хотя Лэ Яо не испытал этого лично, он думал, что это не слишком приятно.

     

    Так что все было решено.

     

    Лэ Яо поискал шаблон, а затем создал пять бумажных кукол: четыре больших и одну маленькую. Три из них были одеты в одежду родителей и ребенка. Самой большой в сине-белой футболке, очевидно, был Бэй Хунли, а большая и маленькая в розово-белых футболках – его жена и дочь. Что касается двух других, само собой разумеется, кукла Цзи Фэнюй выглядела как студент колледжа, тогда как Жун Гуй выглядел как дворянин, похожий на заядлого курильщика.

     

    Четыре куклы были ростом всего двадцать сантиметров, а самая маленькая – десять. Они могут быть прочно закреплены на столе. До тех пор, пока Лэ Яо не расскажет об их использовании, остальные будут относиться к ним как к обычным игрушкам. Лэ Яо вставил соответствующий талисман из восьми символов в нужную куклу, а затем позвал Цзи Фэнюй, чтобы попытаться вместить его дух.

     

    – Как ты себя чувствуешь? – спросил Лэ Яо. – Ты можешь остаться внутри?

     

    – Да, просто я чувствую себя немного как чучело. Ты не можешь сделать ее побольше? – Цзи Фэнюй продолжал жаловаться: – Твой муж так богат, и он так тебя балует, ах.

     

    – Я не пытаюсь сэкономить деньги, – Лэ Яо достал маленькую погремушку-динозавра и ударил ею по голове куклы. – Не проще ли носить такие? В противном случае, как я смогу взять вас пятерых, когда мы уйдем? Ты хочешь самостоятельно пройтись?

     

    – Ах, это правильно, – Цзи Фэнюй вышел из куклы и сказал: – Тогда проверка куклы закончена. Я вернусь первым.

     

    – Подожди! – Лэ Яо остановил его и осторожно сказал: – Фэнюй, ты… – Лэ Яо почесал голову и выглядел немного неловко. Он продолжил: – Ты хочешь возродиться? Меня не беспокоят другие, но, если ты хочешь, я могу воспользоваться ими… – Лэ Яо погладил живот. – Они все еще чисты, и я могу помочь тебе переродиться до того, как они вырастут. Если могу, я все еще хочу помочь тебе.

     

    – Позволишь мне стать твоим сыном? – спросил с улыбкой Цзи Фэнюй: – Оставь, это будет странно.

     

    На самом деле Лэ Яо также чувствовал себя немного неловко, но сейчас было трудно найти ребенка где-либо еще, поэтому он хотел спросить Цзи Фэнюй, не хочет ли тот воспользоваться возможностью.

     

    Цзи Фэнюй сказал:

    – Если я решу, что пришло мое время, я скажу тебе.

     

    Лэ Яо кивнул и улыбнулся:

    – Тогда возвращайся. Не забывай о том, о чем я просил.

     

    Цзи Фэнюй произнес: «Угу», и затем исчез.

     

    Лэ Яо хотел, чтобы он спросил, есть ли в Потустороннем мире духи даосских мастеров. Эта возможность была очень низкой, потому что было бы разумно предположить, что они перед смертью организовали свою загробную жизнь, что сделало практически невозможным долгое время оставаться духом в Потустороннем мире. Но что, если они все еще существуют? Он хотел спросить их о способностях, которыми обладал Сюй Яо.

     

    Раньше он не обращал серьезного внимания на прошлое Сюй Яо, потому что, если бы он узнал слишком много, жить без сюрпризов было бы скучно. Но так как он обнаружил, что Сюй Яо может рисовать собственные талисманы, не прося благословения Богов, он попытался вычислить его судьбу. Странно было то, что как бы он ни пытался вычислить прошлое и будущее мужа, он не мог.

     

    Затем Лэ Яо спросил информацию у ближайшего к Сюй Яо человека, дяди Мина.

     

    – Дядя Мин, когда родился генерал, ты уже работал на старого генерала, верно?

     

    – Да, господин Сяо Лэ. Если не ошибаюсь, я тогда работал на старого генерала менее двух лет. В чем дело?

     

    – Я хотел бы спросить, произошло ли что-нибудь необычное, когда родился генерал. Например, небо было странным или что-то еще.

     

    – Странное? – дядя Мин старался вспомнить: – Ах, я помню! В день рождения генерала ночь казалась очень длинной! Он родился летом, когда дни были длинными, а ночи короткими. Тем утром небо уже должно было быть ярким, но было все еще темно. Многие эксперты были озадачены этим явлением и не смогли его объяснить. Почему вы вдруг спрашиваете об этом?

     

    – Вы уверены, что был рассвет, и даже тогда солнце не показывалось? – спросил Лэ Яо в ​​недоумении.

     

    – Уверен, – дядя Мин продолжил: – Вероятно где-то через полтора часа небо стало ярким, хоть и позже, чем обычно. Это было так страшно, многие думали, что произойдет стихийное бедствие. Так что случилось?

     

    – … Нет, ничего, – ответил Лэ Яо.

     

    Лэ Яо молча посмотрел в сторону командного центра и не мог удержаться от дрожи. Как получилось, что он смутно вспомнил слова своего Мастера, сказавшего, что только когда Бог придет в Потусторонний мир, произойдет ненормальное удлинение ночи…

     

    Должно быть, он слишком много думал.

  • Генерал любит собирать маленькие красные цветы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии