• Генерал любит собирать маленькие красные цветы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • – В том году генералу исполнилось четыре года, – сказал дядя Мин. – Старый генерал служил командиром 12-й армейской дивизии Небесного орла. Я был его телохранителем. В то время Старый генерал пробыл на планете Тета [1] целый год. Когда наступил редкий отпуск, я смог поехать домой. Он также сказал, что завершил свою работу и собирается провести время с женой и ребенком. Мы вернулись в Синду, и он забрал жену и генерала поиграть.

     

    – Вы слышали о маленьком городке Сянай, господин Сяо Лэ? Это родной город госпожи. На самом деле дедушки и бабушки генерала там уже не было. Они вернулись, чтобы показать генералу, где выросла его мать. Но кто бы мог подумать, что в городе их ждало внезапное землетрясение. Утром того неудачного дня они втроем решили пойти в школу, чтобы навестить одного из старых учителей. Но позже я увидел там только разрушенное здание. Они… – дядя Мин сказал последнее слово очень тихо, как будто, пока он держал эти слова при себе, ничего бы и не произошло.

     

    – Некоторые ученики сказали мне, что в то время старый генерал и госпожа все же могли убежать, но они остались, чтобы спасти людей.

     

    – Я не осмелился рассказать об этом генералу, но даже в то время, будучи еще ребенком, он уже был очень умен и его было не так легко обмануть. К тому моменту, как мы покинули город, он уже знал из уст других людей о произошедших событиях. Операция по спасению все еще продолжалась, и генерал присел на корточки в лесу недалеко от школы и стал ждать. Он ждал, пока все спасательные работы не будут завершены.

     

    – Разве вы не позволили ему увидеть своих родителей в последний раз? – спросил Лэ Яо.

     

    – Нет, – ответил дядя Мин. – Он был слишком молод. Психолог не рекомендовал это.

     

    Лэ Яо смутно угадал причину этого, но не знал, что сказать.

     

    Внезапно он вспомнил картину на стене в доме Сюй Яо в Синду. На ней был ночной лес, темный и мрачный, и с первого взгляда она вызывала настроение, похожее на отчаяние.

     

    В то время он задавался вопросом, почему Сюй Яо повесил такую ​​картину. Теперь он, казалось, знал причину.

     

    Лэ Яо размышлял над тем, можно ли передать героический дух через гены. Потому что, как солдат, Сюй Яо был действительно выдающимся, и это должно было быть похоже на его родителей.

     

    – Господин Сяо Лэ, господин Сяо Лэ? – дядя Мин дважды его позвал.

     

    – Ах? В чем дело, дядя Мин?

     

    – Вы должны быть осторожны при нарезке овощей, – предупредил дядя Мин, – как вы могли позволить своему разуму блуждать, пока у вас в руке нож? Для вас кровотечение не шутка.

     

    – Ах, верно. Я просто задумался, – Лэ Яо слегка кашлянул. Увидев встревоженные глаза дяди Мина, он быстро отвлекся от прошлой темы. – Кстати, дядя Мин, не хотите ли присоединиться к нам сегодня на ужине? Я собираюсь приготовить много вкусной еды.

     

    – Спасибо, господин Сяо Лэ, но я не могу присоединиться к вам сегодня. Мы отправимся на Водапэй послезавтра, так что у меня есть еще дела, о которых мы поговорим потом. Давайте поужинаем вместе в другой день, в конце концов, в будущем будет гораздо больше возможностей.

     

    – Тогда… хорошо. Спасибо, что помогли мне сегодня, дядя Мин, – затем Лэ Яо вручил несколько своих домашних рыбных шариков дяде Мину. – Вот, вы можете попробовать это. Я сделал несколько шариков из рыбы за шестьсот пятьдесят тысяч юаней.

     

    – Шестьсот пятьдесят тысяч юаней? – прошептал дядя Мин. – Какая же рыба настолько дорогая?

     

    – Вон та рыба, – Лэ Яо указал на остатки рыбы, – генерал сказал, что она стоит шестьсот пятьдесят тысяч юаней. В тот раз, когда я использовал ее для приготовления ужина, я даже не осмелился положить какую-нибудь приправу.

     

    Дядя Мин: «……»

     

    Дядя Мин откусил кусочек рыбного шарика и почувствовал, что нехорошо разоблачать ложь Сюй Яо. Но видя, что Лэ Яо очень осторожно делает каждый шарик, явно боясь, что тот может упасть, он также почувствовал, что было бы тем более нехорошо, если бы он ничего не сказал.

     

    Как можно запугивать такого честного ребенка?

     

    Поэтому дядя Мин сказал:

    – Генерал просто дразнил вас. Рыба не такая дорогая, в крайнем случае она стоит сто пятьдесят юаней за фунт.

     

    – Что?

     

    Дядя Мин добавил:

    – Только не говорите генералу, что я вам это рассказал.

     

    Лэ Яо стиснул зубы и кивнул:

    – Хорошо, дядя Мин.

     

    Сюй Яо! Старый лис! Просто подожди, когда вернешься!

     

    Поскольку он заранее расспросил Сюй Яо, Лэ Яо знал, что Командующий не слишком разборчив в еде и ел почти все, поэтому он решил приготовить несколько блюд, в которых был особенно хорош. После того, как все ингредиенты были готовы, он отправил Сюй Яо сообщение с вопросом, когда они прибудут. Затем юноша начал закладывать ингредиенты в живот умного повара.

     

    Для приготовленных на пару блюд и супов он позволил умному шеф-повару выполнять всю работу, так как эти блюда не требовали дополнительных приправ. Для более сложных, таких как овощи с беконом, рыбные шарики и сюэи доуша [2], Лэ Яо использовал умного повара как дополнительного помощника. В противном случае он не смог бы сделать все в одиночку за такое короткое время.

     

    В целом, времени было вполне достаточно. Когда Сюй Яо вернулся домой, Лэ Яо уже полностью приготовил два холодных блюда. Остальная часть супов, крабов и другого также была почти готова.

     

    Комната была наполнена восхитительными ароматами. Когда Гуань Сюэфэн, Сюй Яо и Тан Е вошли в дверь, их желудки почти заурчали. Гуань Сюэфэн всегда знал, что Хуася богата морепродуктами, но это был первый раз, когда он ощутил запахи таких вкусных блюд из даров моря.

     

    – Подойди сюда, Лэ Яо. Позволь мне представить тебя моему учителю, – позвал Сюй Яо. – Это мой учитель, командир Гуань Сюэфэн. Просто зови его дядя Гуань, как я.

     

    – Привет, дядя Гуань, я Лэ Яо, – Лэ Яо был одет в фартук и тапочки. Он был очень искренним и поздоровался с улыбкой. – Добро пожаловать на Хуася. Садитесь, пожалуйста. Ужин будет готов через минуту.

     

    – Спасибо за тяжелый труд. Я доставляю тебе неприятности, Сяо Лэ, – сказал Гуань Сюэфэн с доброй улыбкой. – Но для меня большая честь, попробовать пищу, приготовленную женой Сюй Яо. Раньше я думал, что никто не полюбит этого ребенка. Снаружи он выглядит хорошим офицером, но внутри он как лиса, совсем нехороший.

     

    – Да! Дядя Гуань, ваши комментарии по поводу его характера абсолютно справедливы, – согласился Лэ Яо. – У него полный живот злых уловок. Если бы он не был моим партнером по браку, назначенным Центром бракосочетания, я бы не вышел за него замуж.

     

    – Хм? За кого ты не вышел бы замуж? – когда он был дома, Сюй Яо вел себя совсем не так, как на улице. Он улыбнулся и пощекотал шею Лэ Яо с улыбкой. – Стоило тебе увидеть дядю Гуаня, как ты сразу же начал жаловаться на меня. Ты забыл, что «карманные часы», которые ты оставил на моем лице, еще не исчезли?

     

    Лэ Яо тут же закрыл рот, сделал вид, что не слышит, и проскользнул на кухню.

     

    Сюй Яо сказал:

    – Дядя Гуань, ты видишь это? Вот на что он похож. Очень забавный.

     

    – Приятно видеть такие взаимоотношения между мужем и женой, но, тем не менее, ты должен быть осторожен, и не дразнить его слишком сильно, чтобы наш стол сегодня не перевернулся, – предупредил Гуань Сюэфэн.

     

    Сюй Яо засмеялся:

    – Ты когда-нибудь видел хоть кого-то, кто может заставить меня уступить?

     

    – Я также советую тебе не слишком увлекаться, – сказал Тан Е.

     

    Сюй Яо улыбнулся и ничего не ответил.

     

    Гуань Сюэфэн раздраженно повторил:

    – Только не переусердствуй.

     

    Сюй Яо пробормотал в своем сердце: «Если я захочу это сделать, то я это сделаю. Иначе, где радость жизни? Самое забавное в моей жизни сейчас – это дразнить и пугать Лэ Яо каждый день».

     

    Блюда Лэ Яо были готовы, и он собирался подать их на стол. Внезапно он почувствовал холодную дрожь, которая почти заставила пролить суп, находившийся в его руках. Что сейчас произошло?

     

    К счастью, Лэ Яо смог вовремя выровнять суповую тарелку. Сначала он принес на стол разнообразные блюда, такие как жареные с сельдереем кешью, рыбные шарики, жареные грибы и другие блюда, а затем принес зимний суп из дыни и вермишели, жареные баклажаны, рулеты из бекона, кисло-сладкие ребрышки, пряных жареных моллюсков, филе говядины с перцем и, наконец, он выставил сюэи доуша и приготовленного на пару краба.

     

    Люди, аппетит которых был возбужден ароматами, немедленно начали пускать слюни, сидя за столом, полным прекрасных кушаний. Красные, зеленые, желтые блюда, все с привлекательным видом и ароматом, казались слишком вкусными.

     

    Лэ Яо предложил:

    – Дядя Гуань, пожалуйста, попробуй. Я не знал, что ты любишь, поэтому приготовил блюда на любой вкус.

     

    Гуань Сюэфэн был удивлен и сказал:

    – Все они были сделаны Сяо Лэ?

     

    Гуань Сюэфэн никогда не ел блюда, приготовленные умным шеф-поваром, поскольку ему они не нравились. Все эти нарезанные блюда были одинаковой длины, вермишель одинаково тонкая, а кусочки одной толщины. Но, глядя на эти блюда, будь то ломтики или кусочки, все они имели многослойный смысл, совсем не как у вырезанных роботом по одному шаблону.

     

    – Дядя Мин и умный шеф-повар помогли мне, – ответил Лэ Яо с улыбкой. – Если бы я делал это в одиночку, у нас бы еще не было готовых блюд.

     

    Лэ Яо передал умному шеф-повару возможность приготовить яичный белок, рубленую рыбу и пюре, а также жаркое и тушеное мясо. В противном случае эти блюда были бы закончены им очень нескоро. Однако он сам приготовил блюда и ингредиенты, поэтому, хотя умный повар очень помог ему, это полностью отличалось от блюд, которые целиком и полностью готовил умный шеф-повар.

     

    – Кстати, а что насчет Мин Шаня? – спросил Гуань Сюэфэн.

     

    – Мы отправляемся на Водапэй послезавтра. Дядя Мин должен в это время находиться на корабле, чтобы проверить запасы, – сказал Сюй Яо. – Он лично приглядывает за этим каждый год, иначе ему не по себе.

     

    – Важно быть осторожным. Я рад, что он такой, – сказал Гуань Сюэфэн, а затем небрежно ухватил палочками пряных жареных моллюсков. Как оказалось, он предпочитал их.

     

    Первоначально он наугад выбрал моллюсков, чтобы просто попробовать на вкус, но кто же знал, что после того, как еда попадет ему в рот, он сразу же захочет аплодировать!

     

    – Ну как, дядя Гуань? Вам нравится? – спросил Сюй Яо.

     

    – Хе-хе. Ты, парень, действительно нашел сокровище. Как ты смог поймать кого-то настолько удивительного? – восхитился Гуань Сюэфэн. – Талант Сяо Лэ в кулинарии действительно хорош.

     

    – Разве это правильно, дядя Гуань? – воскликнул Тан Е. – Я уже говорил раньше, что все хорошее было поймано Сюй Яо. Я лишь однажды поел здесь, но сразу почувствовал, что еда в кафетерии стала безвкусной.

     

    – Не завидуйте мне слишком сильно, – продолжал небрежно Сюй Яо, – это просто жизнь.

     

    – Ты действительно нуждаешься в порке, знаешь ли? Но я понимаю, что не смогу тебя победить, – сказав это, Лэ Яо направил все свое внимание на гостей. – Дядя Гуань, генерал-лейтенант Тан, если вы считаете, что это вкусно, вы должны есть больше. Я много приготовил.

     

    – Что это такое? – Гуань Сюэфэн указал на сюэи доуша. – Я впервые вижу такое блюдо.

     

    – Это десерт. Он называется «сюэи доуша». Начинка из бобовой пасты, а внешний слой сделан из яичных белков. Пожалуйста, попробуй, – сказал Лэ Яо.

     

    Палочки Сюй Яо и Тан Е уже находились в тарелке. Они почувствовали, что слой яичного белка снаружи был мягким и пушистым, а бобовая паста внутри была сладкой, но не слишком приторной. Один кусочек полный счастья!

     

    Сюй Яо чувствовал, что вкус был точно такой же, как и у его маленькой жены, а Тан Е, в свою очередь, чувствовал, что собирается стать лимонной сущностью [3].

     

    Гуань Сюэфэн был более умудренным жизнью и наслаждался вкусными блюдами, поэтому он говорил меньше, а ел больше.

     

    Когда я состарился, то стал есть медленнее, чем молодые люди. Затем мне пришлось сесть за стол с двумя глупыми учениками, которые не знают, как уважать стариков, поэтому я могу только постараться есть быстрее!

     

    Лэ Яо закончил свой ужин и встал:

    – Я принесу сока.

     

    Никто не выпивал за столом. Видя, что Сюй Яо не упоминал об этом, Лэ Яо посчитал, что они либо не могут пить вино, либо не хотят. Итак, он пошел за соком.

     

    Все соки были зелеными, но у Гуань Сюэфэна и Тан Е были стаканы с светло-зеленым оттенком, а перед Сюй Яо – темно-зеленый.

     

    – Почему мой отличается? – спросил Сюй Яо.

     

    Лэ Яо улыбнулся:

    – Ты мой муж. Это знак особого отношения.

     

    Сюй Яо подумал, что улыбка Лэ Яо была немного непослушной, поэтому поднес стакан к носу и понюхал. От сока пахло сельдереем!

     

    _________________

     

    [1] 铁塔 [tiětǎ] – «железная башня».

    [2] 雪衣豆沙 [xuě yī dòushā] – вкусная закуска с романтическим названием имеет сотни лет истории в Чанчуне. Это одна из самых популярных закусок для туристов здесь. Красная фасоль, яйца и белый сахар являются основными ингредиентами. Белая пудра покрывает круглые шарики. Поэтому появилось название «подслащенная бобовая паста в белоснежной одежде».

    [3] Увидел слишком много сладкой любви, и его сердце стало таким кислым и ревнивым.

  • Генерал любит собирать маленькие красные цветы
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии