• Феномен
  • Глава 1
    В тот день я видел сон.
    На дворе стояла середина лета - то тут, то там можно было услышать плач цикад, а жарко было настолько, что пот тек с меня ручьем, даже если я просто сидел на месте и не двигался. Я устроился на крыльце своего дома, рассеянно глядя в сад.
    И вдруг рядом со мной присела девушка, которой этот дом когда-то принадлежал. На ней была надета белая блузка и бледно-коричневая юбка. Вот только благодаря этой одежде, я никак не мог понять, в какое время меня перенесло, и все же, мне казалось, что все это произошло не так уж и давно. Девушка же не могла меня видеть в этом сне.
    Поэтому, мы не могли даже поприветствовать друг друга. Сойдя с крыльца, он налила в небольшой бак воды и вновь села рядом, опустив в нее ноги. Она выглядела невероятно красивой, сидя вот так, перед вентилятором, создающим легкий ветерок. Ее длинные черные волосы были собраны назад, а то, как она поджимала губы, говорило об ее прямолинейном характере.
    Мы просто сидели, наслаждаясь тишиной. Качающиеся на ветру по ту сторону белой стены бамбуковые заросли чуть прогибались под его натиском, шелестя листвой.
    Этот мир был столь умиротворяющим в отсутствии в нем каких-либо посторонних звуков.
    Или он должен был быть таким…
    Меня терзало чувство близкое к уверенности…
    Уверенности в том, что у этого сна не будет хорошей концовки.
    Это было одно большое здание в японском стиле, окрашенное в несколько оттенков голубого.
    В какой-то момент я начал видеть этот сон снова и снова.
    Временами, я видел его продолжение, но иногда было такое ощущение, что кто-то промотал время вперед. Но сколько бы я не находился в этом сне, в конце концов, рано или поздно я просыпался. Поэтому, со временем я начал медленно пользоваться этим, а когда просыпался, очень огорчался. В итоге, я пришел к выводу, что эти эмоции были тесно связаны с печальным концом, с которым столкнулся этот особняк. Я видел, как этот голубой мир окрашивается в красный цвет, видел кровавое месиво на земле, которое когда-то было этой девушкой.
    Это было осознанное сновидение. То есть, даже находясь во сне, я понимал, что это всего лишь сон.
    Как правило, сны имеют свои уникальные характерные черты, которые заставляют их выделяться. Осознанные же сны, как правило, вызывают в вас чувство всемогущества, потому что вы можете повлиять на то, что происходит. И, тем не менее, этот сон вызывал у меня мучительное ощущение отсутствия контроля.
    Почему?
    Не стоит ли мне разузнать об этом?
    И тогда я начал исследовать закоулки этого дома.
    Грубо говоря, дом был разделен между четырьмя людьми. Девушкой, улыбающейся всем, словно весенний ветерок, а так же стариком лет пятидесяти, предположительно владельцем дома и возможно ее отцом. Кроме того там были два мужчины, которые вроде бы любили девушку и являлись ее кузенами. Ко всему прочему, я видел слуг, часто шныряющих туда-сюда, но о них можно не упоминать. В доме была большая комната, примерно в пятьдесят татами с большим столбом в самом ее центре, там и жил хозяин дома. Далее располагалась комната девушки, а еще дальше комнаты ее двоюродных братьев. Так же там была кухня, партер, гостиная и комната для прислуги. Если бы меня спросили, большой ли этот дом, я бы ответил “да”, вот только в этой местности множество домов были того же размера. Он не казался мне каким-то особенным, поэтому я просто бродил рядом.
    Ни окна, ни раздвижные двери не имели для меня никакого значения, ведь я блуждал здесь, словно призрак. Я могу зайти внутрь из любого места, если бы захотел. Однако, чем больше я бродил по этому месту, тем больше чувствовал, как меня одолевают странные чувства, словно что-то не так, не на своем месте.
    С этим домом было что-то не так.
    Мысль об этом, не покидала меня. И тогда я понял, что чувствовал нечто подобное и раньше. Пытаясь ухватиться за это чувство, я понял, что этот дом совсем такой, как “тот”. “Дом, исполняющий желания”, который я снимал в первое время, как перебрался в Токио. Дом, построенный архитектором с разбитым сердцем. Чувства, что терзали меня в стенах этого особняка, были сравнимы с теми, что я чувствовал, находясь в “том” доме.
    Это означало…
    …что где-то здесь есть такое же место, которое нельзя было просто увидеть - место, которое было намеренно спрятано и запечатано.
    Я чувствовал опасность, но все же решил поискать эту комнату.
    Тем не менее, каждый раз, когда я проваливался в этот сон, я забывал о своей цели, и только после разных событий, происходящих в доме (например, забавных разговоров между девушкой и ее двоюродными братьями, или проблемах владельца дома с деревьями в саду, или неприятностях с прислугой), я в конце концов, вспоминал об этой комнате. И тогда я приступал к поискам, но время было столь скоротечно, что вскоре я просыпался, словно один факт того, что я вспомнил об этой комнате, заставило хранителя сна выгнать меня.
    Конечно, в любом случае, это все всего лишь сон.
    Не все, что мы делаем, нуждается в каком-то смысле. В частности, глядя лишь на одну весеннюю улыбку девушки, я понимал, что на самом деле, не так уж и важно, есть ли эта комната, или нет, она вообще не имела никакого значения. Разве неправильно было просто желать девушке счастья? Разве недостаточно просто наблюдать за ее красивыми, изысканными манерами? Но даже за этими мыслями я мог услышать тихие упреки откуда-то из глубин моего собственного сознания.
    Но, как-то раз, когда я лежал на крыльце, наблюдая за тем, как девушка подрезает ветви деревьев в саду, я услышал знакомый голос откуда-то сверху.
    «Довольно забавный дом».
    По какой-то причине передо мной была Мицуруги Ёиши.
    «Он был построен, чтобы запечатать что-то, что запечатывает еще что-то большее».
    Прошептала она, смотря перед собой своими темными, выделяющимися на бледном лице блестящими глазами.
    «Ты…»
    Я ткнул в нее пальцем.
    «Что ты делаешь в моем сне?»
    Я открыл глаза и понял, что нахожусь в машине.
    Придавленный огромным количеством пакетов и сумок, я сидел на заднем сидении тесной легковушки. И каково же было мое удивление, когда я, пытаясь выпрямиться, обнаружил у себя на лице пряди чьих-то черных волос.
    Я сразу взбрыкнул, из-за чего человек, лежащий рядом, тут же опрокинулся на другую сторону сидения, словно гниющий труп.
    «Это все твоя вина?!»
    Но Ёиши продолжала сладко спать, словно и вовсе была мертва.
    «Заткнись, Наги».
    «Вы же знаете, что Фудзиэда (город в префектуре Сидзуока, откуда родом Наги) в нескольких минутах езды от шоссе».
    «Только меня винить не надо, GPS показывает мне, что ехать нужно именно так».
    Я вздохнул. Мы уже несколько раз сменяли друг друга в этой маленькой машине.
    И все потому, что я имел некоторые проблемы с экзаменами в университете, а позже еще и забыл купить билеты на поезд, чтобы съездить домой.
    Это было вчера. Покончив с экзаменами, я отсыпался у себя дома после стольких бессонных ночей. А потом зазвонил мой сотовый, на другом конце провода была моя сестра.
    «Мы тут готовимся к завтрашнему фестивалю. Ты когда приедешь?»
    На мгновение я выпал из реальности, чувствуя, как мозг вскипает после нагрузки на экзаменах. Я вспомнил, как Кришна-сан рассказывала мне, что в конце июля собирается в Сидзуоку на оффлайн-встречу Икайгабути. Через минуту я уже звонил ей с просьбой поехать вместе.
    Так я и оказался в этом маленьком авто.
    «Вот почему я пыталась остановить тебя»
    Расстроенно отозвалась Кришна, не отвлекаясь от дороги.
    «Я не лучший водитель, а этой машине уже лет тридцать. Но ты ведь уперся. У меня столько всего, что нужно отвезти на эту оффлайн-встречу, а вы все портите. Обычно все отлично, когда я езжу сама».
    Послышалось холодное бурчание с водительского сидения.
    Я поднял глаза и увидел, что Кришна-сан сердито следит за мной через зеркало заднего вида.
    «Я из-за тебя прослушала, что GPS сказал».
    Эти слова окончательно вернули меня в реальность.
    Солнечный свет, проникающий через окно, был очень ярким, а вдалеке можно было увидеть мерцающий в его бликах Тихий океан.
    Да, мы находились в стареньком авто Кришны
    И мы были как раз на пути в Фудзиэду.
    «Этот GPS очень старый, поэтому ему нужно много времени, чтобы вернуться к правильному маршруту, он как будто наказывает меня за то, что на него не обращают внимания».
    Кришна-сан, которая всегда была на “Вы” с любым механизмом, отчаянно пыталась настроить GPS, однако ЖК-дисплей начал вообще перенаправлять нас в непонятном направлении.
    «Это потому что ты купила такую старую машину».
    Сказал я с толикой презрения, на что тут же получил ответный огонь.
    «Они были открыты для торга, к тому же мне нравится, как она выглядит».
    «Ты придаешь слишком много значения разным вещам, Кришна».
    «Заткнись. Если я хорошо с ней обращаюсь, то, надеюсь, в конце концов, она ответит мне тем же».
    Она оглянулась на нас, затем взглянула на Ёиши, которая продолжала спать среди пакетов, словно сломанная кукла.
    «С моей стороны настоящее сумасшествие пытаться помочь вам вписаться туда, знаете ли».
    «Согласен. Но ты и так знаешь, что не я ее сюда притащил».
    «Это ведь ты сказал мне прийти на гору Эбоши».
    Прошептала, помятая дорогой, Ёиши.
    «…Ч..чего?»
    И вдруг автомобиль резко подскочил.
    На мгновение я почувствовал, что мой желудок сейчас вывернет наизнанку, однако с трудом сдержался. Я взглянул на Ёиши, ее обычно бледное лицо стало пепельно-серым.
    «Эй, только не смей блевать здесь!»
    «Что?»
    Завопила Кришна-сан в бешенстве, но Ёиши уже открыла окно задней двери и, высунув голову наружу, ее вырвало туда.
    «Ах ты!»
    Позади нашей машины, ошеломленная ехала зигзагообразно синяя спортивная машина. Возможно, благодаря этому она смогла уклониться от блювотины. Затем она сравнялась с нами. Внутри сидела парочка, которая смотрела на нас больным взглядом.
    Когда Ёиши закончила блювать, то со слюнями на губах она закрыла окошко и прикрыла глаза. Ничего не поделаешь, поэтому я вытащил из кармана помятый платок и хотел протянуть его ей, несмотря на то, что она блювала из машины, но я, проклиная ее, протер сам ее слюни у основания губ.
    Мицуруги Ёиши выполнила загадочное слияние сегодня рано утром. Я с Кришной встретившись около клубной комнаты, вынесли оттуда камеру, штатив, компьютер и другие материалы. И туда, пошатываясь, пришла Ёиши.
    «Что ты здесь делаешь?»
    Я спросил у нее, но, конечно, ответа не дождался.
    Все уже были на летних каникулах, поэтому отправка вещей из-за переполненных дорог не удалась. Растерянная Ёиши, ни на что, не обращая внимания, продолжала стоять на месте. Нам надо было погрузить вещи, но так как грузовик не доехал, мы погрузили все вещи и оккультную одежду Кришны в ее легковую машину. Поэтому на задних сиденьях вместе с вещами сел я. Каким-то образом втиснувшись туда и усевшись там, я освободил себе там немного места. Но я чувствовал, что там, где-то среди вещей, находится Ёиши. Конечно, она сидела там безмолвно, закрыв глаза, поэтому я просто сам свернулся как креветка. Вспоминая об этом, я вздохнул и искусно достал из сумки какую-то книгу, читая ее, я пристально поглядывал на Ёиши.
    «Эй, Ёиши».
    Указав пальцем на ее школьную форму, спросил я.
    «Почему ты, одев школьную форму, несмотря на то, что уже наступили каникулы, пришла рано утром в ней в школу?»
    «Не рано».
    «А?».
    «Вчерашней ночью я была продолжительное время на кладбище Цукимори, поэтому это было на обратном пути».
    «А? На обратном пути?!»
    Что же она делала по пути с кладбища на обратном пути?
    Я подумал об этом, и с волнением покачал головой.
    «Ладно, хватит. Не буду спрашивать, что ты делала там. В любом случае, мне и так уже жутковато стало, поэтому, когда приедем в Фудзиэду, ни в коем случае не заставляй моих родителей волноваться».
    Я пытался проявить себя с хорошей стороны перед Кришной, сидящей впереди.
    «Где будет проходить оффлайн встреча Икайгабути?»
    Ёиши проигнорировала мой вопрос, а Кришна ответила на него.
    «В городе Сидзуока. Встреча будет иметь отношение научно-исследовательским публикациям о
    принцессе Коноханасакуя».
    Управляя машиной, отвечала Кришна.
    «Это древний миф, распространившийся по всей Юго-Восточной Азии, известен также и в Японии. Долгие годы в Сидзуоке проводились исследования, поэтому, чтобы доказать эту гипотезу, я решила поучаствовать в этом».
    Редко когда увидишь Кришну в таком хорошем настроении.
    Сайт Икайгабути был сайтом с высокой популярностью по всей Японии. Каждый месяц в Японии организовывалась оффлайн встреча в каком-либо месте, посвященная чему-нибудь загадочному. Я был вынужден организовать ее в Токио ранее, но сейчас я не гнался за ней в Сидзуоку.
    «Понятно».
    Вот что такое принцесса Коноханасакуя. Я знал некоторые истории о божествах женщинах на горе Фудзи. Схождением наследников богов на землю, свадьбой с Хонинги, рождением троих детей, одним из которых был Хори, потомок императорской семьи Японии, если я правильно помнил.
    «Фестиваль огня, проходящий в твоей деревне, наверное, является последователем течения этого».
    Сказала это Кришна.
    «Сомневаясь в верности Ниниги, принцесса Коноханасакуя породила пожар в разных регионах страны. И фестиваль является последователем этого».
    «Подробно не знаю, но наш фестиваль проводился раньше, чтобы преподносить богов горы. Соорудив переносное святилище, на улицах города с ним шествовали, и под конец поджигали. Тогда на улицах города почти не было света, кроме того горящего святилища»
    «Интересненько».
    Поворачивая руль, счастливо повысила голос Кришна.
    Я не говорил еще родителям, но я обещал Кришне и Ёиши обеспечить в моем доме их ночлегом. Если же манеры Кришны были хорошими, то с Ёиши была проблема. Она была совсем непредсказуема. Она могла за чаем начать разговоры о призраках. В особенности, до фестиваля огня в этом году мой дом – это дом Ямады, говорила моя сестра. Поэтому надо было просто как-нибудь провести свое время.
    «Так не пойдет».
    Вдруг Кришна, сказав это, ударила по навигатору.
    «Какого хрена он замолчал?»
    В этот момент я услышал противный звук, и машина медленно остановилась у края дороги.
    «Весь бензин кончился…»
    Робко прокомментировала Кришна, и вместо меня посмотрела на Ёиши.
    Это же не ты виновата, я могу предположить…
    Однако Ёиши – у нее на коленях была книга «История орудия пыток Средневековья», читая которую, у нее блестели зрачки.
    В пути машина загадочно глохла 4 раза, и при таких условиях мы кое-как смогли добраться до моего дома. Но солнце уже почти зашло, был закат. Пока Кришна парковала машину, я зашел в сад, и из дома вышла моя сестра в футболке и джинсах.
    «Опоздал! Что-то ты какой-то вялый?»
    Говоря это мне, она увидела двух неизвестных людей, выходящих из машины, и она резко закрыла рот.
    «А…..? это?»
    «Рада встретиться с вами».
    Пунктуально сказала Кришна, опустив голову.
    «Я семпай Нагито в университете, Куримото Шина».
    «О, вот как».
    В ответ сестра с красивой осанкой, которую я не видел прежде, поприветствовала Кришну.
    «Я Акацуки, рада встретиться с вами».
    Теперь давай же ты, дурочка, представься, подтолкнул я ее.
    Ёиши со спокойным взглядом молчала. Что же, ничего не поделаешь, поэтому я представил ее сестре.
    «Это Мицуруги Ёиши…ммм…»
    И так представить ее было неплохо.
    «Они состоят в одном кружке».
    Моментально добавила Кришна, и глаза сестры округлились.
    «Ты…же ведь из старшей школы?»
    Спросила у сестры Ёиши, которая молча подняла палец.
    «Первый год старшей школы?»
    И она резко кивнула.
    «Выглядишь спокойной, но и очень красивой».
    На эту откровенную речь сестры, Ёиши склонила голову.
    Боюсь сказать, что это даже значит.
    «Ёиши правда такая красиваца, а Куримото-сан очень милая. Кто же из них твоя невестка? Или это должная решить я?»
    О чем она вообще говорит…
    Неприятно изумленный, я, сдерживаясь, пронзал тело сестры взглядом, как Кришна выдохнула.
    «Здесь очень живописные виды, свежий воздух. В самом деле, классное место».
    «Деревня же».
    Засмеялась сестра.
    «В доме живу только я с отцом и матерью, поэтому комнат очень много. Чувствуйте себя как дома».
    Так она пригласила Кришну и Ёиши внутрь.
    Взяв ответственность за багаж на себя, я посмотрел на подножье гор и увидел, как солнце заходило за них. Перед дорогой около входа в храм на горе Эбошима, ставились деревянные каркасы. Можно было видеть несколько взрослых, которые их устанавливали. Ветер, дувший с горы Фудзи, был прохладен, а с Тихого Океана воздух был теплый. Теперь обвеянный этим дуновеньем, я вспомнил эту характерную особенность Фудзиэды. Чувствуя этот ветер щеками, я ощущал, что наконец-то вернулся сюда.
    В моем родном месте скоро пройдет летний фестиваль.

  • Феномен
  • Отсутствуют комментарии