• Ежедневные приключения девочек-монстров
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 7 - Невероятный секрет

    Эррения и ее команда сидели в комнате для гостей, ожидая разрешения на использование транспортного портала. Если бы они не воспользовались им, то путь к Темного лес мог занять не менее семи дней. Хотя не все могли воспользоваться порталом, влияние Церкви доказывало свою эффективность.

    "Почему мы все еще ждем здесь? Мы уже должны были быть в Тонущем Темном Лесу", - сказала Эррения и откинулась на спинку мягкого дивана.

    Когда девушка отошла от стола, вошла служанка и наполнила пустые бокалы виноградным вином. Она игриво наклонила бутылку, чтобы вино брызнуло сбоку и потекло вниз, как водопад.

    После того как служанка наполнила бокалы, Ламонт поблагодарил ее и поднял свой бокал. Он помолился Семи Богиням, прежде чем выпить его одним большим глотком. Благодаря своему телосложению и способностям паладина, он остался невозмутимым даже после шестого бокала.

    "Пожалуйста, будь терпелива, Эрренрия. Церковь желает, чтобы мы подождали еще одного человека", - сказал он, улыбаясь. "Она - потенциальный кандидат в Святые Девы".

    Винеста удивленно повернулась к Ламонту. Она оглядела всех остальных в комнате, чтобы убедиться в выражении их лиц. Кроме Ламонта, никто не знал об изменении плана.

    "Зачем кандидату в Святые Девы приходить в Тонущий Темный Лес? Церковь запрещает всем важным фигурам туда ходить", - сказала она.

    "Я тоже не знаю причины. Нужно спросить у ее самой. Возможно, у Церкви есть более важный замысел для этого путешествия".

    Скучая, группа болтала друг с другом, а Эррения время от времени жаловалась служанке, что постоянно успокаивала ее. Для этого девушка расспрашивая воительницу о любимых темах - искусстве боя на копьях и магии огня.

    Хотя Эррения не являлась магом, как Винеста, у нее имелось родство с этой стихией. Поэтому она дополняла свое искусство владения копьем энергией пламени. Но ее заклинания оставались в основном инстинктивными, в отличие от Винесты, что направлять свою ману, чтобы сотворить множество магических чудес.

    "Госпожа Эррения, я так завидую вашему таланту", - сказала служанка, как раз когда ей пришла в голову идея. "Могу я спросить, почему вы оказались здесь, а не тренируетесь в своей возвышенной семье?"

    Эррения вздохнула. "Отец хотел, чтобы я изучала менеджмент и управление, но это не то, чего я хотела, поэтому после долгих уговоров и жалоб он уступил и дал мне пять лет, чтобы стать мастером-рыцарем".

    По стандартам Девушек-монстров, Рыцарь это примерно пик второй метаморфозы. Но вот с третьей, таким людям справиться гораздо сложнее.

    "Я верю, что мисс вскоре действительно станет мастером-рыцарем".

    Эррения с гордостью улыбнулась и похвалила сладкий язык служанки. Несмотря на свой возраст, являлась вторым по силе членом команды и лишь немного уступала Ламонту. А ведь тот рано или поздно станет мастером-паладином.

    Разговор прервался лишь тогда, когда в коридоре послышались шаги. Дверь со скрипом отворилась, явив девушку в бледно-белом плаще, чей золотой контур сверкал от святой силы. Она подошла к Эррении, нежно взяла ее руку, поклонившись поцеловала тыльную сторону.

    "Госпожа Эррения, я рада познакомиться с тобой, Судьбоносная". Она подняла голову и уставилась на Эррению. Ее желтые, как луна, зрачки сияли, словно из них исходил лунный свет.

    "Судьбоносная?" повторила Винеста. "Леди Филиавера, могу я узнать причину вашего внезапного визита? Я сомневаюсь, что Церковь пошлет кандидата в Святые Девы только ради подобного".

    Как у мага-изгоя, у Винесты сложились непростые отношения с Церковью, чья идеология ограничивала ее образ жизни. Особенно фанатичные верующие, проповедовали о своем превосходстве и могущественных благословениях. А тех кто не желал служить никакому божеству натравливали инквизицию.

    "Винеста, ты все еще держишь обиду? Прошло почти десять лет с тех пор, как меня приняли в Церковь", - поддразнивая сказала Филиавера. Они являлись выходцами из одного и того же приюта. Эта девушка была самой близкой подругой детства Винесты, хотя потом они постепенно отдалились друг от друга.

    "Держу обиду? Нет, зачем мне это? Я бы умерла от скуки при таком жестком образе жизни. Я не ты, Филия".

    "Если бы ты приняла божественные благословения, то стала бы великолепной кандидаткой в Святые Девы. Иногда мне хочется, чтобы ты присоединилась ко мне, как во времена нашей юности".

    "Как насчет того, чтобы изучать магию вместе со мной? Святая магия - это всего лишь одна из бесконечных ветвей знаний".

    Винеста препиралась с Филиаверой, которая с удовольствием играла в эту игру. На мгновение они вернулись к своей юности, где их узы перекликались друг с другом. Их юношеские споры постепенно перешли в воспоминания и сердечные разговоры: Винеста жаловалась, а Филиавера утешала.

    Эррения застонала. Она повернулась к Ламонту, который криво улыбнулся. Он был паладином, но этот статус на несколько рангов ниже чем кандидат в Святые Девы. Поэтому могучий воин оказался бесполезен. Не в силах позвать на помощь, Эррения притворно закашлялась.

    "Леди Филиавера, что вы имеете в виду, говоря, что я Судьбоносная? Я не помню, чтобы на мне было какое-либо из божественных благословений", - сказала она.

    " Судьбоносные - это не просто те, кто получает божественные благословения, а те, чья судьба связана с великими переменами".

    "И в какие же великие перемены я вляпаюсь?" - Эррения подняла руку, чтобы скрыть улыбку. Однако холодок пробежал по ее позвоночнику, вызывая волнение во всем теле. "Это удача или беда?"

    "И то, и другое – ведь это две стороны одного целого". Филиавера сняла свой церемониальный капюшон и подняла руки вверх, слегка наклонив голову.

    На кончиках ее пальцев вспыхивал мягкий свет, что сплетался в бесчисленные нити. Они же подергиваясь в такт ее движениям, кружились вокруг тела девушки, затмевая свечи и фонари в комнате. Все заслонили глаза. Ведь Филия сияла так словно она превратилась в ангела.

    Она дергала и перетягивала несколько струн, которые перекликались с другими струнами. Их звуки шептали слабые намеки на будущее, согласно течению судьбы. Хотя она не могла повлиять на большие перемены, но имела возможность наблюдать и изменять незначительные вещи.

    Когда Винеста наблюдала за происходящим, в ее сердце зародился намек на ревность. В отличие от верующих, поддерживаемых божествами, она должна была сама исследовать мир магии. Так чтобы просто получить шанс заглянуть в судьбу, ей следовало шагнуть в царство, о котором шептали лишь легенды и мифы.

    "Филия, что ты видела?" - спросила она. Ее сердце наполнилось смесью ревности и восхищения. "Я надеюсь, что наш успех будет гладким".

    Свет померк, когда Филиавера вышла из своего ангельского образа. Она нахмурилась и перевела взгляд с ладони на потолок, вздохнув в нерешительности.

    "Мое благословение Предчувствия предупредило меня об опасности впереди, а это значит, что успеха в гладком плавании не будет. Все, мы можем столкнуться с полностью метаморфированной девушкой-монстром".

    Нелокс, который не возражал против этого разговора, перестал возиться со своим кинжалом. Все затаили дыхание. Температура в комнате понизилась до ледяной, когда в голове возник призрачный силуэт девушки-монстра.

    Эти особы хотя и являлись многочисленными, как дикие звери, но определенно были самыми злобными врагами. По своей природе они поглощали жизненную силу Чистых рас и превращали самок в себе подобных, а самцов в пустую оболочку.

    Обращенные сохраняли память и индивидуальность, но душа становилась испорченной. Поэтому они предпочитали жить беззаботно, как монстры, вместо того чтобы ненавидеть свою извращенную сущность.

    "Хотя битва против Девушек-монстров заманчива. Но для нашей команды слишком рискованно идти туда без поддержки", - сказала Винеста. "В отличие от диких зверей, эти твари или, лучше сказать, испорченные расы, еще более зловещи, чем демоны".

    "Не стоит беспокоиться, Винеста", - сказал Филиавера. "С благословением предчувствия и моей поддержкой мы одержим победу. Состав вашей команды, особенно госпожа Эррения, отлично справятся с предстоящей битвой".

    Она достала кристалл и подула на него. Он слабо задрожал и выпустил намек на странную магию, которая исказила пространство вокруг него.

    "Что ты задумала, Филия? Я знаю, что цена за этот кристалл слишком высока для такого расследования. Если мы не получим полной картины, мы не сможем отправиться в Тонущий Темный Лес".

    Филиавера оглядела всех присутствующих в комнате и приложила тонкий палец к своим вишнево-красным губам. Свечи и фонари потускнели, а шторы волшебным образом задвинулись, чтобы скрыть свет снаружи. Кроме дыхания и сердцебиения, все молча ждали ответа.

    "Пожалуйста, держите в секрете все, что я сказажу. Окружающие народы подготовили крестовый поход, чтобы остановить Потопление. Но перед этим необходимо позаботится о незавершенном деле".

    "Что за незаконченное дело требует отправки кандидата в Святые Девы?" Эррения же, уловив подтекст, сказала. "Это и есть та удача и беда, о которых ты говорил?"

    "Это позор нашей церкви, но Святая Дева однажды дезертировала и спряталась в Тонущем Темном Лесу. Если ее не убить, то вмешательство окажется катастрофическим".

    "Простите меня, но если цель - Святая Дева, то даже десять из нас погибнут по мановению ее руки". Будучи дочерью семьи воинов, Эррения обладала более обширными знаниями, чем большинство людей. Положение Святой Девы означало высшую власть.

    "Из-за нахождения внутри Тонущего Темного Леса, ее святая сила значительно ослабла. В лучшем случае, она будет равна сильному магу второго круга".

    "Маг второго круга? О, как пали сильные мира сего", - сказала Винеста, сокрушаясь о потере великой силы.

    Эррения встала и пнула копье, лежавшее на земле рядом с ней, поймала его рукой. На ее лице появилась сияющая улыбка, и она призвала всех собираться. В предстоящей битве ей впервые доведется сражаться с девушками-монстрами. Разумеется подобное не могло не радовать.

    ...

    В самом сердце Тонущего Темного Леса дева, одетая в тонкое фиолетовое платье, подняла голову в определенном направлении, где на мгновение проявилась зловещая аура, прежде чем рассеяться в небытие.

    Со связующими цепями вокруг рук и ног она оставалась запечатанной внутри моря тьмы. Ее глаза перемещались между пустотой, где бесчисленные божественные образования и гравировки питали тюрьму, в которой она была заключена.

    Внутри каждого образования обитали божественные мысли, что не спускали с нее глаз. Если бы она вырвалась из заточения, все божества тут же узнали бы об этом. Тем не менее, никто не осмеливался послать кого-либо охранять тюрьму, опасаясь ее мощи.

    "Наконец-то знакомый запах", - сказала она, хотя ее рот оставался закрытым. Ее голос затих, оставаясь эхом лишь для нее самой и для безразличной пустоты, из которой она пришла.

    Цепи, связывающие ее, дрогнули от малейшего движения, угрожая разрушить клетку времени и пространства вокруг нее. Ударная волна, хоть и слабая, прокатилась по бесконечной пустоте и пробила барьер измерения. Она бесконечно отражала вибрацию во всем физическом мире.

    Она, иномироное существо, наконец-то нашла другого себе подобного.

     

  • Ежедневные приключения девочек-монстров
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии