• Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Расположенный на севеpной горной вершине, Дворец Яньян принадлежал Mу Чэню и собирал вокруг себя колоссальное количество духовной энергии. Ярко-алое строение красовалось среди облаков на плоской, будто срезанной мечом, вершине. Молочно-белый туман, окутывая резные перила и нефритовые ступени, придавал месту загадочности. Издали дворец привлекал внимание искусно загнутыми краями высокой крыши.

     

    Находясь рядом с величественным строением, можно ощутить чистый, безмятежный аромат лекарственных трав. Почувствовать, как тело наполняется энергией. Перед дворцом МуЧэня вырос огромный лес золотого бамбука. Верхушки стеблей мягко покачивались на ветру. Мерцающие солнечные зайчики, пробивающиеся сквозь бамбуковые кроны, разбегались по земле, расцвечивая ее золотистым свечением. Разнообразные, крайне редко встречающиеся духовные травы росли тут, словно сорняки. Многие из них стремились окутать корни высокого бамбука.

     

    Слева из недр земли пробился духовный источник, воды которого, огибая дворец, устремлялись к высокому искрящемуся водопаду. Справа – огромные поля лекарственных трав. За дворцом можно услышать умиротворяющее пение журавля с красной короной.

     

    Всегда говорили, что Дворец Яньян – самое богатое место во всей секте Чунюнь. Однако, истинное значение этих слов могут понять лишь те, кто увидел это место своими глазами.

     

    – Теперь это твой дом, – поставив Гу Юньцзюэ на землю, мягко произнес Му Чэнь. – Ты можешь сам выбрать себе комнату.

     

    Дворец был обустроен просто и лаконично в соответствии со вкусами хозяина. Однако, теперь здесь был пятилетний ребенок, которому необходимо восстановить здоровье. Му Чэнь задумался, не стоит ли ему использовать несколько духовных камней, чтобы провести реконструкцию поместья. Для более комфортного проживания в нем мальчика, нужно добавить несколько вещей…

     

    Гу Юньцзюэ огляделся вокруг, его глаза озарились воспоминаниями. Это было самое лучшее место, в котором он когда-либо жил.

     

    При осматривании окрестностей, взгляд мальчика упал на стол из белого нефрита, расположившийся в бамбуковом лесу. Столешницу венчали кувшин вина и две винные чаши. Рядом стояла шахматная доска. Расположение фигур говорило о незавершенной партии.

     

    Думая о человеке, к которому Му Чэнь относился по-особенному… Гу Юньцзюэ сощурился и, протянув руки, обнял того за ногу, очаровательно улыбаясь.

    – Ученик [1] хочет жить с Учителем.

     

    Нахмурившись, мужчина скосил глаза на мальчика, крепко обнимающего его за ногу.

    – Скажи, а ты… Все еще мочишься в постель?

     

    Уголок губ Гу Юньцзюэ конвульсивно дернулся, а руки задрожали. Мочить постель? Он? Маленький мастер, на самом деле, совсем не милый!

     

    Му Чэнь серьезно смотрел на мальчика. Его действительно мучил этот насущный вопрос. Если все так и есть, он не сможет позволить Гу Юньцзюэ спать с ним. Почувствовав дрожь, свидетельствующую о неуверенности ученика, Му Чэнь понял, что его опасения подтвердились. Гу Юньцзюэ находится в возрасте, когда такие моменты еще не редкость. Лучше ему будет спать отдельно.

     

    Двое подростков тринадцати-четырнадцати лет немедленно появились, как только увидели прибытие Му Чэня. Приземлившись прямо перед молодым мужчиной, они хором произнесли:

    – Приветствуем хозяина дворца [2].

     

    Представшие перед ним близнецы выглядели чрезвычайно элегантно и носили одинаковые белые одежды.

    У одного из близнецов серьезное и строгое выражение лица, а за спиной висит длинный обоюдоострый меч. Его идеальная осанка источает вокруг себя ауру отчужденности. На лице второго близнеца сияет приятная улыбка. Он внимательно посмотрел на Гу Юньцзюэ, оценивая его. Манера держаться говорит о яркости и живости характера. Вместо меча подросток сжимает длинную, необычного вида, черную флейту. С инструмента свисает костяной кулон, который, покачиваясь, создает озорную атмосферу.

     

    – Неулыбчивый это Цзин Тин, улыбающийся – Цзин Мин, – представил Му Чэнь этих двоих Гу Юньцзюэ. – Ты можешь обращаться к ним, если что-то понадобится.

     

    Не обнаружив изменений в позе новоявленного ученика, Му Чэнь был вынужден оторвать его от собственной ноги и подтолкнуть вперед.

    – Это мой личный ученик. Его зовут Гу Юньцзюэ. Вы, ребята, должны хорошо заботиться о нем.

     

    – Ваши ученики понимают [3].

     

    Хотя эти двое так назвались, на самом деле между ними не было отношений наставник-ученик. Их можно было считать его духовными зверями, поскольку они не являлись людьми. На самом деле это демонические звери, похожие на собак.

     

    Путешествуя у границы, Му Чэнь, по своей привычке, подобрал их и забрал с собой, вылечив раны. После исцеления, братья по доброй воле оставались с ним на протяжении десяти лет.

     

    Следующий приказ Мастера удивил близнецов.

    – Цзин Мин, убери комнату по соседству с моей, чтобы Юнь’эр мог там жить.

     

    Все еще сильно удивленный, Цзин Мин утвердительно кивнул.

    – Слушаю, ваш ученик немедленно все устроит.

     

    Гу Юньцзюэ прищурился, уставившись в спину уходящего Цзин Мина. Мальчик не ожидал, что эти две неприятные мелочи уже присоединились к Учителю.

     

    Му Чэнь погладил голову Гу Юньцзюэ, прервав ход его мыслей.

    – Сначала сходи в ванну, помойся и смени одежду. Отныне тебе запрещается облачаться в черное.

     

    Воспоминания об облаченном в черное повзрослевшем Гу Юньцзюэ, оставляли на душе неприятный осадок. Перед глазами стояли картины прекрасного, но безжалостного парня, способного убить любого, кто ему мешает.

    Он должен постараться и не допустить падения души своего любимого ученика.

     

    Му Чэнь хотел уйти, но его снова крепко удерживали за ногу. Действия Гу Юньцзюэ заставили всех присутствующих задержать дыхание. Их взгляды выражали полное восхищение. В последний раз, когда один бесстыжий потянул Хозяина дворца за рукав, его пнули так сильно, что тот отправился в дальний полет. Никто так и не увидел, куда он приземлился. Тем не менее, этот юный господин все еще осмеливался цепляться за ногу Хозяина дворца…

     

    Герой! Такая смелость!

     

    Му Чэнь попытался аккуратно оторвать от себя мальчика, но ничего не вышло. Объятия Гу Юньцзюэ оказались слишком крепкими.

     

    – Учитель, не уходи! – пробормотал мальчик с несчастным видом, прилипнув к мужчине, будто смола к коре.

     

    Гу Юньцзюэ еще не понял, что же такое особенное привлекало его в теле учителя. Вкус расходящейся от него духовной энергии практически гипнотизировал ребенка, из-за чего тот и позволял себе некоторые вольности. В голове мальчишки созрел план. Если получится уговорить Учителя принять совместную ванную, он сможет произвести необходимую проверку.

     

    Му Чэнь предположил, что Гу Юньцзюэ испугался, впервые оказавшись в незнакомом месте. Беспомощно подняв мальчика на руки, он прошел в ванную, ожидая там, пока прислужники принесут горячей воды. Мужчина намеревался лично помыть ребенка. Слуги, принесшие воду, с почтением в глазах смотрели на Гу Юньцзюэ. На их удивление, Мастер пошел на компромисс. Наверное, он испытывает особую любовь к своему ученику. В будущем им, по мере своих возможностей, действительно нужно служить этому Маленькому хозяину дворца [4].

     

    Однако Цзин Тину новоявленный ученик показался немного странным. Выражение лица мальчика нельзя было назвать естественным.

     

    Му Чэнь приготовил бутылку с лекарством и добавил пару капель в воду. Та приобрела зеленоватый оттенок и наполнилась духовной энергией, способной подлатать тело мальчишки. Подняв ребенка на руки, мужчина собирался опустить его в воду, но получил резкое сопротивление.

     

    – Учитель! – Гу Юньцзюэ схватил Му Чэня за руку и быстро сказал. – Я могу все сделать сам!

     

    Тогда Му Чэнь опустил Гу Юньцзюэ на пол. Его порадовала разумность и самостоятельность ученика. Хорошо воспитанному и независимому ребенку будет куда проще развиваться в секте.

    Видя, что Му Чэнь, любящий чистоту, не думает о смене одежды, Гу Юньцзюэ отказался от желания исследовать эту непонятную духовную силу. Он вспомнил, что в настоящее время все еще ребенок. Находясь в такой ситуации, он может вообще быть убит, если не будет действовать правильно. Поэтому ему нужно правдиво играть роль пятилетнего ребенка.

     

    Мальчик действовал последовательно. Сняв верхнюю одежду, он попытался залезть в бочку самостоятельно. Однако, в силу невысокого роста, не смог справиться с задачей. Со стороны его движения выглядели неловкими.

     

    В воображении Му Чэня маленький ученик был похож на крошечную мышку, пытающуюся забраться на светильник, чтобы украсть масло для питья. Зависнув на краю бочки, мальчик не мог ни продвинуться, ни отступить. Кажется, у него возникла проблема.

    Мужчина не смог удержаться от смешка. Поддержав мальчика под ягодицы, он освободил его от оставшейся одежды и бросил в воду.

     

    Гу Юньцзюэ, держащемуся за края бочки, оставалось лишь беспомощно отплевывать воду. Учитель все еще такой… прямолинейный!

     

    Увидев обнаженную кожу Гу Юньцзюэ, Му Чэнь окаменел, чувствуя, как сжимается сердце. Многочисленные шрамы пересекали худую спинку ребенка… Не только на спине, но и на груди, и на конечностях, везде были шрамы и даже жуткие следы от чьих-то зубов. Судя по форме укуса, шрамы, должно быть, оставила женщина.

     

    Самая серьезная травма была на груди. Она казалась свежей и выглядела не полностью зажившей. Кажется, что грудь прокололи шпилькой. И если бы удар был немного сильнее, он бы достиг сердца ребенка! Человек, сделавший это, намеревался убить Гу Юньцзюэ!

     

    Лицо Му Чэня застыло, а голос приобрел гневные нотки.

    – Кто хотел убить тебя?

     

    В прошлой жизни личность ребенка исказилась. Повзрослев, он стал безжалостным убийцей. Безусловно, это было как-то связано с пережитым в детстве! Ему же всего пять лет! Кто мог быть так жесток?

     

    Му Чэнь добавил в воду очищающий эликсир. И Гу Юньцзюэ почувствовал онемение и легкие болезненные ощущения, а также непрерывно входящую в его тело духовную энергию. Опираясь на край ванны, он потянулся коснуться лица Му Чэня и улыбаясь ответил:

    – Моя мама. Она считала, что родить меня – позор.

     

    Мальчик увидел, что лицо Му Чэня застыло еще больше, и, не в силах удержаться, погладил его. Он знал, как прекрасно улыбающееся лицо Учителя, но, к сожалению, увидеть его можно крайне редко.

     

    Хотя сейчас Гу Юньцзюэ достиг только стадии Конденсации Ци, он все еще сохранил состояние ума и опыт своей прошлой жизни. В то время он уже был на стадии Синтеза в совершенствовании темных искусств. И мог ясно видеть цвета душ других людей. Белый был добродетельным, черный – злым, красный – результатом убийства других людей. Он видел слишком много людских душ, и все они были грязными. Только Му Чэнь, даже убивая, все равно сохранял чистый белый цвет. Безупречно чистый, какой могли иметь только невинные дети. С одной стороны, он хотел испортить и очернить его своим собственным цветом, а с другой – хотел тайно охранять и защищать его чистоту.

     

    Видя, что чистый и холодный человек неожиданно разозлился ради него… мальчик взволнованно облизнул уголки губ. Его глаза сузились, пока не стали похожи на щёлки. Он должен правильно лелеять это чувство.

     

    Му Чэнь с недовольством ударил по ладошке Гу Юньцзюэ и с холодом в глазах посмотрел на него. Гордый и избалованный мальчишка осмеливается касаться его лица. Разве он не понимает, что значит уважать Учителя?

     

    Видя, что ученик теперь послушен, он расплел небрежно заколотые волосы ребенка и полил его тело водой, прежде чем сказать:

    – Тебе нужно отмокать час, прежде чем вылезти. Твой Учитель собирается кое-куда наведаться.

     

    – Куда отправится Учитель?

     

    Характер Му Чэня такой – подумав о чем-либо, он немедленно отправлялся это исполнять. Прямо сейчас Гу Юньцзюэ действительно не понимал, куда тот собирается.

     

    – Отправляюсь на главную вершину, – ответив, Му Чэнь развернулся к дверям. Его душу все еще терзали гнев и беспокойство.

     

    – Через некоторое время зайди и посмотри все ли в порядке, – сказал он Цзин Тину, охраняющему двери. Му Чэнь боялся, что маленькому ученику будет трудно вылезти из ванны и он в ней утонет.

     

    – Ученик понял, – поспешно ответил Цзин Тин.

     

    – После того, как мальчик оденется, представь его слугам дворца. Убедись, что они хорошо служат и не запугивают его, – сердце Му Чэня разболелось от мыслей об израненном теле Гу Юньцзюэ.

    Он уже представил, как Гу Юньцзюэ проводил свои дни. При мыслях об ужасном детстве мальчика, лицо Му Чэня становилось все холоднее. Он не позволит, чтобы ученик снова страдал от несправедливости. У него будут только лучшие вещи.

     

    Он болеет душой за него, как родитель, ах!

     

    Губы Гу Юньцзюэ изогнулись, когда Му Чэнь ушел. Его улыбающееся лицо выглядело кровожадно, в какой-то степени даже безумно. Это так приятно, вернуться к этому моменту и снова жить вместе с Учителем. Никто бы не смог поверить, что Гу Юньцзюэ использует энергию последней стадии совершенствования темных искусств, чтобы обратить время вспять. Все они были твердо убеждены, что убили его. Не поняли, что он отправился в прошлое на сто лет!

     

    Что делают эти лицемеры сейчас?

     

    Идут ли они по праведному пути совершенствования?

     

    Праведно убивают и крадут сокровища у других?

     

    Говорят ли они о сострадании, долге и порядочности?

     

    Неужели они снова кропотливо думают о способе получить благосклонность Учителя, чтобы завоевать спутника Дао. Не только красивого, но и обладающего высококлассными способностями, Мастера алхимии?

     

    Глубоко задумавшись, Гу Юньцзюэ посмотрел на свои руки и внезапно озорно улыбнулся. На кончиках его пальцев расцвело пурпурно-красное пламя. Движение пламени похоже на танец чарующего дьявола. Оно было наполнено обольстительным очарованием, в то же время скрывая смертельную жажду крови.

     

    _________________

     

    Небольшое безответственное шоу от автора:

     

    Ночью Гу Юньцзюэ приходит в спальню Му Чэня, держа подушку: «Учитель, пожалуйста, позаботься обо мне».

    Му Чэнь: «Что случилось?»

    Черная кошка, смотрящая искоса: «Он намочил постель. Ха-ха-ха».

    Му Чэнь: «Существует ли защита от промокания постели?»

    Черная кошка, смотрящая искоса: «Если вы завяжете веревку на кое-чем, то предотвратите намокание кровати. Ха-ха-ха».

     

    _________________

     

    [1] Он использует более ласковый способ назвать себя учеником Му Чэня – 徒儿 [túér], что означает, ученик-ребенок.

    [2] Маленький хозяин дворца (xiǎo gōngzhǔ) | Маленькая принцесса (xiǎo gōngzhǔ) | Хозяин дворца (gōngzhǔ) – все эти слова используют в конце одинаковые иероглифы. Если вы встретите любое из этих сочетаний, то скорее всего они будут означать принцессу.

    [3] Здесь используется обычный ученик – 弟子 [dìzǐ]. Это показывает, насколько близки их отношения.

    [4] Здесь использовался 小主子 [xiǎo zhǔzi], а не 小宫主 [xiǎo gōngzhǔ].

  • Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии