• Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Гу Юньцзюэ протянул руки, чтобы развязать пояс Mу Чэня, но, поскольку у мужчины были довольно длинные ноги, у него не осталось выбора, кроме как встать на цыпочки, чтобы дотянуться.

     

    Плотно сжав губы, Юньцзюэ впервые был недоволен своим крошечным телом. Привыкнув держать все под контролем, он не мог вынести чувства бессилия, которое делало его немного беспокойным. От нетерпения и тревоги он ускорил свои действия. В результате получилось так, что вместо того, чтобы называть это раздеванием, было бы лучше назвать это срыванием одежды.

     

    Видя его действия, Му Чэнь задумался, не перестарался ли он? Ученик такой послушный и сыновний в таком юном возрасте. Как я могу дразнить пятилетнего мальчика? Размышляя об этом, он почувствовал укол вины в сердце.

     

    Схватив руки ребенка и отказавшись от помощи, Му Чэнь тихо снял одежды, оставив только белое нижнее белье. Неосознанно Гу Юньцзюэ захотелось отвернуться, он даже подумал про себя: «Этот человек – мой Учитель. Единственный, кто относится ко мне искренне, будь то в прошлой или этой жизни. Я уважаю его с благочестивым сердцем. Было бы неуважительно использовать детскую оболочку, чтобы ослабить бдительность Учителя, не говоря уже о том, что смотреть на его тело было по-настоящему невежливо».

     

    Tем не менее, в этот момент притягательное желание разгоралось в его сердце. Желание узнать все об Учителе и покрыть этого чистого человека его собственным запахом и теплом. Эта мысль была глубоко похоронена в его сердце, с того самого момента как он снова встретил Му Чэня. Один раз зашевелившись, желание вышло из-под контроля, лопнуло и посягнуло на его рациональность.

     

    Рациональность и ненасытное желание постоянно боролись в сердце.

     

    Не осознавая всей той борьбы, через которую проходил его маленький ученик, Му Чэнь шагнул в воду и убрал несколько мокрых прядей с груди за спину. Глядя на рассеянного Гу Юньцзюэ, мужчина протянул руку, слегка улыбнулся и мягко сказал:

    – Не бойся, иди сюда.

     

    И так чистая нефритовая кожа стала еще более нежной и гладкой в тумане воды. Хотя его обнаженная верхняя часть казалась хрупкой, контур тела был необычайно красивым. В этот момент он поднял голову вверх, его тонкая шея показала красивый изгиб, и манящие движения вызвали некоторую рябь в воде. Избавившись от своей обычной холодной внешности, Му Чэнь теперь показал легкую улыбку в уголках губ и пару ясных глаз, сияющих как яркий лунный свет от полумесяца в ночном небе.

     

    Наблюдая за своим собственным взглядом, отраженным в глазах Му Чэня, Юньцзюэ наконец понял, чего он действительно желал и почему он этого желал!

     

    В этот момент Гу Юньцзюэ наконец понял, что он хочет подарить Учителю лучшие вещи в этом мире только для того, чтобы взгляд Му Чэня всегда был прикован к нему, и он улыбался только ему. Это неконтролируемое чувство, наконец, нашло причину.

     

    Это была любовь. Он влюбился в Учителя.

     

    Возможно, его душа уже была очарована с первого взгляда этих чистых и ясных глаз. Маленький мастер никогда не узнает, как соблазнительны и очаровательны его глаза, особенно для кого-то вроде него, чьи руки были запятнаны кровью.

     

    Гу Юньцзюэ чувствовал, что это было очень забавно. Он отдал свое сердце Учителю, но даже не понял этого. Если бы он осознал это в своей прошлой жизни, то забрал бы Учителя в Царство демонов. Он бы показал свою великую любовь и не никогда больше выпускал бы его из виду. Тогда как могли бы случиться все те события в прошлом?

     

    Этика между Учителем и учеником?

     

    Разрушение Инь и Ян?

     

    Такого рода вещи вообще не касаются Гу Юньцзюэ. Небесный закон безжалостен, а все живые существа – собачий корм. Поскольку он выбрал этот путь, он должен направить меч в Небеса. Если боги преградят ему путь, он убьет богов, если демоны преградят ему путь, он убьет демонов. Он может повернуть время вспять, не утратив своих воспоминаний, что уже не позволяется Небесным законом. Поскольку это так, он не заботится об уничтожении шести Дао и трех Царств. Пока Маленький мастер на его стороне, он ничего не будет бояться.

     

    Теперь, когда его разум был заполнен человеком, находящимся в воде, Гу Юньцзюэ обдумывал, как заполучить его.

     

    – Учитель, – глядя на протянутую к нему руку, Юньцзюэ расплылся в улыбке и вцепился в нее, тогда как в глубине его глаз таились выдержка и решимость завоевать этого человека, и искренне признался. – Учитель, ты мне нравишься.

     

    Услышав это, Му Чэнь застыл в изумлении, а затем улыбнулся:

    – Учитель также любит тебя.

     

    Такой маленький умный ученик наверняка будет любим всеми. Он должен хорошо за ним присматривать.

     

    Гу Юньцзюэ облизнул губы, показав улыбку, которая всем бы понравилась. Не позволяя отказаться, он спросил:

    – Тогда Учитель всегда будет рядом со мной?

     

    Глаза Му Чэня, казалось, светились, и он мягко пообещал:

    – Да, буду.

     

    Малейшая небрежность, и этот ребенок бросит весь мир в пучину страданий. Как мог Му Чэнь позволить этому милому мальчику последовать тем же путем, как и в прошлой жизни, и попасть в ловушку демонических совершенствующихся? Ни за что. Он никогда не допустит, чтобы такая милая мелочь отошла от него даже на шаг.

     

    Получив его обещание, Юньцзюэ слегка сузил глаза и, рассмеявшись, прыгнул на Му Чэня. Мужчина поспешил поймать и крепко обнять его, и притворяясь сердитым сказал:

    – Озорной ребенок!

     

    – Где бы ты ни был, даже если это бездонная пропасть или ад, я прыгну в него без колебаний, Учитель.

     

    – Не говори глупости!

     

    – Учитель, помоги мне раздеться.

     

    – Сделай это самостоятельно.

     

    – Я не могу снять это. Учитель, помоги мне.

     

    – Глупый!

     

    ......

     

    По отношению к этому маленькому ученику, который любил действовать испорчено, у Му Чэня совершенно не было никакой защиты. Его суровое выражение лица в одно мгновение было побеждено мягким и приставучим отношением другого. Беспомощный мужчина чувствовал разочарование, но снял одежду ученика, крепко держа его в своих руках.

     

    Прошло уже полгода с тех пор, как он взял Гу Юньцзюэ в ученики. Ребенок немного вырос. Его раны давно зажили, на теле наросло мясо, а его маленькая попка округлилась. Му Чэнь не сдержался и восхищенно размял тельце в своих руках, начав с крошечных рук и ножек, затем живот и ягодицы, даже его маленькие лодыжки. После такого массажа, казалось, мужчина был в приподнятом настроении, и в его ранее холодных глазах горел свет.

     

    – Отныне ты будешь купаться вместе со мной, – прямо решил Му Чэнь.

     

    Гу Юньцзюэ крепко обнял Учителя за шею, не оставляя между ними никакого пространства, и послушно согласился:

    – Хорошо.

     

    Му Чэнь радостно улыбнулся. Бросив нежный взгляд на своего ученика, как раз в этот момент он заметил на них одинаковую белую одежду: как у отца и сына. Тогда почему бы не сделать одинаковой всю их одежду в будущем?

     

    Стоя на камнях, Гу Юньцзюэ высушил волосы Му Чэня, используя свою духовную силу, и проворно поправил одежду Учителя. Его действия заставили мужчину чувствовать себя чрезвычайно удовлетворенным и неспособным сдержать свои руки, ущипнув щечки ребенка. Му Чэнь вздохнул про себя: «Такой послушный и сыновний с юных лет. Этот хороший мальчик никогда не станет искаженным».

     

    Когда они рука об руку вернулись в главный зал, Цзин Тин уже вернулся из Дворца Ханьян. Увидев Мастера, подросток, как и сказал Гу Юньцзюэ, избегал его взгляда. Му Чэнь смутился и подумал про себя: «Неуместно обращаться с подростком как с ребенком. Нужно соблюдать некоторую дистанцию, чтобы другие не поняли меня неправильно».

     

    Подняв глаза и посмотрев на выражение Учителя, Гу Юньцзюэ счастливо улыбался. Его соблазнительные персиковые глаза сияли, оттеняя легкое кокетство его родинки в форме слезы у уголка глаза.

     

    Хэйдань, взгромоздившийся на подоконник, осторожно оглядел обоих сверху донизу. Его алые глаза упали на более сильную душу Гу Юньцзюэ, а затем в них мелькнул намек на жадность. Юньцзюэ внезапно повернул голову в его сторону, показывая неприкрытое презрение.

     

    Хэйдань испугался и тут же вытянул два коротких крылышка, чтобы прикрыть голову, невольно отпрянув от испуга. К сожалению, он потерял свои перья после того, как стал меньше, поэтому его мясистые крылышки едва доставали до головы. Осознав это, демон бездны съежился еще больше, став похожим на перепела, дрожащего в бескрайнем снегу.

     

    Гу Юньцзюэ попрощался с Му Чэнем, подошел и забрал Хэйданя, а затем неторопливо вернулся в свою комнату.

     

    Хэйдань тихо сидел на столе, прикрыв рот своими жалкими крылышками, потому что ребенок перед ним предупредил его, чтобы он не беспокоил учителя своим неприятным голосом, иначе он отрежет ему крылья.

     

    Ритмично постукивая по столу указательным пальцем одной руки и положив подбородок на другую, Гу Юньцзюэ смотрел на этот комок черного пуха и погрузился в свои мысли. По его мнению, Цзи Цинюань уже полностью вступил на демонический путь. Его душа на стадии Полубога была достаточно сильна и могла помочь Хэйданю продвинуться. Даже если существо, закрытое в клетке, притворяется маленькой уткой, он все равно должен сыграть свою роль и продемонстрировать свою полезность, когда придет время.

     

    Шея Хэйданя сжалась, он безнадежно ожидал решение Гу Юньцзюэ о его судьбе. Пара алых глаз беспокойно металась под лампой. Только когда у него не было сил отвести взгляд, Юньцзюэ наконец сказал небрежным тоном:

    – Полагаю, что в твоем клане осталось не так много членов. Одна ошибка может привести к его исчезновению.

    Голос ребенка был звонким и ясным, с мягким тоном, но полным злобы.

     

    Три золотых перышка на голове Хэйданя сразу же поникли, и он быстро поднял свои крылья вверх, чтобы показать свою верность, льстя изо всех сил:

    – Я обещаю, что сделаю все для тебя, как верный последователь. Совершая все грязные дела и убивая всех, кто стоит на твоем пути. Пожалуйста, прояви ко мне милосердие, чтобы я мог сохранить свою скромную жизнь, чтобы привести домой Феникса и иметь гнездо детишек…

     

    – Маленький утенок! – усмехнулся Гу Юньцзюэ.

     

    – Я не утка, – пробормотал Хэйдань.

     

    Гу Юньцзюэ поднял бровь.

     

    – Я утка, – для того, чтобы выжить, эта утка станет уткой. Если бы его назвали червем, он бы тоже это признал.

     

    Услышав согласие, Гу Юньцзюэ с радостью погладил три золотых перышка на голове утенка, улыбаясь при этом. Но его следующие слова несли в себе такое сильное убийственное намерение, что потрясло Хэйданя, заставив душу демона бездны дрожать от страха.

    – Ты способен поглотить душу на стадии Полубога?

     

    Он должен быть в состоянии!

     

    Хэйдань хотел наброситься и обнять ногу Гу Юньцзюэ, без стыда крича старшему:

    – Могу! Могу! Могу! Пожалуйста! Я могу есть сколько угодно, все что ты мне предложишь! Я ни от чего не отказываюсь!

     

    Гу Юньцзюэ показал слабую улыбку, которая каким-то образом несла в себе некоторую искренность. Когда огонь Маленького мастера разгорается, его духовная сущность страдает от ожогов. Если он помнил правильно, то в первый раз он вспыхнет через десять лет. Душа, поглощенная Трехрогим Вороном бездны, очищается до чистого белого цвета, чрезвычайно похожего на чистую душу Учителя. К тому времени эта утка могла бы пригодиться, так как очищенная ею душа могла бы послужить питанием, чтобы укрепить душу Маленького мастера.

     

    Эту мелочь стоило вырастить.

     

    Совершенно не зная, что он стал машиной для очистки, Хэйдань с радостью спрыгнул на пол, крепко обнял ногу Гу Юньцзюэ своими маленькими и лишенными перьев крыльями, и потерся головой о него, выглядя чрезвычайно довольным и ожидающим многообещающего будущего, чтобы хорошо поесть.

     

    В этот момент Гу Юньцзюэ услышал стук в дверь и увидел Му Чэня, стоящего в дверях и смотрящего на них непостижимым взглядом. Никто не знал, как много он слышал.

     

    Хэйдань испуганно отпрянул назад.

  • Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии