• Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Услышав, что многие хотят его видеть, Му Чэнь озадаченно посмотрел на Цзин Тина. Что за люди это могли быть?

     

    – Подарить подарки, – лаконично ответил Цзин Тин.

     

    – Хм?

     

    – Принятие ученика.

     

    Bсе еще в замешательстве Му Чэнь склонил голову.

     

    – Oни здесь, чтобы поздравить вас с принятием ученика и предложить вам и Маленькому хозяину дворца поздравительные подарки, – объяснила вместо Цзянь Тина умная служанка, которая до этого потеряла дар речи от одного только вида общения этих двух не особо разговорчивых людей.

     

    Му Чэнь вдруг вспомнил, что в прошлой жизни, похоже, не было ничего подобного.

    – Так как подарки уже здесь, значит, они принадлежат Юнь’эру.

     

    – О, – с коротким ответом Цзин Тин нахмурившись вышел, чтобы разобраться с подарками. Эти люди были такими отвратительными и действовали так быстро, увидев могущество Хозяина дворца, показанное недавно.

     

    Видя недовольство Цзин Тина, Му Чэнь внезапно понял, что в его дворце не хватает способного управляющего. Цзин Тин не любил говорить и был нетерпеливым в решении мелочей, но довольно внушительным при выпроваживании гостей. Kроме того, несколько лет спустя Му Чэнь планировал отпустить Цзин Тина для получения некоторого опыта, так как двоим братьям однажды придется вернуться в Мир Демонов. Расти в таком уютном месте не слишком хорошо для него.

     

    Поэтому Му Чэнь отправил сообщение Цзин Мину, в котором просил его с Гу Юньцзюэ выбрать внимательного ученика из внешней секты для управления делами дворца. К полудню они вернулись с седым и бородатым стариком, которого звали Гуань Шань. Он был управляющим во внешней секте.

     

    Из-за появившейся головной боли Му Чэнь потер лоб. Это его вина. Он не должен был позволять двум детям с интеллектом пятилетнего самим выбирать управляющего. Этот старик, стоящий перед ними, выглядел дружелюбным, определенно тот тип, который понравился бы детям.

     

    Все ученики внешней секты были совершенствующимися с тремя духовными корнями, которым после испытания были даны два обычных руководства по совершенствованию, основанных на их атрибутах. Удачливые со временем были бы назначены на пики и в дворцы для служения. Если им повезет, у них может появиться шанс получить возможность вступить на Бессмертный путь. Но в основном несчастные могли иметь дело только с различными небольшими делами внешней секты и дожить лишь до двух сотен лет, оканчивая свою жизнь до достижения стадии Заложения основания.

     

    Конечно, внешним ученикам было разрешено принять участие в конкурсе сект, но немногие могли выделиться и быть избранными для вступления во внутреннюю секту, если не столкнулись с шансом изменить судьбу.

     

    Этот пожилой человек был уже в преклонном возрасте. Похоже, их план состоял в том, чтобы старик мог получить возможность наслаждаться его поздними годами? A что же насчет управляющего?

     

    Увидев недовольство Му Чэня, Гу Юньцзюэ с широкой улыбкой поспешил подойти и забраться на колени мужчины, нежно похлопав его по груди и говоря тихим голосом:

    – Учитель, он выглядит надежным и слишком жалким, чтобы его выгонять. Пожалуйста, позволь ему остаться.

     

    Му Чэнь нахмурился. Редко его маленький ученик проявлял такую доброту к кому-то. В прошлой жизни Гу Юньцзюэ убивал всех бесполезных. Действительно безжалостный мальчик.

    «Значит, я должен быть хорошим учителем, который так любезно обучает его», – думал Му Чэнь, радостный и довольный послушанием своего дорогого ученика.

     

    – Так как он тебе понравился, то пускай остается.

     

    – Спасибо, Учитель.

     

    Гуань Шань вздохнул с облегчением, услышав, что он может остаться, и немедленно поклонился Му Чэню:

    – Спасибо, Хозяин дворца.

     

    Му Чэнь махнул рукой Цзин Тину, чтобы тот помог Гуань Шаню устроиться. Тем не менее, еще предстоит решить, подходит ли он для этой работы.

     

    Обняв шею Учителя, Гу Юньцзюэ остался в объятиях Му Чэня. Когда он почувствовал тонкий аромат тела мужчины, уголки губ ребенка постепенно растянулись в широкую улыбку.

    «Это так восхитительно, что Учитель дает мне все, что я прошу. Так как Гуань Шань теперь здесь, даже если меня вдруг не будет рядом, он может помочь защитить Дворец Яньян и Учителя, когда я сам не смогу. И мне было бы намного легче делать некоторые вещи с помощью Гуань Шаня».

     

    Гуань Шань оказался вполне способным, и вскоре составил список всех даров. Му Чэнь проверил его и обнаружил, что подарки, хоть и не были слишком ценными, все же были особенными. Очевидно, отправители проделали довольно большую работу. Дворец Ханьян присоединился к поздравлению и отправил жареную курицу. Должно быть, это сделал Чу Цяньшуан, пристрастившийся к еде, Лю Ханьчжи никогда бы так не поступил.

     

    – Среди всех этих подарков только жареная курица, должно быть, не несет следов жадности отправителя, – прикоснулся к списку Му Чэнь и слегка приподнял уголки губ. – Все эти вещи твои. Можешь делать с ними все, что захочешь.

     

    – Все это отправили мне? – Гу Юньцзюэ не мог удержаться от улыбки. Учитель действительно был не просто щедрым. Он отдал ему все, даже не глядя. Такое нежное отношение, что он тогда собирается получить взамен?

     

    Цзин Мин уже взял коробку с едой в руки. Однако он почувствовал что-то необычное, еще не подняв крышку. Понюхав, он озадаченно повернулся к Му Чэню.

     

    – Что случилось? – посмотрел на него мужчина.

     

    – Демоническая Ци, – в шоке произнес Цзин Мин.

     

    Цзин Мин сам был не человеком, а древним мифическим зверем, потомком Волка Лунного неба. Он попал в Бессмертный мир из Демонического только по какой-то случайности и перевоплотился в человеческий облик во Дворце Яньян, потому что не хотел становится чьим-то духовным питомцем. Му Чэнь относился к ним обоим как к своим настоящим ученикам. Однако Цзин Мин, хоть и привык к спокойной жизни, все же от природы получил достаточно чувствительный нос и остро ощущал демоническую Ци.

     

    Демоническая энергия оказалась на подарке от Чу Цяньшуана. Что это значит?

     

    – Плохо дело, Мастер. Сяо Лю должно быть в руках демонического совершенствующегося! – испуганно воскликнул Цзин Мин.

     

    Му Чэнь бросил на него беспомощный взгляд: «Ты сам демонический зверь, чего еще ты боишься?»

     

    Думая о том, что не осталось ни одной пилюли для маскировки демонической Ци, Му Чэнь снова вошел в свою алхимическую комнату и через два дня вышел с десятками бутылок с таблетками. Разделив их на три части, он вначале вручил две из них Цзин Тину, а затем приказал:

    – Отнеси это Сяо Лю и скажи ему, чтобы он не выходил наружу в течение этих двух дней.

     

    – Чу Цяньшуан тоже…

     

    – Тише! – указательный палец мягко коснулся губ Цзин Тина, заставляя его проглотить все свои слова. Видя редкий шок на лице подростка, Му Чэнь улыбнулся и мягко произнес. – Теперь иди, и тебе не нужно беспокоиться о разоблачении твоей личности.

     

    Три мальчика одного возраста должны быть в состоянии подружиться, так как они были одной расы.

     

    Внезапное теплое прикосновение к губам заставило Цзин Тина покраснеть, он взял пилюли из рук Мастера и немедленно выбежал, исчезнув в мгновение ока, такой же быстрый, как и его меч.

     

    Му Чэнь удивленно нахмурился: «Почему этот ребенок всегда так спешит?»

     

    Однако только что вернувшийся Юньцзюэ, который был вынужден выгуливать Хэйданя с красной лентой на шее, через окно случайно увидел следующую картину: Маленький мастер, наконец, вышел из комнаты алхимии, пальцы Маленького мастера коснулись чужих губ…

     

    Охваченный ревностью и яростью, Гу Юньцзюэ вошел с угрюмым лицом, взял Му Чэня за руку и с силой вытер ее платком.

     

    – Юнь’эр?

     

    – Учитель, вы только что вели себя так, как будто приставали к хорошенькому мальчику. Пожалуйста, никогда не делайте этого снова. Иначе это будет неправильно воспринято, – Гу Юньцзюэ уставился прямо в глаза Му Чэня, его лицо расслабилось, не обнаружив в них никаких следов нежности. Он продолжил осторожно уговаривать. – Скорее всего Цзин Тин был напуган. Уверен, он постарается избежать твоего взгляда, когда вернется.

     

    Му Чэнь был ошеломлен сложившейся ситуацией и извиняющимся взглядом посмотрел в ту сторону, куда ушел Цзин Тин. Правильно, он не должен был этого делать. Он просто забыл, что Цзин Тин уже взрослый мальчик. Ему действительно следует сохранять некоторое расстояние между ними в будущем.

     

    Однако, «приставать к хорошенькому мальчику»? Откуда только этот маленький ученик узнал о таком? Но затем он подумал о шрамах по всему телу Гу Юньцзюэ, и в его голове вспыхнуло бесчисленное множество воображаемых ужасных сцен. Он не мог не коснуться головы ребенка, полагая, что Юнь’эр, должно быть, стал свидетелем множества грязных сцен. Чем более влиятельной была семья, тем более зловещими были вещи, происходящие в ней.

     

    Взволнованный Му Чэнь снова обнял Гу Юньцзюэ и обнаружил, что тот стал немного тяжелее с прошлого раза. Удовлетворенный, он похлопал мальчика по спинке и пообещал:

    – Я больше не буду этого делать.

     

    – Учитель, как долго ты будешь держать меня на руках? – улыбнулся Юньцзюэ.

     

    – Только пока ты еще маленький. Я не смогу держать тебя уже через год.

     

    Гу Юньцзюэ взял прядь волос Му Чэня и обвил их вокруг кончиков пальцев. Мальчик мягко улыбнулся:

    – Тогда я могу держать тебя за руку так долго, как мне нравится.

     

    Му Чэнь просто воспринял это как детское заявление и мягко улыбнулся:

    – Хорошо.

     

    Однако про себя подумал:

    «Через несколько лет, даже если я захочу держать его за руку, маленький ученик уже не позволит мне. Мальчики, как правило, имеют совсем иные мысли, когда вырастают».

     

    После двух дней, проведенных в алхимической комнате, Му Чэнь чувствовал дискомфорт во всем теле. Поэтому он просто выбросил Хэйданя прочь и привел Гу Юньцзюэ на задний склон горы, где находился духовный источник, в котором он обычно купался.

     

    В живописных горах, усеянных красивыми цветами, медленно струился поток духовного источника с клубящимся туманом, делавшим все силуэты вокруг немного расплывчатым. Заходящее солнце слегка окрасило туман, и в вечернее время можно было заметить, как в воду неторопливо падают лепестки. Это место всегда находилось под защитой массива, и здесь никогда не было посторонних. Сюда приходили успокоить душу и облегчить разум.

     

    Му Чэнь спустил Гу Юньцзюэ на землю, предложив:

    – Хотел бы ты искупаться в источнике вместе?

     

    С того самого момента, как они вошли сюда, Юньцзюэ знал, что намеревался сделать Му Чэнь. Его ушки покраснели от этих слов.

    – Учитель… я… ученику лучше оставить тебя одного…

     

    Му Чэнь взял ребенка за рукав и с редким для него порывом поддразнил:

    – Ты стесняешься?

     

    – Учитель, ты действительно… – Гу Юньцзюэ сузил глаза и невинно улыбнулся. – Раз Учитель так просит об этом, это будет величайшим удовольствием для ученика.

     

    Не ясно как, но Му Чэнь почувствовал, что этот маленький мальчик немного сильнее акцентировал внимание на «моем величайшем удовольствии», что заставило его задуматься, не услышал ли он неправильно.

  • Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии