• Элиза. Я перевоплотилась в благородную злодейку, но почему?
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • 61 глава. Побочная история (Ратока)

    На следующий день, несмотря на то, что Ратока чувствовал себя истощенным и немного больным, он притащил свое тяжелое тело и принес семена, которые прихватил вчера с собой, чтобы встретиться с Элис.

    Семена Ратока были слегка розоватыми и размером с его руку. И хотя их нельзя есть сырыми, но, если семена сварить, они становились сладкими и вкусными.

    “Некоторые растения хороши для восстановления тела” вспомнил Ратока слова сестры, которая научила его этому. А из-за того, что у Элис было слабое тело, он подумал, что эти семена будут идеальными для нее.

    Стараясь держаться в тени как можно дольше, чтобы избежать жары, Ратока размышлял над тем, ждет ли до сих пор его Элис, так как он очень давно не навещал ее.

    Но когда он пришел в сад, то увидел, что Элис смотрит из окна с удрученным выражением лица, и его сердце быстро забилось.

    "Госпожа Элис!”

    Он бросился к ее окну и позвал ее. Как только Элис увидела Ратоку, ее выражение лица стало удивительным и радостным.

    “Госпожа Элис!”

    Приветствие, которое он услышал взамен, было точно таким же, как и его. Ратока ненавидел это приветствие, но из-за того, что Элис была неимоверно рада, Ратока даже не возражал против него. Хотя ему не нравилось то, что Элиза изменила имя на свое собственное, но теперь, когда Ратока думает об имени Элис , это его больше не раздражает.

    "Извините, что я ничего вам не сказал и не приходил в гости.”

    “Нет, не беспокойся об этом… Но я волновалась из-за того, что так долго тебя не было. С тобой что-то случилоcь?»

    Элис была очень рада, что с ним было все в порядке, это было очевидно, и ее ослепительная улыбка заставила Ратоку почувствовать себя виноватым. Он дал повод Элис беспокоиться о нем, и он также сомневался, будет ли она ждать его, поэтому он снова опустил голову и извинился.

    Затем он протянул ей свой подарок, пытаясь заставить себя чувствовать себя лучше.

    "Эм, это… Я собрал их для тебя.”

    Он крепко держал семена, а его сердце снова начало биться быстрее. Так как комната Элис находится на втором этаже, ему придется бросить их ей.

    А что, если она скажет, что ей семена не нужны? Его сердце бешено колотилось. В конце концов, она дворянка. А если они ей не понравятся? На эти семена не посмотрели бы даже большинство простолюдинов.

    Пока Ратока нервно ждал, Элис в замешательстве наклонила голову. Затем она дрожащему Ратоке удивленно задала вопрос:

    "Собрал? Ты, о чем?

    Это был такой неожиданный вопрос, от чего мозг Ратоки больше не в состоянии был обрабатывать информацию.

    "Эм…А?”

    Ратока мог только ответить приглушенным голосом, и смотреть на Элиc пустым взглядом. Между ними наступила тишина.

    Она спросила, ты, о чем? Хотя он услышал ее вопрос и сделал пять глубоких вдохов, чтобы ему как-то стало легче, он все еще не понимал полностью ее вопрос.

    Чтобы выжить, в детстве некоторые странные вещи Ратока считал нормальными, однако, дворяне обычно не готовят пищу для себя, и, кроме того, Элис всегда была больна и росла в ограниченных условиях, поэтому она вообще не имела понятия о повседневной жизни.

    Вдруг из ее комнаты послышалось хихиканье и Ратока напрягся.

    Когда его перевели в казармы, он забыл о том, что ему сказали не подходить к особняку. Хотя было очевидным, что особняк был предназначен для жизни дворян.

    И это было одной из причин, по которой он сначала держался в тени, когда приходил сюда. Да и не было никакой гарантии, что кого-нибудь не окажется рядом с Элис.

    “В чем дело, Майя? Почему ты так смеешься?”

    “...Ничего, госпожа. Просто я уверена, что ваш друг по имени Элис, должно быть, очень шокирован. Извините.”

    Пока Ратока стоял как парализованный, Элис начала снова говорить, не обращая на это никакого внимания. Другой голос спокойно ответил Элис.

    "Различные растения и фрукты съедобны, и их можно собирать, это и называется сбором. Когда госпожа Элиза рассказывала вам истории о своем проживании в казармах, она, конечно же, упоминала об этом”

    “Да... Так вот что означает слово сбор”

    Из-за того, что Элис поняла, о чем идет речь, она счастливо улыбнулась и повернулась к Ратоке. Ратока мгновенно улыбнулся в ответ, но чувствовал, что его щека все еще дергается.

    Этот человек в комнате Элис, должно быть, уже знал о Ратоке, который уже много раз приходил к ней в гости. Он, должно быть, каждый раз молчал, когда Ратока навещал ее. Ратока удивился тому, что он всегда слушал их разговоры, не показывая своего присутствия.

    Ратока всегда думал, что эти приятные, мирные разговоры принадлежат только ему и Элис. И он также чувствовал, что есть что-то даже священное в этом.

    Щека Ратоки все также дергалась и сложные эмоции переполняли его.

    Элис - дворянка и, конечно, дворяне должно быть привыкли к тому, что кто-то другой слушает их разговоры, это естественно для них.

    Она не знала, что означало слово "сбор", и это было нормально для Элис, и для нее Ратока не сказал и не сделал ничего вообще плохого.

    Однако она сильно отличалась от принятого образа дворянки, но он чувствовал, что Элис действительно дворянской крови. Это его сильно впечатлило, и он помнил, что та сестра с презрением относилась к такой категории людей.

    “Что-то случилось?”

    Элис посмотрела на Ратоку, склонив голову в изумлении.

    “Ничего, я в порядке…”

    Они стояли в таком положении по отношению друг ко другу, что казалось, между ними возникла какая-то странная аура, от чего Ратока мягко отвел взгляд от Элис.

    62 глава.Побочная история (Ратока)

    Так как он не приходил к Элис уже слишком давно, то Ратока начал искал повод, чтобы сказать ей причину своего отсутствия, но смог промолвить только то, что учиться стало намного труднее и он был слишком занят, чтобы прийти, не в силах придумать что-нибудь еще.

    Им овладело тяжелое чувство, похожее на грязь, которое как будто застряло в его груди.

    В сознании Ратоки три девушки то появлялись, то исчезали, меняясь местами друг с другом.

    "Дворяне такие ужасные. Пока жители деревни находятся в плачевном состоянии, они живут хорошей жизнью и каждый день веселятся"Сестра с глазами цвета утренней зари и еле заметной улыбкой менялась на мимолетную улыбку Элис, которая печально покачивала головой.

    Затем появилось ледяное выражение лица Элизы с ее кроваво-красными глазами, и словами, которые она сказала ему, когда он сидел за решеткой в своей камере. Все это картинки, как калейдоскоп, менялись в его голове.

    "Законы страны, нужны, чтобы защитить свой народ, и дворянство в том числе. А дворяне - необычные люди, это те рычаги, которые двигают страну... Если глупые люди забудут об этом и попытаются навредить, то эта страна может быть разрушена, хорошим примером глупых людей был мой отец”

    Таким образом, эти образы просто продолжали бесконечно переключаться и меняться местами в его разуме, что даже его немного развеселило.

    Конечно, это повлияло бы на его способность концентрироваться и на его физические способности.

    Деревянный меч в его руках был сбит с огромной силой, и в следующий миг он понял, что лежит на земле. Это произошло так быстро, что Ратока даже не успел осознать, что с ним происходит, пока боль в спине не дала о себе знать.

    “Эй, сегодня явно не мой день.”

    Ратока некоторое время оставался ошеломленным, пока его голос не дошел до угрюмого Гюнтера.

    "Это больно”.

    Гюнтер слегка ударил Ратоку по голове, затем схватил его за шиворот и c силой поднял его с земли!

    “Ты что делаешь?”

    “…………”

    Несмотря на то, что Гюнтер был довольно груб и сердито ревел на Ратоку, все, что он увидел у него, это ничего не значащий взгляд. Гюнтер посмотрел на него, и Ратока вздрогнул.

    “......На сегодня достаточно.”

    “А?

    "Просто делай, что тебе нравится, пока идет тренировка.”

    C этими словами Гюнтер быстро покинул тренировочную площадку.

    “...Что все это значит? Что это было?”.

    Деревянный меч Ратоки, выбитый из его рук с большей силой, пролетел дальше, чем когда-либо прежде.

    В то время как Поло намазывал на его спину какое-то лекарство, Ратока смотрел на поля и наблюдал, как пшеница колышется в легком бризе.

    "Что сегодня случилось? Мне кажется ты какой-то потерянный”.

    “...Мм? Ах”

    Ратока едва смог ответил Полу, который беспокоился о нем, ни на миг не переставая размышлять о трех девушках, которые все еще мелькали в его голове.

    На самом деле он очень хотел, чтобы все это прекратилось, и чтобы девушки исчезли из его головы, однако Ратока понял, что это было проявлением его собственных размышлений.

    Девушка, которая научила его чувствовать ценности.

    Девушка, которая сейчас для него самая важная.

    И, человек, которого он ненавидит больше всего.

    Он не знал, кому доверять или в кого верить, Ратока был полностью потерян и находился в замешательстве.

    Из-за неправильного воспитания его эмоции были незрелыми, что отрицательно повлияло на его развитие. Уровень его эмоциональной зрелости был даже ниже среднего, вместо положенного для мальчишек его возраста.

    Вся эта буря новых мыслей и эмоций вызывала в нем большое смятение.

    Весь этот хаос был внутри него и он не мог найти никаких ответов, поэтому Ратока, все еще с пустым выражением лица, спросил Поло, который стоялпозади него.

    “…Эй, дворяне – это же ведь ужасные люди, верно?”

    Многие солдаты армии занимались бандитизмом из-за бывшего господина, которого они ненавидели и презирали. И эта ненависть распространяется и на его детей, и на его жену, которая имела особняк в королевской столице, но которым она сама никогда не управляла, а их дети были толстыми и уродливыми, и они, казалось, наслаждались издевательствами и пытками людей в их владении.

    Но почему эта ненависть не распространяется наЭлизу, единственную, которая выжила?

    “...Что ты имеешь в виду? Хотя предыдущий господин был действительно ужасен, граф Терея всегда помогал нам.”

    Немного подумав, ответил Поло.

    "Также Клавдия тоже очень хороший человек. Она милая, очень веселая, и совсем не высокомерная.”

    Когда Пауло говорил о Клавдии,Ратока вспомнил красивую девушку с длинными светлыми волосами. Он никогда не говорил с ней, но видел ее много раз. Она личный помощник Элизы и телохранитель, это все, что Ратока знал о ней. Если бы он не был послушным, когда жил в казармах, возможно, он бы мог с ней поговорить.

    "Что касается госпожи Элизы...Хммм. Я бы определенно ненавидел ее, если бы она была ужасной дворянкой, как ее отец, но она была воспитана графом Терей, и поэтому она имеет правильное представлениео своих людях. Госпожа Клавдия говорит, что госпожа Элиза хороший человек, и другие солдаты также относятся к ней с признанием и почтением, так что, думаю, можно сказать, что она благородная дворянка?”

    Как только Поло перестал подводить итоги своих мыслей, он закончил мазать Лекарство на спине Ратоки и встал.

    "Ну, если тебя это беспокоит, то посмотри сам”

    “Что?”

    Поло сказал это очень откровенно, и Ратока стал думать о его словах. “Посмотри сам”- сказал он, но после чего он продолжил “Одна проблема Элиза почти вообще не выходит из своего особняка” Кроме того, поскольку Поло такой же солдат, как Ратока, он тоже не имеет никакой возможности приблизиться к Элизе.

    "Не беспокойся об этом, в этом нет ничего плохого, ты просто должен пойти с нами, когда мы отправимся в Форт Джангфена”

    “......Отправиться?”

    Это было такое неожиданное слово, что Ратока мог только повторить его.

    Форт Джангфена это граница страны и считается самым опасным местом в Арсии, граничащим с недружественной страной Дэнсел. Это место, где люди должны быть всегда готовы к смерти. Хотя Ратока на самом деле этого не знал, но он понял, что Поло имел в виду, когда говорил, о том, что там нужно развернуть войска.

    Однако, более важным для Ратоки сейчас было то, что Поло покинет казармы, а не это обстоятельство.

    “Ты отправишься на войну?”

    Слова, которые, наконец, вышли из уст Ратоки, были на самом деле не те, которые он хотел сказать. Если Поло уходит, то и Ратока тоже хочет пойти, но он не мог сказать этого.

    В худшем случае, Поло может больше никогда не вернуться. И поэтому Ратока не мог попрощаться с Полом.

    "Нет, я не думаю, что это будет так уж опасно, поскольку я слышал, что в соседней стране, недалеко от Арсии, есть какое-то восстание и мы направляемся туда, только для того, чтобы повысить там безопасность. Ты слышал, что наша область собирается принять беженцев?”

    Ратока действительно слышал о том, что домен примет беженцев. Солдаты, которые ранее схватили Ратоку, теперь все жили вместе с ним и рассказывали ему о беженцах.

    "В нашем домене, из-за предыдущего господина, кажется, уменьшилось население. Я не знаю, думал ли об этом граф Терея или госпожа Элиза, но кажется, что один из них решил принять беженцев, чтобы помочь восстановить домен и начать экономически развиваться. И, вероятно, именно поэтому солдат нужно дислоцировать в Форт Джангфена. Возможно, некоторые области также хотели принять беженцев, а некоторые, похоже, противились этому, но так или иначе, наш доме не сможет отсидеться в сторонке.”

    Не понимая, о чем идет речь, Кельвин подошел к нам, держа тарелку с едой, и вступил с нами в разговор. Он, кажется, принес Ратоке и Полу их обеденные порции и сел рядом с ними.

    "По словам Камиля, именно госпожа Элиза настойчиво добивалась того, чтобы наш домен принял беженцев. Кроме того, она была той, кто придумал контрмеры против огненных бабочек. Так мне сказали люди в особняке. Если это правда, то госпожа Элиза совсем не похожа на предыдущего господина.”

    Когда Кельвин убедительным тоном продолжил свою историю, Ратока смог только пробормотать: "Ты не можешь быть в этом уверен” На это Кельвин просто согласился с Ратокой.

    “Да, верно… Я не знаю, какой станет госпожа Элиза в будущем. Но сейчас она все делает ради людей...Кроме того, когда она была здесь, в казармах, она старалась изо всех сил, справляясь с трудной подготовки каждый день. А насколько это сложно, ты знаешь лучше меня, не так ли?”

    Ратока даже не мог кивнуть или покачать головой, соглашаясь с Кельвином, который криво улыбнулся ему, он мог только задать ему вопрос:

    "Кельвин, ты тоже собираешься в Форт Джунгфена?”

    У Кельвина на мгновение появился опустошенный взгляд, а затем он мягко кивнул и улыбнулся.

    “Да, собираюсь”

    Три девушки, наконец-то, исчезли из разума Ратоки, но в замен у него появилось предчувствие, что он расстанется с именем Ратоки и солдатами.

    Он почувствовал тоску, его настигло ужасное чувство пустоты, у него не было больше слов.

    63 глава.Побочная история (Ратока)

    20 солдат были отобраны для строительства новой деревни, которая предназначалась для вновь прибывающих беженцев, они будут там до тех пор, пока их не заменят личные войска графа Тереи, и пока Элиза не приведет солдат из своего владения в Форт Джунгфена.

    В то время, пока солдаты отсутствовали, Ратока вернулся в особняк. После того, как он расстался с Поло, Кельвином и другими солдатами, он понял, что сильно скучает по ним.

    Как и раньше, у Ратоки была своя комната в самом дальнем конце особняка, но на этот раз он не был в заключении.

    По возвращении, Бэллвей, которого он хорошо знал, сразу же повел его на встречу с двумя взрослыми.

    Одной из них была миссис Маршан, представленная Ратоку в качестве служанки, именно она начала давать ему надлежащее образование. Другим был высокий и стройный мужчина, задачей которого было научить Ратоку владеть рапирой. Эти двое также были и преподавателями Элизы.

    Хотя Ратока и имел хорошую физическую подготовку благодаря времени, проведенному в казармах, навыков владения мечом у него почти не было.

    На этот раз Ратока не был брошен, как в то время, когда он впервые попал в казармы, но из-за того, что он сильно уставал от учебы и у него не хватало терпения, обучение шло плохо и ему было непонятно, почему он вынужден был все это узнавать, и уже через три недели он сильно устал от такой жизни в особняке.

    В отличие от пребывания в казармах, Ратока засыпал в мягкой постели и получал хорошее трехразовое питание каждый день, которое готовилось специально для него. Но, несмотря на это, жизнь в казармах ему нравилась больше.

    По крайней мере, там он мог каждый день общаться с Поло и Кельвином, и еще ему разрешали называться его настоящим именем Ратока.

    Теперь же он был сильно загружен уроками, которые задавали емуучителя. Он редко выходил из своей комнаты, каждый день сильно уставал и чувствовал себя одиноким.

    Тем не менее, он понимал, что учителя будут продолжать говорить ему: “Элиза много трудилась и поэтому успешно сдала свои уроки”, и, чувствуя, что ему бросают вызов, Ратока продолжал старательно учиться.

    Он верил в слова учителей, говоривших ему, как и Кельвин, что Элиза раньше тоже ничего не знала, но благодаря своим стараниям успешно завершила учебу. Во всяком случае, именно гордость Ратоки не позволяла ему отказаться от обучения тому, что знала и умела Элиза.

    Ратока понял, что дворянам приходится много и упорно учиться, и егостарое мнение о хорошей, счастливой и веселой жизни дворян, возможно, было ошибочным.

    Ратока изо всех сил стремился догнать Элизу в учебе. Он мечтал о том, что однажды он сможет сделать, то, что может делать она и скажет ей: “Это было так просто, мне даже не пришлось прикладывать никаких усилий.”

    “Элис, сегодня я буду читать лекцию о дворянстве и о законе”.

    “...Хорошо. Я вас внимательно слушаю”

    Сначала его учили вежливой речи, этикету, чтению и письму, но потом через месяц, после того, как он вернулся в особняк, его начали обучать определенным предметам.

    На столе перед собой Ратока обнаружил прямоугольный предмет, которого он раньше никогда не видел, и нервно коснулся его.

    "Это то, что называется книгой?”- спросил Ратока.

    Внутри прямоугольного предмета было много бумаги, заполненной именами и фамилиями людей, про которых он читал в газетах.

    Каждый лист бумаги был исписан, но куда бы он не посмотрел, он вообще не понимал значения слов, хотя и узнавал символы. Он понятия не имел, о чем вообще эта книга.

    "Ты понимаешь содержание?”

    “…Нет.”

    “Конечно же, если бы ты cмог прочитать это все сам, то не было бы никакой необходимости в лекциях.”-говорила миссис Маршан с доброжелательной улыбкой, и ее мягкий взгляд действовал на Ратоку успокаивающе. Хотя числа и суммы, которые он должен был выучить, все еще вызывали в нем чувство тоски, Ратока, тем не менее, с радостью слушал миссис Маршан, начавшую посвящать его в содержание данной книги.

    У Ратоки совсем не было свободного времени, чтобы с кем-нибудь поговоритьиз других классов, к тому же нельзя было разговаривать даже в своем классе. Он должен был все время изучать правильный этикет и язык. Ратока чувствовал, что он как будто тонет во всем этом и ему становилось не по себе.

    Он очень сильно хотел встретиться с Элис, вспоминал ее нежные и успокаивающие истории, которые занимали самое важное место в его сердце.

    Обучаясь на лекциях госпожи Маршан, его взгляды на дворянство менялись и становились все более и более лояльными, а также менялось его мнение насчет Элизы, хотя раньше он считал, что его мнение изменить невозможно.

    Арсия - это страна, которая управляется законом. Религия и закон в этой стране неразрывно переплетены между собой, и так было с момента ее основания.

    Закон считается настолько важным, что его исполнителями являются исключительно дворяне. Они должны наводить порядок в стране, вести к здоровому обществу с хорошими отношениями между ее жителями. Дворяне -это те люди, которые защищают закон и порядок, поэтому-то и существует такая категория людей, как дворяне.

    Первая жрица храма Куша Фема распространила "закон", полученный ею от богов, и была основателем современного общества. Позже ее потомок Святой Ахар создал стража закона, церковь Ся вместе с страной Арсия, которая живет под священным Кодексом законов церкви.

    Это означает то, что нынешнее Королевство Арсия прежде всего регулируется законом. И главы этой страны только дворяне.

    Ратока снова вспомнил слова Элизы той ночью. “Дворяне - необычные люди, они механизмы, которые двигают эту страну.”

    Даже сестра с глазами солнечного рассвета утверждала то же самое и раньше, хотя и упомянула, что дворяне забыли свои обязанности перед страной, утопая в своих удовольствиях.

    Но, если то, что она говорила, было правдой, то почему Элиза все еще обучалась этому?

    Казалось, непоколебимые взгляды на дворян, которые юная сестра глубоко всадила в Ратоку, рушились каждый раз, когда он обучался на лекциях и извлекал знания из своей книги.

    64 глава.Побочная история (Ратока)

    Наконец-то наступил тот день, когда Ратока научился азам владения рапиры.

    Он, как и любоймолодой мальчик, очень сильно любил боевые искусства.

    Более того, он даже гордился собой, гордился тем, что владение рапирой теперь было подвластно ему, а ведь обычные простые люди вообще никогда не имели такой возможности.

    Лето заканчивалось, жара была все реже и реже.Ратока опятьзадуматься о причинах всего происходящего:

    "Почему все было решено именно так?”, когда услышал чьи-то слова.

    Бэллвей, сидящий напротив Ратоки, внезапно сказал ему кое-что без объяснения причин, как он это всегда делал.

    "Скоро твое обучение владения рапирой закончится, и сегодня ты начнешь изучать владение копьем. Твоим учителем будет госпожа Клавдия, ты будешь обучаться на тренировочных площадках, она будет называть тебя Ратокой, а не Элис.И впредь, каждый раз, когда ты будешьговорить с любым извойск графа Терея, пожалуйста, называй себя Ратокой. Так как я отвечаю за тебя, пожалуйста, не доставляй мне лишних хлопот.”

    Бэллвей закончил свою речь, потом быстро встал и ушел, не давая Ратоке возможность ответить.

    Несмотря на то, что ему наконец-то было позволено использовать свое настоящее имяхотя бы только с этими людьми, у Ратоки все еще была тяжесть на душе от всего происходящего.

    Почему он должен был начать изучать копье, после того, как он, наконец, начал осваивать рапиру? Он не мог не задаваться вопросом о некоторых непонятных ему вещах снова и снова с тяжелым чувством на сердце, но не находил на них ответов.

    Почему он должен изучал уроки для дворян? Вспомнив, что однажды он бросил в Элизу камень, Ратока сильно смущался от мысли, что от него ожидают гораздобольшего.

    Однажды Элиза сказала, что казнила бы его, но вместо этого, втот злополучный день, когда должна была состояться его казнь,она просто приказала его запереть и отрезать небольшой локонего волос.

    Он был обеспечен простой, но очень обильной едой, ему даже регулярноразрешали выходить на улицу, каждый день специально для него подготавливали полотенце и горячую ванну, чтобы он мог помыться.

    Благодаря всему этому, по сравнению с тем, когда он жил в деревне Кирилл, тощий, грязный ребенок, каким он был раньше, полностью исчез, и теперь перед нами стоит совсем другой ребенок с чистыми и здоровыми волосами, его цвет лица стал намного лучше, придавая ему аккуратный внешний вид.

    Если бы жители деревни увидели его сейчас, то никто бы не узнал его... Все были уверены, что онказнен во время той несостоявшейся казни, и к тому же они уже давно потеряли всякую связь с ним.

    Все, что они могли помнить, это цвет его волос и глаз. А поскольку он был сильно похож на предыдущего господина, то все избегали Ратоку даже после его смерти.

    Однако, несмотря на то, что его внешний видсильно изменился, Ратока не былудовлетворен этим, так как

    не моги не хотел полностью отказыватьсяот той части своей внешности иимени, котороедала ему егомать.

    Даже если бы его она сошла с ума. Даже если быпричинила ему боль.

    -Девичье имя Ратока, длинные волосы, которые его мать не стригла, и сохраняла его прическу как у девушки - все это было доказательством огромной материнской любви по отношению к нему.

    Хотя тогда его волосы были грязными и нездоровыми, но менять свой внешний вид без разрешения и свое имя ради чьего-то удобства, Ратока не хотел и чувствовал негодование внутри себя.

    Тем не менее, он начинал понемногу понимать, что все это делается только ради того, чтобы у него была возможностьжить дальше.

    Дворяне – это исполнители закона. Предыдущий господин, пытавший своих граждан, был исключением. Если бы он был действительно дворянином, то любые нарушители закона были бы давно уже наказаны им.

    Нельзя защищать и отстаивать закона в собственных корыстных целях, закон должен быть для всех одинаковым: и для дворян, и для простолюдинов, и даже для королевских особ.

    Дочь предыдущего господина, Элиза, зная все это, нарушила закон и позволила Ратоке жить, а ведь он должен был быть казнен по закону. Все это так серьезно!

    Более того, Ратока был пойман, бросая камень в Элизу, и даже сказал ей, что хочет ее смерти. Но сохраняя Ратоку в живых, она ничего не получилавзамен и даже могла навредить себе этим.

    Но таких людей, как Ратока, готовых расправиться со всей семьей госпожи, возмущающихся тем, что Элиза выжила, единственная из всех членов семьи этого тирана, на самом деле было много. А что, если кто-нибудь другой, также как Ратока, бросит в нее камень, она точно также пощадит его? Ратока сильно задумался над этим.

    И хотя он все еще ненавидел ее, но уже понимал, что она несет на своих крошечных плечах тяжесть больших проблем.

    Когда Бэллвей отвел Ратоку на тренировочные площадки, которые тот долго не посещал, то увидел других новых солдат, не знавших его. Они не носили старую кожаную броню, как в армия этого домена, но вместо этого на них была надета металлическая броня.

    "Господин Бэллвей кто этот ребенок...?”

    "Он сирота, но собирается стать солдатом и готовится поступить в армию Калдии весной в будущем году. Здесь он будет обучаться владению копьем. Я боялся, что он может заблудиться, поэтому и привел его сюда.”

    "Понятно, но, надеюсь, господин Бэллвей не напоролся ни на какие неприятности, приведя его сюда?”

    "Просто все остальные, кто был в особняке, оказались занятыми, и они не могли мне помочь.”

    Солдаты, которых он не знал, подошли поговорить с Бэллвеем.Ратока почувствовал, что назревает что-то непонятное для него.

    "Так как скоро прибудет его инструктор, пожалуйста, подготовьте тренировочную площадку”.

    Бэллвей уже почти закончил говорить с солдатами и постучал Ратоке по плечу, на что тот пожал плечами и развернулся, глядя в указанном им направлении.

    Ратока стал наблюдать, как Гюнтер и другие солдаты тренировались с деревянными копьями, он рвал полоски ткани и обматывал ими копье, чтобы скоротать время, пока не услышал прохладный голос девушки, : "Ты Раторка?

    Когда он поднял голову, то передним стоялакрасивая светловолосая девушка. Он видел ее издалека пару раз,и знал, что это Клавдия.

    "Да…Я Ратока.”

    В ответ Клавдия удовлетворенно кивнула.

    “Так ты и есть Ратока? Извини, что ошиблась. Я Клавдия. Рада буду начать тренировки с тобой.”

    "Я тоже буду очень рад тренироваться с тобой”.

    "О-о. Тогда давай немедленно приступим и начнем с пробежки, двадцати кругов вокруг тренировочных площадок.”

    Как только Клавдия это проговорила, копье, которое держал Ратока, выскользнуло из рук и упало с сильным грохотом.

    Двадцать кругов, это огромное количество даже для взрослых солдат, не говоря уже о Ратоке, который до этого мог пробежать только восемь. А ведь она хочет двадцать!

    "Хорошо, давайте начнем.”

    Не обращая внимания на реакцию Ратоки, Клавдия велела ему поторопиться и начинать. Даже если он побежит медленно и возьмет легкий темп, Ратока понимал, что двадцать кругов слишком много для него.

    Тем не менее, Ратока согласился с требованием Клавдии, но после пятнадцати кругов уже был полностью изможден и больше не мог ни бежать, ни тренироваться, и его первый день обучения копьем завершился раньше, чем ожидалось.

    65 глава.Побочная история (Ратока)

    Через несколько дней, хоть Ратока и чувствовал себя уставшим, он все-таки снова сумел заставить себя пойти на тренировочные площадки.

    По пути он встретил Бэллвея, который поприветствовал Ратоку со словами “Ты идешь туда?”и больше ничего не сказал ему.

    Почему-то в особняке все взрослые немногословные: они никогда не болтают попусту, а только очень коротко обмениваются деловой информацией, от которой Ратока не чувствовал никакого тепла.

    Хотя он и был одинок в деревне Кирилл, но его чувство одиночества начало мало-помалу уходить в казармах, где он жил, отчасти из-за того, что с ним уже считались и его уже не игнорировали, как раньше.

    Как и вчера, Бэллвей сразу же покинул его, ничего не сказав, и Ратока тяжело вздохнул.

    Он так хочет встретиться с Элис и поговорить с ней просто так ни о чем.

    В его голове было слишком много мыслей, в которых он так и не мог до конца разобраться. Они просто сменяли одна другую, совершенно неорганизованно и спонтанно, так, что он порой не знал, что ему делать.

    Вот почему иногда он хотел просто забыть обо всем.

    Это было желанием его сердца, но он понимал, что его мечтавряд ликогда-нибудь сбудется. Или хотя бы, чтобы была возможность какого-нибудь случайного разговора, который отвлек бы его от тяжелых мыслей и который дал бы возможность поговорить о чем-то менее существенном. Но теперь в жизни Ратоки появился еще один человек, это Клавдия. И хотя она все еще подросток, с ней легко ладить и скорее всего получится просто поболтать ни о чем.

    Когда он думал об этом, даже несмотря на то, что он все еще был сильно уставшим, силы возвращались к нему и он почувствовал себя намного лучше.

    Ратока, пребывая в этих размышлениях, вдруг оглянулся вокруг, но красивых золотистых волос Клавдии нигде не было видно.

    Он подумал о том, что пришел сюда несколько раньше, чем было нужно, и поэтому собрался терпеливо ждать ее и сел у стены.

    Но прошло два часа, а потом еще полчаса, а Клавдия все еще не приходила.

    Хотя Ратока и догадывался, что могло что-то случиться, он оставался на своем месте, ожидая ее, так как ему больше нечем было заняться.

    В конце концов, Клавдия так и не появилась. Но поскольку Бэллвей сказал ему не беспокоиться и не создавать проблем, Ратока не уходил оттуда. Он не знал, что происходит и чувствовал, что начинает беспокоиться, но он ничего не мог с этим поделать. Он ничего не мог делать сам, потому что все его действия контролировалось дворянами, и они ничего не сказали ему о том, что происходит.

    Ратока впервые столкнулся в своей жизни с тем, что никто не говорит ему, что делать. Почувствовав большую тревогу вперемежку со странными ощущениями, которые он не мог объяснить, Ратока наконец встал и направился к выходу.

    Прошло еще тридцать минут, но никто так ине пришел за Ратокой. В конце концов, он все-таки решил осмотреться вокруг, стараясь понять, что происходит, надеясь, что его не будутругать за самовольство. Идя по тропинке и размышляя о происходящем, он заметил, что армии графа Терея не было на своем месте, хотя до этого они всегда здесь находились.

    Внутри Ратоки все сильнее и сильнее разрасталась тревога. Он шел все быстрее и быстрее пока не начал бежать.

    Он открыл дверь в особняк, заглянул вовнутрь и прижался к стене: там он услышал голоса многих людей.

    Казалось, что сейчас там их очень много. Внимательно всматриваясь в людей, Ратока прижался к стене, думая пройти в комнату к Элис. Но аккуратно посмотрев на вход в особняк, он увидел многих из пропавших солдат армии графа Терея. Среди них он видел Бэллвея и графа Терею, которого впервые встретились за такое долгое время.

    Что же тут происходит? Ратока затаил дыхание. Все смотрели на небо в сторону востока, но не было никаких признаков того, что они собираются куда-то пойти.

    Но что же произошло там, в небе?

    Ратока, обуреваемый любопытством, тоже посмотрел на небо, но не увидел там ничего, кроме обыкновенного заката рыжеватого цвета, который Ратока так ненавидел.

    Вся эта картина казалась нелепой: все смотрели в ослепительный закат. Но потом вдруг в небе появилось маленькое черное пятнышко.

    Ратока думал, что это какая-то птица, пока она не становилась все больше и больше, и когда она приблизилась совсем близко, то он смог увидеть даже ее тень на земле. Стало ясно, что это точно не птица, и он снова посмотрел нагруппулюдей, которые в суматохе начали кричать:

    “Это же Рашиок?!”

    “Да, да… Это определенно Рашиок!”

    Ратока наклонил голову: Рашиок? Он, кажется, помнил это имя из сказки, которую его мама рассказывала ему перед сном давным-давно, но как он ни старался, он не мог вспомнить подробности этой сказки.

    Ратока опять посмотрел на людей, которые толпились у входа в особняк, и указывали на черное пятнышко в небе.

    Это была черная фигура, которая расправляла крылья и летела по небу как птица, но при этом не была птица. Она была намного больше любой существующейптицы. Странное существо, казалось, летит прямо сюда. По мере того, как Ратока продолжал наблюдать за фигурой, она приближалась все ближе и ближе, и он заметил на ней человека, сидящего сверху.

    Кто же там сидит?

    Когда Ратока рассмотрел сидящего человека более ясно, то он потерял дар речи: верхом на существе сидела Клавдия, и держала кого-то в своих руках.

    О, Боже, она держит в руках Элизу!

    Ее черные волосы подсвечивались вечерним солнцем и совсем не развевались от потоков ветра. Ее руки были опущены и висели как плети. Ратока побледнел…

    Должно быть, с ней что-то случилось в Форте Джунгфена.

    В тот момент, когда он узнал ее, Ратока почувствовал, как по его телу прошел леденящий холод, как будто зимой он принял холодный душ, и в груди у него нестерпимо защемило.

    Это та самая девушка, смерти которой он когда-то желал. Но в последнее время, после того, что она сделала для него, он часто думал о ней.

    Однако, он будет сильно обеспокоен, если она сейчас умрет. Он никому не принадлежит, кроме нее. Только Элиза имеет право распоряжаться его жизнью, ведь именно она спасла его, не граф Терея и не кто-либо еще.

    Когда Клавдия и Элиза приземлились на землю, Ратока мог только наблюдать за ними. Хотя он и чувствовал леденящий холод, но его глаза горели, словно в них плясал самый настоящий огонь.

    66 глава.Побочная история (Ратока)

    Пока Клавдия перевозила раненую Элизу в особняк, Ратока стоял как каменный, не в силах сдвинуться с места, переполненный хаотичными и запутанными мыслями. И только после того, как граф Терея вошел в особняк, Ратока, наконец-то, смог двигаться.

    Он не знал, придет ли за ним Бэллвей, но все же решил вернуться на тренировочные площадки, чтобы избежать наказания за самовольное отлучение, так как не мог придумать никаких оправданий своему отсутствию. Он быстро вернулся на место, но

    его сердце все еще бешено колотилось. Элиза, Клавдия и существо, на котором они летели, были все в крови, а это значит, что в форте Джунгфена состоялась какая-то битва.

    Люди, которых он не знал, умирали на том месте, и для Ратоки это было большим шоком.

    Элиза вернулась, а это значит, что солдаты, поехавшие с ней в Форт Джунгфена, тоже должны вернуться в ближайшее время.

    Думая обо всем этом, у него подкашивались ноги, но он собрал все свои силы, чтобы не упасть и в этот момент Беллвей вошел на тренировочные площадки.

    "Извини, что я совсем забыл о тебе и оставил здесь на несколько часов.”

    Беллвей быстро подошел к Ратоке. Казалось, он был очень взволнован и не был похож на самого себя, всегда серьезного и хладнокровного. Ратока с изумлением посмотрел на него. Бэллвей немного прокашлялся, чтобы наконец-то успокоиться и хладнокровно продолжил:

    "Поскольку госпожи Клавдии сейчас здесь нет, мне очень жаль, что ты пришел сюда и прождал здесь очень долго. Я позабочусь о том, чтобы подобное больше не повторилось. Можешь вернуться в казармы, сегодня не будет тренировки.”

    Бэллвей быстро повернулся и оставил Ратоку одного в подавленном состоянии, ведь тот ничего не сказал ему, а ведь Ратока так хотел узнать, что происходит и ему совсем не нужны были эти извинения.

    Чувство одиночества щемило его маленькое сердце и Ратока медленно побрел за Бэллвеем в ужасном настроении.

    Затем, через какое-то время, вернулись и остальные солдаты из армии Калдии во главе с Гюнтером.

    Ратокаосторожно наблюдал за нимииз окна в особняке,зная, что его будут ругать, еслиобнаружат. Солдаты находились в красивом саду особняка, вымощенным разноцветными кирпичами, но на этот раз это не радовалоРатока, так как лица солдат были угрюмыми и серыми как тени.Их поблагодарили заслужбу, но вместо того, чтобы танцевать и веселитьсяна вечеринке, подготовленной в честь их возвращения, они мрачно ели и пили, заглушая боль в своих сердцах.

    Они просто не могли веселиться, зная, что Элиза была в таком ужасном состоянии.

    Ратоку мучил вопрос: ранена ли она? Находится ли она все еще в своей спальне?

    Мучительно размышляя над этим, Ратока перестал смотреть на солдат и начал искать людей, которые заботились о нем в казармах.

    Так как Гюнтер сильновыделялся изокружающих его солдат своимигустыми рыжими волосами, то онсразу увидел его. Казалось, что в нем было что-то харизматичное и притягивающее к себе других людей.

    В то время как все солдаты были в подавленном настроении, Кельвин невозмутимо сидел рядом с Гюнтером со спокойным выражением лица. И только солдаты, приближенные к нему, были такими же спокойными, как и сам Кельвин.

    Затем Ратока нашел Поло и остановился, чтобы внимательно посмотреть на него. Поло был совсем невысокого роста, но его воздушные золотые волосы были очень привлекательными.

    Ратока почувствовалогромное облегчение, увидев своего друга здоровым и невредимым, иснова начал поискиостальныхзнакомых.

    Ему было интересно, что случилось с Игорем, соседом по комнате. Они довольно хорошо ладили, но он никак не мог его найти, внимательно всматриваясь в толпу воинов.

    Может, он тоже ранен иливсе-таки отдыхает в казармах?

    ПродолжаяискатьИгоря, Ратока вдруг нахмурился, чувствуя, что что-то здесь не так…

    Внимательно всматриваться в лица солдат, он вдруг осознал, что чувства его не обманули, и по его коже прошли мурашки: было очевидно, что солдат на этот раз было гораздо меньше, чем раньше и многих, кого он знал, просто не было.

    Да и тогда, когда они пришли из Форта Джунгфена, он увидел много раненых. Ладони Ратока покрылись потом, и он содрогнулся.

    Воины отправились защищать границы страны и, их госпожа Элиза вернулась в таком ужасном состоянии. Скорее всего, это была какая-то битва, в которой гибли люди.

    Может быть не стоит так сильно беспокоиться и их тревожное состояние было связано только с тяжелой ситуацией Элизы? Может, все остальные просто находятся в казармах?

    Но тревога внутри Ратока росла все больше и больше и не давала ему покоя.

    Он продолжал смотреть на солдат из окна.

    Понимая, что никто из особняка не собирается ничего рассказывать Ратоке о произошедшем, он решил спросить обо всем сам. Больше всего его мучил вопрос: есть ли еще живые солдаты, которых он не увидел в саду?

    67 глава.Побочная история (Ратока)

    Прошел месяц.Ратока тихонько открыл дверь своей комнаты и вышел в коридор. Факелы были потушены и единственным источником света были звезды, сияющие из окон. Кругом было настолько тихо, что Ратока слышал звук своего собственного дыхания, и, казалось, оно было слишком громким. Ратока задержал дыхание, и насколько это было возможным, медленно спустился по темным лестницам. В особняке все крепко спали.

    Он уже делал так однажды ночью, чтобы отправиться в казармы, когда вернулись солдаты. Тогда, к сожалению, его обнаружил Бэллвей, который приказал оставаться в своей комнате и в дополнение ко всему назначил комендантский час.

    Ратока снова решился на такой рискованный шаг, потому что не имел никакой информации по поводу состояния Элис и не мог с ней встретиться все это время.

    На этот раз, чтобы не быть обнаруженным, Ратока прождал гораздо дольше и отправился глубокой ночью, когда все уже крепко спали.

    Его главной целью сначала было выйти из особняка, поэтому он выпрыгнул из окна первого этажа и медленно пополз по земле.

    Лето уже закончилось и на улице было довольно холодно. Потирая руки, чтобы согреться, Ратока поспешил к казармам.

    В отличие от особняка, в бараках даже ночью светились огни, да и к тому же там всегда кто-то дежурит и днем, и ночью. Но Ратока знал, что у южного входа всегда дежурит только один солдат. Он очень сильно хотел с кем-то поговорить и узнать о всех произошедших событиях, поэтому –то он туда и отправился.

    Как Ратока и ожидал, у южного входа он увидел тусклый контур дежурного солдата, которого освещали свечи.

    Ратока переживал, что это будет солдат, которого он не знал, но почувствовал облегчение, когда понял, кто стоял перед ним.

    К счастью, человек, дежуривший здесь сегодня вечером, был тем, кто помогал с тренировками Ратоки. Он не был таким близким другом, как Пауло и Кельвин, но и не был кем-то, кто смеялся над ним или плохо к нему относился...

    Чтобы дежуривший понял, кто это, Ратока медленно вышел из темноты на освещенное место.

    "Кто там?”

    Солдат тут же выхватил меч. И Ратока увидел удивленное лицо солдата, которое освещалось тусклыми свечами. Но как только он понял, что это Ратока, сразу же убрал свой меч.

    “Ратока? Это ты?”

    “Да, это я”

    “Где ты был все это время и что ты здесь делаешь ночью?”

    Солдат не мог скрыть своего замешательства, в то время как Ратока наконец-то испытывал хоть какое-то облегчение после долгого времени одиночества. Единственные, кто могли разговаривать с Ратокой в особняке - это были Бэллвей и миссис Маршан, но ни один из них не проявлял к нему заботы и впервые за долгое время Ратока мог хотя бы ненадолго расслабиться.

    "Эм, меня сейчас держат в другом месте. Пребывание там гораздо более строгое чем здесь, поэтому я не мог прийти в гости, как раньше. Кроме того, мне никто ничего не рассказывает о произошедшем, и я нахожусь в полном неведении.

    “Так ты пришел узнать, что же с нами случилось?”

    Ратока кивнул, солдат почесал свою щеку, как бы раздумывая и находясь в замешательстве. Хотя он и убрал свой меч, но все - таки оставался бдительным и осторожным.

    "Я видел вас издалека, когда вы вернулись, но многих я почему-то не увидел. Я очень волнуюсь за них, не ранены ли они? Мой сосед, Игорь... У него все в порядке? Он вернулся?”

    Чтобы не казаться слишком подозрительным, Ратока спросил только самый минимум того, что его интересовало. И даже при тусклом светебыло хорошо видно, как воин побледнел, когда услышалэто имя.

    Ратока стиснул зубы, он почувствовал сильный озноб, его начало трясти. Реакция солдата красноречиво говорила о том, что он знает, что случилось с Игорем.

    Какое-то время Ратока с солдатом молчали, не обмолвившись ни словом. Сильный холодный ветер дул в лицо, а плечи Ратоки задрожали, и он понял, что сильно замерз. Ратока, чихнув, был первым, кто нарушил тишину. Солдат, казалось, наконец-то, пришел в себя.

    “Эй, не подхвати простуду или еще что-нибудь. Ты так легко одет!”

    “Я в порядке. Как только вернусь, сразу лягу в теплую кровать и быстро согреюсь, не переживай за меня. Но сначала расскажи хотя бы про Игоря. Что с ним случилось?”

    Ратока посмотрел прямо в глаза солдата, и тот немного стушевался, нервно покусывая губы, после чего вздохнул и тихо заговорил:

    "Игорь погиб в Форте Джангфена. Он попал в засадуи получил ножевое ранение в живот. Ричард, Доминик, Войцех, Фредерик, Иосиф, они и другие такжепогибли. Чарли... У госпожи Элизы что – то произошло с головой, потому что там также умер и Камиль. И все, что она сейчас делает, это спит.”

    Всех этих солдат Ратока хорошо знал и почувствовал, как капли крови стекают с его лица. Он пытался смахнуть их дрожащими пальцамии почувствовал сильное головокружение.Солдат, казалось, был совсем удрученным, когда вернулся на свой пост у входа в казармы.

    Ратока ничего не мог сказать в ответ, а только остался стоять, как вкопанный, не в сила сдвинуться с места. Несмотря на то, что он предполагал именно этот исход событий, он опять испытал сильный шок, узнав теперь уже наверняка, что люди, которых он знал, все-таки погибли.

    Кроме того, услышав, что у Элизы, которая заботилась о нем, что-то произошло с разумом, Ратока еле удержался на ногах.

    Он чувствовал сильное головокружение, когда возвращался в особняк. Солдат проводил его тревожным взглядом, наблюдая, как маленькая спина Ратока исчезает в темноте.

    Ратока каким-то образом все -таки сумел вернуться в свою комнату, но его мысли находились в оцепенении. Усталость взяла свое и он крепко уснул в своей постели.

    Когда утром Бэллвей начал трясти его, пытаясь разбудить, Ратока все еще находился в своих мыслях. Его взгляд был затуманенным и болезненным. Все его тело не хотело двигаться и было тяжелым.

    "Ты в порядке?”

    Услышал холодный голос. Он потряс головой, чтобыхоть как-то прийти в себя.По началу Ратока не мог понять все ли с ним в порядке, стараясь сначала привести свои мысли в порядок.

    “Что-то случилось?”

    “Нет. Все в порядке.”

    Ратока сильно покачал головой туда-сюда, стараясь быть более убедительным, но ничто не могло ускользнуть от пронзительного взгляда Бэллвея, который как будто пытался прочитать мысли Ратоки и тот невольно отпрянул.

    “ Если хорошенько подумать, то ты еще ребенок…”, тихо пробормотал Бэллвей.

    Ратока не слышал его слов, а просто продолжал смотреть на него.

    Вдруг они встретились взглядом и Ратока поспешно опустил свои глаза, удивившисьвыражению лица Бэллвея, которое никогда раньше до этого у него не видел.

    68 глава.Побочная история (Ратока)

    Ратока спокойно посмотрел на спящую перед ним Элизу.

    Ее черные волосы были красиво рассыпаны поверх белых простыней, но ледяной взгляд и красные глаза, напоминающие заходящее солнце, он не мог сейчас увидеть. Ее гладкая белая кожа была очень бледной и нездоровой...

    Хотя прошел уже целый месяц с тех пор, как Элиза вернулась из Форта Джунгфена, она ничего не делала, а только спала все время.

    На следующую ночь, сразу после того, как Ратока узнал о состоянии Элизы от солдата, который вернулся из Форта Джунгфена, он пробрался в комнату Элизы. Судя по словам солдата, Элиза постоянно была в таком состоянии. Она не была ранена, как ему показалось сначала, когда он увидел ее всю в крови. Видимо это была кровь других солдат, с которыми она дралась, но, возможно, причина ее душевного расстройства скрывалась в том, что парень по имени Камиль умер в той бойне.

    Сам Бэллвей рассказал Ратоке о состоянии Элизы в тот же день. Он, вероятно, узнал, что Ратока встретился с солдатом, но не возражал против этого.

    Элиза все –таки просыпалась время от времени. Она открывала глаза и вставала, но не двигалась. Более того, она не реагировала ни на чей голос и даже не ходила.

    Несмотря на то, что Элиза была жива,Ратоке она больше напоминала живой труп: она не проявляла никаких эмоций, не разговаривала и ни на что не реагировала.

    Возможно, ее разум умер, но не ее тело.

    И сейчас Ратока просто долго всматривался в Элизу.

    Ратока держал в правой руке серебряный нож. Сейчас в комнате Элизы никого не было, кроме него и он понимал, что Элиза не может сопротивляться в ее нынешнем состоянии.

    Его мозг оцепенел, но одновременно он чувствовал странное чувство чего-то похожего на восторг.

    Проводя время в казармах, потом долго прожив в особняке, он многое узнал за это время.

    Он понял, что не вседворяне злые. Что молодая девушка по имени Элиза, хоть и несет бремя преступлений своего отца, и своих грехов тоже, все-таки попыталась спасти его от казни, а это о чем –то говорит. Он изменил свое отношение к ее образу жизни, ее понятиям, но был один повод, из-за которого Ратока держал в руках нож: в смерти Игоря он обвинял именно Элизу.

    Причина, по которой солдаты направились в Форт Джунгфена – было решение Элизы принять беженцев. Кельвин сказал, что именно она была одной из тех, кто настаивал на том, чтобы Калдия приняла беженцев.

    Даже если она и не так высокомерна, как остальные дворяне, она все равно не заботилась о своих подчиненных, в результате чего они погибли.

    Он не может простить ее из-за своего одиночества, вызванного гибелью близких ему солдат, и ему больше некого было винить, кроме Элизы.

    В Ратоке кипела ненависть все сильнее и сильнее, и он медленно поднял нож занеся его над телом девушки.

    Он боялся смерти, но слова, которые он говорил Элизе раньше, не были просто бравадой.

    Он дрожал и, казалось, что его сердце сейчас просто выскочит из груди.

    Внутри Ратоки кипело множество эмоций и воспоминаний с бешеной скоростью сменявшие друг друга.

    Его рука, в которой был нож, сильно дрожала. Несмотря на то, что он пришел сюда без колебаний намереваясь убить Элизу, он не мог понять, почему он все-таки не может сделать этого.

    В его голове все перемешалось: лицо матери, случай в деревне Кирилл, мрачные чувства, которые он испытывал от смерти Игоря и других солдат, и то, что он узнал в особняке.

    Но что это?

    Его левая рука вдруг схватила правую, в которой был нож.

    Все, что он должен сделать, это заставить правую руку повиноваться и просто нанести удар. Наверняка Элиза умрет очень быстро, даже ничего не почувствовав.

    Ратоку терзали сомнения, и он все еще держал нож в своих дрожащих руках.

    Он даже перестал дышать, наблюдая за тем, как спала Элиза, и в этот момент слезы потекли из его глаз, но он был не в состоянии остановить их.

    Затем Ратока начал задыхаться и глубоко задышал. Он совсем не мог говорить, и все, что он мог делать, это с жадностью глотать свежий воздух.

    Вдруг неожиданно он вспомнил нежную улыбку Элизы, она была реальной, как яркая вспышка, и на какое-то мгновение он принял иллюзию за реальность. Все было как наяву.

    Внезапно Ратока рухнул на пол, как будто кто-то сильно ударил его.

    Нож с лязгом выпал из его рук упав рядом.

    Его сердце бешено колотилось, от чего был слышен каждый стук, но при этом он не мог остановить слез.

    У Ратоки в сердце было еще достаточно много ненависти к Элизе, но он уже не был одержим ею.

    "Нет, нет...!”

    В своем разочаровании Ратока ударял руками об пол, а затем он протянул руки к Элизе, схватил ее за плечи и сильно встряхнул.

    "Проснись, ты уже наконец и хватит притворяться! Ты ничего не сделала для жителей деревни!”

    Слезы Ратоки лились прямо на щеки Элизы, но ее лицо оставалось каменным и безучастным, как у куклы, и она больше была похожа на какую-то игрушку, чем на человека.

    "Проснись, проснись!!! Если ты дальше будешь спать, я даже не смогу ударить тебя!”

    Ратока громко кричал на нее и тряс изо всех сил, но так и не получил ответа. И все, что он мог делать, это плакать от отчаяния.

    В своей беспомощности и пустоте в душе у него не осталось сил трясти Элизу, и он рухнул на ее кровать, продолжая горько плакать.

    Все его беспокойство, эмоции, стресс, его одиночество, негодование достигли своего апогея, и весь свой гнев и разочарование он вылил на Элизу.

    В конце концов, Ратока был всего лишь ребенком, которому не было еще и десяти лет.

    Более того, поскольку его мать сошла с ума, у него не было нормального воспитания, и его эмоции было искаженными.

    И хотя он старше Элизы по возрасту, но по своему развитию, был гораздо больше ребенок, чем она.

    Ратока просто продолжал плакать, выпуская наружу все свои чувства и эмоции, и он не знал, как долго это продолжалось.

    Но когда перестал, то сразу же заснул на кровати Элизы, как ребенок.

    А Элиза, все еще пребывая в своем забытье, протянула к нему руку.

    69 глава. Безымянное надгробие.

    После месяца, проведенного в постели, Элиза совсем потеряла силы. Она не могла передвигаться, как ей хотелось, телобыло тяжелым и непослушным. Она очень сильно хотела, чтобы кто-то помог ей встать, но никого рядом не оказалось. Все, что она могла, это почти ползком дойти до пруда в саду к Рошиоку.

    И вот, придя туда, она увидела ядовитого болиголова, убившего ее семью, который все еще зеленел под солнцем. Несмотря на то, что все лето пруд переливался яркими оттенками от растущих здесь цветов, сейчас, в середине осени, были видны только блеклые серые, коричневые и зеленые цвета.

    За прудом почти не ухаживали, но несмотря на это, Элиза решила пройти по его краю.

    В настоящее время он использовался только в качестве водоема, чтобы украсить сад.

    Пруд был построен уже давным-давно, еще до того, как здесь появился особняк, но кое-где оставались следы присутствия людей, живших здесь раньше.

    С его правой стороны виднелся сад особняка, тени деревьев падали на воду, а под деревьями были нагромождены камни, на один из которых упала Элиза в изнеможении.

    От небольшого ветра вода издавала пульсирующий звук, который звучал в такт сердцебиению Элизы, и мягкий шелест травы, казалось, обволакивал девушку.

    Хотя воздух и был холодным, но благодаря Рашиоку, который лежал рядом и грел ее, она быстро забыла о холоде.

    Вдруг взгляд Элизы остановился, на основании дерева, под ним лежал полированный камень, который был чуть меньше половины высоты дерева.

    Это было надгробие.

    Несмотря на то, что на нем не было выгравировано ни одного имени, и под ним никто не был похоронен, все-таки это было надгробие.

    Элиза протянула руку и смахнулас него пыль.

    В тот злополучный день Рашиок отнес ее в особняк, оставив здесь тело Камиля, и это был первый раз, когда она вернулась сюда, на этот пруд. Она не забыла человека, которому принадлежало это надгробие, просто она была не в состоянии прийти сюда.

    “Прошло много времени. Извини, что я не приходила сюда все это время.”

    Элиза заговорила с надгробием тихим голосом. И конечно же, ответа не последовало. Поскольку надгробия предназначены для мертвых людей, она не ожидала никаких ответов.

    “Из-за меня умер великий человек, из-за моей собственной глупости.”

    Тем не менее, Элиза продолжала говорить с надгробием, будучи совсем одна. И ей было глубоко безразлично, что ее пальцы были грязными от прикосновения к камню.

    "Камиль, ты был самым важным человеком в моей жизни!”

    В ответ cслышался только шелест осеннего ветра, пробивавшегося сквозь осенние листья. В этот момент Элиза размышляла о себе, о своей жизни.

    "Я всегда думала, что если буду доверять людям, то они будут предавать меня, и я даже могу лишиться жизни, но теперь я понимаю, что не могу жить без доверия к людям. Или, может быть, все-таки лучше умереть, чем быть преданной?”

    Элиза на мгновение замолчала и опустила свой взгляд, чтобы избежать ярких бликов солнечного света.

    “Благодаря всем этим событиям, я вспомнила свои мечты, о которых давно забыла. Но что сталосо всеми этими мечтами? Ну и что, что я вспомнила про них?”

    Она говорила все эти слова совершенно опустошенной. Голос был слабым, без каких-либо эмоций.

    Прямо сейчас сердце Элизы переполнялось горем от мысли о погибших солдатах. Когда Элиза была разбужена Ратокой, который тряс ее и ужасно кричал прямо в уши, она очень сильно разозлилась на него, но все-таки Ратока помог ей проснуться, хотя ее чувства и эмоции были все еще мертвыми из-за страшной потери Камиля.

    “Я очень долго спала и, наконец-то, проснулась, из-за мальчика, который меня очень сильно тряс. Думаю, я буду называть его Элис. Камиль, ты спрашивал меня, о чем я думала, когда давала ему это имя, похожее на мое, а ведь он меня так ненавидит. Это было для того, чтобы я могла создать другую девушку по имени Элис. Я давно хотела сделать что-то подобное. Думаю, тогда я могла бы сделать всего намного больше.”

    Элиза чуть не закричала, но снова замолчала, вспоминая плачущее лицо Ратоки, когда он разбудил ее.

    Даже если кто-то и утешал ее или поддерживал, эмоциональный мир Элизы все равно не проснулся. Ее сон все это время, вероятно, был защитой, так сказать формой побега от себя самой. По крайней мере, она не страдала, пока спала, она не чувствовала ни грусти, ни вины, ни что-либо подобного. Даже если этот мир и был обманчивым, он какое-то время защищал ее от всех проблем.

    У Ратоки же, все было как раз наоборот, был взрыв эмоций, который вытащил Элизу из спящего состояния, заставив ее снова увидеть реальность.

    Хотя Элиза всегда думала, что Ратока довольно умен для своего возраста, но тут она поняла, что ошиблась, ведь его эмоции отстают от развития и не соответствуют его возрасту. Может ей и следует изменить свое отношение к нему, но в данный момент она ничего не могла придумать подходящего.

    В своей предыдущей жизни она не имела никакого опыта общения с детьми, и в этой жизни у нее никогда не было друга ее возраста. Она не знала, как должны развиваться детские эмоции, и в первую очередь она сама не могла ярко выражать свои, поэтому была полностью потеряна в своих размышлениях.

    Элиза отвернулась от надгробия, подняв глаза к небу. Казалось, что оно совсем не изменилось с того момента, как умер Камиль, или оно стало таким же голубым и ярким, как и в тот день.

    “Будучи рожденным в мире отомэ игры, я думала, что это будет гораздо веселее и интереснее. Я перевоплотилась в девушку-злодейку, но почему же все так вышло?”

    Бормоча себе под нос, она побрела к Рашиоку и залезла к нему на спину.

    Единственное существо, слушающее монолог Элизы все это время, был ее дракон, который, взамен на ее слова ответил ей “куу-он”.

    70 глава. Две точки зрения.

    Эта глава возвращает нас к точке зрения Элизы.

    Я считаю, что игры, книги, манга, аниме, телепередачи, фильмы, все эти вещи, созданные исключительно для развлекательных целей и для получения положительных эмоции. В качестве примера, в моей предыдущей жизни, по рекомендации моей младшей сестры, я попробовала игру отомэ.

    Мне было интересно помогать другим людям с точки зрения героини, улучшать характер персонажа, повышая свой уровень и наслаждаться драмой между персонажами.

    Здесь Вы можете романтизировать красивые образы мальчиков, или даже завоевывать их любовь и через это получать чувство превосходства и удовлетворения.

    В средневековом европейском фэнтези, созданным из милых образов, героиня удовлетворяла цель мужчины по ее завоеванию, этот мир фэнтези был наполнен женскими идеалами, хотя во все этом на самом деле было очень мало реализма. Опять же, все это создавалось для развлекательных целей, поскольку характер персонажей был довольно преувеличенным.

    Но та игра отомэ была довольно детализирована, и в ней на самом деле больше эмоций, чем в большинстве знакомых мне историй. Она могла быть предназначена для очищения себя от жалости и страха через искусство. Но для меня все это было совсем по-другому.

    Героиня была тем, кто приехал из соседней страны, чтобы пойти в дворянскую школу с целью найти себе мужа из числа студентов. Она фантазировала бы о них, и это была бы красивая история, в которой не было бы жестокости и плохих людей, и не было бы ничего, что мешало бы получать только положительные эмоции.

    Я же смотрела на мир, который просто утопал в крови и жестокости. Трупы, обезображенные до неузнаваемости, были сложены как мусор.

    Страны постоянно воюют между собой, люди приносят только смерть и разрушение.

    Непонятно, зачем ониэто делают, ведь мертвым на самом деле ничего уже не нужно.

    В жестокости нет никакой радости и торжества победы.

    Это была еще одна сторона игрового мира, где героиня была дочерью эрцгерцога из соседней страны и пришла в дворянскую школу, чтобы повеселиться и завести с кем-нибудь роман. Такого типа персонажей никогда не было в игре, ведь здесь повсюду была только смерть и лужи крови.

    Нет ни одной причины, по которой здесь можно было бы получить свои положительные эмоции, кроме тех людей, которые получали удовольствие от убийств. Также здесь нет никакого интересного сюжета, а только драки людей, которые постоянно пытаются показать свое превосходство на другими.

    У людей нет никаких принципов, это мир, где они нападают друг на друга, удовлетворяя свои животные потребности, наслаждаясь жестокостью.

    Даже прекрасно зная, что реальный мир совсем не похож на игру, кроме сцен с войной, я, задаваясь вопросом, а была ли это реальность?

    Я испугалась.

    Этот настоящий мир или фальшивый, или это просто плод моих больных фантазий?

    На самом деле, мои воспоминания о прошлой жизни начали угасать. Мне было интересно, почему я убивала людей и почему люди умирали. Была ли смерть людей бессмысленной или в этом был какой-то смысл.

    Была бы я счастлива, если бы не помнила о своей прошлой жизни. Началась бы война, если бы я не знала историю игры?

    Уменя нет ответов на эти вопросы. Это все, что я понимала.

    Может быть и к лучшему, что я ничего не буду помнить.

    Интересно, неужели мир вокруг меня -просто мир игры из моей предыдущей жизни. Или это реальность с живыми людьми?

    Я не могу решить, является ли история реальностью или нет, хотя технически это не должно быть нерешенным вопросом.

    Вот почему я не могу сделать выбор. Мне только приходится принять тот факт, что я не могу сделать этот выбор.

    71 глава. Обряд посвящения.

    В разных странах существуют разные способы прохождения обрядов.

    Сейчас я в главном храме церкви Ар Ся, Великой святыни Мисоруа, которая находится в столице по середине Королевского дворца. Я молча стою на коленях в темноте, думая о совершенно постороннем, вместо того, чтобы думать, о том, о чем должна.

    В Королевстве Арсия обряд посвящения семилетних детей - переломный момент в их жизни. Это возраст, в котором человек может быть наказан за преступления по закону. То есть, он обязан дать клятву следовать законам до конца своей жизни, и взять на себя ответственность за любой его проступок.

    В то время как дети простых людей могут пойти в ближайшую церковь, и слушать чтение Священного закона, дворянин должен заранее назначить дату для священного ритуала в Великой святыне Мисоруа и самостоятельно провести церемонию в темной комнате, исповедуя полдня свои грехи. После этого я должна прочитать отрывок из Священного Кодекса и поклясться защищать и поддерживать закон перед Богом Мисоруа и священниками.

    В то же время, этот ритуал также был предназначен для того, чтобы официально объявить меня членом церкви Ар Ся. До семи лет я считалась только временным ее членом.

    Многие дети умирают, не достигнув этого возраста, и дети, как здесь считается, не понимают, что правильно, а что нет, пока им не исполнится семь лет.

    Благодаря подробным воспоминаниям из прошлой жизни, я чувствовала, что все, что связано с религией, казалось мне ложью, и я вообще никогда в это не верила. Проведя полдня в темной комнате, я осознавала, что признание в грехах казалось для меня бессмысленным, и я просто пребывала в тишине.

    На самом деле, мне все равно, существует ли Бог Мисоруа. Я принадлежу к церкви Ар Ся, независимо от того, действительно ли я верю в то, что там проповедуется. Важно только правильно выглядеть и ходить туда, куда ходит все общество.

    Полгода назад, когда я спала целый месяц, я все время мечтала о многом из моей предыдущей жизни.

    Я вспомнила о том, что когда-то забыла. Но, вместо того, чтобы воспринимать это, как реальность, произошедшую со мной в прошлом, у меня было ощущение чтения какой-то книги с другим главным персонажем, и как- будто какой-то призрак нашептывает мне всю информацию.

    Сейчас я Элиза Калдия из Королевства Арсия, а не молодая девушка, которая жила в Японии.

    Хотя я и приняла благочестивую позу размышления о моих прошлых грехах, я провела это время прощаясь и делая перерыв от моей прошлой жизни.

    После того, как время, отведенное на исповедь, наконец-то закончилось, я некоторое время осматривала главный зал Великой святыни. Мой телохранитель и граф Терея также поехали сюда вместе со мной.

    После исповеди мы должны были пригласить епископа, который должен был провести соответствующий ритуал. Граф же приехал сюда, чтобы за всем проследить, а также проверить документы и согласовать все условия обряда.

    Кстати, хотя термин "епископ" напомнил мне о высокопоставленных священнослужителях из моей прошлой жизни, здесь, в Арсии, он относится больше к просветителю или учителю, и епископ здесь несет ответственность за обучение чтению и письму.

    Священник проводил меня в главный зал храма. Когда я вошла, меня поразила его красота и великолепие. На деревянных постаментах стояли изысканные каменные скульптуры непревзойденного мастерства, а также зал украшали два фонтана у главной платформы. Потолок имел большие витражные стекла витиеватых форм, украшая зал удивительными оттенками.

    На самом верху главной платформы находился алтарь с останками Святого Ахара. Это был источник воды, обнесенный вокруг камнями, в центре которого стоял гроб.

    "Это удивительно, не правда ли?”

    Священник, который сопровождал меня, казалось, гордился всем этим. Я же могла только кивнуть ему в ответ. Всматриваясь во всю эту красоту, я понимала, что никогда до этого не видела ничего подобного в моей прошлой жизни.

    Наконец-то я отвела взгляд от стен и потолков, и посмотрела на священника. Он стоял рядом и молча наблюдал за мной. У меня сложилось ощущение, что он мог так стоять и смотреть на меня целую вечность.

    Внезапно за спиной я услышала голос.

    "О, боже, неужели это ты, Элиза Калдия?”

    Голос был очень таинственным: ни молодым, ни старым, ни мужским, ни женским, но очень знакомым! Я обернулась и увидела человека, одетого в белые священнические одежды.

    "Священник Фарис!”

    "Похоже, что ты собираешься пройти обряд, но помни условия прохождения очищения и исповеди очень строгие.”

    Это тот самый священник, который был главным на моем дне рождения прошлой весной. У Фариса была улыбка, непохожая ни на какую другую. Хотя я не видела его больше года, во внешности священника не произошло никаких изменений.

    “...Ну, я думаю, ты делаешь это потому, что ты должна нести такое тяжелое бремя, когда ты еще так молода!”

    Я не могу сказать, о чем думает этот священник, но каким-то образом я понимала, что он может смотреть прямо в мою душу.

    "Господин главный священник, пожалуйста, не приставайте к Виконтессе Калдия!”

    Священник, который вел меня, возмутился словами Фариса. Фарис слегка пожал плечами и направился к алтарю.

    72 глава. Детские игры.

    Когда осенью прошлого года я наконец-то проснулась ото сна, который длился целый месяц, у меня накопилось слишком много работы, и при всем при этом я еще полностью не выздоровела. Все наконец-то пришло в норму только спустя полгода.

    Кроме того, из-за битвы в Форте Джунгфена и из-за того, что я слишком долго спала, план приема беженцев почти перестал выполнятся. Первоначально, начиная с первого месяца лета, мы должны были принять 50 беженцев. Но потом эта цифра должна была вырасти до 1200. Но поскольку большинство беженцев было убито в Форте Джунгфена, на данный момент домен Калдия собирался принять только около трехсот беженцев.

    Кроме того, что касается племени Ширу, их оказалось гораздо больше, чем я предполагала. Сначала я слышала, что их будет около сорока, но даже если их будет 120 человек, что в три раза больше, интеграция не должна была провалиться.

    На этот момент их уже было больше 300 человек, все они скрывались на тот момент в плато Бандишия, после чего присоединились ко мне, и после подсчета их оказалось намного больше чем я ожидала. Меня очень обрадовало, что такое большое количество людей смогло избавиться от преследований Дансела буквально в течение чуть больше месяца.

    Таким образом, в общей сложности к нам пришло около 600 беженцев, но это была всего лишь половина из числа новых граждан, которые должны были присоединиться. Ожидалось, что они помогутв строительстве новой деревни, но я решила отказаться от этого плана.

    В конце концов, половина из них были из племени Ширу, которое постоянно кочевало с места на место, что означало, что они не могут долго жить в одном и том же месте, поэтому они ничего не понимали в строительстве. Кроме того, они плохо разбирались и в сельском хозяйстве.

    Двигаясь на запад с плато Бандишия в Калдию, они должны были изменить свой образ жизни и построить себе дома. Обычно они строят дома из земли и камня, но, к сожалению, камень как строительный материал в Калдии почти отсутствует.

    Но так как у меня нет ни времени, ни денег, то все, что я могла сделать, это поставлять в качестве строительного материала древесину. Ну и кроме того, в будущем я собиралась производить из глины кирпичи.

    Хотя я и надеюсь привлечь людей для иммиграции в мой домен, но на это у меня мало надежды, так как на данный момент у меня есть более важные текущие проблемы. Кроме того, Камиль, отвечающий за строительство деревни, погиб, и теперь остро стоял вопрос, кто же будет за это отвечать. К тому же нужно было найти человека, который хорошо знал язык артоланцев, чтобы в будущем не было проблем в взаимопонимании во время строительства и пока нам еще не удалось отыскать такого человека.

    Сначала у нас было 30 солдат, помогавших в строительстве, но 20 из них были отозваны для боя в Форт Джунгфена. Поэтому на данный момент там работают всего лишь 10 человек. Хотя я и предполагала, что такое может произойти из-за потерь, понесенных в той бойне, у нас больше не было достаточного количества солдат, чтобы помочь в строительстве деревни.

    В конце концов, я решила, что лучше будет переместить строительство дальше на запад, поближе к домену Калдии, находящейся под моим прямым контролем.

    Кроме того, пока я спала в течение месяца, я не смогла вовремя подготовить документы, от чего мне нужно было постоянно мотаться туда-сюда между Калдией и Королевской столицей.

    Мне потребовалось около тридцати минут, чтобы Ратока, который просто пялился на меня вытаращив глаза, начал что-либо понимать. Наконец-то он заговорил:

    “Ты говоришь, что была слишком занята, чтобы вспомнить обо мне”

    Его голос, хоть и был спокойный, но определенно звучал сердито и холодно. Я осознавала, что может быть было бы гораздо лучше, если бы он кричал на меня.

    "Нет, просто я была слишком завалена работой, поэтому я не могла встретиться с тобой, что я и пытаюсь тебе сейчас объяснить.”

    "Это действительно и есть та самая причина, из-за которой тебя не было почти целый год?”

    C того времени, как я разговаривала с ним последний раз, его речь сильно изменилась. Он стал говорить гораздо лучше и красноречивее, потому что учителя не оставляли его на протяжении все этого времени.

    Его красные глаза и даже жесты стали похожи на мои, и это меня сильно заинтересовало.

    “Если ты не хочешь сейчас со мной разговаривать, я могу оставить тебя в покое.”

    Когда эти слова вышли их моих уст, на его лбу стала отчетлива видна пульсирующая вена.

    "Или, может быть, ты хочешь большего внимания от меня, хотя я моложе тебя?”

    "Ты определенно хочешь, чтоб я ударил тебя!”

    "Упс, будь осторожен и следи за своими словами, не позволяй грубости и неуважению исходить из твоих уст.”

    Когда я наблюдала за Ратокой, который также известен под именем ” Элис", я не могла не смеяться, когда увиделаего лицо покрасневшим от гнева. Мой смех был всего лишь формой снятия стресса. Интересно, почему я развила в себе эту привычку?

    Я увернулась от его кулака, который чуть не ударил по моему плечу, и меня охватило ностальгическое чувство, как будто я была в казармах с солдатам, и обменивалась с ними шутками.

    73 глава. Кукла и секретное письмо.

    “Что это такое?”

    Cлова случайно выскользнули из моих уст, так как я была сильно удивлена. Я услышала кое-что настолько неожиданное, что, оцепенев, просто продолжала пялиться на графа Терею.

    "Тебе придется поиграть вместе с Элис.”

    Спокойный голос графа Тереи подавил мое сильное желание сбежать отсюда. Я еще раз посмотрела на то, что было в моих руках.

    Это былакрасивая, технически сложно сделанная кукла, но ее улыбка была ужасно перекошена.

    Я задалась вопросом: сколько же золота потребовалось бы, чтобы сшить эти золотые вещи, которые были на кукле, если бы она была реальных размеров, поскольку меня крайне изумила их чрезмернаявычурность и экстравагантность. На ней было так много всего, что на нее невозможно было спокойно смотреть.

    Эта кукла была подарком отца Элис, барона Шерстока, который сейчас находился у меня в особняке. Барон подарил мне две таких странных куклы, но они были внешне абсолютно разными. Это был не просто подарок, а знак, подтверждающий слова графа Тереи о том, что мне придется играть с Элис.

    Хотя Элис приехала в Калдию, чтобы вылечиться от болезни, она былане только моей гостьей, но и подругой. До сих пор мы никогда не играли с ней вместе, а только навещали друг друга. В тот момент Элис действительно была очень больна, но у меня не было никакой возможности с ней ни поиграть, ни навещать ее из-за моей сильной занятости.

    Барон - один из тех дворян, у которого не было своей собственной земли, поэтому его мало что объединяет с высшим дворянским обществом, и он не имел понятия, насколько я занята, и что у меня совсем нет никакого интереса к куклам.

    Тем не менее, давая куклу своей десятилетней дочери Элис в подарок, он знал, что в обществе было принято дарить такие подарки. В глазах большинства людей, я, вероятно, казалась очень странной из-за того, что не любила играть, и мне было жалко тратить на это свое время.

    Зная мое отношение к куклам, граф Терея быстро покинул комнату. Оставшись одна, я снова взглянула на свою новою блестящую куклу.

    Что мне с ней делать? Предполагалось, что я должна играть с ней.

    Я держала куклу за голову и все время задавала себе вопрос: Что делать?

    В конце концов, я решила, что мне стоит найти человека, который бы смог постоянно играть с Элис. Не думаю, что именно я должна быть тем самым человеком.

    Я решила, что эту роль смог бы выполнить Ратока. Размышляя над этим, я машинально перебирала вычурную юбку на кукле. Без сомнения, костюм куклы был слишком экстравагантным, но вышивка на нем была настолько аккуратной, что я едва могла видеть стежки, соединяющие ткань вместе. Золотая роза была аккуратно вшита в верхнюю часть юбки, красиво отражая солнечный свет.

    “Мм…”

    Чем больше я всматривалась в юбку, тем больше я понимала, что в вышивке было что-то странное. Я перевернула куклуи проверила изнанку юбки: как и ожидалось, там оказалась такая же вышивка. Но что же странного в ней? Вдруг я поняла - она выполнена в форме каких-то букв.

    Когда я пыталась их прочитать, что было трудно из-за их крошечного размера и отсутствия пробелов между ними, я поняла, что это было какое-то сообщение.

    Было абсолютно ясно, что это секретное письмо.

    Граф Терея прочитал сообщение, которое я записала для него на листе бумаги.

    "Кажется, что эта роза - знак, показывающий, что там находится скрытое сообщение. Поскольку Элис не будет выходить из своей комнаты пока полностью не выздоровеет, виконт Штадель должно быть специально разработал для нее эти коды и скрытые сообщения, чтобы ей было нескучно, и она могла играть.

    Дядя Элис, Виконт Штадель, любил ее больше всех, поэтому всегда придумывал для нее что-нибудь интересное и необычное, поэтому и сейчас, когда Элис сильно болела и была прикована к кровати, он придумал все это, чтобы хоть как-то развеять ее скуку.

    Так как у виконта нет своих детей, возможно, именно это обстоятельство объясняет очень сильную привязанность к своей племяннице. Кроме того, Элис сильно болела, и он старался заботиться о ней еще больше. Меня восхищала та обстановка, в которой воспитывалась и росла Элис.

    “Ты поняла, что там написано?”

    “Конечно. Если добавить пунктуацию и интервалы, это не так уж и сложно. Здесь написано предупреждение о передвижении северных дворян.”

    Услышав эту новость, граф Терея слегка нахмурился.

    "Я слышал, в последнее время некоторые экстремистские организации собираются вокруг лидера северных дворян, семьи маркиза Нордстурма.”

    “Как глупо. Они пытаются повлиять на Калдию, заставив нас вернуть деньги, которые нам выделили для беженцев.”

    Граф тяжело вздохнул.

    Когда я размышляю обо всем спокойно, я могу собрать в кулак все свои мысли и эмоции. Я благодарна Виконту Штаделю за предоставленную информацию, хотя она и неутешительная. Просто сейчас в Калдии ощущается нехватка рабочей силы.

    Я вспомнила угнетающую атмосферу и злобные лица северных дворян, когда в последний раз встречалась с ними в палате лордов. Я чувствовала, что могу доверять содержанию этого письма.

    74 глава. В конной повозке.

    Я вздохнула от печальной мысли, из-за того, что я привлекла внимание моего противника.

    Семья Нордстурм – большая дворянская семья с севера, и ее нынешний глава семьи- Маркиз Нордстурм. Три поколения назад эта семья имела родственные узы с Королевской семьей, поэтому у них все еще оставались связи в королевской столице.

    Хотя у них очень плохая репутация из-за финансовой власти над другими, так как они занимают деньги в долг под большие проценты, поэтому совсем немного дворяне осмеливаются идти против них. Более того, многие северные дворяне связаны с Нордстурмами, будучи одной из ветвей их большой семьи или поженившись на ком-нибудь из них, поэтому неудивительно, что их влияние в Северной Арсии было даже больше, чем у Королевской семьи.

    В свое время север рассматривался как наименее важная часть Арсии. Горы Амон были естественным барьером для восточных стран, а на северной границе не было ничего, кроме бурных морских волн. Оба этих географических фактора способствовали тому, что Север был защищен со всех сторон и представлял собой природную крепость.

    Это было плохое место для ведения морской торговли. Хотя можно было поехать дальше на восток в другие страны, но большая часть береговой линии, граничащей с Арсией, контролируется Денселом, или принадлежит Союзу Риндарли, которые являются нашими врагами. Их военно-морские технологии плохо развиты и климат настолько ужасный, что даже там, где земля не была замерзшей, она была практически непригодна для выращивания сельскохозяйственных культур. Поэтому в целом этот регион был очень бедным.

    Из-за этого, с тех пор, как была основана Арсия, семья Нордстурм стала единственной дворянской семьей, которая правила на севере. И поскольку талантливые люди жили в других более развитых регионах, чтобы проявлять там свои навыки в управлении, ни один аристократ никогда не приезжал жить на север.

    Конечно, главные члены семьи одни не могли управлять таким огромным регионом, поэтому семья Нордстурм разделила северные земли среди своих ближайших родственников, и уже как сто двадцать лет их домен управляется группой лордов, которые все подчинены лидеру семьи Нордстурму.

    Семья Нордстурм, обладающая такой огромной властью на севере, имеет хорошие отношения с Королевской семьей только из-за денег. Прежде всего, они хорошо умеют зарабатывать. Их самый процветающий город – это главный торговый город, в котором проживает сам маркиз.

    Север также каждый год помогает стране с военными расходами, хотя это не приносит им практически никакой выгоды. Они имеют огромные суммы денег, которые дают в кредит соседним доменам, и те кредиты, которые дают под проценты, с лихвой покрывают все расходы на управление их территорией.

    Я вспомнила, как граф Терея рассказывал мне, как кто-то из Королевской семьи женился на Нордстурме ради денег, чтобы получить часть богатства семьи Нордстурма и улучшить экономику страны, а также таким образом, чтобы те стали пешками в этой политической игре.

    В Арсии существует две Королевские семьи, разделяющие трон между собой, и никто другой, кроме них, не может иметь такую возможность. Дочь одной нынешней Королевской семьи Меллорт, которая на данный момент не правит страной, вышла замуж за Нордстурма в обмен на треть богатства его семьи, которые было в последствии пожертвованное национальной казне. Граф Терея сказал мне, что эту историю он слышал от своего старшего брата маркиза Риттергау, работавшего премьер-министром в Королевском дворце, так что, думаю, эта история сущая правда.

    Их богатства по какой-то причине уменьшились, и Нордстурмы привлекли на свою сторону других дворян, враждовавших с Королевской семьей Арсии. Мне бы очень хотелось, чтобы меня все это обошло стороной, но, кажется, что моим мечтам не суждено сбыться, прежде всего, потому, что половина всего бюджета была выделена только трем восточным пограничным областям: Калдии, Югфену и Генасу. И средства, которые не были использованы для защиты страны, должны быть обязательно возвращены палате лордов.

    Северные дворяне выбрали только Калдию, то есть меня, так как граф Эйнсбарк, отвечал за домены Югфена и Маргаве, а правящие люди над доменом Генаса, слишком сильны для политических атак. Все это делается либо назло, либо специально выбирается самаый слабый домен, так как именно мне было выделено самое большое количество средств.

    "Я очень рад тому, что выражение твоего лица стало не таким мрачным.”

    Когда конная повозка затряслась, граф Терея, сидевший напротив меня, произнес это, фыркая носом. Клавдия, которая была рядом с ним, также кивнула в знак согласия.

    "Во всяком случае, давайте быстро решим эту проблему. Югфени Генас организовали свои собственные домены намного быстрее и лучше, чем Kалдия, а все из-за того, что графу Терея пришлось слишком долго решать политические вопросы вместо меня. Для плохо вооруженной семьи Нордстурм нет смысла идти на столкновение одновременно с тремя семьями: Терея, Генос и Эйнсбарк, так как с этого они ничего не получат.”

    "Семья Нордстурм должна знать об этом. Тем не менее, говоря об этих трех семьях, ты хочешь сказать, что хотела бы сотрудничать с другими семьями?”

    Я сейчас беспокоюсь о семьях, не связанных с семьей Нордстурма, которая на самом деле не имеет большой власти, кроме большого количества денег и поддержки северных дворян. Само по себе такое обстоятельство не было угрозой, но в зависимости от того, кто является твоими союзником, все может измениться в худшую сторону. Я думаю, что проблема заключается в том, как семья Нордстурм использует свое огромное состояние.

    "Если Нордстурмы всерьез пытались это сделать, как вы думаете, достаточно ли у них сил, чтобы свергнуть нынешнее правительство?”

    Граф Терея высоко поднял брови, когда услышал мой вопрос. Поскольку север регулярно финансирует другие регионы за счет своих дополнительных средств, выделяемых на встречах в палате лордов, он имеет больше голосов по сравнению с другой частью дворянства. А это значит, что ими контролируется большая часть национальной политики.

    Кстати, палата лордов состоит только из лордов с рангом Виконта, управляющими доменами, или выше, и придворных аристократов с рангом графа или выше. Дворяне низшего сословия должны быть представлены дворянами более высшего сословия. Поскольку я не могла быть на собрании палаты лордов, граф Терея присутствовал на них от моего имени.

    "Я не думаю, что они попытаются сделать что-нибудь подобное, хотя консервативные северяне действительно восстали бы против решения, принятого палатой лордов.”

    Я ответила на свой вопрос, и граф одобрительно кивнул. Хотя северные дворяне и не такие консервативные как придворная аристократия, я думаю, они не захотят рисковать, что в конечном итоге уменьшит их влияние.

    Поскольку семья Нордструм набирает сейчас силу, то в первую очередь нужно думать о том, что мы можем против них применить на случай угрозы, так как никогда не мешает быть осторожным.

    Граф Терея неожиданно выглянул в окно. Наблюдая, за тем, как меняется за окном пейзаж, он о чем-то думал. Граф отвернулся, и на этом наш разговор закончился. Было слишком много всего, о чем нужно было тщательно подумать, и мы оба, вероятно, размышляли, о северных дворянах, с которыми нам когда-нибудь придется иметь дело.

    “Однако время семьи Нордтрум может скоро закончиться и их могут заменить кем-то другим.”

    Через какое-то время граф Терея вдруг сказал эти слова вслух, и я осознала, что его слова прозвучали как пророчество. Иногда граф меня просто пугает совей прозорливостью.

    75 глава. Столица.

    Нам понадобилось два дня, чтобы, наконец-то, добраться до места назначения. В Королевской столице, в самой ее отдаленной части жилых кварталов дворян, которая была отделена стеной от домов простых людей, мы остановились у небольшого старинного дома. Он был намного ниже моего двухэтажного особняка, поэтому мне не пришлось задирать голову, чтобы рассмотреть его полностью.

    "Наконец-то мы добрались…”

    Вздохнул граф Терея и посмотрел на меня.

    “Ты действительно считаешь, что приехать сюда, это нормально?”

    “Ну. Это просто место, где можно остановиться на время пребывания в столице.”

    Граф пожал плечами и оглядел дом. Он был первым, что я купила в этой жизни, и конечно, дом был совсем небольших размеров.

    После битвы в Форту Джунгфена и после того, как закончились все эти передряги, связанные с ней, я все еще была сильно занята и довольно часто должна была мотаться из своего домена в Королевскую столицу. Поскольку палата лордов регулярно проводит здесь встречи летом и осенью, то это время в городе всегда самое шумное и веселое. Большинство дворян, у которых есть свои владения, имели еще собственные особняки в столице, что давало мне больше возможности углублять отношения с ними и увеличивать количество нужных мне контактов.

    Примерно с середины лета до осени в столице проводится множество различных мероприятий, такие как, первый выход дворян-новичков в свет, танцевальные балы и церковные праздники, на которые приезжает большое количество людей.

    Хотя граф Терея уже был очень опытным придворным аристократом, я еще не достигла совершеннолетия, не говоря уже возможности выхода в свет, который совершается впервые только в возрасте десяти лет, поэтому до сих пор я ни разу этого не делала.

    Хотя все всегда придерживались этих правил, но вопреки им, дворяне прислали нам кучу приглашений. Причина была очень простой: все хотели со мной познакомиться, чтобы установить контакт для будущих переговоров.

    Из-за того, что четыре восточных герцогства объединились, став союзом Риндарли, чтобы противостоять провокационным атакам Денсела, мы были на самом высоком уровне боевой готовности. Конечно же, в восточных доменах, граничащих с врагом, то есть в Калдии, Югфене и Генасе, большое внимание уделялось и внутренним вопросам.

    Палата лордов предоставляла этим трем доменам дополнительную финансовую поддержку, но теперь система выплат пересматривалась, так как некоторые из лордов приехали, чтобы вернуть обратно часть свих денег.

    Поскольку нашим регионам уделялось много внимания, то появилось больше возможности для развития там рыночных отношений, чтобы быть передовой линией обороны страны. Все эти дворяне прислали нам так много приглашений из-за военной техники и объектов, которые должны быть здесь построены, а также из-за возросшего спроса на товары для жителей.

    Короче говоря, каждый домен желал для себя как можно больше торговых возможностей.

    В Арсии есть правило не пускать детей не достигших совершеннолетнего возраста на различные светские мероприятия, кроме некоторых, проводимых в качестве этикета, меня оно никак не касалось, потому что я, прежде всего, была правителем и только потом ребенком.

    Из-за этого обстоятельства, у меня был составлен график множества обедов и вечерних встреч, который был расписан на каждый день. На самом деле такой плотный график работы был тяжеловат для меня, поскольку я была еще совсем молода и мой организм с трудом справлялся с такой нагрузкой. Но я решила, что никому не буду жаловаться, да и жаловаться, собственно-то, было просто некому.

    И чтобы мне не останавливаться всякий раз у графа Тереи, я решила купить этот крошечный домик на самой окраине дворянского района.

    Кое-что в доме даже потрепалось со временем, но меня это обстоятельство совсем не трогало потому что я останавливалась здесь совсем ненадолго. И вообще, меня не волновал внешний вид фасада дома, мне был интересен только интерьер внутри него.

    Я забралась на дешевый, но все же хорошо сделанный диван, и посмотрела на стены, покрытые красным кирпичом и деревом, что давало ощущение тепла и уюта и наслаждалась красотой интерьера.

    “Элис, дай мне расписание на сегодня и завтра.”

    "Эм, ах… Сегодня вы занимаетесь документами в офисе… Завтра в течение дня придет портной, чтобы снять с вас мерки, а вечером вечеринка у Маргрейва Молтона.”

    Ратока, который был вынужден стоять рядом со мной в одежде горничной, зачитывал мое расписание. Недавно Беллвей учил его различным манерам и правилам, которые он должен был знать, чтобы служить мне.

    Больше всего я хотела превратить Ратока в личную горничную, а не в помощника, ведь он уже много чего знает и умеет, что для меня было очень удобным. Хотя, мне кажется, он стал относиться ко мне еще хуже именно по этой причине, но постепенно между нами все-таки возникли неформальные отношения.

    "Послезавтра, кажется, у вас изучение Священных кодексов церкви. Кроме того, в офисе еще остался наш багаж. Что нам сейчас нужно делать?

    "Я пойду, когда закончу пить чай.”

    “Чай вы говорите, но как насчет ваших дел?

    "Ты такой глупый. Иди по своим делам.”

    "Ааа…”

    Ратока кивнул, хотя выражение его лица было явно неубедительным.

    Он повернулся и нехотя ушел, неловко идя на каблуках и в длинной юбке, которая ему явно мешала, и которую он вообще не умел носить. Он прошел мимо Клавдии, прислонившейся к стене у камина, и слегка вздохнул из-за того, что должен был переносить все эти трудности.

    Мы встретились с Клавдией взглядом, и она даже не попыталась скрыть своего смеха, а я просто хихикала ему в след, пожимая плечами.

    “Ты чего?”

    "Да так, ничего, я просто подумала, что вы таким образом с ним развлекаетесь.”

    Клавдия оставалась моим телохранителем, но так как в особняке у меня были другие охранники, она первый раз увидела мои взаимоотношения с Ратокой.

    "Когда Элусия разговаривает с вами, кажется, что вы сразу как-то оживаете. Это, наверное, из-за того, что вы близки по возрасту?”

    "Ну… Интересное предположение. Кроме того, он не Эллусия, а Элис”

    "Мм, я снова ошиблась. Извините.”

    Не думаю, что это из-за возраста, так как я так общаюсь только с Ратокой, и почему-то я не могу объяснить причину такого отношения к нему.

    "Однако, когда я наблюдала за вами, вы не только оживаете, но даже становитесь веселее и как будто отдыхаете при этом. Ну, я не могу это описать.”

    Клавдия, казалась, не могла найти подходящих слов и поэтому что-то пробормотала себе под нос. Когда она замолчала, я повернулся к окну и посмотрела на улицу.

    Небо приобрело красноватый оттенок. Здесь в Королевской столице темнеет гораздо позже, чем в Калдии. Сейчас там наверное было уже совсем темно.

    Общего со столицей было то, что Калдия тоже освящалась свечами, потому что использовать что-то другое для освещения было слишком дорого.

    Как я и говорила раньше, после выпитой чашки чая я направилась в офис, чтобы привести в порядок все бумаги и документы, чтобы потом ими было удобнее пользоваться.

    После того, как я закончила, я взглянула на Клавдию, которая удивленно смотрела на меня своими небесно-голубыми глазами, с выражением лица, которое трудно было описать. Я не знала, что ей ответить на ее реакцию, поэтому просто молча моргнула несколько раз.

    “Вот и все! Кажется, госпожа Элиза, наконец-то, открывает свое сердце и успокаивается. Когда человек, которого я должна защищать, не насторожен, то тогда и я спокойна”.

    Внезапно Клавдия сказала это вслух с чрезвычайно самодовольным выражением лица, в то время как я наоборот почувствовала сильный холод в груди, и я знала, что это всего лишь иллюзия.

    “... Госпожа Элиза что-то случилось? Я снова неправильно произнесла ваше имя?”

    “Нет, не в этом дело.”

    Несмотря на то, что я как будто окаменела, я все же смогла выдавить из себя эти слова. Ее слова помогли меня понять, что я чувствую на самом деле, и все, что мне хотелось, это громко заплакать…

    76 глава. Яблочный сок

    "Прошло много времени с нашей последней встречи, Виконтесса Калдия. Спасибо, за то, что пришли сегодня.”

    “Это вам большое спасибо, за то, что пригласили меня сюда, Лорд Молтон.”

    Сегодня у меня возникли большие проблемы с тем, что мне пришлось одеть официальное платье первый раз в своей жизни, а Клавдия, которая меня сопровождала, была одета в платье горничной. Мне было несколько некомфортно, когда я приветствовала хозяина сегодняшней вечеринки. Красивый Марграф, с которым я уже встречалась в прошлом году, стоял в конце столовой. Когда он увидел меня, то заговорил, немного заикаясь.

    "На этот раз ты надела платье. Оно смотрится просто отлично. Раньше ты носила рыцарские наряды и смотрелась тоже замечательно, но сейчас ты произвела на меня впечатление тем, что одновременно выглядишь женственно и достойно,”- тактично высказал свое мнение Маргрейв Молтон обо мне и моем новом платье. Раньше, когда я была на публике, то всегда носила рыцарский наряд, поэтому на этот раз я определенно была в центре всеобщего внимания.

    “Ну и как мне понимать ваши слова?”

    "Оо, я не имел в виду ничего плохого. Я не пытался оскорбить вас, я думаю, что этот наряд является доказательством вашей надежности и вам можно доверять.”

    Он засмеялся, и когда он делал это, его серебряные волосы слегка задрожали. Это было так типично для него! Я знала, что он всегда добр ко мне, и я чувствовала себя комфортно в его присутствии.

    "Как в последнее время поживает граф Терея?”

    “Из-за сильной усталости он чувствует себя не очень хорошо.”

    С его работой в качестве моего главного помощника в сочетании со всеми этими ежедневными общественными мероприятиями и двумя сутками езды на конном экипаже, похоже, усталость берет свое. Даже я думаю, что он сам слишком много работает, но все же есть еще так много работы, которую может сделать только он. Ясно, что нам нужно нанять больше людей на работу.

    Маргрейв Молтон огляделся по сторонам и взял два бокала. Затем он налил напиток из бутылки, напоминающий белое вино.

    Когда я взяла бокал, который он мне предложил, то увидела, что это был яблочный сок. Я не могла не смотреть на его элегантную улыбку. Он специально приготовил для меня напиток, подходящий для детей. Это было так мило с его стороны, потому что из всех социальных мероприятий, на которые я была приглашена, посещая их так много, что потеряла счет, это было первый раз, когда кто - то специально позаботился обо мне.

    Я определенно считаю, что он достоин похвалы, и я ему очень благодарно за это. И дело даже не только в том, что у него есть сын такого же возраста, как и я, он относится ко мне с большей теплотой и без каких-либо предубеждений, хотя я и являюсь дочерью семьи Калдия.

    Мой ужасный отец и вся моя семья очень сильно запятнали мою репутацию. Они считались отступниками, хотя это не было официальным решением палаты лордов или северных дворян и тех, кто с ними сотрудничает. Каждый внутри своего сердца считал именно так.

    Мы пили за здоровье друг друга и быстро опустошали наши бокалы. Это былсладкий освежающий напиток с кисловатым привкусом, напоминающий яблочный сок, который я любила пить в моей прошлой жизни.

    Маргрейв Молтон принес два стула для меня и для Клавдии, и даже подал ей стакан сока.

    До ужина еще было немного рановато, но все закуски и напитки уже стояли на столе. В этом месте люди отдыхали от танцев, которые проходили в зале.

    Так как Маргрэйв принес стул лично для меня, было бы невежливо с моей стороны отказаться от его услуг. Мы с Клавдией сели напротив него.

    “Я почему-то в последнее время не вижу вашего личного помощника”.

    Он, вероятно, имеет в виду наши предыдущие встречи на различных светских мероприятиях. Марграф сначала внимательно посмотрел на Клавдию, а потомна меня.

    Он спрашивал о Камиле. В тот момент, когда я подумал о нем, перед моими глазами сразу же всплыло окровавленное тело Камиля.

    Звук, с которым Клавдия опустила бокал рядом со мной, был слабым, но я услышал его очень четко. Красивая улыбка Марграфа Молтонасразу же исчезла после моих слов.

    "Он погиб в Югфене.”

    Мой голос и губы дрожали, когда я произносила это.

    Маркграф заметил мои эмоции и напряженно произнес:

    “Примите мои соболезнования. Извините, что спросил вас об этом и принес вам боль от тяжелых воспоминаний.”

    Его голос был тихим и полным сострадания. Вероятно, в этот момент он видел во мне ребенка, такого же, как и его сын.

    Я подняла свой бокал и выпил еще один глоток сока. В горле у меня пересохло, и я совершенно неосознанно, с жадностью стала глотать его больше и больше.

    Внезапно я почувствовал сострадание и к Маркграфу. Интересно, осознавал ли он теперь, что дети, такие же молодые, как и его сын, умирают на войне. И если это так, то насколько тяжела может быть эта жизнь.

    Я буду молиться, о том, чтобы его добрая душа получила благословения Мисоруа.

    “Большое спасибо.”

    Маркграф тихо поднял свой бокал. На мгновение, ничего не говоря, он просто помолился о благополучии души Камиля.

    На обратном пути, опять сидя в конной повозке, я выглянула в окно. У меня в руках были конфеты, завернутые в красивую бумагу, которые подарил мне Маргрейв Молтон.

    “ Интересно, являются ли секретные сообщения и коды типичными для дворян?

    “Это они?”

    "Нет, здесь ничего нет.”

    Я не могла не задать Клавдии этот вопрос, но в ответ получила только пустой взгляд, что заставило меня замолчать и я поняла, что спрашивать ее было бесполезно.

    Конфеты были завернуты в несколько слоев бумаги, и на внутренней стороне внешнего слоя было сообщение от Maргрейва Молтона.

    Такой способ оберткиконфет был обычным. Использовался он для того, чтобы красивую оберточную бумагу можно было использовать несколько раз в качестве письма или какого-нибудь сообщения. Рано или поздно я бы заметила его, но поскольку у меня есть привычка посылать людям благодарственные сообщения за приглашения, я сразу же нашла его и прочла.

    Сообщение было о людях, проходивших через домен Маргрейва Молтона, чтобы посетить северные домены. Некоторые церковные сестры проявляли странную активность, постоянно странствуя туда, и были связаны с северными дворянами. Интересно, почему МаргрейвМолтон сообщил мне об этом? Что задумали эти церковные сестры?

    Поскольку я ничего не знала, меня эта новость немного расстроила. Я вздохнула и снова посмотрела в окно, наслаждаясь красотой, окружающей меня природы. А Клавдия, сидящая напротив, была в таком отличном расположении духа от того, что ей посчастливилось поесть различных сладостей на вечеринке у Марграфа Молтона, что начала напевать.

    77 глава. Новые проблемы.

    На следующий день рано утром я выехала на лошади из Королевской столицы направляясь на восток. Рядом со мной сидел Поло и Ратока, одетый в женскую одежду и вуаль, за мной же на одной лошади ехали Клавдия и Беллвей.

    Прошлой ночью Поло прискакал на гончей лошади, чтобы сообщить мне о вторжении бандитской группы из соседней страны.

    Они прятались на окраине леса Монстров в районе Юнгфена, и, похоже, часть из них вторгалась на территорию Mаргрейва Генаса, у которого не было достаточно сил, чтобы охранять границу.

    Под натиском двух войск Югфена и Генаса, бандиты вынуждены были бежать, но единственное место, где они могли скрыться, была, к сожалению, Kaлдия.

    Благодаря тому, что Эркейд заранее сообщил мне о своих планах, мои войска уже были сосредоточены по всей Калдии, а также нам помогали добровольцы из племени Ширу, готовые вступить в бой в любой момент. Было бы здорово, если бы мы могли захватить бандитов, прежде чем они нападут на нас.

    Я отменила все церковные мероприятия, на которых должна была присутствовать. Я действительно очень сильно хотела построить связи внутри церкви и с этой целью должна была встретиться с главным священником, но учитывая сложившиеся обстоятельства, мне было не до этого, но, надеюсь, я смогу наверстать упущенное, когда все уладится.

    Однако, в ближайшее время я не смогу вернуться в Королевскую столицу. Кроме того, граф Терея чувствовал себя довольно плохо из-за мерзкой погоды.

    В это время года многие дворяне собираются в Королевской столице и люди маркиза Нордстрема также будут там находиться. И за то время, пока меня нет в столице, я не знаю, что они обо мне скажут.

    Вероятно, для меня это будет что-то абсолютно невыгодное, и кроме того, никого не будет, кто мог бы заступиться за меня.

    Мы прошли мимо моего первого особняка и, наконец-то, уже глубокой ночью дошли до центральной части нашего домена, где была построена новая резиденция. Поставки для ее строительства в основном приходили из окружающих гор Амон, расположенных к востоку отсюда, с которых текла река Сера и обеспечивала население водой.

    Она протекает параллельно другой реке Руктер, которая находится на нашей западной границе. Вверх по течению отсюда расположена деревня Кирилл. Кроме того, на восточной стороне реки Сера находится равнина, заполненная озерами.

    “Вы приехали.”

    Как только я спрыгнула с лошади, за своей спиной я услышала речь на языке артоланов. Когда я оглянулся назад, то увидел молодого человека из племени Ширу, бегущего ко мне в тунике, расписанной неповторимыми красивыми узорами.

    “Ах, я только что вернулась. Тео, как дела в Калдии?”

    Тео, молодой человек по имени Теомер, был тем, кого выбрало племя Ширу быть их непосредственным представителем во всех делах, связанных со мной. Он также является лидером молодых воинов этого племени, поэтому, я разговаривала с ним гораздо чаще, чем с другими.

    "По приказу Гюнтера мои воины сейчас разыскивают бандитов к востоку от реки Серы. Я не верю, что они уже пересекли западную границу, так как ребята охраняют и деревни, и реку.”

    "Понятно…На равнинах их легче отследить, но поскольку мы не можем их найти, они, возможно, уже покинули наш домен. Может быть, они снова перешли в область Генаса, так как солдаты Югфена начали преследовали их? Если бы мы только могли связаться с армией домена Генаса!”

    Я сразу же взглянула на Бэллвея, когда сказал это, но он покачал головой.

    "Я послал туда голубя с сообщением, но жена Maргрейва Генаса ответила, что " каждый домен должен заботиться о своих проблемах сам.”

    Мы с Тео даже не удивились ее ответу, так как всем хорошо известно, что жена Маргрейва Генаса управляет большей частью внутренних дел в их домене и ненавидит Калдию из-за безумных увлечений моего покойного отца и того факта, что я унаследовала его внешность и главное из-за прозвища “семья демонов”. Жена Маргрейва Генаса даже не скрывает своего отвращения к нам. Ее не волнует, что мои родители больше всего ненавидели своих собственных граждан, поэтомуее отвращение распространяется также и на всю область Калдии. Я не знаю достоверно, но ходят слухи, что ее отец и мой дедушка были заклятыми врагами.

    “Тео, у тебя еще есть солдаты, которые могут приехать прямо сейчас?”

    “Половина из них все еще здесь, они помогают строить деревню.”

    "Строительство можно отложить. Вызови сюда всех оставшихся солдат.”

    Тео подошел ко мне, встал на колени и крепко схватил меня за плечо. Он, вероятно, не мог сдержать своих эмоций, и я слышала, как раздался хрусть из моего крошечного плеча.

    Я невольно стиснул зубы от боли, но не позволила дернуться ни одной мышце на своем лице. Когда он говорил, я встретила цепкий взгляд Тео.

    "Я не могу согласиться с тем, чтобы строительство наших домов было отложено. Или вы хотите сказать, что жители, которые живут здесь уже давно, важнее нас, новичков? Вы ведь в самом начале сказали, что будете относиться к нам так же, как и к ним.”

    Строительство уже значительно отставало от графика. Первоначальный лидер проекта, Камиль, погиб. Фермеры-беженцы, тоже обещавшие помочь в строительстве, также были убиты, а нового человека, который смотрел бы за строительством, просто не было. Воины племени Ширу используют строительные материалы, к которым они не привыкли, а также им приходится привыкать к новым условиям проживания.

    Для Тео завершение строительства было критически важно. Я также заранее знала, что он сильно будет увлечен этим.

    Теомер - лидер племени Ширу. Во время побега от армии Дэнсела, несколько лидеров из их племени погибли, поэтому он был выбран новым предводителем. Их было выбрано восемь человек, и он был самым молодым из них. И Молодые, и старые члены племени Ширу уважали его и возлагали на него свои надежды.

    Я положил свою крошечную руку на плечо Тео.

    "Теомер Терит, я также, как и ты обеспокоена тем, что строительство жилья еще не завершено, но я ездила в Королевскую столицу не для того, чтобы играть в игрушки. Думаю, не будет большой проблемы, если мы временно остановим строительство”

    Тео медленно моргнул, в его глазах, серых как цвет камня, казалось, появилась искра надежды.

    “У вас есть какие-то предложения?”

    "У меня был разговор с лордом Карсоном, чтобы нанять несколько плотников, поэтому в следующем месяце сюда прибудут шестьдесят человек, которые привезут сюда все свои материалы и инструменты. Они будут строить абсолютно все для нас: мебель, лодки, мосты, в общем, все, что нам необходимо. Сейчас они обрабатывают древесину для ее использования. Я также попросила их подготовить несколько прялок и ткацких станков.”

    Так что в действительности у меня вообще не было такой роскоши, как свободное время, чтобы играть в Королевской столице. Я продолжила:

    “Я сказала, что приму твое племя, но у моих граждан еще остается ко мне негативное отношение. Тем не менее, я обязана защищать всех, поэтомудолжна использовать твоих воинов. Возможно, сама я не в состоянии жить жизнью воина, но я должна сделать все, что в моих силах, так как это моя обязанность и ответственность”.

    Тео наконец-то ослабил свою хватку на моем плече, посмотрев мне прямо в глаза, которые были цвета крови. Я почувствовала, что он смотрел на меня так же, как граф Терея, когда он как будто смотрел сквозь меня и читал мои мысли. В этот момент Тео мог видеть свое отражение в моих глазах.

    По просьбе Клавдии он наконец-то встал и глубоко поклонился мне.

    “...Прошу прощения за грубость. Я сделаю так, как повелела мне госпожа и вызову сюда всех воинов деревни. Давайте исследовать западный район.”

    "Это было бы неплохо. Спасибо тебе.”

    78 глава. Поиски.

    Факел еле-еле мерцал в эту темную безлунную ночь. Единственный свет, который был виден с высоты небольшого холма, это свет, исходящий от Огненной моли, благодаря которой я могла хоть что-то видеть, по крайней мере, было заметно, когда что-то двигалось.

    Тео собрал воинов, и мы уже как полчаса искали бандитов. У нас с собой была палатка, в которой уснул Ратока. Я тоже дико хотела спать, но так как все еще ждала отчета, то все это время стояла, возле палатки, ожидая его.

    Внезапно я услышала громкий звук, издаваемый сверху. Задрав голову, я посмотрела на небо. Похоже, Рашиок каким-то образом обнаружил мое возвращение и тем самым вызвал панику среди людей. Огромный дракон, парящий надо мною, по размерам напоминал взрослую лошадь. Сам по себе он еще не достиг зрелости, но внешне выглядел как взрослый дракон.

    Рашиок медленно опустился предо мной, приветствуя меня рычанием. Он был недоволен тем, что его оставили в старом особняке, когда я нахожусь здесь.

    “Спасибо, что прилетел ко мне, Рашиок, хотя я не обещала, что когда-нибудь сюда вернусь.”

    Когда я аккуратно начала ласкать его, чтобы не повредить его чешуйки, он опустил уши, как это делают собаки, закрыл глаза и просто наслаждался процессом.

    "Похоже, бандитская группа из армии Дэнсела вторглась на нашу территорию, и наши соседи просто не дадут нам никакой передышки. Лучше бы они приняли во внимание возраст графа Тереи и позволили ему отдохнуть.”

    Рашиок фыркнул на мой комментарий, как человек, который отреагировал на мои слова с сарказмом.

    Бандитские группировки. Я взяла небольшую передышку, чтобы тщательно подумать о них. Всего несколько лет назад здесь в Калдии они были большой головной болью для всех жителей, но большинство из них после смерти моего отца сменили свою позицию, став солдатами нашей армии. По мнению графа Терея, они были больше жертвами, чем агрессорами из-за деспотичной политики моего отца. Он подчеркнул, что каждый из них может искупить свои преступления, присоединившись к армии. Некоторые бывшие бандиты до сих пор остаются ненаказанными, но на данный момент в королевстве Арсия нет серьезных проблем с бандитскими группировками.

    Большинство из этих людей стали преступниками только из-за того, что не находили другого способа заработать себе на жизнь. Изначально некоторые были фермерами, и именно голод и нищета вынудили их разбойничать. Так как мой отец забирал у своих граждан практически все, что у них было ( у людей практически не было ни еды, ни одежды), тоестественно появилась такая категория людей, как бандиты.

    Однако на этот раз бандитская группировка пересекла границу и вторглась в наш домен. Более того, в Арсии порядка намного больше, чем в Дэнселе. Сначала я думала, что бандиты появились здесь с какой-то стратегической целью, но кажется, что все, что они хотят, это только грабить.

    Я не знаю, есть ли у них какая-то цель. Было бы хорошо придумать какой-нибудь способ схватить одного из них.

    В подземелье моего особняка оставались кое-какие инструменты, и я подумываю над тем, что может мне придется ими воспользоваться.

    Я продолжала размышлять, не обращая внимания на мерцающий факел предо мной. Бандитская группа вторглась к нам из соседней страны, с которой у нас плохие отношения. Она прошли через Югфен, не нанеся им никакого ущерба. Я попросила Генаса о сотрудничестве, но была отвергнута. Если я смогу поймать группировку, то буду владеть хоть какой-то информацией, а уже в зависимости от того, что мы узнаем, я и граф Терея будем думать, как нам поступать.

    Другими словами, получить у них информацию это значит поймать их. Во второй раз я подумала об инструментах, которые спрятала в самой глубокой части подземелья. Это были предметы извращенных увлечений моего отца, но, к сожалению, я подумала о том, что мне снова придется ими воспользоваться. Совершенно точно, что их невозможно продать, и мне удалось всех убедить, что я расплавила их и сделала из них оружие, так как они были из железа.

    Воспоминания о том, как мой отец их использовал, по-прежнему живы в моем сознании. И хотя мне тогда исполнился всего лишь один год, и я не могла контролировать свое тело, но уже была осведомлена о произошедшей со мной реинкарнации и имела эти воспоминания.

    Я также получила знания о том, как играть с жизнями и душами людей. Но независимо от того, насколько мне это было отвратительно, в конце концов я родился в семье Kaлдия.

    Внезапно уши Рашиока подскочили вверх, кажется, он что-то услышал, пока я гладил его. Он внимательно посмотрел на дорогу, которая рядом вершиной холма, на которой мы стояли. Через некоторое время я увидела ехавших верхом людей во главе с Гюнтером.

    “Госпожа!”

    Он и его подчиненные спешились с лошадей, подошли ко мне и встали на колени. Гюнтер немного усмехнулся, увидев рядом со мной Рашиока, но его выражение лица сразу же стало серьезным, когда я попросила его доложить обстановку.

    “Гюнтер, какая у тебя информация?”

    "Воины Ширу, которые разыскивают бандитов, обнаружили их следы на границе с Генасом, когда те пересекли ее. Ближайшие места, куда они входили, были деревня Харон и Незу, а также из деревни Незу сообщили, что сегодня пропали две живущие там вместе девушки.”

    Как и ожидалось, бандитская группа вторглась в наш домен, неоднократно пересекая границу с Генас. Когда они ее переходят, мои войска не могут преследовать их. Как это ужасно! Они используют в своих интересах наши внутренние политические конфликты.

    “Искать их! Скажите всем, чтоб следовали за ними как можно дальше. Возьмите с собой Рашиока. Клавдия и я поедем в деревню Незу. Наша главная задача - найти двух пропавших девушек.”

    “Понятно. Я оставлю здесь трех воинов для твоей охраны. “

    Не дожидаясь моего ответа, Гюнтер запрыгнул на лошадь и уехал. Я уже закончила отдавать приказы, так что не возражала против этого. Звук копыт его лошади вскоре совсем утих. После того, как я немного погладила голову Рашиока, он молча взлетел и исчез в черном небе.

    У меня было три воина, которых Гюнтер оставил для моей безопасности, чтобы поехать к Клавдии, после чего я тоже села на лошадь, а Ратоку, решила оставить здесь. Я собираюсь сузить область поиска до юго-восточной части моего домена и также приказала всем воинам Ширу, которые находятся здесь поблизости, присоединиться ко мне и направиться в деревню Незу.

    Будучи кочевниками, воины Ширу- очень опытные следопыты. Говорят, что во время охоты ни одна добыча не может ускользнуть от них. Хорошо, если бандиты все еще здесь, в Калдии, но если они перешли к территории Генаса, то мне придется оставить поиски двух моих пропавших граждан, что ж, такова судьба.

    79 глава. Холодная и горячая ярость.

    Теперь, когда я добралась до деревни Незу, я, наконец-то, смогла немного отдохнуть. Хотя я бы предпочла не ложиться сейчас спать, так как мой разум все еще бодрствовал, но мой молодой неокрепший организм сильно устал. Была глубокая ночь, поэтому желание лечь спать было просто непреодолимым. Я арендовала комнату в одном из домов мэра, так как он к тому же оказался самым крупным арендодателем в деревне. Как только я добралась до своей кровати, то тут же заснула. Но рано утром на рассвете я уже была на ногах.

    Я переоделась, так как вчера у меня совсем не было на эти сил, вытерлась мокрым полотенцем из ведра, стоявшим рядом с моей кроватью и почистила зубы дешевой хлопчатобумажной тканью, которая была специально для этого предназначена.

    Закончив все утренние процедуры, я вышла из комнаты. Клавдия уже ждала меня.

    "Удалось ли вам немного отдохнуть, госпожа Эллусия?”

    "Я Элиза, Клавдия. Доброе утро. Как ни странно, я чувствую себя полностью отдохнувшей.”

    “Приятно слышать, Элиза-доно.”

    Было заметно, что Клавдия, которая охраняла мою комнату всю ночь, была менее бодрой, чем обычно. Онаотдыхала совсем мало с тех пор, как мы покинули королевскую столицу. Она была очень ответственной и поэтому полностью сосредоточилась на своих обязанностях телохранителя. На самом деле я очень хочу, чтоб она отдохнула, и даже лично об этом позабочусь, но только после того, как закончится вся эта суматоха. Конечно, ей было очень тяжело, так как она была моим единственным телохранителем. Когда я вернулась в особняк, ей было немного легче, но теперь, когда я в дороге и дел стало намного больше, об отдыхе приходится только мечтать.

    Когда я спустился вниз, жена мэра уже приготовила для меня завтрак. Когда все увидели меня, в зале послышался негромкий плач.

    “Прекратите.”

    Жена мэра, которой было чуть больше 30, тут же отерла глаза и, взяв себя в руки, перестала плакать. В мою сторону она даже не посмотрела. Я поблагодарила ее за прием и завтрак, как положено в нашем обществе, но она просто дрожала, не поднимая на меня глаз, и поспешила в столовую, как будто хотела убежать от меня. Я последовала за ней, там для меня уже был приготовлен завтрак. В столовой не было ничего необычного, просто ржаной хлеб, яичный суп, и сосиски, которые тогда были очень дорогими, так как животноводство в Калдии еще не восстановилось. Сосиски на самом деле, были на тот момент просто роскошью. Приятно было осознавать, что они так позаботились обо мне.

    Я не знала, как мне себя с ними вести, но в любом случае, если они будут относиться ко мне хорошо, то я отвечу им взаимностью.

    "Вы кажетесь очень спокойной.”

    "Что?”

    "Нет, госпожа Эна...... Упс, я имею в виду, госпожа Элиза, я вижу, что вы всегда беспокоитесь о своих гражданах.”

    Клавдия заметила, что она сказала мое имя неправильно и тут же себя исправила. Ах, как редко это бывает! Конечно, она считает, что я должна больше волноваться.

    Действительно, это было бы нормально, но я спокойна, потому что все мои солдаты сейчас в активном поиске бандитов, и я знаю, что они безусловно их поймают и приведут ко мне.

    "Я верю, что Гюнтер и Тео оправдают мои ожидания.”

    После моих слов, Клавдия сначала моргнула, а затем улыбнулась.

    Когда я вышла из дома мэра, снаружи меня ждали Поло и трое тех самых солдат, которых Гюнтер вчера приставил ко мне.

    "Доброе утро, госпожа!”

    “Доброе утро! Есть какие-нибудь новости?”

    "Рашиок обнаружил следы бандитов. И сейчас в настоящий момент он следит за ними.”

    Ответил Поло добрым голосом. Он был только начинающим солдатом и приступил к тренировкам только в прошлом году, но кажется, что все солдаты, которые вернулись из форта Югфена, действительно рано стали взрослыми. Что касается взросления Рашиока, то он стал размером с лошадь, и мне было трудно залазить ему на спину, так как я все еще оставалась очень маленькой, но Рашиок, понимая это, всегда старался мне помочь.

    "Также мы обнаружили пряди волос, которые, как нам кажется, принадлежат пропавшим девушкам.”

    Женские пряди волос. Они были обнаружены на обочине дороги. Страшно было вообразить, в каком бедственном положении оказались девушки. Поскольку пряди нашли в том месте, где мы отслеживали бандитов, то было ясно, что девушки находились в их руках.

    Прошлой ночью у меня все еще оставались некоторые сомнения относительно того, что могло с ними произойти, но теперь мне кажется, что внутри меня кипит ярость и глаза наливаются кровью от гнева.

    "Госпожа Элиза, твои глаза становятся действительно страшными.”

    По голосу Клавдии я поняла, что Поло, похоже, действительно боится меня. Интересно, насколько страшным было мое лицо? Мне всего лишь семь лет, и я не думала, что смогу оставить такое впечатление. Я потерла глаза, и Поло, казалось, немного успокоился.

    "Скажите всем, чтоб они ускорили поиски и нашли бандитов как можно быстрее.”

    “Хорошо.”

    Быстро ответил Поло, и я повернулась к Клавдии.

    Из сумки, которая находилась на моей талии, я достала бумагу и кусочек угля и начал писать простое письмо.

    “Клавдия, я временно освобождаю тебя от обязанностей моего телохранителя. Я хочу, чтобы ты взяла Элис (Ратока) у реки Серы и отвела его обратно в мой особняк, а также передай ему это письмо.”

    Глаза Клавдии следовали за кусочком угля, когда я писала письмо, по ее губам, которые тихо что-то шептали, было понятно, что она читает его. В записке я попросила Ратоку достать хлыст из подземелья особняка и принести его мне, а также постараться это сделать незаметно, чтобы Элис не узнала об этом. Это был кнут, который использовался для пыток людей, и больная девушка, которая находится в особняке для лечения, не должна его увидеть.

    "Чтобы никто не сказал про меня, что я поступаю так же, как и мой отец, мне придется тщательно подумать, как его применять.”

    “Я знаю, что ты не такая, как твой отец.”

    “Тогда все в порядке.”

    Слегка кивнула Клавдия, после чего отдала несколько приказов трем моим солдатам, оставшимся для моей защиты, а затем направилась в конюшню, чтобы взять лошадь.

    Ярость и гнев все еще кипели у меня внутри. Но несмотря на это, моя голова мыслила хладнокровно, как будто мне удавалось оставаться замороженной, но при этом в кипящей воде.

    Вот почему, я собираюсь остаться здесь. Я буду ждать, пока мои солдаты, мои граждане, мой дракон не притащат ко мне сюда этих ублюдков.

    80 глава. Защита.

    Двух молодых женщин, которым на вид не было и двадцати лет, привели ко мне мои солдаты. При этом женщины что-то им кричали и отчаянно плакали.

    "Спасибо за работу, извините, но вы не могли бы выйти сейчас из этой комнаты?”

    Мой голос звучал довольно раздраженно, поэтому солдаты, поприветствовав меня, выбежали из комнаты, как будто они хотели убежать от меня.

    Я полагаю, это из-за того, что я всего лишь приказала им привести ко мне этих несчастных женщин, не вдаваясь в подробности данной ситуации и ничего им не объясняя. Женщины были обнаружены с многочисленными признаками насилия вместе с бандитами, которых недавно захватили мои солдаты. Пережив эти ужасные дни в своей жизни, они также испытывали сильный страх не только перед моими солдатами, но и при виде других людей тоже. Я понимала, что сделала правильно, когда заранее попросила приготовить для них воду и еду.

    "Сейчас вы можете помыться, а после этого можете пообедать, так как для вас все приготовлено. Пожалуйста, не стесняйтесь, ешьте все, что хотите.”

    "Да, госпожа.”

    Одна из этих девушек, которая, по-видимому, имела сильный характер, прямо посмотрела мне в глаза, в то время, как другая испуганно кивнула в ответ.

    Бандитская группировка наконец-то была обнаружена сегодня в полдень в небольшом доме к северу от деревни Незу.

    Жена мэра приготовила нам еду. Когда мы узнали о захвате бандитской группы полчаса назад, мы поспешно связались с моим особняком и привезли оттуда фрукты, овощи и хлеб. Ратока, Клавдия и трое солдат, защищавших меня, по очереди доставляли продукты из особняка, но Ратока не смог скрыть свою неприязнь к этим поездкам из особняка в деревню Незу. Этого не могла скрыть даже вуаль на его лице.

    “Не надо так дуться. Я отблагодарю тебя.”

    Как я и обещала, я дала ему три фрукта, известных как Рокфрут. Этот плод похож на мушмулу из моего прошлого мира. В Калдии, где вообще не растут ни фрукты, ни ягоды, эти плоды были просто роскошью. Конечно же, я их не покупала, просто меня угостили, когда я налаживала связи в Королевской столице.

    “Они вкусные?”

    “Я же говорила, что отблагодарю тебя, не так ли? Кроме того, еще будучи в Королевской столице, я заметила, что ты хочешь их попробовать.”

    Так как Ратока был моим слугой-стажером, он должен был посещать некоторые вечеринки и банкеты вместе со мной, но слугам было разрешено пить только воду и чай, и им нельзя было прикасаться к пище дворян. Но я заметила, как Ратока все время, не отрываясь, смотрел на эти фрукты.

    Настроение у Ратоки поднялось, когда он начал их есть и я повернулась назад, чтобы посмотреть на тех двух девушек, которые все еще плакали.

    Они обе вызывали чувство жалости, и у меня было только одно желание- защитить их. На их головах в нескольких местах отсутствовали волосы, но именно благодаря этим вырванным клочкам волос мы их и обнаружили. Их тела были покрыты ссадинами и синяками, а на руках и ногах были видны следы не только от меча, но и от зубов. Их одежда была почти вся изодрана и свисала с них клочьями. Когда они мылись, было заметно, что всякое прикосновение к телу было болезненным для них от многочисленных травм. Я думаю, что для них будет лучше, если я найду им новые свободные туники, одежду, типичную для граждан Калдии. Если им дать что-то обтягивающее с пуговицами или корсетом, то эта одежда будет травмировать их снова и снова. Так как я на данный момент была их покровителем, то моей задачей было позаботиться об их эмоциональном восстановлении и накормить их.

    "Пожалуйста, ешьте. Вы согреетесь, когда покушаете.”

    Помогая этим двум женщинам во всем, в чем они нуждались и приставив к ним других женщин, нам наконец-то удалось завоевать их доверие, и они немного успокоились. Когда девушки осмотрели комнату и увидели, что единственными незнакомцами были я и Ратока, которого они приняли за девочку, то перестали дрожать. Сейчас пришло время расспросить их о причинах похищения. Мне было очень жаль, что им будет больно и неприятно вспоминать все это, но другого выхода у меня просто не было, это был мой долг.

    “Вы успокоились?”

    Я не могла сделать для них что-то еще, но я просто решила поговорить с ними в их же комнате, к которой они уже привыкли. Прямо сейчас у меня было чувство ненависти к себе самой, но мне ничего не оставалось, как достать кусочек угля с листом бумаги и начать записывать.

    Они обе нервно кивнули, собираясь поговорить со мной, но их матери, стоявшие рядом с ними, казалось, хотели убить меня своим взглядом, показывая тем самым свое неодобрение, но я проигнорировала их взгляд и продолжила.

    " Пожалуйста, расскажите мне, что делали с вами эти бандиты в мельчайших подробностях.”

    Я не спрашивала их разрешения, можно ли говорить на эту тему, мне просто нужно было услышать всю информацию.

    Две молодые женщины мгновенно побледнели. Казалось, они изо всех сил старались сдерживать слезы, вновь переживая эти адские воспоминания.

    Внезапно кусочек угля в моей руке переломился на две части.

    Я не заметила, как слишком сильно сжала его в своих руках. В тот момент, когда я доставала другой кусок угля, я уговаривала себя успокоиться и старалась взять себя в руки.

    81 глава. Время допроса часть 1.

    С бандитами я поступила следующим образом: приказала заткнуть им рот кляпом, не дав возможности прикусить языки во избежание совершения самоубийства, затем приказала полностью раздеться, чтобы не было никакой возможности пронести скрытое оружие в одежде, и связала им руки. Потом я бросила их в то самое темное подземелье под особняком.

    Там очень влажно, темно и холодно, солнечный свет не проникает туда совсем, поэтому находиться там практически невозможно, из-за того, что люди обычно впадают там в депрессию и уныние.

    Когда Ратока был младше, он провел там три дня и вышел оттуда совершенно изможденным. Но через несколько дней он уже полностью восстановился.

    Если подумать, Ратока оказался намного смелее, чем я думала, так как совершенно спокойно достал для меня хлыст из этого подземелья и кроме того, во всем особняке практически не было света, кроме нескольких свечей. И ему приходилось даже спать там.

    Единственное, что я дала бандитам, это один очень большой бочонок воды, и оставила их одних в темнице на два дня. Этот способ я специально выбрала, чтобы как можно быстрее сломать их дух, так как они голодают и не могут нормально пить через кляпы во рту.

    Утром третьего дня в специальную комнату для допросов я привела одного из бандитов, который казался главарем шайки. Вероятно, он не мог нормально спать, так как выглядел полностью изнуренным и бледным. Поскольку я не давала ему ничего есть в течение этих двух дней, он, скорее всего, чувствовал головокружение и тошноту.

    “Сначала я спрошу тебя. Может, ты что-то хочешь мне сказать?”

    Мои солдаты его немного отмыли, и ему вернули одежду, которая была полностью осмотрена, но его волосы и борода все еще были грязными и неопрятными.

    “Теперь я понял, как вы, варварские и дикие аристократы, обращаетесь со своими заключенными. Это был очень ценный опыт.”

    У него есть железная воля и он тоже принципиальный.

    Он с трудом заговорил со мной на языке Арсии, но не смотрел на меня свысока из-за того, что я была ребенком, во время нашей первой встречи он даже отметил, что я принадлежу к Арсианское знати.

    "Это подземелье оставил мне мой покойный отец, известный как самый жестокий тиран во всей Арсии. Я не могла придумать более подходящего места для посетителей из другой страны, чтобы им расслабиться и отдохнуть здесь. Я уверен, что вы привыкли к мягким кроватям.”

    Я иронично улыбнулась ему в ответ. Несмотря на то, что он хотел оскорбить меня, говоря о нашем варварстве и дикарстве, для меня это не было оскорблением. Не думаю, что кто-то из Калдии будет воспринимать это как оскорбление.

    Солдаты, охранявшие бандита, дружно засмеялись. Поскольку они привыкли к грубой речи и слышат ее каждый день, они гораздо более искусны в способах задеть кого-либо. Для того, чтобы полностью сломать пленных, я решила максимально ухудшить условия их существования, но, похоже, у меня это не получилось. Когда бандит услышал смех, его лицо побагровело.

    “О? Так у вас есть даже мягкие кровати? Дай угадаю… Аристократы и простолюдины, вы все спите на стогах соломы?”

    "О, так люди в Денселе должно быть все еще спят на стогах сена. Кажется, что ваша культура все еще совершенно неразвита. Должно быть, это действительно неудобно. Правильно, ребята, что я выбрала именно темницу. В конце концов, даже простые кровати, на которых спят простолюдины, слишком хороши для вас.”

    Увидев, как я хмурюсь, не находя слов и не зная, как противостоять мне, бандит мог только проклинать меня на своем родном языке Рингвен, все время повторяя: "проклятый брат!“

    Мои солдаты не смогли сдержать смех. Это было действительно так смешно! После того, как я приказала им быть грубыми и вульгарными по отношению к заключенным, они послушно следовали моим приказам, хотя я думаю, что солдаты все равно сделали бы это без всякого приказа.

    Обмениваясь с этим бандитом оскорблениями, я узнала о нем совсем немного.

    Так как я много знала о различных языках, которые мне навязала миссис Маршан, я поняла, что бандит проклинал меня на языке Рингвена. Хотя у него есть довольно сильный акцент, он также может говорить на языке Арсии, а это означает, что он имел хорошее воспитание. На языке Рингвена говорят в Денселе и Планатес. Несмотря на то, что он проклинал меня, его произношение было очень хорошим, он определенно принадлежит обществу высшего класса.

    Несмотря ни на что, он не говорил слов, которые я ожидала услышать от бандита, тем не менее, информация, которую я получил от Югфена, заключалась в том, что именно бандитская группировка вторглась в нашу страну. Но мне нужно было узнать, на каком основании Югфен назвал эту группу людей бандитской.

    Что ж, сейчас я уже проанализировала текущую информацию, которая у меня была, и пришло время начать настоящий допрос. Так что я позвала Ратоку, который был в соседней комнате. Он сегодня опять носит вуаль, чтобы солдаты не узнали его, но сейчас, вероятнее всего, его лицо искажено страшной гримасой под этой завесой.

    “Принеси мне предмет, который я приготовила”.

    “Хорошо.”.

    Ратока подошел ко мне и размотал хлыст, который был в его руке. Этот кнут был весь замотан цепями и узлами, чтобы вызвать как можно большее кровотечение в теле человека. Я помню, что мой отец подарил этот кнут моему бывшему старшему брату в подарок, когда ему исполнилось 6 лет. Я полагаю, что, если бы мой отец был еще жив, он бы тоже дарил мне такие же вещи на день Рождения.

    Тем временем, бандит смотрел на хлыст с широко раскрытыми глазами от удивления. Впервые с того момента, как я вошла в эту комнату, я увидела, как его лицо начало немного подергиваться.

    "Сейчас я задам тебе еще несколько вопросов. Я не возражаю, если ты на нихне ответишь, но в подземелье находятся еще одиннадцать человек, которые могут занять твое место. Но я не собираюсь допрашивать кого-либо из них, пока я не закончу с тобой.”

    Услышав это, лицо бандита начало дергаться сильнее.

    "Но если я дойду до последнего человека, то думаю, что он будет уже почти мертв от голода.”

    Мои солдаты все время просто смеялись. Я думаю, что это возымело эффект, так каклицо бандита полностью побледнело. Я поняла, что там, в подземелье есть кто-то более важный, и что этот бандит просто не может себе позволить, чтобы его пытали. Интересно, кто это?

    "Ты злая еретичка!”

    Кричал он в гневе.

    И так, я поняла, что я еретичка. Ну, тогда, я должна узнать об этом еще больше.

    На самом деле оказалось не так сложно получить от него информацию, чем я думала сначала. И я начала чувствовать, что мне это нравится.

    82 глава. Время допроса часть 2.

    "Хорошо, первый вопрос может показаться глупым, но почему вы, ребята, пришли в Арсию?”

    Бандит посмотрел на меня, ничего не сказав. Ну, я не собиралась попусту тратить на него время и приказала солдатам поставить его на колени и начала бить его.

    Звуки хлыста разносились по всей комнате. Так как на нем была одежда, которая смягчала удары, я ударила его еще пять раз.

    Он скрипел зубами, чтобы справиться с болью, и даже не стонал. Как я и ожидала, он не был простым бандитом. Не существует такого бандита, который бы вторгся в Арсию, чтобы только грабить, но при этом имел сильную волю, чтобы противостоять таким страшным пыткам.

    "Тогда у меня к тебе есть другой вопрос: куда вы направлялись в Арсии?”

    “Я не знаком с географией Арсии.”

    Я полагаю, он догадался, что снова пострадает, если будет молчать, поэтому он плюнул на меня. Его ложь не возымела на меня никакого действия, поэтому я снова начала бить его.

    На его льняной рубашке начали появляться темно-красные пятна крови. Из-за кнута, который оставлял полосы на теле, они были похожи на дождевых червей. Кажется, его кожа начинает рваться.

    Они могут умело используют наши границы, переходя их каждый раз, поэтому легко могли уйти от кавалерийских взводов Югфена. Следовательно, его слова о том, что он не знает географию Арсии – это полная ложь

    Я перекинула кнут в левую руку и продолжила хлестать его изо всех сил. С каждым взмахом кнут издавал резкий треск в воздухе, который смешивался с тупыми звуками тела бандита, когда хлыст опускался на него. Металлические цепи, куда бы они ни попали, причиняли страшные травмы, мгновенно окрашивая его рубашку в красный цвет.

    Наконец, бандит что-то простонал.

    "Юрг, нет, нет, север....Мы ехали на север!”

    "Север?”

    "Да, да. Поскольку южные и восточные области в Арсии, которые находятся вдоль границы, имеют более сильную армию и стоят на страже против других стран, мы шли на север.”

    Независимо от причины, по которой они туда шли, это была правда. Горы Амон проходят через северную и восточную части Калдии и Югфена. Даже летом очень трудно пройти через этот горный хребет. С тех пор, как бандиты в последний раз бежали из домена Генас, они направлялись прямо на север, избегая деревень, и пришли в центральную часть Калдии из Генаса, который оказался близко к горам Амон. И это был кратчайший путь на север.

    “Они хорошо знают местность Арсии, не так ли?”

    Я начала бить его по ногам, а не по спине. Его спина уже была полностью опухшей. Боль от кнута отличается от других видов боли, так как она будет жечь тело и не утихнет еще очень долго. Люди довольно плохо переносят боль.

    "Юрг..... Ган.....!”

    Должно быть, ему было унизительно осознавать, что его пытал ребенок. Каждый раз, когда я опускала хлыст на его ноги, он сильно стонал.

    "Почему вы похитили этих женщин?”

    "Узнать …точное местоположение деревень.”

    "Если это все, то вы, ребята, явно перегнули палку.”

    Им определенно не нужно было так издеваться над теми женщинами, если это было только для того, чтобы узнать расположение деревень.

    “Некоторые из нас хотели использовать их в качестве сексуальных рабынь и повеселиться...... А-а!”

    В этот момент мой хлыст случайно задел его пятку и, похоже, содрал там кожу. Бандит застонал в агонии и упал в обморок. Это следовало ожидать, так как два дня голода и слишком большое количество боли, которые он сейчас испытал, вместе произвели этот эффект.

    "Принеси мне вина.”

    Я указала на одного из солдат и попросила его принести мне бутылку дешевого вина, несколько бутылок я заранее приготовила и поставила у стены в этой комнате. Здесь была странная и тяжелая атмосфера после моего допроса. Солдат осторожно вручил мне бутылку.

    Я налил вино на спину бандита. Когда алкоголь начал впитываться в его кровь, он закричал и очнулся.

    "Допрос еще не окончен. Пока все не закончится, ты не сможешь отдохнуть.”.

    Когда человек не может ясно мыслить, ему сложно придумывать ложь. Это означает, что люди под таким давлением с большей вероятностью скажут правду, так как не могут нормально думать из-за сильной боли.

    Я опять взмахнула кнутом, и он снова начал кричать.

    Мне потребовалось четыре дня, чтобы закончить допрос всех бандитов. Для того, чтобы они не умерли, пока я не узнала от них, все, что мне нужно, я их немного кормила, но поскольку не давала достаточно еды, они, ко всему прочему, испытывали еще и муки голода.

    К тому времени, когда я допросила половину из них, я взмахивала хлыстом уже гораздо реже, так как к тому времени мышцы моих рук сильно болели от большой нагрузки.

    Полученные от отца знания о методах пыток оказались весьма полезными для меня, и я смогла извлечь из бандитов много нужной мне информации. Хотя я могла бы узнать гораздо больше, если бы допрашивала их по второму разу, сейчас я решила просто записать то, что узнала, и отправить отчет графу Тереи.

    Как и ожидалось, они были не просто группой бандитов. Некоторые из них, кажется, были высокообразованными. Хотя Денсел действительно отстает от Арсии в культурной части, я не думаю, что там все настолько плохо, что их знать не отличается от бандитов. Значит, за ними стоят дворяне, или, может быть, кто-то еще выше по положению. Принимая во внимание, что первый бандит, которого я допрашивала, назвал меня “еретиком”, предполагаю, что он имеет какое-нибудь религиозное образование.

    Религия в области Денсел - это Бог Ревуа, который находится во главе других богов. По сравнению с церковью Ар Ся в Арсии, они называются церковью Ревуа. Я пришла к выводу: первый бандит вполне может быть верующим из этой церкви. Размышляя в этом направлении, я поняла, что есть вероятность маскировки под бандитов, и их вторжение в Арсию связано с какой-то религиозной целью.

    Также я получила подтверждение того, что их целью был север. Несколько дней назад я уже разослала предупреждения различным северным дворянам о возможной опасности, даже в домен Нордстурм, с которым я не ладила. Несмотря на то, что они выступают против решения зала лордов и смотрят на меня как на бельмо в глазу, Нордстурмы, тем не менее - важная дворянская семья. Это неизбежный факт, и я была уверена, что даже граф Терея согласится с тем, что им тоже нужно было отправить предупреждение.

    Ну, я лишь полагаюсь на их благодарность, предполагая, что они, по крайней мере, объединятся против внешних врагов. Совсем другое дело, если у Нордстурманов есть какие-то отношения с этими бандитами.

    У меня нет доказательств, но я должна быть бдительной.

    Я закончила отчет, закрыла его в ящике стола и потянулась, слегка поморщившись от мышечной боли.

    83 глава. Беседа с Ратокой.

    Это произошло сразу же после того, как я закончиладопрос по второму кругу. В сообщении, которое доставил нам голубь-посланник из палаты лордов в Королевской столице, говорится о том, что бандитская группа, вторгшаяся в Арсию, объявлена национальным врагом, о необходимости усилить охрану, а также о том, что бандиты должны быть взяты под стражу Королевской армией под непосредственное командование короля.

    "К счастью, у меня есть еще десять дней до того времени, когда я должна отдать их под Королевскую стражу.”

    "Вы понимаете, что они будут взяты под стражу самого короля?”

    Как только я произнесла эти слова, Ратока поинтересовался, почему я обрадовалась тому, что у нас есть еще десять дней. Я кивнула и начала объяснять, хотя у меня до сих пор очень много работы, а сильная жара еще при этом очень отвлекает. Я почувствовала, как немного изменила темп разговора и тембр своего голоса, болтая с Ратокой.

    "Хотя они наконец-то были захвачены, но все же каким-то образом смогли пройти наши границы и даже проникнуть далеко вглубь страны. Этого не было со времен Великой войны, в которой Королевство Артола было сломлено, и, кроме того, мы хорошо защищены со всех сторон. По крайней мере, простая бандитская группировка не смогла бы проникнуть так далеко вглубь страны.

    “Но они так далеко зашли!”

    Я подчеркнула еще раз, что они не были простой бандитской группировкой. Ратока опустил глаза вниз и посмотрел на пол. Похоже, он пытается проанализировать всю известную ему информацию, а я уже упоминала, что несмотря на его юный возраст, он имел незаурядный ум, который при этом еще и быстро работал. У меня есть привычка смотреть вниз, когда я думаю, и похоже, он ее у меня перенял.

    "Госпожа Маршан говорила мне, что информация о внутренних делах Арсиян мало известна за пределами нашей страны, особенно такому врагу, как Денсел.”

    “Да, это так.”.

    "У простолюдинов было бы еще меньше доступа к информации об Арсии. Единственное место в Денсел, где можно увидеть Арсиан, это дворец в их столице, где останавливаются дипломаты из разных стран. Раз эта бандитская группа хорошо знает наши границы в таких деталях, значит, они могут иметь связь с дворцом Денсел, а некоторые из них даже знают язык Арсиан. Есть ли среди них кто-то из дворян?”

    Я кивала на каждый из его комментариев до тех пор, пока вдруг не осознала, что мое лицо расплывается в улыбке. Как может ребенок иметь такие способности анализировать, когда он получил такое же образование, как и я! Он действительно так похож на меня! Обмен информацией с ним - хороший способ подтвердить мои собственные размышления, и его выводы пересекались с моими. Теперь, когда я поняла, насколько он умен, я решила использовать Ратоку в будущем еще больше.

    "Конечно, палата лордов не знает, что эти бандиты имеют еще и хорошее образование, как настоящие дворяне. Вероятно, они сейчас больше обеспокоены тем, что бандиты вторглись в наши границы, и сейчас, соответственно, обеспокоены усилением охраны границ, чтобы в дальнейшем не дать возможности врагам проникнуть к нам”

    "Рано или поздно наша страна узнает о том, что мы захватили бандитов. Вот почему я потратила так много сил, допрашивая их.”

    Прежде чем их у меня заберут туда, где я больше никогда не смогу до них добраться, я хотела бы выжать из них как можно больше информации. Ратока кивнул в ответ: “ Понятно...”

    Я замолчала, указав на бутылку воды на столе. Мне сильно захотелось пить после всего этого разговора. Может быть, Ратока уже осознал, что он необходим, чтобы послужить мне. Почти бессознательно он налил для меня стакан воды. Эта вода, с мякотью яблок, имела своеобразный освежающий вкус. Я мгновенно почувствовала прилив энергии и продолжила разговор.

    "Я подозреваю, что в нашей стране могут быть заговорщики, помогающие им. Они знали слишком много деталей о нашем внутреннем расположении.”

    "Заговорщики, эх. Действительно, у наших дипломатов не должно быть причин выкладывать всю информацию врагам о нашей стране. Но, почему королевство Арсии собирается взять бандитов под свой контроль и хотят знать обо всех их перемещениях?”

    Как и ожидалось, по той простой причине, что Ратока еще не мог полностью мыслить, как мыслят дворяне, он не смог придумать причину этих действий и вежливо спросил меня об этом.

    "Если бандиты будут находятся в подземелье Королевской столицы, дворяне смогут легко пойти посмотреть на заключенных. Так как дворяне привыкли к тому, что им всегда все должно принадлежать, в том числе и люди, то они хотели бы, чтобы заключенные тоже были под их контролем. Более того, если Нордстурмы находятся в сговоре с бандитами, о чем я сильно беспокоюсь, то для них это будет крайне неудобно. Для них было бы гораздо удобнее, если бы заключенные оставались здесь у меня.”

    “Но разве не опасно просто послушно отдать заключенных?”

    "Кто сказал, что мы просто покорно передадим их?”

    Ратока на мгновение замер. Затем он, глубоко вдохнув, с силой ударил кулаком по столу и тут же выпалил:

    "Понятно. Вы собираетесь "убить" некоторых людей, так же, как вы сделали со мной?”

    "Следи за своими словами и веди себя более женственно, Элис.”

    Я еще раз убедилась в том, что он действительно думает так же, как и я. Даже если это приказ палаты лордов, я не вижу ни одной причины отдавать им всех бандитов. В конце концов, у меня было полное право допросить их, пока не пришло это письмо.А во время допроса я случайно могла убить одного или двух бандитов, что вполне возможно.

    "Я уже решила, кого я собираюсь “убить”. Это первый бандит, допрошенный мной, и еще один, этот светловолосый мужчина, а остальных мне нужно будет отвезти в королевскую столицу. Я попрошу тебя все подготовить, Элис.”

    Наша беседа закончилась. Хотя я и вернулась в свои владения из-за бандитского вторжения, я не могла бесконечно их тут держать и не могла оставаться здесь сама.

    Как я и обещала Тео, мне все еще нужно было общаться с другими дворянами, чтобы заставить их торговцев прийти нам на помощь в строительстве. Здесь, пока я была у себя в своем домене, я хотела разработать более организованную систему управления. К тому же было еще несколько срочных нерешенных проблем в строительстве, о которых я тоже должна была позаботиться.

    В этот раз мне впервые пришлось иметь дело с документами и процедурами, связанными с приемами новых граждан. Я была очень сильно занята и у меня почти совсем не было времени на отдых. Что касается работы по управлению и перестройке моего региона, я с каждым разом делала все больше и больше вместо графа Тереи.

    Честно говоря, граф уже такой пожилой, а мне всего лишь семь лет. И от этих мыслей, я чуть не заплакала.

    84 глава. Объявление и смятение.

    Я вернулась в Королевскую столицу и передала бандитов в руки армии, а затем направилась на виллу к графу Терея, чтобы услышать о том, что произошло в Королевской столице, пока меня не было, и рассказать о своих приключениях у меня в домене, другими словами, я поехала обменяться информацией.

    “О, ты вернулась?”

    "Да, граф.”

    "Ты нигде не ошиблась в отчете про двух женщин-жертв из деревни Незу?”

    "Травмы на их телах показывают, что они говорят правду. Это могут подтвердить и члены племени Ширу, которые участвовали в захвате бандитов.”

    Кажется, что граф Терея все еще чувствует себя плохо, поэтому встреча состоялась в его спальне. Вглядываясь в графа в пижаме более внимательно, я поняла, что он выглядел намного хуже, чем в тот раз, когда я видела его в последний раз. Несмотря на то, что я немного выросла, он всегда казался мне большим, и теперь, глядя на него, он почему-то показался мне каким-то маленьким, я бы даже сказала хрупким.

    "Как ваше здоровье?”

    "Я просто немного устал, ничего страшного. Просто годы берут свое.”

    Обычно мы с графом не тратим время на любезности, а сразу переходим к делу по работе, поэтому для меня было необычным спросить у графа про его здоровье. Это, наверное, потому, что он лежит в постели, и я обратила внимание на его возраст. Ну, вообще-то это быловзаимно, так как мы оба всегда говорим только о работе. Я не знаю, видит ли граф Терея меня в качестве своего подчиненного или работодателя, но, в любом случае, спрашивать его о здоровье это так не похоже на меня.

    "Происходит ли что-нибудь интересное в Королевской столице?”

    Я наконец-то решила перейти от темы здоровья графа к главному вопросу по работе. Внезапно, и без того строгое лицо графа стало еще более мрачным. Наверное, что-то важное все-таки произошло, и моя спина вдруг сильно напряглась.

    "Несколько дней назад состоялся религиозный фестиваль, организованный самим Королем.”

    "Я знаю об этом. Если бы не инцидент с бандитской группировкой, я присутствовала бы на нем.”

    "Это важное общественное событие, которое ты пропустила. Фестиваль является крупнейшим событием всего сезона. Но вернемся к тому, что Король сделал одно очень важное объявление во время фестиваля.”

    Это была неожиданно, и я неосознанно моргнула. Поскольку Король лично сделал объявление всем своим подданным, должно быть, произошло что-то очень важное, что затрагивало всю страну. Тем не менее, Король не имеет право решать самостоятельно национальную политику страны.

    Король Арсии обладает всеми полномочиями по управлению страной, но есть вопросы, которые он не может решать единолично, поэтому система управления в Арсии - это совместная деятельность Короля и лордов. В последнее время в палате лордов не было таких тем, чтобы Король лично отправлял сообщения своим гражданам.

    "Речь идет о принцах.”

    “Ааа, понятно. Если это касается Королевской семьи, то палата лордов не имеет права вмешиваться в их семейные вопросы.”

    Я, наконец-то, поняла, что происходит. Я пока еще не все понимаю в политике, связанной с церковью и Королевской семьей, поэтому не смогла сразу соединить все произошедшие события.

    Совсем недавно из лекций миссис Маршан я узнала, что есть две области политики, в которые палата лордов не имеет права вмешиваться. Это дипломатия с зарубежными странами и дела Королевской семьи. Дипломатия-это царство Короля, семьи эрцгерцога и верховной палаты лордов, а вопросы Королевской семьи решаются совместно с королевской семьей, церковью и верховной палатой лордов.

    "В настоящее время в Королевской семье несколько принцев, но знаешь ли ты, сколько из них в очереди на наследование трона?”

    “Да, конечно. Сын королевы Дионезии, Принц Альберт, и сын принцессы Эварис, Принц Альфред, только эти двое, верно?”

    Когда я спросила, была ли я права, граф Терея утвердительно кивнул и отметил, что я хорошая ученица и все хорошо запомнила.

    "Ты изучила еще не все темы, связанные с Королевской семьей?”

    “Да, не все”

    "Тогда я постараюсь объяснить тебе это простыми словами. Королева Дионезия -дочь герцога Планатского, а принцесса Эварис - принцесса из семьи Меллоарт. Поскольку Королева и принцесса имеют в Арсии примерно одинаковый статус, то трудно определить, какой принц станет наследником престола.”

    По объяснению графа, я вспомнила, что он говорил мне об этом, когда последний раз рассказывал мне о политике в стране на своих уроках. (Примечание: в главе 74 есть упоминание об этом.) Теперь, после всех объяснений графа, я стала понимать, куда все движется.

    "Тогда на религиозном фестивале было сделано объявление о выборе наследного принца?”

    “Да. Наследный принцем был объявлен принц Альфред, сын принцессы Эварис, который является вторым принцем.”

    "Принц Альфред? Не Альберт, который является первым?”

    Такого поворота дел я совсем не ожидала, поэтому снова переспросила, чтобы убедиться в правильности услышанного. Граф Терея кивнул, так что, кажется, я поняла все правильно. Я поспешно попыталась вспомнить как можно больше из того, что я знала о политике Арсиан. Согласно их закону, между Королевой и принцессой не существует отличий в статусе. Но в действительности все выглядит совсем иначе, и разница между ними существует.

    Принцесса Эварис из семьи Меллоарт – это представитель одной из двух Королевских семей Арсии. Вместе с нынешней семьей на троне, семьей Тил, они являются прямыми потомками Святого Ахара, и они имеют тот же статус, что и семья эрцгерцога, но занимаются только семейными делами и никаких других должностей не занимают.

    С другой стороны, когда Королева Дионезия в чисто политических целях вышла замуж за представителя из Арсии, а сама при этом была гражданкой Планатеса, то ей не пришлось отказываться от своего положения у себя в стране, поэтому она одновременно и королевой Арсии, и дочерью герцога Планатес.

    Более того, учитывается также порядок, в котором родились принцы. Арсия не то государство, в котором старший обязательно наследует престол, но все же это обычай, который всегда придерживался. Поскольку мать принца Альберта имеет такой высокий статус, и он также является перворожденным, по идее именно он должен быть объявлен наследным принцем.

    "Никто не сомневался, что принц Альберт станет наследником. Он хорошо известен своим незаурядным умом. В нем есть абсолютно все, чтобы наследовать престол.”

    “Тогда почему это стало возможным?”

    “ Я не знаю. Никто ничего не знает, в Королевской столице сейчас напряженная обстановка из-за неопределенности и непонимания.”

    “ Понятно.”

    Кивнула я в ответ и начала анализировать всю услышанную информацию. Таким образом, наследником престола почему-то было решено выбрать именно второго принца, а не первого, и дворяне, которые поддерживали первого, вероятно, были совершенно потрясены. Нет, подождите, почему это стало таким потрясением? Размышляя над этим дальше, я поняла, что не приняла во внимание происхождение матери первого принца.

    "Так как мы в настоящее время на страже против Риндерла, есть довольно много дворян, которые чувствуют враждебность по отношению к Планатес.”

    “Это верно. В настоящее время было бы неразумно провоцировать Планатес.”

    Каждый должен думать именно таким образом. Даже если король не принял это во внимание, Верхняя палата лордов должна была подумать об этом, прежде чем принимать поспешное решение о наследнике престола.

    "Ну, это бесполезно, даже если мы говорим об этом. Все дворяне не хотят думать, а хотят только наблюдать за тем, что происходит.”

    Я была в сильном смущении от того, что рассказал мне граф Терея. Я ничего не могу поделать с тем, что происходит в Королевском дворце или в Королевской семье.

    “Тогда не могли бы вы рассказать мне больше о том, что вам рассказали бандиты?”

    Есть более важные вещи, о которых нужно позаботиться в первую очередь, например, проблемы в моем домене. И поэтому я перестала беспокоиться о Королевских интригах и сменила тему разговора.

    85 глава. Спор в палате лордов.

    Как я и предполагала, объявление о наследном принце привело к огромному волнению. Это была самая обсуждаемая новость, буквально на каждом углу только об этом и говорили. Конечно же, в палате лордов тема наследника престола была самой насущной и первостепенной.

    "Задумывался ли Королевский дворец о влиянии Планатес?”

    "Почему мы провоцируем дружелюбных к нам Планатес из-за нестабильной ситуации в Риндарле?”

    "Но если восточные страны объединятся в Союз Риндарли, то они станут еще большей угрозой, чем Денлсе Дукендом.”

    "Не опасно ли оскорблять сына королевы, только потому, что она из домена Планатес?”

    "Думаю, сейчас не нужно торопиться с принятием решения о наследном принце, так как принц Альберт достигнет совершеннолетия только через четыре года.”

    Как только начались дискуссии по этому вопросу, обсуждение потеряло всякий контроль. Палата лордов не может прямо вмешиваться в вопрос о наследстве Королевской семьи, но она может влиять на него косвенно через верховную палату лордов. После жарких споров дворяне переключились на одного из представителей верховной палаты лордов графа Эдне, стараясь получить от него ответ на вопрос: на каком основании второй принц получил должность наследного принца?

    Королевский граф Эдно ответил растерянным голосом:

    " Что касается вопроса о наследном принце, я сам узнал об этом решении от Королевской семьи только два месяца назад. Премьер-министр Риттергау и все мы, представители дворянства, выступили против этого решения. Однако церковь и все члены Королевской семьи, за исключением самой королевы, одобрили его.”

    “Невероятно! Королевская семья лучше, чем кто-либо, должназнать, что Принц Альберт прекрасно подходит для этой роли”

    Тот, кто только что произнес эту речь, был Маргрейв Генас. Поскольку он является владыкой одного из самых стратегически важных доменов в Арсии, его заявление имело больше веса, чем представителя более низкого ранга в верховной палате лордов графа Эдна.

    Столкнувшись с упреком, с которым он сам же и согласился, граф Эдна, казалось, был похож на лягушку, которая смотрела на змею, приготовившуюся съесть его. "Успокойся, расслабься", - постарался разрядить обстановку граф Эйнсбарк. Он является лидером не только одного из доменов, который граничит с нашей страной, но и командиром форта Джунгфена. Он также принадлежит одной из ветвей Королевской семьи, но имеет совсем незначительный вес. Похоже, одна из его ролей - посредничество между Королевской семьей и дворянами.

    Глядя на весь этот спор, граф Терея начал спокойно объяснять мне ситуацию в Риндарли. В отличии от взрослых дворян, у меня было очень мало знаний в области политики, поэтому граф часто давал мне разъяснения по всем вопросам, когда мы посещали конференции в палате лордов.

    "Можно сказать, что сейчас в Риндарли политический кризис. Четыре герцогства заставляют объединиться в союз Риндарлb, чтобы покончить со старой системой правления, а это означает, что герцогства исчезнут, и они могут объединиться в ближайшее время.”

    "Ну, эти четыре герцогства находятся на нашей восточной границе. Но что мешает им до сих пор объединиться?”

    “Между ними практически нет никакой разницы. Вопрос состоит только в том, что они не могут договориться, кто из них встанет во главе и будет принимать основныерешения. Это-то и стало препятствием для их объединения.”

    "Разве среди них нет кого-то, кто мог бы стать лидером всех четырех герцогств?”

    Я думаю, что нужно все тщательно обдумать и проанализировать. В моем предыдущем мире существовала другая система правления, где король мог решать абсолютно все и был единовластным. В случае Риндарли, где четыре герцогства испытывают трудности в принятии единого решения, им все-таки рано или поздно придется прийти к соглашению.

    "Интересно, как они поведут себя в плане политики после создания Союза Риндарли?”.

    "Кто знает? Будут ли они использовать, как и мы, палату лордов и королевскую власть?”

    "Хотя эта система достаточно гибкая, она, вероятно, приведет к увеличению внутренней борьбы за власть.”

    "Независимо от политической системы страны, одной из ее самых больших проблем, всегда остается вопрос о том, кто встанет во главе государства.

    Граф вдруг усмехнулся. Я обратила внимание на его цвет лица, который все еще оставался бледным. Хотя и он чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы встать с кровати, но его здоровье оставалось все еще подорванным. Похоже, сегодняшняя встреча его несколько взбудоражила, и слабое здоровье дало о себе знать.

    "Итак, союз Риндарли близок к созданию. Но на данный момент может ли это оказаться плохой идеей из-за того, что произойдет ухудшение политической обстановки в целом?”

    “Трудно сказать. Из четырех герцогств, Планатес является самым дружественным по отношению к нам с торговой точки зрения, Дансел явно враждебен, а с Джоград и Пармигран почти нет никаких контактов. Поэтому, если наши отношения с Планатес ухудшатся, что почти неизбежно, то отношения с Союзом Риндарли станут в большинстве случаев плохими по многим параметрам.”

    Все дворяне, которые в настоящее время против назначения на престол второго принца Альфреда, вероятно, переживают по этой же причине. А поскольку Маргрейв Генес граничит с Палатес, то понятно, что он беспокоится больше всех.

    “ А также проблемой стало то, что дворяне обсуждают положение королевы, которая сохранила свой титул в качестве дочери герцога Планатеса.”

    Тем не менее, мне недостаточно понятны все проблемы, связанные с первым принцем Альбертом, потому что, мои исследования еще не достигли своего пика, и мне нужно еще многое понять и осознать. Мне обязательно нужно выяснить причину такого поворота дел. Так как я являюсь командующей, отвечающей за оборону восточной границы, то не смогу встретиться с Маргрейвом Генасом, пока не узнаю, почему на престол не был выбран первый Принц Альберт.

    “Так почему же они приняли такое решение?”

    "Хм. Ну...... Права наследования для герцога Планатеса не ограничиваются только мужчинами в его семье. На престол также могут претендовать любые мужчины, которые являются его кровными родственниками. Хотя его старшие сыновья все-таки имеют приоритет.”

    Вместо того, чтобы ответить мне прямо, он озадачил меня еще больше, и теперь мне придется самой проанализировать всю информацию и самой найти ответ. Это его обычная манера разговора. Похоже, граф Терея очень сильно хочет, чтобы у меня выросли способности к логическому рассуждению.

    Поскольку королева никогда не отказывалась от своего положения в качестве дочери герцога Планатеса, это означает, что она никогда не отказывалась от прав наследования этого домена.”

    “Верно.”

    “А это, в свою очередь, означает что ее сын Принц Альберт может наследовать также и Планатес?”

    "То есть, поскольку ее Королевское Высочество не отказалась от своего положения в качестве дочери герцога, Принц Альберт также имеет право наследовать этот домен и стать герцогом Планатеса?”

    "Да, это так, согласно закону Планатес”.

    "Теперь понятно, почему это действительно может стать большой проблемой.”

    Если Принц Альберт станет наследным принцем, Планатеспочти наверняка станет контролировать страну Арсия в будущем.И скорее всего, в будущем они будут использовать принца Альберта в своих целях.

    Вероятно, в тот момент, когда королева вышла замуж за Планатес, не было никаких проблем. Но теперь есть угроза образования Союза Риндарли, который безусловно, может оказаться довольно опасным для Арсии, если человек, который наследует положение и Королевскую родословную короля Арсия имеет тесные связи с его врагами.

    Наконец-то я поняла суть происходящего. В голове у меня прояснилось, и все встало на свои места. Теперь, когда у меня больше нет сомнений, я ясно увидела политическую ситуацию в стране и вдруг почувствовала, что мне действительно скучно слушать, как дворяне спорят о преемственности, не зная всей правды и не разбираясь в этом вопросе.

    И теперь ядумаю, что Королевская семья учла все это при объявлении наследного принца. В конце концов, одним из первых аргументов было то, что ни один из принцев еще не достиг совершеннолетия, и не было необходимости выбирать наследного принца так рано.

    “ Мммм…”

    Затем, внезапно, как вспышка, из огромного количества моих мыслей кое-что всплыло мне на память. Это был фрагмент какой-то истории, который не принадлежал мне.

    (Героиня игры отомэ ,Эмилия Риндарли, дочь эрцгерцога Союза Риндарли, приехала в соседнее Королевство Арсия в надежде выйти замуж, после чего она поступила в ней в дворянскую школу.)

    Все верно. Это был пролог к игре отомэ.

    Но даже если это и так, я не буду считать это будущим. Я также имела смутное убеждение в том, что независимо от того, что будет делать палата лордов, оспаривая выбор второго принца Альфреда в качестве наследного принца, они не смогут отменить это решение.

    86 глава. Священник Фарис.

    Сезон государственных встреч, наконец-то, приблизился к концу, и дворяне занялись наймом персонала, который помог бы им вернуться из столицы в свои домены.

    После возвращения в свои владения начался сезон сбора урожая. Благодаря тому, что в этом году беженцы привезли много тыквы и благодаря тому, что куры, которых мы купили два года назад, снесли большое количество яиц, урожая было намного больше, чем раньше.

    В нашем владении оставались женщины, пережившие годы правления моего отца и сохранившие традиционные рецепты приготовления вкусных блюд из яиц. Для меня это было большим облегчением, так как из-за отсутствия поставок, мы уже потеряли некоторые традиционные рецепты мясных и рыбных блюд. А также и я, воспользовавшись статусом моей семьи в дни моей молодости, сохранила несколько вкусных рецептов. Меня часто мучают сомнения по поводу убийства моей семьи, но я заставляю себя верить в то, что поступила правильно. Хотя в то время мне пришлось принимать много скоропалительных решений, вызванных усталостью от сложившейся ситуации.

    Я всегда должна верить в то, что поступаю правильно, иначе я не смогу оставаться жизнерадостной и сохранять свой дух сильным. Я всегда должна анализировать свои действия, чтобы убедиться в их адекватности. Я не позволяю себе отказаться от роли госпожи только потому, что порой меня мучают сомнения.

    “Эй, ты меня слушаешь?”

    Я была удивлена, когда кто-то постучал мне по плечу. Я взглянула вверх и увидела Ратоку, смотревшего на меня широко открытыми глазами. Я была слишком увлечена своими мыслями и совсем забыла о том, что была не одна. Я моргнула несколько раз, чтобы прийти в себя.

    “Ты плохо себя чувствуешь?”

    "Нет, просто я размышляла о своем и совсем про тебя забыла.”.

    Посмотрев на Ратоку, я слегка улыбнулась, он же в свою очередь нахмурился.

    "Пожалуйста, соберись. Если тебя убьют, что будет со мной?”

    "Я сомневаюсь, что меня убьют здесь, в Королевской столице.”

    "Но ты же не можешь предугадать чьи-то планы!”

    Что касается меня, то я не собираюсь участвовать в каких-либо боях, но думаю, что опасность нападения существует, пока я полностью не восстановлю свой домен и пока я не усилю оборону границ своей страны со стороны нашего домена. Более того, есть люди, которые недовольны мной потому, что я получаю часть бюджета национальной казны страны.

    Я снова взглянула на Ратоку.

    "Я бы хотела знать, ты правда бы очень расстроился, если бы я умерла? Буквально год назад ты сам говорил, что хочешь убить меня.”

    "Ты порой бываешь настолько злой, что иногда кажется, что просто этому нет предела!”

    Парировал мои слова Ратока с нескрываемым отвращением. Он всегда выражает свои мысли прямо, ничего не скрывая. Но на самом деле я почувствовала огромное облегчение, осознав, что больше не существует никакой угрозы с его стороны и у него больше нет намерения меня убить.

    "Прости, это была плохая шутка.”

    “Давай поменяем тему. Я получил письмо из храма.”

    "Письмо?”

    Ратока принес мне письмо. Рассматривая его, я обратила внимание на печать, которой оно было запечатано, но раньше я никогда не видела такой печати. Она отличалась от церковной, с которой я была хорошо знакома, и была в форме буквы Ф. Мне на ум пришел только один человек с именем, начинающимся с этой буквы. Скорее всего, письмо было от священника Фариса.

    Потом я посмотрела на другую сторону письма, чтобы убедиться в том, что оно было адресовано именно мне, Элизе Калдии. Кажется, нет никакой ошибки.

    "Ратока. Принеси мне нож для писем.”

    Мне пришло письмо от священника, с которым у меня не было близких отношений. Я села в кресло, глядя на него и мучительно размышляя, о чем там могло быть написано, как будто это помогло бы мне увидеть его.

    Я легонько постучала по спине Ратоки.

    "Поедем к нему.”

    “Знаешь, это было больно!”

    Позади себя я услышала хихиканье Клавдии. Я обернулась к ней, она была одета в одежду горничной, рядом с ней стоял Гюнтер, находившийся сегодня здесь в качестве моего телохранителя.

    Я почти всегда беру Ратоку и Клавдию с собой везде, куда бы я ни поехала, но мне было интересно, зачем главный священник Фарис специально пригласил их вместе со мной.

    "Почему он пригласила именно нас троих?”

    Бормотала я себе под нос, ступая по ослепительно мраморному храму. Интересно, откуда он знает про Ратоку, ведь до сих пор у него не было возможности с ним познакомиться? Скорее всего, граф Терея рассказал священнику про него, так как они хорошие друзья.

    "Поговаривают, что у главного священника Фариса Божьи глаза.”

    Может быть, Клавдия услышала, как я бормотала про себя, и начала рассказывать мне все, что она слышала в городе, так как ее всегда интересовали сплетни. Меня же больше интересовал сам священник, о котором я ничего не знала.

    "Говорят, что мать госпожи Фарис была из Королевской семьи Меллоарт, а сама она была дочерью герцога. Ходят слухи, что она также была невестой графа Терии, но это было очень давно.”

    “Что?”

    Фарис - дочь герцога, которая была помолвлена с графом Тереей? Интересно, чем они занимались, когда оба были молодыми? Это означает, что она примерно десять лет была графиней Терея, и ей, должно быть, около семидесяти лет, ну, или около того?

    “Да, у нее довольно странное происхождение. Обычно, ты не видишь, когда люди такого высокого положения приходят в церковь.”

    " Это невозможно по естественным законам мироздания, но может быть, ее Божьи глаза могут видеть невозможное? Может быть, церковь действительно обладает какой-то Божественной силой?”

    Поскольку я была единственной, кто когда-либо встречался с главным священником Фарисом, Ратока и Клавдия не видели ничего подозрительного в возрасте священника, с которым мы собирались встретиться.

    Если даже Клавдия не осознавала, что значит “глаза Бога” главного священника Фариса, обладающего какой-то таинственной силой, которую не понимала даже я, то тем более Ратока вообще был далек от этого. На самом деле очень мало монахов и священников бывают в дворянских кругах, поэтому, скорее всего, многие из них действительно обладают какой-то Божественной силой.

    “В любом случае, Божьи глаза… эх…”

    Я вспомнила празднование моего дня рождения, когда мне исполнилось шесть лет, и о весах, которые взвешивали мои добрые и злые дела, приготовленные для меня священником Фарисом. Хотя никто не должен был об этом знать, но похоже, что мой самый большой секрет все-таки был раскрыт, так как там в то время находились еще два человека, Камиль и граф Терея.

    Но, Камиль, даже умирая, похоже, не знал, что я та, кто подставил его отца.

    Что касается графа, то мне, конечно, интересно, знает ли он все обо мне. Когда я вспоминаю этот пергамент со списком умерших людей, который появился на шкале, думаю, что он мог быть подготовлен только им. Никто из нас никогда не обсуждал это, но я могу сделать вывод, что он должен был быть заранее проинформирован о содержании церемонии.

    Оставшуюся часть прогулки до указанного места внутри храма я совершала в полной тишине. Хотя я действительно нервничала по поводу того, что Фарис собирается сказать мне, о том, что я в ее руках, у меня было странное ощущение, что у меня не было страха как в прошлом году.

    87 глава. Разговор с пожилым человеком.

    Шанак - этот белый храм, стоящий рядом с Королевским дворцом, который производит еще большее впечатление, чем Великий храм Мисория, находящийся на этой же улице, но чуть дальше. Он отличался своей неповторимой красотой и изысканностью. Простые люди также посещают храм Мисория, хотя он и расположен на улице дворян, поэтому дворяне и Королевские особы чаще ходят в храм Шанак.

    “Так быстро! Я думал, вы потеряетесь.”

    В самой дальней части храма была небольшая церковь, которая обычно была закрыта для посторонних. Священник Фарис, который ждал нас там, поприветствовал нас с тем же спокойным голосом, который я всегда помнила.

    Храм имеет самую сложную структуру, которую я когда-либо видела. Мы не заблудились, хотя удивительно было то, что Клавдия указывала нам путь.

    “У тебя какой-то природный инстинкт дикарей?”

    Я услышала легкий смех Клавдии, хотя сейчас мои слова не были похвалой в ее адрес.

    “Да, ее инстинкты превосходны. Хорошо. Подойди сюда. Сегодня я просто хотел, чтобы вы побеседовали со мной, с пожилым человеком, которым я сейчас являюсь.”

    Странная улыбка озарила лицо священника, которую я не смогла прочитать. Он указал мне на стул и попросил сесть. Так как сегодня Клавдия выполняла роль моей горничной, Фарис сделал это только для меня. Клавдия и Ратока расположились на диване, стоявшем у стены, и Фарис, наконец, перестал улыбаться своей странной жуткой улыбкой.

    Интересно, устал ли он? Он невыразителен, и я не могу сказать, что Фарис примерно того же возраста, что и граф Терея. Нет, подождите, то, что рассказала Клавдия о ее/его происхождении, всего лишь предположение.

    “Это наша третья встреча, дорогая?”

    “Да, верно.”

    Фарис посмотрел мне прямо в глаза, и я мгновенно ответила ему. Что такое? Я чувствую себя немного не в своей тарелке. Он выглядит сейчас еще более жутким, чем раньше. Фарис прищурился, глядя на меня, как будто пытался что-то прочитать в глубине моих глаз.

    “Ты быстро вошла в роль и синхронизировалась. Я почти не вижу ее. Он ускорился?”

    Пробормоталавдруг Фарис.

    “Что?”

    Это было так неожиданно, что я не поняла, о чем она/он говорит, но Фарис проигнорировал мою реакцию и продолжил, как- будто он ничего не произносил. Казалось, он вернулся в состояние, в котором я видела ее/его во время нашей первой встречи. Фарис опять смотрел мне прямо в глаза и улыбался своей странной жуткой улыбкой. Тогда у меня было чувство, что он/она может быть пожилым человеком, но сейчас это ощущение внезапно исчезло. Фарис действительно имеет пол и возраст, которые невозможно определить, и это придает ей/ему таинственность и потусторонний смысл.

    "Как сейчас идут дела у Зигмунда? Я слышал, что у него появились морщины на лице.”

    Фарис начала разговор так, как будто он был совершенно обычным, и я почувствовала, что, наконец-то, начала дышать.

    "Он еще не полностью восстановился. Было бы хорошо, если бы он полностью выздоровел.”

    "Ну, человек сам по себе ограничен, и, естественно, он никогда не сможет противостоять старости и всегда проигрывает в этой битве. И он всегда много работал, даже если это было во вред ему.”

    Смех Фарис, казалось, исходил из какой-то задней части ее/его горла и ее/его губы всегда были немного изогнуты вверх, как будто она/ он слегка улыбался.Я не знаю, правда ли история о том, что она/он когда-то была невестой графа Терея, но, похоже, что между ними есть какая-то связь.

    "Работы накопилось так много! Я бы очень хотел, чтобы он полностью восстановился и вернулся, но…”

    "Ну, неизвестно, что будет на самом деле, так как мы уже находимся в том возрасте, когда не было бы странным умереть в любой момент.”

    Кажется, это довольно сильное заявление. Я не могла не сделать глубокий вдох, когда она произнесла слово "мы”. Я поняла, что Фарис был готов к смерти в любой момент. Независимо от того, насколько молод она/он выглядел снаружи, она/он принимал свою старость и понимал, что может умереть в любой момент.

    "Вы устали?”

    “Нет. Я довольна жизнью. Что касается Зигмунда, он просто слишком переживает по поводу многих вещей.”

    "Если бы граф Терея внезапно скончался, я уверена, он бы о многом сожалел.”

    “Готова поспорить.”

    В этом разговоре не было ничего веселого или пугающего, это был просто серьезный разговор. Несмотря на то, что мы говорим о смерти, атмосфера не казалась тяжелой. Интересно, было ли это благодаря Фарис?

    “Непременно Боги даруют моей душе дар вечного сна. Это будет одно сплошное удовольствие.”

    Глаза Фарис, казалось, снова пытались проникнуть сквозь меня. Ее/его слова проходили через мои уши и доходили до моего мозга, не касаясь ни одной моей эмоции, и ложились в моем сердце.

    "Если... Просто гипотетически. Если вашей душе не было бы позволено отдохнуть после смерти, и она была бы отправлена обратно в этот мир... Что священник Фарис думает об этом?”

    Прежде чем я осознала свой вопрос, он уже вышел из моих уст. На мгновение на лице Фарис появился взгляд ребенка, но затем вернулась ее/его улыбка, как будто для того, чтобы избежать моего вопроса. Это была улыбка и любящей доброты, и жалости одновременно. Она была такой же, как у Святого Шанака, и я была сильно удивлена, что увидела ее на лице Фарис.

    "Бог Мисоруа не имеет силы возродить душу для второй жизни. На самом деле не существует удачи или невезения, или судьбы. Это всего лишь совпадение. Всегда нужно использовать свою собственную силу, чтобы самой создавать свой путь в жизни. Нужно самому захватить то, что тебе принадлежит, и борьба до самой смерти, вот и все.”

    Очень тяжело было слышать такие слова от пожилого человека. Однако я послушно успокоилась и кивнула в ответ. Святая улыбка Фарис мгновенно изменилась. Несмотря на то, что это все еще была улыбка, изменение в выражении лица было настолько резким, что меня это просто ошеломило на некоторое время. Я услышала Ратоку, который до сих пор молча стоял сзади, и только слабый стон исходил из его горла.

    "Ну, тогда давай перейдем к делу. Я не пригласил вас сюда, чтобы просто посетить церковь или узнать о здоровье Зигмунда.”

    “Да, конечно.”

    Ни у кого из нас нет свободного времени. Должно быть есть какая-то веская причина, чтобы позвать меня сюда сегодня.

    "В каждой организации, когда собирается много людей, всегда есть разногласия во мнениях и даже могут появиться фракции. И чем больше организация, тем более очевиднымимогут быть разногласия. Говорят, что фракции появляются тогда, когда собираются вместе более трех человек.”

    Конечно же, она говорила о палате лордов, так как в вопросе о наследном принце все еще существуют небольшие конфликты. Как ни странно, Фарис был похож на графа Терею, когда он учил меня чему-то, поэтому я не могла не изменить своего отношения к сказанному и приготовилась внимательно слушать.

    "То же самое есть и в церкви.”

    Заявление Фариса было настолько шокирующим, что я стояла, как вкопанная с открытым ртом.

    88 глава. Совет.

    "До начала существования Королевства Арсии, Короли и их слуги выходили замуж за служителей церкви, а их дети и родственники оставались гражданами.”

    “Правда?”

    “Да, это правда. Давным-давно церковь записывала истории стран. Никому не позволено было вмешиваться в историю, мы отвечаем за ее защиту и пишем все правдиво, как это было на самом деле.”

    Как только Фарис утвердительно кивнул головой, я сразу вспомнила уроки истории миссис Маршан. Происхождение дворян, как говорят историки, берет свое начало с тех пор, когда Король решил каким-то образом отметить своих самых величайших сторонников. Размышляя над этим, из уроков истории я вспомнила, что самым верным сторонником Короля была церковь, и в этом нет ошибки.

    Но сегодня, учитывая силу дворян по сравнению с церковью, в это трудно поверить. Церковь глубоко укоренилась в Арсии и разделяет общую судьбу со страной, но на данный момент ее истинная власть сильно ограничена. Что касается их влияния, то сейчас в основном церковь выполняет обязанности хранителей закона.

    "Конечно, сейчас все хорошо. Священный Кодекс этого не запрещает. Порядок остается защищенным.”

    Тем не менее, на этот раз я заметила, что брови Фариса слегка нахмурились. Я никогда не видел такого выражения ее/его лица.

    "В настоящее время в церкви есть несколько недалеких людей, которые нарушают порядок, создают хаос, и направляют страну на путь разрушения. Ими руководят их необузданные желания и жадность, хотя они клялись в верности Мизоруа, Богу закона и порядка.”

    Фарис заявил об этом, сильно изменив тон голоса на более жесткий, затем она/он перевела свой взгляд на меня. Когда я следовала за ее взглядом, то увидел Ратоку, который сидел как вкопанный. Я ясно понимала, что Фарис посмотрела также и на Ратоку.

    “Что-то случилось с моим слугой?”

    "Ничего особенного. Тем не менее, я считаю, что твой слуга знает, о чем я сейчас говорю.”

    Теперь улыбка Фариса каким-то образом вызвала непонятное ужасное чувство, и Ратока, казалось, остолбенел от страха.

    "Священник Фарис, мой слуга родился и вырос здесь в деревне, в Калдии. Даже в Королевской столице он никогда не покидал меня. Сомневаюсь, что он причастен к этому каким-то образом.”

    Я не думаю, что у Фарисесть какая-то причина сомневаться в Ратоке. Однако, когда я защищала его, цвет лица Ратоки стал еще бледнее. Это произошло как раз в тот момент, когда Фарис сказала, что он что-то знает.

    Мои ладони вспотели от напряжения и нетерпения. Это плохо, мне нужно успокоиться. Я неслышно сделала глубокий вдох, стараясь не привлекать чье-либо внимание.

    "Конечно, Виконтесса Калдия. Я не верю, что твой слуга замешан в заговоре. Но даже если это и так, мне кажется, твой слуга, что-то знает об этом?”

    Фарис, не переставая, смотрела прямо на Ратоку, и, в отличие от меня, ее голос оставался крайне спокойным. Без сомнения, Фарис полностью в этом уверен. Кажется, мне уже пора попросить ее, чтобы она подтвердила свои слова.

    "В местечке, называемом деревней Кирилл в Калдии, жили сестры, которые занимались миссионерской работой, распространяя опасные идеологии. Это произошло прямо в домене, в которой ты родился и вырос. Ты что-то об этом не знаешь, Элис?”

    Мурашки поползли по моей коже. Что знает этот священник? Элис, а также из какой он деревни. Это информация, которую я держала в строжайшем секрете. Даже если граф Теряя давно связан с Фарисом, я сомневаюсь, что он рассказал ему о таких вещах, человеку, который ничего не знает о домене Калдия.

    Откуда этот священниквсе знает? Имеют ли “Божьи глаза” какое-либо отношение к этому?

    “Ох…”

    Ратока был полностью окаменевшим в то время, как его взгляд перебегал от меня к Фарис. Потом он начал жадно глотать воздух, но, наконец-то, через какое-то время немного успокоился.

    “Я считаю, что нужно брать в расчет то, что я родилась и выросла в Калдии.”

    Фарис, казалось, слегка удивилась, но снова перевела свой взгляд от Ратоки на меня. Я продолжила:

    "Похоже, что священник Фарис уже знает что-то относительно сестер из Калдии, которые распространяют опасные настроения под видом миссионерской работы. Какую дополнительную информацию по этому вопросу может рассказать вам ребенок того же возраста, что и я?”

    “Ммм.... Кажется, ты слишком доверяешь своему слуге, Виконтесса Калдия.”

    “Действительно, он гражданин моего домена. Как я могу быть настоящей госпожой, не доверяя своим гражданам?”

    Фарис моргнул несколько раз, а затем начал смеяться. Ее/его плечи, дрожащие от смеха, помогли рассеять чувство ее/его подавляющего давления.

    "То, что ты говоришь, совершенно верно. Тем не менее, я тебе искренне советую не держать его так близко рядом с собой.”

    Искренний совет, говорит она? Слыша, что она мне говорит и как она это говорит, я почувствовала себя крайне неудобно. Даже когда я слегка нахмурилась, Фарис не изменил своего выражения лица.

    "Это твоя слабость. Если ты не можешь его отпустить, то тебе следует хорошенько следить за ним.”

    Ее/его голос звучал почти нежно, однако я чувствовала себя намного хуже, чем раньше.

    “Я запомню ваши слова.”

    Выдавила я эти слова с трудом. У меня не было больше никаких слов, чтоб ответить. Почему у этого священника так хорошо получаетсяменя раздражать?

    "Не смотри на меня таким взглядом. Просто сейчас тебе нужно быть еще более осторожной и бдительной, чем раньше.”

    "Почему?”

    "Сестры, которые были в селе Кирилл, похоже, связаны с Нордстурмами.”

    89 глава. Зима и новые граждане часть 1.

    Спустя какое-то время суматоха по поводу выбора наследного принца постепенно улеглась. Сезон общения закончился, и все дворяне, которые вели бурную деятельность в Королевской столице, вернулись в свои собственные домены, так как трудно сохранить какую-либо тему надолго, независимо от того, насколько она спорная.

    Я, хоть и говорю это, все равно пока полностью не успокоилась. Это волнение привело к образованию фракций среди дворян, поддерживающих то одного, то другого принца, особенно это касалось дворян в Королевском дворце.

    Как и другие дворяне, мы с графом Тереей также вернулись в Калдию в конце лета. До сих пор не было никаких опасных действий со стороны северных дворян, против которых мы укрепляли свои границы, и не было никаких сообщений от Фариса о деятельности сестер в области Нордстурма. Осень, как обычно, подошла к концу, в течение которой я выполнила большой объем работы и собрала большой урожай к зиме.

    "Скоро будет снег.”

    “Ооо, так уже скоро зима! Этот год прошел так быстро!”

    В последний месяц августа воздух в Калдии уже холодный, и снег может пойти в любой момент. Независимо от даты, если пошел снег, это означает, что пришла зима.

    С тех пор, как я вернулась из Королевской столицы в особняк Золотых холмов, у меня практически не было времени, чтобы куда-либо выйти, так как каждый день нужно было рассылать письма, писать отчеты и заниматься с документами. Кроме этого, мне нужно было посещать лекции миссис Маршан, работать с графом Тереей и посещать тренировки с мечом и луком. Вот так я проводила каждый день, поэтому неудивительно, что я не заметила, как закончился сезон.

    Для меня большой объем работы был настолько привычным, что я даже не заметила, как мое тело утомилось от такой нагрузки. Поэтому, когда сезон закончился, я вздохнула с облегчением, и, казалось, вся эта суета рассеялась, как белый туман в прохладном воздухе.

    А прямо сейчас я, завернутая в толстый шерстяной плащ, еду на лошади на восток вместе с Клавдией. Прежде чем сюда придет настоящая зима, нужно проверить села на наличие новых горожан.

    "Похоже, у тебя сейчас нет никаких стремлений, госпожа Алисия. Я думаю, ты очень устала, не правда ли? Тебе нужно отдохнуть и немного расслабиться у Тео.”

    "Я Элиза, Клавдия.”

    "Мм, извините.”

    “Полагаю, ты права. Я немного устала.”

    Я была настолько уставшей, что у меня даже не было сил, чтобы притворяться, да и сама Клавдия выглядела очень утомленной.

    С тех пор, как граф Терея почувствовал себя плохо этим летом, ему не стало лучше, поэтому мне приходится выполнять и его работу тоже. Я не могу позволить, чтобы его работа стояла на месте.

    Независимо от того, что у меня был много работы, я не могла сделать все сама, поэтому мне пришлось оставить всю военную деятельность, связанную с нашим доменом, поэтому я привлекла к себе в помощь Клавдию, Гюнтера и старшего солдата в армии, Кальвина. Но, к сожалению, Гюнтер и Кальвин не умеют ни читать, ни писать, поэтому все документы обрабатывает Клавдия.

    Также у Клавдии прибавилось еще больше работы, когда она взяла на себя еще и роль военного инструктора, которая была у графа Тереи. Она не только обучает армию, показывая во всем личный пример, но она также сильна в понимании военной тактики и стратегии. Похоже, что Клавдия имеет очень большой опыт во всем, что связано с армией.

    Понятно, что мы оба очень сильно перегружены работой. Кроме того, мне просто не хватает людей, которых я могла бы использовать.

    "Жалко, что сейчас с нами нет Элис.”

    Несмотря на то, что я знаю, что не могу с этим ничего поделать, я решила ответить.

    "Ну, ему и раньше промывали мозги. Сейчас ему ничем нельзя помочь.”

    Похоже, Клавдия попыталась утешить меня. "Элис" – или по-другому, Ратоку я держала подальше от другой Элис этой осенью, а также оставилаего под наблюдением. Нордстурмы, связанные с группой сестер, насадили в него анти-дворянские настроения. Они могут узнать о существовании Ратоки и использовать его против нас, чтобы проникнуть в наш домен или навредить нам еще каким –либо образом. Вот почему мне приходится быть начеку.

    Я знаю, что именно я придумала и осуществила идею, чтобы его во всем ограничить, но все равно не могла сдержать своих эмоций.

    “Это чем-то отличается от того, что я сделал с Камилем?”

    “Госпожа Элиза?”

    Я потрясла головой, чтобы попытаться стряхнуть с себя эти мрачные эмоции.

    “Ничего… Завтра, когда мы вернемся, я думаю ненадолго остановиться в деревне Незу.”

    "Ах, эти девушки. Надеюсь, что раны в их сердцах рано или поздно заживут.”

    Клавдия кивнула, и наш разговор на том и закончился. Остаток пути мы провели в полной тишине.

    “Моя госпожа, ты наконец-то приехала!”

    У входа в новую деревню стоял Теомер, который поприветствовал нас, размахивая рукой. Мы с Клавдией тоже помахали ему рукой в ответ.

    "Эй, Тео, прошло много времени. Как идут приготовления к зиме?”

    "Давно не виделись. Я вижу, что ты, как обычно, едва держишься на ногах. Что касается подготовки к зиме, то все идет хорошо.”

    Я внимательно посмотрела на Тео. Благодаря тому, что он все лето провел в Калдии, кожа его выглядела намного нежнее, чем раньше и его волосы немного посветлели, превратившись из ярко-рыжего в цвет пшеницы.

    "Скоро начнутся работы по орошению.”

    Когда мы вошли в ворота деревни, Теомер предоставил мне краткий отчет. Поблизости к этой деревни не было других деревень, но мы все-таки построили стену вокруг нее в целях предотвращения какого-либо нападения.

    Когда я вошла в деревню, то в глаза мне бросились несколько неказистых каменных зданий, у некоторых были возведены только фундаменты. В деревне было несколько дорожек, вымощенных камнем, вокруг виднелись палатки кочевников, а также палатки, подаренные нам из других владений.

    Вот так выглядела деревня для новых граждан. Но все-таки я увидела шесть новых зданий после того, как я была здесь в последний раз, когда отправилась в Королевскую столицу. Тем не менее, этого было не достаточно для новых шестисот граждан, которые прибыли к нам. Первоначально эти здания планировались для проживания пяти человек, но сейчас мы вынуждены селить туда гораздо большее количество людей из-за недостатка в жилья. В палатках при этом размещено примерно еще четыреста человек.

    "Наши дети и пожилые люди живут в "зданиях" и в наших собственных палатках, но…”

    "Невозможно перезимовать в Калдии только в палатках. Так как вы стали моими гражданами, я не могу позволить вам умереть и посетить Мисоруа менее, чем через год.”

    Когда весной тает снег и вода бежит с гор Амон, то это приводит к большому половодью и даже наводнению, поэтому необходимо поднять уровень зданий, которые мы здесь строим. А также мы проводим работы по борьбе с наводнениями на реке Сера и близлежащих озерах. Обстановка усложняется еще и тем, что среди новых граждан очень много не только нетрудоспособных людей, таких, как пожилые люди и дети, но и много граждан, которые не привыкли заниматься строительством. Поэтому, кажется, что строительство продвигается гораздо медленнее, чем ожидалось.Кроме всего прочего, наша деревня является самой удаленной не только от особняка золотых холмов, но и от других деревень тоже. Поэтом очень рискованно зимовать в такой деревне, если не принять соответствующих мер.

    “Хорошо. Извини, но давай все-таки оставим на эту зиму здесь всех новых граждан, но под усиленным контролем.”

    90 глава. Зима и новые граждане часть 2.

    После того, как Тео подтвердил, что его племя согласилось провести зиму в деревне, находящейся под нашим непосредственным контролем, больше не было больших проектов. Я провела остаток дня, слушая граждан деревни, как проходит их жизнь, вкаких предметах первой необходимости они нуждаются, узнавала, кто болен или травмирован, и просто решала житейские вопросы людей в пределах моих возможностей. Поэтому я составила списки предметов, которые нужно купить, и список того, что должны будут сделать плотники лорда Карсона в первую очередь, когда они прибудут сюда следующей весной. Как только я вернусь в особняк, я переговорила обо всем этом с Беллвеем.

    На ужин я попросила приготовить мне их обычную еду, а для проживания я решила остановиться в одном из их простых зданий с другими детьми. Мои новые граждане, которые имеют очень мало понятия о дворянской системе и разнице в ранге между простолюдинами и дворянами, с удовольствием меня приняли.

    Еда в эту ночь состояла из тыквы, вареной речной рыбы, конского молока, овощей, смешанных с рыбой, и сырного супа. Внешне тыква выглядела более гладкой, чем я думала, и была на вкус не очень сладкой, но все же вполне съедобной.Вся еда была очень вкусной, но у меня почему-то было ощущение, что во всех блюдах присутствовал сыр. В деревне держали небольшое стадо козочек, из молока которых его изготавливали. Но сыр все-таки был роскошью, так как в нашем домене в последнее время совсем не выращивались цитрусовые культуры, которые добавляют в сыр для кислотности.

    "Так это тыква. Как вкусно! Этот овощ имеет такой богатый вкус!”

    “Да, действительно.”

    Похоже, Клавдии очень понравились тыквы. Она взяла вторую порцию, предложенную ей. Хотя ее рот и так был набит едой, она взяла ее с большой радостью.

    Поздним вечером я слушала детей, которые рассказывали мне свои истории о рыбалке и охоте, и я вдруг осознала, что первый раз в своей жизни заснула, не задумываясь ни о чем. Обстановка была настолько простой и радостной, что когда я утром проснулась мне стало немного грустно и одиноко.

    “Госпожа? Что???”

    Когда я вернулась в деревню Незу, жена старосты была не просто шокирована, она была в ужасе. Отчасти потому, что я приехала без предупреждения.

    "Ах, извините, что удивила вас. Я приехала, чтобы увидеть тех девушек, которые ранее были похищены, а также я решила просто навестить своих граждан.”

    "А вы о тех девушках?”

    Жена мэра казалась все еще озадаченной. После того, как я кивнула, они поспешила вызвать их.

    “Немедленно зовите их сюда!”

    "Подождите, вам не нужно звать их сюда. Я сам их навещу.”

    Эти две деревенские девушки постепенно приходили в себя, хотя у них еще остался страх перед мужчинами. Несмотря на то, что они не могли работать на полях или выполнять тяжелую физическую работу, они могли помогать по хозяйству, например, вить веревки и ухаживать за цыплятами.

    У меня не было времени поговорить с большим количеством жителей строящейся деревни, поэтому после того, как я проверила некоторые приготовления к зиме, я продолжила свой путь обратно в особняк. Прошло уже пять лет с тех пор, как граф Терея стал моим опекуном и начал заниматься политикой в Калдии, и кажется, что жизнь здесь постепенно возрождается. По дороге я задумалась над вопросом, не пора ли нам снова начать производство тканей и нитей, чтобы не полагаться на импорт.

    Возможно, в следующем году можно будет купить коз из домена Хензнаут. Или, быть может, козы новых поселенцев хорошо размножатся, и я смогупросто купить несколько из них. Я должна возродить текстильную промышленность и сельское хозяйство в Kaлдии.

    После первого снега я впервые увидела ясное небо над новыми палатками горожан, возведенными на холме к северу от особняка Золотые холмы. Хотя граф Терея рассказывал мне о том, как оно выглядело в прошлом году, тогда я все пропустила мимо ушей, так как была слишком занята своей работой, а также я долго восстонавливала свои силы после долгого сна и практически не покидала свой особняк

    Теперь я должна все сделать, чтобы новые граждане были готовы к незнакомому климату и привыкли жить на новой земле самостоятельно. Среди них много стариков и детей, которым придется жить здесь по совсем другим обычаям и особенностями, поэтому моя задача сделать их жизнь как можно комфортнее. Иначе может возникнуть большая степень неудовлетворенности, если я ничего для них не сделаю.

    Но есть и большие преимущества в том, что они поселились у нас. Самая большая деревня во всей Kалдии, Клария, которая расположена к югу от домена, кажется, заинтересовалась не только торговлей с новыми гражданами, но и их культурой. Несмотря на то, что деревня Клария находится довольно близко к району, находящемуся под моим прямым контролем, она оказалась деревней, наиболее пострадавшей от моего отца, но это также и деревня, которой граф Терея помог в первую очередь. Многие солдаты приезжают из этой деревни на тренировки, а Кларию, в свою очередь, регулярно посещают солдаты регулярной армии Калдии с членами их семей, поэтому анти-дворянские настроения здесь довольно слабы. Кроме того, сюда приезжает много простых людей из других доменов, которые останавливаются здесь, когда посещают Калдию. Поэтому здесь нет вражды между сословиями.

    "В прошлом году мы обменяли тыкву, скот, молочные продукты, одежду на хлеб, яйца, солому и рожь. К тому же некоторые получили кухонные принадлежности.”

    По словам Тео, их племя чаще всего занимается бартером. Что касается некоторых пожилых граждан Калдии, которые живут здесь еще до деспотического правления моего отца, сыр всегда был их самым любимым продуктом и именно сыр они употребляют в пищу чаще всего. К тому же, с древних времен осталось несколько общих слов в языке Aртолан и языке домена Югфена, поэтому они смогли общаться друг с другом.

    "Пожалуйста, старайтесь активно торговать в этом году. Деревня Клария хорошо населена, и там постоянно нужны вещи первой необходимости, к тому же, ее жители тесно контактируют с другими населенными пунктами”

    Сказала я Тео, когда помогала ему гнать лошадей в загон, который помогали строить мои солдаты. Хотя лошади Ширу гораздо меньше размеров, чем наши, тем не менее, они очень выносливы. Видно, что лошади были кое-чему обучены, но все же, оставались немного диковатыми, из-за чего у меня возникли некоторые трудности в общении с ними.

    "На данный момент мы не можем позволить себе продавать наш домашний скот, и мы не можем производить сыр.”

    “Думаю, что я могу привезти лимоны. Вы могли бы приготовить хотя бы немного сыра? А в обмен весной я вам дам еще десять коз?”

    Во всяком случае, если я куплю коз для своего домена, племя Ширу будет хорошо за ними ухаживать, так как они прекрасные скотоводы. Я также хочу передать несколько коз в деревню Клария иНезу, где у жителей снова будет возможность заботиться о скоте. Но так как я покупаю новый вид коз, я все-таки думаю, передать их сначала племени Ширу, чтобы они научились с ними обращаться, а потом делились своими методами с другими.

    "Десять коз, эх... Хорошо, я поговорю с другими вождями об этом.”

    “Ты очень сильно мне помогаешь. Ты будешь участвовать в смотре кавалерийских войск в этом году?”

    “Да, конечно”

    Наши кавалерийские войска, созданные только в прошлом году, управляются отставными инструкторами из домена графа Руктоферда. А потом зимой они возвращаются к себе домой. Но на этот раз я собираюсь усовершенствовать мои кавалерийские навыки при помощи племени Ширу, которое имеет дело с лошадьми круглый год. Причем, некоторые способы их управления лошадьми фундаментально отличаются от привычных.

    "Хотя сейчас зима в полном разгаре, но жизнь племени уже стабилизировалась, поэтому будет хорошо, если некоторые воины присоединятся к армии.”

    “Это действительно будет правильно? Разве им не нужно защищать свое племя?”

    “Нет, сейчас ты защищаешь мой народ. Разве ты не выбрала путь воина, чтобы защитить наc?”

    Тео ухмыльнулся, когда он сказал это.

    “Я полагаю, нет никаких проблем с тем, чтобы относиться к вам как к моим частным солдатам.”

    "Используй нас, как тебе будет угодно. Теперь ты наша королева!”

    “Что?”

    Мне показалось, что я ослышалась, а может быть для них для них тот, кто выше положения их вождя, уже считается королем.

    91 глава. Убить его или пощадить? Какой я сделаю выбор?

    Так как особняк Золотых холмов был построен из камня еще во времена моего прадеда, то в нем было довольно холодно. В комнатах, где нет камина, холод исходит из пола и стен и продирает до костей.

    Конечно, в подземелье гораздо холоднее из-за полного отсутствия системы обогрева. Хотя там просверлены небольшие отверстия для вентиляции, кажется, что зимой там даже холоднее, чем в складских помещениях.

    Зимой дул довольно сильный ветер, из-за которого огни, освещающие подземелье, светили гораздо слабее. Когда я спускалась туда плотно обмотавшись своим толстым меховым плащом, то внимательно прислушивалась к звукам, исходящим из самой глубины подземелья.

    "Что случилось, почему ты так волнуешься?”

    “Выпусти меня отсюда! Пожалуйста! Я замерзну здесь и умру!”

    Я услышала голос одного из моих заключенных бандитов, которого посадила сюда летом и в тайне держала у себя в подземелье. Онбыл высоким светловолосым блондином. На нем была очень легкая одежда, которая совершенно не согревала, и его постоянно трясло от холода.Его волосы спутались от грязи и совершенно потеряли всякий блеск. Сам он выглядел очень болезненным.

    "Закрой рот и даже не проси, чтобы сохранить тебе жизнь. “

    Вдруг послышался голос другого бандита, который находился в соседней камере. Он что-то кричал в гневе из последних своих сил, так как был старше по возрасту и пострадал при допросе гораздо больше, чем первый. Мне было интересно, светловолосый бандит больше дрожал из-за холода или из-за того, что сильно переживал за своего напарника? Я замолчала и просто наблюдала за ними. Светловолосый что-то кричал другому бандиту, в его голосе слышалось разочарование и нетерпение.

    “Заткнись ты уже! Если ты так хочешь умереть, иди и умри! Я не хочу здесь замерзнуть и умереть!”

    "Ты ублюдок. Ты забыл свое обещание быть верным нашим богам ...”

    "Кого это волнует?”

    Блондин сильно тряс железные прутья своей камеры. Кажется, что заключение на такой длительный срок в таких ужасных условиях сломало его дух и он поддался своим чувствам и страху.

    "Эй, я тебе все расскажу... Все, что угодно... Помоги мне, пожалуйста, выпустите меня отсюда... У меня так сильно болят ноги, что я уже не могу этого вынести! “

    Вероятно, он говорил об обморожении, так как я не давала им ни обуви, ни носков, ничего, чтобы можно было согреться. Прошло уже семь дней с тех пор, как пошел снег, и температура на улице резко упала. Я даже предполагаю, что некоторые пальцы его ног уже совсем омертвели.

    “Хорошо. Если ты расскажешь мне все, что знаешь, я отпущу тебя отсюда и займусь лечением твоих ног.”

    Мне показалось, что я похожа на кошку, облизывающую свои губы.

    “Правда?”

    “Конечно. Только не размышляй слишком долго, а то ведь я могу и передумать.”

    Когда светловолосый бандит вскрикнул от восторга, другой застонал в гневе.

    "Что? Ты не имеешь право это делать!”

    “Заткнись!”

    "Ты ублюдок, где твоя совесть?”

    Я просто молча cтояла и наблюдала, как эти двое мужчин, потеряв самообладание, кричали друг на друга. Я решила покончить с этими криками и приказала солдатам вытащить светловолосого бандита из камеры.

    “Валон, не уходи!”

    Наконец, дверь в подземелье закрылась и заглушила скорбные крики оставшегося там второго бандита. Я приказала отвести светловолосого в казармы в комнату для допросов, а сама поднялась наверх позвать Рашиока.

    Я нашла его на третьем этаже спящим у комнаты Ратоки, который снова находится под домашним арестом. Все эти дни я избегала встречи с ним, потому что я понятия не имела, что ему сказать.

    В тот день, когда я поговорила с главным священником Фарисом, я немедленно вернула Ратоку в особняк Золотых холмов даже не выслушав его оправданий.

    Прошлой зимой, после того, как я проснулась от своего долгого сна, Ратока подробно рассказал мне, по какой причине он бросил в меня камень. Он поведал мне о том, что его мать была умалишенной и постоянно над ним издевалась. Он также ненавидел всю знать, приняв анти-дворянские настроения от жителей своей деревни. Эта ненависть в итоге переросла в неудержимое желание убить лорда домена, в котором он живет, но в его рассказе совсем не присутствовали те самые сестры, которые призывали людей к восстанию против дворян.

    Вот почему я решила, что обстановка стала довольно опасной. В Королевской столице собралось слишком много людей, и я переживала, что сестры, связанные с Нордстурмами, снова найдут Ратоку и повторно его используют.

    Ратока никогда не упоминал об этих сестрах, поскольку он не находил ничего подозрительного в их деятельности, а также потому, что он не хотел вспоминать свое прошлое. В духе Ратоки все-таки еще оставалась трещина, через которую эти сестры могут повлиять на него и воспользоваться им.

    Но даже если я расскажу Ратоке всю правду, он скорее всего не поймет мои действия, поэтому я решила пока держаться от него подальше. А также в целях его же безопасности я приказала держать его под домашним арестом.

    Конечно, именно это я все время говорю себе.

    Очевидно, что мои эмоции не соглашаются с моими действиями. Честно говоря, мне бы очень не хотелось так с ним поступать.

    Рашиок увидев меня, радостно заурчал, но сразу же стал грустным, потому что понял, из-за чего я так сильно расстроена. Драконы очень умны, но они не могут говорить, как люди, поэтому просто выражают свои эмоции. Рашиок своим взглядом пытался мне сказать, что если ты не хочешь, чтобы Ратока тебя ненавидел, просто ничего не делай того, из-за чего он будет тебя ненавидеть.

    92 глава. Жестокие слова.

    Я решила, что Рашиок должен быть со мной на допросе бандита Валона, который никогда раньше не видел такого крупного зверя, поэтому я думаю, что присутствие Рашиока напугает бандита и заставит его говорить.

    Но Рашиок даже не сдвинулся с места и не отошел от комнаты Ратоки. Так как Рашиок намного больше меня, не имеет значения, насколько сильно я его толкну, он все равно останется на своем месте. Я ничего не могла с этим поделать, поэтому мысленно называла его всеми ругательными словами, которые я знала из моей прошлой жизни, но все было бесполезно: он остался на своем месте, виляя огромным хвостом, который занимал большую часть коридора.

    Придется мне отказаться от идеи взять с собой Рашиока. Я подумала, что дух Волана уже и так сломлен ужасными условиями подземелья, раз он умолял о пощаде. Кроме того, я решила, что могу использовать и другие методы воздействия на него. Я уже собиралась уйти, оставив Рашиока на месте, как вдруг упала лицом вперед, почувствовав сильную боль и тепло от дыхания огромного носа Рашиока. Благодаря ковру, постеленному в коридоре, я ушиблась не очень сильно. Я попыталась встать, но не смогла, так как на моей спине лежало что-то очень тяжелое, похоже, что это была передняя лапа Рашиока. Кроме того, он держал меня за край плаща, чтобы я не смогла встать, и дышал мне прямо в лицо.

    Я немного приподнялась и почувствовала, как по мне бежит какая-то жидкость, из носа текла кровь.

    “Рашиок…”

    Я кое-как смогла произнести его имя, но увесистая лапа Рашиока все еще оставалась на моей спине.

    Я с трудом вытерла кровь с лица, чтобы она не капала, так как моя одежда и ковер были очень дорогими, особенно ковер.

    Затем я увидела, как чья-то маленькая фигура поднималась по лестнице. Это был Ратока, в руке он держал какую-то книгу.

    "А? Что?”

    Ратока был очень смущен, когда увидел меня лежащей на полу с кровоточащим носом, и лапа Рашиока, при этом, находилась на моей спине.

    “Хм, что ты делаешь?”

    "А разве я что-то делаю?”

    Услышав разочарование в моем голосе, Ратока поспешно подошел к Рашиоку.

    “Ах, ты ублюдок!”- проклинала я мысленно Рашиока, осознав, что он изначально планировал со мной так поступить.

    "Ух… Давай сначала остановим кровотечение.”

    С этими словами Ратока открыл дверь в свою комнату.

    В комнате стояла кровать, стол, комод, и книжная полка, на которой лежали какие-то бумаги и книги. С тех пор, как Ратока поселился здесь год назад, ничего не изменилось, кроме того, что появилась новая книжная полка. Это и понятно, так как я не давала ему ни мебели, ни зарплаты. Оглядываясь вокруг, сидя на кровати, я подумала, что неплохо было бы принести сюда диван, чтобы комната не казалась такой пустой, холодной и неуютной.

    "Вот бинт.”

    Как только он увидел, что я все еще закрываю нос рукавом плаща, Ратока достал бинт из аптечки на полке, а также открыл окно, чтобы я могла дышать свежим воздухом. Я посидела на кровати еще какое-то время, и подождала, пока не перестанет бежать кровь. Я понимала, что если я уйду прямо сейчас, то Рашиок проделает со мной то же самое.

    Я не знала, о чем говорить, и наконец-то спросила:

    “Как поживает Элис?”

    "У нее сегодня был небольшой приступ лихорадки, но сейчас она отдыхает. В общем, ее состояние улучшилось, но приступы лихорадки почему-то участились.”

    Пока Элис спит, у Ратоки нет работы, поэтому он проводит время за чтением книг. Вот почему, когда он шел в свою комнату, в руках держал новую книгу. Ратока рассказал о том, что, когда Элис только приехала сюда, она ничего не делала, так как только спала из-за очень большой слабости. Но проведя время в Калдии, ее состояние немного улучшилось, так как умеренный климат этой местности благотворно повлиял на нее и сейчас она спит гораздо реже. Но я нахмурилась, когда услышала, что приступы лихорадки участились.

    "Пожалуйста, ободряй ее как можно больше, а я, в свою очередь, постараюсь навещать ее как можно чаще.”

    Припадки Элис сильно зависят от ее психического состояния: чем хуже она себя чувствует психически, тем чаще у нее приступы.

    “Пожалуйста, не забывай приходить к ней. С тех пор, как ты снова поместила меня здесь, ты ни разу не навестила Элис.”

    “Да, к сожалению, это правда.”

    На самом деле я избегала Ратоку, а не Элис, но поскольку Ратока сейчас отвечает за Элис, то я, в свою очередь, также избегала и ее. Я оправдывала себя слишком большой занятостью, но на самом деле я чувствовала себя очень виноватой. Когда я кивнула в ответ, Ратока уставился на меня.

    “Я даже не могу быть самим собой, я почему-то должен жить под чужим именем.”

    Его голос был холодным. Я снова с удивлением посмотрела на Ратоку: его взгляд тоже был холодным, как лед.

    “Я тебе больше не нужен?”

    Он чуть не плюнул в меня, но в последний момент остановился.

    “Я знаю, что должен быть тебе благодарен за то, что ты не убила меня. Но ты зачем-то дала мне образование и позволила мне вникать в твои дела. Мне показалось, что я нравлюсь тебе, хотя бы немного. Или ты просто балуешь меня?”

    “Это не так…”

    Несмотря на мои слова, у меня были сомнения. Я понимала, о чем говорил Ратока, и даже вспомнила все эти эмоции, которые захлестнули меня в прошлом году.

    "Я думаю, ты мной заменила Камиля.”

    В горле у меня пересохло. Хотя я хотела приказать ему, чтобы он остановился, я ничего не могла сказать.

    "Ты просто используешь меня как замену этому парню.”

    У меня разболелась голова. Различные эмоции проходили через мой разум до такой степени, что мои руки дрожали, но я не могла унять эту дрожь.

    Похоже, что он понимает меня лучше, чем я сама себя. Он как бы заглядывает в мое сердце и видит все, что в нем происходит.

    “Ах…”

    В тот момент, как почти неслышный вздох вырвался из моей груди, кто-то постучал в дверь.

    93 глава. Мой ответ.

    "Элиза, Элис. Вы здесь?”

    “Граф Терея? Да, госпожа Элиза сейчас здесь.”

    Поскольку я не могла сейчас ответить, то Ратока ответил вместо меня. Граф тихонько открыл дверь и почему-то зашел вместе с Рашиоком, который осторожно подталкивал его. Может, именно поэтому граф выглядел немного смущенным.

    “В чем дело, граф?”

    Я все еще находилась в шоковом состоянии. Граф Терея повернулся ко мне и приподнял бровь.

    “Нет, это я хочу узнать, что здесь происходит. Это Рашиок привел меня сюда!”

    “Рашиок?”

    “ Да. Он уже не первый раз так делает. Подобное происходило и раньше, в день той битвы в форте Джунгфена”

    Я посмотрела на Рашиока. Похоже, он специально сел перед дверью, чтобы никто не смог выйти. Я думаю, он хотел, чтобы мы все вместе что-то обсудили. Пока мы все сидели в замешательстве и недоумении, он начал выть.

    Мы просто смотрели друг на друга некоторое время. Наконец, граф Терея заговорил:

    “Может, нам стоит поговорить?”

    Ратока нервно облизывал губы. Я тоже чувствовала себя очень неловко, так как мы только что обсуждали щепетильную тему, и нам бы не очень хотелось обсуждать ее с кем-то другим.

    "Думаю, то, что сказал Элис, абсолютно верно. Ты на самом деле хочешь заменить Камиля с помощью Элис? “

    Мне пришлось это признать, так как даже граф говорил об этом. Поэтому в ответ я только кивнула. Граф продолжил:

    "Я не видел тебя слишком долго, но, думаю, я могу сказать то, что давно хотел сказать тебе. Ты боишься, что с Элис может произойти то же самое, что и с Камилем.”

    Я почувствовала себя абсолютно разбитой. Я не хотела ничего знать об этом, не хотела ничего слышать о том, что я заменила Камиля Ратокой.

    “То же самое?”

    “Да. Ты не могла доверять кому-то другому, кроме Камиля, в результате чего он умер. И теперь ты стала бояться доверять другим. Разве это не так, Элиза?”

    Для пожилого старика, его взгляд был довольно цепким, но в его глазах не было никаких эмоций: ни злости, ни жалости, абсолютно ничего. Я почувствовала, как силы покинули меня, и я рухнула на кровать. Я боялась посмотреть в глаза Ратоки и закрыла лицо руками, потом глубоко вздохнула и сказала:

    “Да, это верно.”

    У меня не было другого выбора, кроме как признать это.

    "Если даже Клавдия ничего не заметила, я не думала, что кто-то другой увидит это. Вы слишком хорошо знаете меня, граф Терея.”

    Он не ответил на мои слова.

    “Тем не менее, даже я не знала этого сама, пока вы прямо мне не сказали. Вернее, я вообще не хотела даже думать об этом.”

    Я чувствовала, что мой голос дрожал, но, полагаю, было бы смешно, если бы я могла говорить сейчас нормально.

    “Что ты имеешь в виду?”

    Услышав голос Ратоки, я не могла не отреагировать, поэтому мои плечи начали трястись. Но я не смогла понять его эмоций, основываясь только на его голосе.

    На этот раз я улыбнулась.

    "Я думала, что нельзя доверять людям, пока не умер Камиль. На самом деле, было бы лучше сказать, что я вела себя очень неразумно. Во всяком случае, граф имел в виду, что я не умею доверять людям.”

    Ратока внимательно посмотрел на меня. В его глазах я увидела презрение.

    "Как сказал граф, Камиль умер потому, что я доверяла только ему. Когда мы услышали голос бабуина, который имитировал человеческий голос, Камиль защитил меня и в итоге умер. Но если бы я доверяла не только ему, он, бы вероятно не умер.”

    “Теперь ты думаешь по-другому, думаешь, что нужно больше доверять людям?”

    “Ах, да, конечно.”

    Ратока закрыл глаза. Он сделал глубокий вдох, нахмурился и сжал руки в кулак, пытаясь справиться со своими эмоциями.

    “Да, так и есть.”

    Выдавил он из себя. Его голос был холодным. Я сразу же почувствовала, как будто смотрю на себя в зеркало и разговариваю со своим отражением, так как, в тот момент, когда он скрывает свои эмоции и пытается вести себя холодно, это очень сильно напоминает меня.

    Вдруг Ратока повернулся ко мне спиной. Рашиок, стоящий перед дверью, отошел в сторону и Ратока вышел из комнаты, так как путь ему уже никто не загораживал. Граф Терея молча наблюдал за нами.

    "Как всегда, все очень сложно.”

    “?”

    "Во всяком случае, поскольку я был вызван сюда для чего-то, то я чувствовал, что мне нужно сказать о том, что думаю, прости меня.”

    “Не нужно извиняться. Прошу простить Рашиока за его действия.”

    Во всяком случае, если бы граф не заговорил, то, вероятно, мы бы все молча покинули эту комнату. Может быть, мы что-то в итоге и сказали бы, если бы продолжали просто ждать, но ни у графа, ни у меня не было на это свободного времени.

    После того, как граф покинул комнату, остались только мы вдвоем: я и Рашиок. Он тихонечко подошел ко мне и лег у моих ног, глядя на меня с огромной нежностью, прижав при этом свои уши и хвост.

    “Ты знаешь, что я совсем не злюсь на тебя.”

    Рашиок, как бы в ответ, уткнулся носом в мои ноги, хотя мои слова звучали совершенно безучастно.

    “Эй! Я думал, что ты поможешь мне, если я расскажу тебе все, что знаю!”

    Кричал и плакал бандит в комнате для допросов. Правда сначала, по словам солдат, охранявших его, он пытался вышибить дверь, что было совершенно бесполезно и слишком для него болезненно. Поэтому потом, единственное, что он делал, это все время кричал.

    “Он сказал что-нибудь полезное?”

    Я попросила Гюнтера и Клавдию допросить Волана, пока меня не было. Они ответили, что в тот момент, как только он вошел в комнату для допросов, то сразу начал рассказывать о цели проникновения в наш домен.

    “Похоже, они собирались встретиться с какой-то женщиной, чтобы помочь ей.”

    "Женщиной?”

    "Да, ее зовут Диферис. Сейчас она в домене Огрена, который расположен в самом центре резиденции, находящейся под властью Нордстурмов.”

    94 глава. Общение с демоном.

    На основании допроса Волана и того, что сказали мне Клавдия с Гюнтером, я поняла, что бандит ничего не скрывал, и он рассказал мне абсолютно все, о чем я попросила его.

    Он говорил о том, что приехал в Арсию для выполнения миссии, данной ему церковью, которая состояла в том, чтобы встретиться с женщиной по имени Диферис, ожидавшей их в домене Огрена.

    Несколько людей в бандитской группировке, включая и его самого, являются членами Западной секты Альфены Церкви Ревуа, и эта церковь дала им задание.

    Все верующие этой церкви - были дворянами из домена Дэнсела, а остальные -нанятые бандиты.

    Оказалось, что эта женщина жертвует большие суммы денег в церковь Западной Альфены.

    Бандитской группировке дали задание добраться до нее, пройдя в домен Огрена через Kалдию.

    Прошло около полугода с тех пор, как бандиты были пойманы, но только сейчас я узнала цель их проникновения на нашу территорию.

    “Ну и что вы собирались теперь делать?”

    "Я не знаю всех деталей, но мне кажется, в Арсии намечается какая-то террористическая акция.”

    Террористическая акция в Арсии? Это то, о чем я все время думала. О подозрительных передвижениях Нордстурмов и тех сестер, которые не только постоянно переходят из нашего домена в другой, но и распространяют анти-дворянские настроения, которые могут подорвать порядок в Арсии. Полагаю, что домен Огрена причастен ко всему этому, и жена маркиза Нордстурма тоже из этого же домена.

    "Западная Церковь Альфена собирается вторгнуться в Арсию и уничтожить его?”

    "Конечно! Поскольку в этой стране главенствует секта Ксиа, которую посещает мой сокамерник Ремус, но я не такой, как он. Мои родители верующие, а я присоединился к церкви только из-за денег, так как благодаря церкви я получаю прибыль. Многие, такие как Диферис, которые хотят разрушения Арсии, финансируют нас и оказывают нам поддержку не только внутри Дэнсела, но и за ее пределами.”

    Так вот почему Волан сейчас заговорил! Во-первых, он боялся смерти, а, во-вторых, не был таким фанатичным верующим, как остальные.

    Похоже, что тот другой человек в подземелье –Ремус. Но так как он скоро должен был окоченеть от холода, у меня к нему не было уже никакого интереса.

    В любом случае, я сильно обо всем задумалась.Если то, о чем говорит Волан, правда, то Западная Церковь Альфенана самом деле не церковь, а террористическая организация, которая просто прикрывается своим названием. А создана она исключительно для уничтожения Арсии, и что самое печальное, - у нее очень много сторонников.

    "Если это цель вашей церкви, то она должна быть хорошо понятна ее сторонникам.”

    “Ах,да. Кроме самих верующих, в церкви есть много торговцев, которые жертвуют деньги церкви. Некоторые торговцы стремятся контролировать региональные продукты в районах, подвластных Арсии, часть из них торгует оружием и наркотиками. Кроме того, некоторые дворяне хотят расширить территории своего влияния.

    И если разразится война, то они могут одержать победу. Торговцы и дворяне вкладывают свои инвестиции в террористов. Торговцы стремятся получить от войны прибыль и взять под свой контроль некоторые районы Королевства Арсии. Дворяне же стремятся владеть землями в Арсии. Поэтому все они хотят, чтобы Королевство ослабело еще до начала войны.

    Кроме того, дворяне из моей страны, Нордстурмы, могут быть вовлечены во все это. У меня сложилось ощущение, что чувства, которые пока медленно закипают, скоро неминуемо вспыхнут.

    "Но, если ваша церковь стремится к такому сильному влиянию, она должна быть более-менее известна.”

    "Западная Церковь Альфена - это всего лишь небольшая секта, крошечная церковь, но она находится под владением религии Ревуа, которая очень известна и влиятельна. Следовательно, наша церковь только скрывается под своим названием. “

    В отличие от религии в Арсии, Ревуа имеет несколько основных сект, под владением которых находится много маленьких, из-за чего очень трудно собрать о них какую-либо информацию. Ни одна из главных церквей не имеет в названиях слова "Вестерн" или "Альфена”, а некоторые секты настолько малы, что известны только своим местным жителям.

    В то время пока я молча размышляла об этом, Волан ждал меня какое-то время, а потом снова заговорил:

    "Все ли дети в Арсии имеют такой высокий интеллект, как у тебя?”

    “Ну, не знаю...”

    "Ты даже не выглядишь на десять лет. Если бы ты родилась в Денселе, это посчитали бы странным явлением, и тогда тебя бы сожгли на костре, считая, что ты одержима демонами.”

    Ну, если бы он видел, какой я родилась в Арсии, он, вероятно, считал бы меня одержимой еще с более раннего возраста.

    Я снова нахмурилась и продолжила размышлять. У религии Ксия нет понятия демонов, но в языке Ромур Рингвол, на котором говорят в восточных странах, это слово широко используется. Мне хорошо знакомо это понятие из прошлой жизни, поэтому я понимала его.

    Вот почему я остро отреагировала на слова Волана. Благодаря воспоминаниям из моей прошлой жизни, я всегда считала действия семьи Калдиа "работой демонов".

    "Демон…Эх.”

    Затем я тщательно обдумала, что собиралась сказать этому человеку. Это слова, которые не опозорят имя моей семьи Калдия, и про нее не будут больше говорить, что это работа демонов.

    “Теперь я все поняла. Я сдержу свое обещание.”

    “Правда?”

    Он был в восторге от этой новости, и я даже немного улыбнулся ему в ответ.

    “Да, конечно.”

    Я встала. Двое солдат, стоявшие рядом с Воланом и державшие его за руки, заставили его опуститься передо мной на колени. У Гюнтера, который стоял позади меня, я взяла тонкий меч и поднесла его к горлу Волана.

    “А?”

    Улыбка застыла на лице Волана. Это было его последнее слово. Мой тонкий меч прошел прямо через мягкую часть его горла и вышел к шейным позвонкам. Изо рта хлынула красновато-коричневая кровь, которая быстро растекалась, покрывая пол.

    "Я забыла тебе сказать, что только мертвые могут покинуть мое подземелье.”

    Он сильно моргал глазами и двигал губами, как будто что-то хотел сказать, но его голоса не было слышно. Похоже, это не он пытался что-то сказать , а демоны в нем.

    Ну, с этим я тоже хорошо знакома. Элиза Калдия была проклята с того момента, как она родилась в этом мире.

    Я не собиралась освобождать бандитов, которые причинили столько боли моим людям и совершили преступления. Вполне естественно, что они должны умереть в качестве компенсации за свои преступления.

    95 глава. Несмотря на мое горе, я не должна опускать руки.

    "Госпожа Элиза, пора ужинать!”

    После обеда я осталась в своей комнате, чтобы поработать над документами, и, кажется, сильно увлеклась. Так как свеча, при свете которой я работала, превратилась в маленький огарок, и в комнате стало сумрачно. Была зима, поэтому темнело довольно рано. Когда я подняла голову, то почувствовала боль в спине и шее. Кажется, я слишком долго работала без отдыха.

    “Большое спасибо, миссис Гортензия.”

    Моя новая няня, миссис Гортензия, стояла в дверях и звонила в колокольчик. Она преодолела весь этот долгий путь до моей комнаты, чтобы позвать меня, так как я долго не выходила. Снаружи уже было совершенно темно, поэтому в другой руке она держала лампу, мерцание которой отражалось в ее глазах.

    "Я уже иду.”

    Я осторожно положила перо в специальную подставку, чтобы чернила не разливались, и, наконец-то, встала из-за стола. Миссис Гортензия вошла в комнату и начала помогать мне надевать халат, чтобы пойти на ужин. Моя комната согревается очагом, который подключен к центральному камину через систему отопления, но в коридоре было холодно, так как там не было отопления.

    “Госпожа Элиза!”

    Как только миссис Гортензия помогла мне застегнуть последнюю пуговицу, она вдруг улыбнулась и заговорила со мной. В ее глазах отражалась огромная нежность и забота.

    "Госпожа Элиза великолепный человек. Вы трудитесь изо всех сил, выполняя свои обязанности лорда домена!”

    Гортензия мягко обвила мою руку своими ладонями и все еще мягко улыбалась, увидев мое удивление. Она начала говорить медленно, как будто пытаясь убедить меня.

    "Прежде всего, госпожа Элиза, вы еще ребенок. И даже если у вас обязанности взрослого человека, вы не должна относиться к себе как к взрослой.”

    Она обращалась со мной, как с ребенком.

    “Я не могу этого сделать.”

    Я чуть не заплакала, когда пробормотала это вслух. Слова миссис Гортензии были настолько теплыми и мягкими, что они как будто обволакивали меня, как легкий весенний ветер, и внезапно вторглись в мое израненное сердце.

    Вот почему, это было так горько! Вот почему мне хотелось плакать! Мне было страшно! Мне казалось, что я хочу избавиться от этого чувства, к которому я не привыкла!

    Дрова вдруг громко затрещали в камине, но миссис Гортензия не обратила на это никакого внимания, как будто ничего не слышала.

    “Нет. Вы должны понимать, что вы еще ребенок, и должны относиться к себе, как к ребенку!”

    Несмотря на то, что ее взгляд был очень нежным, ее голос, в то же время, звучал очень настойчиво. Это было страшно!

    "Госпожа Элиза, это правда, что, когда граф Терея нанял меня, то велел относиться к вам как к взрослому человеку. Однако вы еще ребенок. Я уверена, это потому, что он никогда не относился к вам, как к ребенку. Вот поэтому вы все время так заняты и всегда думаете о делах!”

    “Перестаньте, пожалуйста.”

    Я слушала это, стиснув зубы, так как в моей голове звучал голос, который кричал не слушать и не позволять ей говорить. Мне стало трудно дышать, и я почувствовала, как будто что-то мягкое, как хлопок, душит меня.

    "Жаль, что в этом особняке нет ни одного человека, который бы знал, как растить детей. Вот почему никто не знает, как помочь маленькой девочке весело проводить время. Жаль, что, тех, кто раньше относился к госпоже Элизе как к ребенку, здесь тоже больше нет.”

    Голос миссис Гортензии вторгался в меня и просто разбивал меня на мелкие кусочки. Потом она положила свои руки мне на плечи, которые обволакивали меня, а я при этом стояла тихо и покорно, как будто у меня выросли корни. Ее руки, казалось, пытались починить что-то сломанное. Я хотела сбежать отсюда. Но, несмотря на то, что я так думала, я вообще не могла сдвинуться с места.

    Мой разум при этом просто кричал: Это нехорошо, мне нельзя позволять этому продолжаться!

    "В вашем возрасте, вы все еще имеете право немного капризничать и вести себя не так правильно.”

    Слова, которые она шептала мне прямо в ухо, были сладостными как мед, который приятно разливался в мой разум. Как и от теплого молока, от Гортензии исходил сладкий, нежный запах. Я почувствовала, как мне не хватало этого теплого человеческого прикосновения.

    Я просто позволила своим мышцам расслабиться и обессиленная упала в ее объятья.

    Я всегда считала себя сильной и способной погасить любые чувства, но это тепло было просто непреодолимым. Когда она обнимала меня, мир вокруг меня становился совершенно другим.

    Мои глаза налились слезами, мне стало и жарко, и горько одновременно.

    “Госпожа Элиза, вы плачете?”

    Я старалась переломить себя, но миссис Гортензия начала нежно гладить меня по спине.

    “Пожалуйста, остановитесь!”

    Тем не менее, я все еще не могла позволить себе просто вот так опозориться, громко всхлипывая, поэтому продолжала умолять:

    “Пожалуйста, отпустите меня, миссис Гортензия!”

    Как только я это сказала, я нашла в себе силы и оттолкнула ее от себя. В ее взгляде просматривалась жалость, и это было удивительно для меня.

    Мое сердце бешено колотилось, а чувства меня настолько переполняли, что, казалось, они просто выскочат из моей маленькой детской груди.

    Я закрыл глаза руками и отпрянула назад. Миссис Гортензия даже не пыталась удержать меня. Когда я облокотилась о стул, то, наконец-то, почувствовала странное чувство облегчения.

    “Пожалуйста, иди в столовую. Я скоро приду.”

    Я услышала, как миссис Гортензия тихонько вздыхала.

    "Я сделаю так, как вы говорите. Но, пожалуйста, никогда не забывайте мои слова!”

    С этим комментарием онаразвернулась и вышла из комнаты, оставив позади себя только звук своих мягких шагов. Силы покинули меня, и я рухнула на стул.

    Я вся дрожала от страха перед чем-то другим, мне неведомым, кроме этого сладкого чувства.

    Интересно, почему я только что отвергла слова миссис Гортензии?

    Эти противоречивые чувства заставили меня снова заплакать, но мой мысли говорили мне, что все в порядке.

    96 глава. Сбежавшая от своих проблем.

    “Элиза, давай покормим вместе лошадей, хорошо?”

    "Хорошо.”

    Дети моего возраста бегали вокруг меня и разносили лошадям корм в ведрах. Я присоединилась к ним и направилась к лошадям, на которых мне указали. Так как я положила корма в ведро гораздо больше, чем положено было детям моего возраста, оно было очень тяжелыми, но при всем при этом я передвигалась довольно быстро, так как лошади свободно ходили по своей территории, и мне было трудно проследить, какая лошадь уже поела, а какая нет. Хотя стояла зима, и это была работа, которая заставляетпопотеть, неожиданно для себя, я вдруг поняла, что это занятие было для меня не только приятным, но и веселым.

    “Госпожа, вы в порядке?”

    “Да, конечно.”

    Когда я ответила Тео, который пришел посмотреть на меня, как я работаю, то заметила на его лице улыбку. Должно быть, я выгляделадля него довольно странно, когда бегала и кормила лошадей, как и другие дети. То есть вела себя, как ребенок. После чего Тео ушел, не сказав больше ни слова.

    Ратока, граф Терея и миссис Гортензия сильно встряхнули мою психику, поэтому внутри меня царил полный хаос и беспорядок, как после урагана. Хотя мне было немного жаль, что я никому не могла рассказать о своих чувствах, но по правде говоря, я больше не хотела никакой встряски. Особенно после этого разговора с миссис Гортензией я ужасно боялась, что внутри меня что-то рухнет или сломается.

    Сейчас я боялась всех, кто живет в особняке Золотых холмов, потому что этот страх довериться другим людям заставила меня понять, что я, оказывается, была психически не уравновешена, что очень сильно меня удивило.

    Вот почему я решил сбежать оттуда к своим новым гражданам, которые остались перезимовать в палатках. Утром я все равно возвращалась в особняк, чтобы поработать с документами, которые имели приоритет наибольшей важности, а потом в полдень я опять уезжала. Я чувствовала себя наполовину сбежавшей.

    Так как стояла зима, то во второй половине дня я не работала. Это время было моим личным временем, в которое я практиковалась в боевых искусствах и тренировалась с армией. Так что мои отъезды не были проблемой. После тренировок я возвращалась не в свою комнату в особняк, а в палатки.

    Конечно, я просто убегала от реальности, что вполне осознавала.

    Вокруг меня изменилась не только окружающая среда, но и значительно уменьшился шанс увидеть Ратоку или миссис Гортензию, что помогло мне хоть немного успокоиться. К тому же, это время давало мне шанс решить не только мои личные внутренние проблемы, но и возрастные.

    “Элиза, ты закончила?”

    После того, как я, наконец-то, перестала кормить лошадей, которых мне поручили, меня окликнула девочка, которая на вид была примерно моего возраста.

    Прошло почти две недели с тех пор, как я начала жить с племенем Ширу. Я остановилась жить в палатке с детьми, которую я когда-то сама лично проверяла.

    “ Элиза, работа окончена!”

    "Раз на сегодня все, то тогда давай пойдем, купим что-нибудь поесть.”

    Девочка ухмыльнулась и взяла меня за руку, чтобы отвести меня в мою палатку. Когда я перебралась сюда жить, то первое время терялась среди всех этих палаток, которые выглядели для меня абсолютно одинаковыми. Поэтому дети взяли здесь за привычку провожать меня.

    "Вот, вытрись полотенцем. Если ты хорошо не вытрешься, то простудишься.”

    “Я знаю. Я не простужусь.”

    Дети здесь относятся ко мне как к новичку, поэтому изо всех сил стараются обо мне заботиться, понимая, что я еще не привыкла жить в их племени. Причем, делают они это с большим удовольствием.

    И даже младшие дети ведут себя так, как будто они мои старшие братья и сестры, что выглядело довольно забавным. Для себя я открывала совершенно новое чувство, ведь до сих пор мне приходилось самой все время брать ответственность за других людей.

    Боже, какое же это счастье жить без забот! Я действительно почувствовала большое облегчение!

    Я стала носить традиционную одежду племени Ширу, которую мне дали взрослые. Здесь носили практически такие же туники и ризы, как и в домене Югфена, в пошиве не было большой разницы. Но вышивка имела гораздо более яркие цвета, чем в нашем домене, и вышиты были не растения, как у нас, а животные и птицы.

    Я тщательно вытерлась, и, конечно же, не было никакой необходимости напоминать мне об этом. Кроме того, мои руки были уже хорошо натренированы после первых трех месяцев обучения в казармах. К их одежде я уже тоже начала постепенно привыкать, хотя она была сшита из других непривычных мне тканей.

    "Элиза, что ты собираешься сегодня делать?”

    "Ну…Сегодня мне нужно идти на тренировку.”

    Ровно в полдень за мной должен был приехать Гюнтер.

    “Желаю хорошего дня!”

    Я кивнула на ее ободрение и выползла из палатки. Мгновенно холодный кусающий воздух атаковал меня, но все-таки он не продрал меня до костей, так как недалеко от палатки был разведен костер, от которого веяло жаром.

    Когда я прикрыла рукой свой замерзший нос, девочка выскочила из палатки и обвила мою шею каким-то длинным куском ткани.

    Это что, шарф? В Арсии мы не носим такой тип одежды.

    "Хорошо им обернись! Будет очень плохо, если ты простудишься.”

    "Ах, ммм… Прости.”

    Обычно я говорила: “Прошу прощения”, но тут я вспомнила, что была с детьми и изменил фразу. Они знают только простые способы попросить прощения. В первый раз, когда я сказал им: “Прошу прощения", они все поклонились мне.

    "Ты должны была сказать мне ”прости”, только в том случае, если бы ты на самом деле простудилась. А сейчас тебе нужно было сказать просто “спасибо”.”

    Эта девочка так собой гордилась, когда она это сказала, что я слегка рассмеялась. Оказывается, я совсем забыла простое детское общение. Да и к тому же, мне показалось странным извиняться, а не благодарить, когда тебе что-то дают.

    “Спасибо тебе!”

    "Мм, какая хорошая девочка!”

    Услышала я в ответ и увидела широкую улыбку на ее лице. Эта девочка меня полностью покорила своей не наигранной простотой и даже обняла меня за плечи. В ответ я тоже улыбнулась ей, находя это несколько смешным и наивным.

    97 глава. Снежные кристаллы, часть 1.

    За окном падал снег. Хотя я уже почти закончила работать, многие дела были еще не выполнены в срок.

    Когда я отодвинула подставку для книг, на которой лежали документы, я подумала о работе, которую я все еще должна была выполнить, рассматривая у себя в руке лупу. Она была очень красивой, на вид она была гораздо красивее, чем витражное окно и даже казалась мне более ценным. Но вдруг на меня нахлынуло вдохновение.

    “Госпожа Элиза, что-то случилось?”

    "Да, так, ничего. Ничего не случилось, миссис Маршан.”

    Ответила я ей, стараясь незаметно засунуть лупу в рукав, как будто ничего не случилось. К счастью, она ничего не заметила.

    Работа миссис Маршан заключалась в том, чтобы учить меня разбираться в политике. А так как я еще многого не понимала, то меня очень радовало одно обстоятельство: я всегда могла позвать ее в любое время, когда мне было нужно. Она талантливый учитель, ее высокие способности оценил даже граф Терея. Она также имеет большой опыт в разных сферах жизни и политики, наделена острым умом, благодаря которому всегда находит быстрые и точные ответы на все мои вопросы.

    В тот момент, когда она наклонилась ко мне, я была занята тем, что пыталась спрятать подставку. Но кажется, что она не обратила на это никакого внимания и посмотрела на бумаги, с которыми она работала. Похоже, она читала эссе, написанное обеими Элис. Миссис Маршан также отвечала за обучение всех детей в особняке Золотых холмов.

    Я вернулась к своей работе. У меня все еще оставалось несколько отчетов и заявлений от армии, а также мне нужно было переписать в упрощенном варианте и подписать самые важные документы. Кроме того, мне еще нужно было составить список всего, что необходимо было купить военным, и подписать их.

    После всего, я должна представить все документы на подпись графу Терее. И если он утверждает их, то все строго выполняется. Я сделала дырку в каждом документе и соединила их вместе. Наконец-то, моя работа на сегодня закончена!

    “Вы закончили?”

    Миссис Маршан подошла ко мне, приподняв подол своего платья. Раньше она никогда не носила ризы и туники, в которые одевались абсолютно все в домене Югфена. Она всегда носила какое-нибудь простое одноцветное платье с таким же невзрачным воротником.

    “Да, авы?”

    "Я тоже закончила."

    Поначалу миссис Маршан улыбалась, но потом внезапно улыбка исчезла с ее лица. Она внимательно смотрела на бумаги в своей руке.

    Думаю, что у одного из двух Элис могли быть плохие оценки, а может быть и у обоих одновременно.

    "Как идут дела у детей, которых вы обучаете? Хорошо ли они учатся под вашим руководством?”

    “Ну, в основном они учатся хорошо.”

    Кажется, она совсем не ожидала услышать мой вопрос. Хотя она и кивнула мне, по интонации ее голоса я поняла, что ответ ее был не совсем искренним.

    "Однако, похоже, что один из них не выполняет в точности, что я говорю. Кажется, у нее есть какие-то отвлекающие факторы.”

    “Раздражители.”

    Я вспомнила Ратоку в тот момент, когда в последний раз мы выясняли отношения. Удивленное, волнующее и горькое выражение лица одновременно. Глаза, наполненные гневом. За такой короткий промежуток времени по его лицу пробежало столько разных эмоций!

    Интересно, Ратока такой же эмоционально ранимый, как и я? Образовалась ли трещина в его душе, как и меня?

    "Что касается Элис, дочери виконта, то, кажется, что ее здоровье несколько ухудшилось. Ее часто стали мучить судороги.А что касается другой Элис, то можешь о ней не беспокоиться. У нее все хорошо!”

    “Да, я слышала об этом.”

    Мне было очень больно слышать это, так как я до сих пор не навестила бедняжку. Хотя я сказала Ратоке, что пойду навестить Элис, но все сделала с точностью наоборот: сбежала из особняка.

    Несмотря на то, что миссис Маршан наверняка ничего не знает о нашем споре с Ратокой, похоже, она что-то увидела в моих глазах, поэтому все, что я сделала, это просто опустила голову, избегая ее насквозь пронизывающего взгляда.

    Она, вероятно, хотела мне помочь или хотя бы узнать о том, что же все-таки произошло, но вместо этого, отвернулась, как будто ничего не заметила.

    Миссис Маршан - моя гувернантка. В отличие от других слуг, только гувернантки уезжают работать в другие дома, после того, как вырастают их подопечные. Вот почему она никогда не пыталась вникать ни в какие проблемы особняка Золотых холмов.

    Это выглядело довольно странно, но именно рядом с ней я чувствовала себя безопаснее всего.

    “С возвращением, Элиза!”

    "Спасибо!”

    В те дни, когда мне не нужно было идти на тренировки, я вернулась в палаточный городок к своим новым гражданам, чтобы с ними пообедать, и выполню работу, которую мне здесь поручат. А потом я вернусь в свой особняк для обучения боевым искусствам.

    "Элиза, ты разве не устаешь от работы?”

    "На улице пошел снег. Тебе не холодно?”

    "Она насквозь промокла! Отведи ее к печке погреться.”

    Когда я вошла в палатку, меня сразу же окружили дети. Пока все были заняты разговорами, один из них взял меня за руку и отвел к печке, которая была размещена в центре палатки.

    “Все в порядке. Сегодня я ездила верхом на Рашиоке.”

    "Рашиок? Это тот самый чешуйчатый друг Элизы, верно?”

    Когда я произнесла это имя, все дети вдруг засуетились. Кажется, они помнят, когда я рассказывала им про него.

    “Да. В Арсии мы называем его волком-драконом, или драконисом.”

    “Он сейчас здесь?”

    “Да, он здесь. Он ждет возле палатки.”

    Похоже, всех детей эта новость сильно обрадовала, и они хором закричали:

    "Я хочу увидеть его!”

    "Здорово! На улице так холодно! Можно он войдет сюда?

    "Да, да!”

    Их глаза, в которых было видно огромное любопытство, и их лучезарные улыбкипросто согревали меня. Я даже немного им завидовала, ведь они были такими, как они есть, им не нужно было притворяться, и скрывать своих эмоции.

    К сожалению, я не могла себе позволить так искренне и просто вести себя. В этот момент общения с детьмидаже Ратока и больная Элис почему-то показались мне далекими.

    Образ Клавдии как будто немного стерся из моей памяти, хотя она такая же искренняя и простая, как эти дети. И кажется невероятным, что она тоже дворянка, как и я.

    Это потом я все поняла, а сначала, когда Клавдия впервые появилась в моем доме, я не знала, как с ней бороться, я была полностью измотана ее поведением.

    Оглядываясь назад, я понимаю, что возможно, просто всем им завидую, так как никогда не смогу быть такой, как эти дети, или как Клавдия.

    Теперь я осознаю, насколько было правильным решение покинуть особняк.

    Я завидую им. Я не такая, как они, но теперь я могу честно признатьсясебе в этом.

    Сейчас я четко осознаю свои эмоции и поведение, и понимаю, что передо мной стоят очень сложные задачи, вот почему я никогда не смогу быть такой, как они.

    98 глава. Снежные кристаллы, часть 2.

    Я позвала Рашиока в палатку, и все дети были просто в восторге от него. Они окружили его и взволнованно восклицали:

    “Ух, ты!”

    "Не бойтесь, если вы не сделаете ему ничего плохого, то он будет послушным, как и любое домашнее животное.”

    Было очень интересно наблюдать за детьми, которые впервые увидели настоящего живого дракониса. Я улыбалась им и гладила нос Рашиока, который, в свою очередь, впервые в своей жизни был окружен таким большим количеством детей. Мне кажется, это его немного смутило.

    “Элиза, можно его потрогать?”

    "Конечно, но нужно это делать очень аккуратно, потому что у него чешуя, а не мех.”

    "O, хорошо.”

    Дети, которые выглядели постарше и были немного посмелее, осторожно потрогали Рашиока.

    "Ух, ты! Его чешуя блестит!”

    “На ощупь он совсем не похож на лошадь!”

    Другие дети, видя, что Рашиок не представляет для них никакой угрозы, тоже начали тянуться к нему. С детства привыкшие иметь дело с домашними животными, они также быстро привыкли и к Рашиоку. А старшие уже совсем перестали его бояться.

    После этого они еще долго наблюдали за Рашиоком, и некоторым из них, казалось, действительно нравилось его гладить. Остальныепросто стояли в стороне и наблюдали за всем происходящим с не меньшим изумлением и восторгом.

    После того, как дети немного поуспокоились и привыкли к присутствию дракона, я достала лупу из кармана и позвала их.

    "Ребята, а вы знаете, какую форму имеют снежинки?”

    “ А? Что? Форму?”

    По их взгляду я поняла, что они ничего не знают об этом, и почувствовала внутри себя какое-то возбуждение. Некоторые из детей подтвердили, что не знают ответа, а некоторые сказали, что снег похож на частички земли.

    "Значит, вы ничего не знаете! “

    “Но как мы можем узнать, ведь они такие маленькие и выглядят как зерна!”

    "Сегодня я принесла с собой один маленький инструмент!”

    Сказав это, я вытащила руку из кармана и раскрыла ладонь. Я старалась изо всех сил не рассмеяться, но мои щеки слегка подергивались, и я ничего не могла с этим поделать.

    "Что это такое? Похоже на лед.”

    “Это еще не все! Разве это не похоже на стекло?”

    "Эй, рука Элизы почему-то выглядит немного странно!”

    “Да. Выглядит больше, чем обычно. А, может быть это для того, чтобы мы получше разглядели снежинки?”

    Когда я утвердительно кивнула ребенку, который, казалось, понял, о чем идет речь, глаза детей начали сверкать от любопытства.

    "Я хочу увидеть снежинки!”

    “Я тоже хочу посмотреть. Пойдем на улицу!”

    Дети дружно начали одеваться, обматываясь шарфами. Я думала, что мы будем собираться долго, но некоторые девочки начали помогать младшим, ловко одевая их.

    После того, как все вышли из палатки, небо уже немного потемнело, хотя поздно еще не было. Снег, хоть и был немного тусклым, просматривался очень хорошо, и его можно было внимательно разглядеть.

    На этот раз все дети окружили меня. Я немного посмеялась внутри, вспоминая, как только что они окружали Рашиока, и протянула руку, чтобы снежинки упали на мою рукавицу.

    Затем, поверх снежинок я положила лупу. Мне было интересно узнать самой, какую форму имели кристаллики снега в этом мире. Были ли они такой же формы, как и в моем прошлом мире?

    Глядя в лупу, я увидел красивый шестиугольный цветок, какой я себе и представляла.

    "Я вижу их!”

    Когда я протянула руку детям, они смотрели на снежинки с большим любопытствоми громко восклицали:

    "Ух, ты! Как красиво!”

    "Что это такое?”

    В тот момент, когда дети начали суетиться и возбужденно кричать, некоторые взрослые тоже начали выглядывать из своих палаток, удивленно глядя на происходящее.

    "Невероятно, но снежинка похожа на цветок!”

    Я тоже почувствовалабольшую радость: как я и ожидала, онавыглядела, как шестигранный цветок. Вдруг рядом стоящая девочка возбужденно начала кричать мне прямо в ухо:

    "Дай посмотреть, дай посмотреть! И правда, снежинки имеют такую красивую форму. Удивительно!”

    Человек, глядевший на нас из соседней палатки, подошел к нам, чтобы посмотреть в лупу, нежно погладил девочку по голове и даже похвалил ее.

    Ах, да, я совсем забыла! Дети чувствуют себя гораздо лучше, когда их хвалят и гладят по голове в знак одобрения.

    Я вдруг вспомнила Ратоку. Когда он работал у меня, я даже не прикасалась к нему. Я подумала о том, что детей следует чаще хвалить и давать им больше ласки. Сейчас я понимала свою ошибку!

    Когда мужчина погладил еще и других детей, то в замешательстве опустилруку, когда подошел ко мне, не зная, что делать. Но потом быстро перевел взгляд на других детей и с нежностью произнес:

    “Смотрите, не простудись!”

    Когда мужчина вернулся к своей палатке, кто-то вдруг погладил меня сзади по голове.

    "Элиза, ты такая молодец!”

    После этих слов все дети вдруг кинулись ко мне, чтобы меня погладить. Меня так сильно толкали со всех сторон, что я чувствовала себя куском еды, за который шла борьба.

    “Эй, пора ужинать!”

    Это крикнул один из старших детей, который осмелился погладить Рашиока. Все дети, как один, закричали от радости и повели меня за руку в палатку. Вокруг меня их было так много, что я даже не могла понять, кто именно меня вел. Несмотря на то, что все они сильно толкались, от них веяло таким теплом и любовью, что я совсем не чувствовала мороза, потому что тепло, которое они излучали, было намного сильнее любого мороза!

    “Ах, когда мы вместе, кажется, что на улице становится теплее!”

    Кто-то это тоже заметил и произнес вслух. С тех пор было решено, что дети всегда будут гулять вместе, как и сегодня.

    99 глава. Наследный принц.

    Жизнь, которую я вела в племени Ширу, проводя время с детьми, протекала тихо и спокойно. Говорят, что именно в периоды безмятежного спокойствия человек может исследовать себя, и свое внутреннее состояние.

    Общаясь с детьми моего возраста, я смогла объективно оценить и понять свои странности в поведении. Я осознала, что была вынуждена иметь дело со своей незрелостью и беспокойством, даже если я сильно этого не хотела.

    Да, я признаю, что мой дух еще был совсем незрелым. По мере того, как я проводила время в племени Ширу, я чувствовала себя еще более несостоявшейся, чем эти дети. Я жила как Элиза восемь лет, совсем не повзрослев за это время. Может быть, это произошло из-за воспоминаний, которые сохранились у меня из моей прошлой жизни, а может, из-за какой-то ошибки, сделавшей меня подобием взрослого человека.

    Сам факт использования воспоминаний, говорил о том, что Элиза, как личность еще не состоялась.

    Это был не личный жизненный опыт Элизы, а воспоминания совсем другой девушки. Я очень хочу отделить себя от ее воли, от ее эмоций. Если я этого не сделаю, то мой дух никогда не вырастет и не созреет.

    Вот почему мое внутреннее “я” было в таком смятении, и это так сильно меня мучило!

    Ратока общался со мной как со взрослым опекуном. Граф Терея передал мне все обязанности взрослого. Но при этом мое сердце оставалось слишком незрелым, чтобы нести такую большую ответственность.

    В довершение ко всему, есть еще миссис Гортензия, которая пытается относиться ко мне как к ребенку. Если я приму ее предложение, то мне придется снять с себя все обязанности, я перестану полагаться только на свои силы. А потом, я совершенно точно знаю, что не прощу себя за все это. Я не прощу себе свои грехи.

    Если даже я до конца не понимаю сама себя, как я могу доверять другим? Я, то убегаю от воспоминаний о смерти Камила, то испытываю недоверие к моим прошлым ощущениям. Все это меня сильно смущает.

    Только сейчас я поняла, насколько глупо себя вела и мне стыдно вспоминать свое поведение.

    Именно благодаря этим детям теперь я могу осознавать свою глупость. Они знают, что я владыка, но они также знают, что я все еще ребенок, и мягко напоминают мне об этом.

    Но мне все еще нужно время, чтобы разобраться во всех своих эмоциях.

    Я пробыла с детьми целых два месяца. Зима вот-вот должна закончиться, и небо потихоньку начало проясняться.

    Однажды, когда на небе не было ни облачка, и стояла хорошая ясная погода, из Королевской столицы прилетел почтовый голубь.

    "Это сообщение от Королевской семьи.”

    Когда граф Терея передал мне письмо, лицо его было искажено в страшной гримасе и его руки сильно дрожали.

    Я не видела его в таком состоянии с тех пор, как мы виделись с ним в последний раз в комнате Ратоки. Я начала нервно теребить воротник своей рубашки, когда на меня нахлынули эти тяжелые воспоминания.

    “О чем пишет король?”

    Граф долго не мог произнести ни слова. Обычно, прежде чем сообщить мне о содержании какого-либо послания, он изучает его со всей тщательностью. Видимо, он прекрасно понимал, о чем шла речь в письме и это его сильно насторожило.

    Он заставил меня ждать довольно долго, но, в конце концов, ответил. Голос его звучал гораздо тише, чем обычно.

    “Было принято решение, отправить принца Альберта в монастырь.”

    “Что-о-o?”

    Какое-то время в комнате графа стояла зловещая тишина. Я была в состоянии сильного шока, прежде чем смогла что-либо сказать.

    "Как такое могло произойти??? Это просто невероятно.”

    По широко открытым глазам графа, я поняла, что он тоже, как и я, находился в полном недоумении.

    "Означает ли это, что принца Альберта изгнали из Королевской семьи?”

    “Да, если он станет монахом.”

    Просто невероятно, как такое могло случиться! И почему именно сейчас, в это время? Потеря должности наследного принца и так уже была спровоцирована, что уже привело к напряженным отношениям с Планатес, а теперь, в довершении ко всему, его изгнали из Королевской семьи. Почему? Если только…

    "Может ли Королевская семья и церковь Арсии надеяться на войну?”

    Когда я в оцепенении пробормотал эти слова, бровь графа Терея резко подпрыгнула вверх.

    "Будь осторожна, думай, что говоришь.”

    Я извинилась за свои слова, так как поняла, что есть вещи, о которых я не могу говорить даже с графом Терея.

    Согласно священным законам царства Арсия, власть использовалась только для защиты последователей религии Ксиа. Если войны и велись, то только с оборонительной целью. Были случаи, когда приходилось угрожать другим странам, объявляя войну, или провоцируя их, но нападение на другое государство всегда считалось неприемлемым.

    "Ну, я хотела сказать, что такая ситуация возможна. Было все сделано, чтобы принц Альберт не смог наследовать трон, что может привести к враждебности со стороны Планатес. Также Союз Риндарли становится все более агрессивным.”

    Мой голос звучал настолько холодно, что мне стало не по себе.

    Я ожидала такой поворот дел. Враждебность Планатес, который граничит с нами на Востоке, может привести к войне с Калдией.

    Если разразится война, то у меня не хватит солдат, которых можно будет мобилизовать, и мне придется призывать в армию простых граждан. Сейчас в Калдии итак ведется постоянный призыв солдат в армию, поэтому использование граждан - единственный способ противостоять врагу.

    Мои граждане будут воевать по какой-то непонятной им причине? Могу ли я заставить их пойти на войну, когда и без того моя семья нанесла им огромный урон?

    “Успокойся, я думаю, что те, кто находится в Королевском дворе, вероятно, смогут убедить короля. Поскольку дворяне должны нести ответственность за своих граждан, они не имеют право их игнорировать. Я думаю, что они такие же благоразумные, как и ты.”

    После слов графа я постаралась успокоиться, и рефлекторно кивнула ему в ответ, но внутри меня росло недовольство и тревога, как будто торнадо, кружилось в моей груди.

    100 глава. Остаток от Королевства Артола.

    Сегодня на обед были блинчики, тыквенное рагу и йогурт из козьего молока.

    Раньше в Арсии никогда не было молочных продуктов, которых оставляли для брожения. Когда я впервые их ела, то сразу поняла, что они очень полезные, но чтобы по-настоящему полюбить их мне понадобилось какое-то время. Блины готовились из ржаной муки, которая имеет довольно приятный вкус. Мне очень понравилась такая необычная еда, в Арсии так никогда не готовили. И еще я думаю, что если добавить сахар в тыквенное рагу, то оно приобрететвосхитительный сладкий вкус.

    Во время обеда дети, окружавшие меня, начали болтать о своих делах на сегодня.

    "Эй, а вы знаете, что наши родители сегодня собираются обучать солдат армии ухаживать за лошадьми?”

    “Даже я знаю, как это делать!”

    "По словам Элизы, люди в Калдии редко разводят лошадей, как и дети фермеров.”

    Дети фермеров, о которых они говорят - это сироты, оставленные беженцами, образ жизни которых сильно отличается от образа жизни детей кочевников, и живут они здесь в отдельных палатках. В тот момент, когда я подумала, что, скорее всего, детей фермеров тоже нужно будет обучать уходу за лошадьми, дети племени Ширу все дружно закивали головами в знак согласия.

    "Это совсем разные вещи. Армия Калдии- это воины госпожи Элизы.”

    Услышав это, один из детей, сидящих за моей спиной, довольно резко ответил:

    "Те, кто не могут стать воинами, находятся на более низшей ступени общества. Не ставьте их в один ряд!”

    “Серьезно, Атрун? Ты до сих пор так думаешь?”

    Другие дети cразу же замолчали, услышав этот спор, так как, видимо, уже устали от подобных разговоров.

    Голову Атруна украшали красивые голубые волосы, но при этом выражение его лица было угрюмым, и он смотрел на всех сверху вниз. Хотя в его глазах проглядывалась некоторая озлобленность, в его взгляде все же чувствовалась сильная воля. Он из тех детей, которые со мной практически никогда не общаются, поэтому я плохо знала его.

    "Мать Атруна - из клана Джугар, одного из племени Ширу, а его отец был фермером.”

    Еле слышно прошептала девочка, сидящая рядом со мной. Вероятно, она заметила, что мое внимание было приковано к этому необычному мальчику. Она мельком взглянула на него и продолжила:

    "Когда началась война с Дэнселом, отец Атруна очень хотел стать воином клана Югар, но мы позволяем становиться воинами только представителям племени Ширу, поэтому его отцу запретили участвовать в битве, и в итоге оба его родителей были убиты армией Дэнсела в лагере беженцев.”

    “Понятно.”

    Да уж, его история довольно печальная.

    В племени Ширу существуют четкие разграничения между воинами и не воинами. Те, кто становятся воинами, получают по две лошади из общего имущества племени, а также их с самого детства обучают владению копьем и луком. Хотя требования к тому, чтобы стать воином отличаются у разных кланов, но в одном они абсолютно едины: стать воином может только мальчик из племени Ширу.

    А так как отец Атруна не был представителем этого племени, он не смог стать их воином, и было совершенно неважно, насколько сильно он этого хотел.

    Теперь я понимала причины поведения и слов Атруна, но было еще кое-что, о чем я сильно беспокоилась, поэтому задала девочке еще один вопрос, несмотря на то, что она собиралась приступить к трапезе.

    “Он сказал "на низшей ступени", что он имел в виду?”

    Из разговора я поняла, что эти ограничения были связаны с фермерами, которые не принадлежали племени Ширу, но на самом деле, по моему мнению, между кочевниками и фермерами нет большой разницы.

    И поскольку кочевники собираются переехать жить в Калдию, им придется отказаться от кочевого образа жизни и заняться сельским хозяйством, и у них нет никакого права дискриминировать фермеров, основываясь только на их происхождении.

    "В прошлом воины племени Ширу всегда считались элитой, их называли “царские копья”, так как они являлись защитниками своего избранного Короля, и им всегда оказывали больше чести, чем фермерам.”

    Хотя казалось, что сама девочка не очень ясно понимала свое объяснение, лично я все очень хорошо поняла.

    "Царские копья" – это дворяне и правящий класс бывшего царства Артола, которое было уничтожено Дэнселом. Хотя самого государства уже нет, но социальные статусы сохранились до сих пор.

    Я перестала есть свой тыквенный суп и встала. Краем зрения я видела девочку, с которой только что разговаривала. Она смотрела на меня широко раскрыв глаза от удивления. Не обращая на это никакого внимания, я подошла к Атруну.

    Конечно, в тот момент, когда я встала, а все остальные продолжали сидеть, глаза всех детей также были устремлены на меня. Так как Атрун все еще стоял и угрюмо смотрел в пол, то он был единственным, кто не заметил этого, и увидел меня только, когда я подошла к нему и встала перед ним.

    "Атрун.”

    Услышав мой голос, он резко поднял голову вверх. По его серебристо-голубым глазам было видно, что он был очень удивлен.

    “Что?”

    "Я только что случайно услышала ваш разговор. Чтоты имеешь в виду под словами “на низшей ступени”?”

    Атрун молча стоял в нерешительности. По его взгляду было видно, что он и сам толком не знал, о чем говорил, поэтому не смог ничего ответить.

    "Я больше никогда не хочу слышать этот термин. Представители племени Ширу на данный момент считается гражданами Арсии, а не Aртолас. В Арсии племя Ширу ничем не отличается от других простолюдинов, поэтому они ничем друг от друга не отличаются. В нашем государстве выше классом находятся только дворяне и на самом верху сословия – Король Арсии.”

    Я специально подчеркнула, что в Арсии есть люди, которые имеют ранг выше, чем представители племени Ширу, хотя раньше в своем государстве не было никого, кто имел бы ранг выше, чем у них.

    “Я понял.”

    Тихо пробормотал Атрун себе под нос. Хотя он и дал ответ, я все еще задавалась вопросом, действительно ли он понял мои слова.

    101 глава. Причина ссоры.

    Дети племени Ширу рассказали всем детям фермеров о снежинках, которые я им показывала, и о Рашиоке, с которым они встретились в своей палатке. Наверное, я должна была понять, что детей невозможно остановить, чтобы они не рассказывали друг другу о своих новостях и впечатлениях. Ведь для них это так важно!

    В последнее время дети так сильно привязались ко мне, что я практически все время была окружена какой-нибудь стайкой. Поэтому я подумала о том, что нужно установить кое-какие правила и ограничения.

    "Дети Ширу постоянно находятся около Элизы! Мы тоже хотим с ней поиграть!”

    "Элиза живет в нашей палатке! В этом нет ничего плохого!”

    "Несправедливо, что только вы можете играть с драконисом!”

    "Но до сих пор никто из вас не приходил, чтобы подружиться с Элизой!”

    "Почему вы никогда не зовете нас? Разве не веселее играть всем вместе?”

    "Но я же не единственная, с кем играет Элиза! Кроме того, она не игрушка!”

    Спорили друг с другом девочка Ширу и мальчик-фермер, изо всех сил пытаясь тащить меня в своем направлении. Проще говоря, это была обыкновенная детская перепалка. Судя по их комментариям, я понимала, что дети меня сильно любят.

    Я боялась обидеть и сделать им что-нибудь плохое, так как, возможно, они не захотят отпустить меня, но с этим нужно было срочно что-то делать, это не могло долго продолжаться! Они меня просто сломают!

    "Тогда будет здорово, если Элиза с сегодняшнего дня будет жить в нашей палатке!”

    "Не говори глупостей, Река! Разве лидеры кланов не решили, где жить Элизе?”

    Мальчик-фермер по имени Река держал меня, обхватив за талию. Говорил он с небольшим сельским акцентом. Так как я совсем не общалась с детьми фермеров в других палатках, то я совсем не знала его. Другую девочку, которая обхватила меня за шею и тянула на свою сторону, звали Тира. Она была из племени Ширу и отвечала за то, чтобы всегда помогать мне, когда в этом есть необходимость. Хотя они и спорили, но при этом видно было, что они ладили между собой, а это была обыкновенная детская перепалка. Однако, почему они так спорят из-за меня?

    Я поняла, что срочно должна вмешаться в этот спор и прекратить эту ссору. Постоянно находясь в окружении детей, я пыталась хоть немного отвлечься от своих проблем и забот, игнорируя реальность, но вскоре пожалела об этом, так как мое зрение начало постепенно угасать.

    Вдруг я почувствовала сильную пульсирующую боль в голове, оттого, что меня сильно дергали со всех сторон. О нет, моя голова, моя шея, мой живот! Они так болели!

    Неужели я здесь умру от удушья из-за девочки, которая всего на год старше меняи тянет меня за шею? Или я буду раздавлена или задохнусь.

    “Эй, ребята, прекратите! Река, Тира! Элиза уже бледнеет, ей плохо!”

    Какой-то мальчик пробил стену из детей, окружающих меня. О, как я была ему благодарна! В моих глазах он был просто герой, спустившийся с неба в самый последний момент. Он оторвал от меня рук Реки и Тиры и отогнал их прочь. Он был примерно такого же роста, как Тира. Я определенно узнала этого мальчика с серебристо-голубыми волосами.

    “Атрун?”

    Когда я пробормотал его имя, он мгновенно повернул голову ко мне. На его лице было ясно видно удивление оттого, что я запомнила его.

    "Ты помнишь мое имя?”

    “Конечно. Спасибо, что помог мне. Я чуть не потеряла сознание.”

    "Да, ты выглядела очень бледной и по лицу было видно, что тебе очень больно.”

    Действительно, мне было так больно, что я уже готовилась к смерти. Теперь, когда я взглянула на него, он слегка улыбнулся. Его улыбка была просто завораживающей!Затем он осторожно потянул меня за рукав, при этом сердясь на Тиру и Реку и ругая их за неосторожность. Те в свою очередь опустили голову и выглядели так, как будто извинялись. Потом они оба искренне попросили прощение, осознав свои неправильные действия.

    "Прости меня, Элиза!”

    "Я больше никогда не буду так делать!”

    Когда Тира и Река извинились, остальные дети тоже выглядели немного виноватыми, как будто тоже сделали что-то плохое.

    А когда я увидела у некоторых детей на глазах слезы, то в свою очередь тоже почувствовала себя виноватой, так как сама во время не остановила их. Это, во-первых, а во-вторых...

    "Нет, нет! Это я прошу прощения, потому что не позвала остальных детей из других палаток! Это было несправедливо с моей стороны.”

    Я вспомнил слова Реки и тут же опустил голову, извиняясь перед детьми фермеров. Конечно же, если кто-то подружился с кем-то другим на твоих глазах, при этом сделав много подарков, но не тебе, ты определенно будешь чувствовать себя обделенным. Мне стоило раньше подумать об этом!

    Основные зачинщики ссоры Река и Тира, а также Aтрун, посмотрели друг на друга. Они не понимали, почему я тоже попросила у них прощения. Но в любом случае, лица детей сразу посветлели. Тира озорно высунула язык, а Река просто расплылся в широкой улыбке. Один Атрун был немного насторожен.

    "В следующий раз, когда я придумаю что-нибудь интересное, я обязательно всех вас приглашу и спрошу у Тео, могу ли я также оставаться жить в палатках детей-фермеров. Как вам такая идея?”

    Река счастливо улыбаясь, внимательно посмотрел на всех детей: и на детей фермеров, и на тех, кто жаловался, что это несправедливо, и ответил: "Здорово! Отличная идея!"

    Кажется, хотя Река ростом немного ниже остальных, он, вероятно, был одним из лидеров среди фермерских детей.

    "Я не ожидал, что Элиза тоже извинится перед нами, но если она тоже хочет играть с нами, это просто здорово! Мы позаботимся о том, чтобы ладить с детьми Ширу и никогда с ними больше не ссорится.”

    Когда Река закончил говорить, то Тира тоже извинилась перед ним как лидер среди детей Ширу, и в конце концов они даже обнялись в знак согласия. Отлично придумано, скажу я вам!

    Вдруг они дружно опустили головы, когда Атрун встал между ними. Только совсем недавно между детьми фермеров и детьми племени Ширу велась классовая борьба, но, кажется, она еще не сильно укоренилась в их детских головах. Мне оставалось только стоять и улыбаться, так как по уму я была гораздо старше их, хотя внешне по возрасту была почти такой же, как Тира.

    “Река, ты можешь больше не говорить "дети Ширу"? Для всех нас племени Ширу, или низшего класса, больше не существует. Все мы теперь Арсияне, граждане Kалдии.”

    Сказал Атрун Реке со строгим выражением лица, как в тот день, когда возник этот спор за обеденным столом.

    “Я понял, я больше не буду так говорить.”

    Интересно, был ли Река там несколько дней назад? Он радостно взглянул на меня и кивнул в ответ.

    102 глава. Реорганизация армии.

    В этот последний месяц зимы, снег, наконец-то, начал постепенно таять. До моего дня Рождения, моего восьмилетия, осталось совсем немного времени, хотя мой фактический день Рождения уже прошел. Просто здесь существует такой обычай: праздновать его уже после самой даты.

    “Тео, как дела?”

    Я попросила Тео рассказать мне результаты подготовки армии Калдии. В течении трех месяцев он обучал их обращаться с лошадьми и проводил с ними строевую подготовку.

    "Команды Агила и Кельвина имеют отличные результаты. Они быстро реагируют на команды, и их лошади тоже хорошо обучены. Также нет никаких проблем с отрядом Гюнтера, чего не скажешь об отрядах Локса и Ренона. Им еще нужно какое-то время привыкнуть к лошадям.”

    Солдаты отрядов Локса и Ренона кивнули в ответ и остановились, чтобы перевести дыхание. Эти два отряда состоят исключительно из новобранцев, которые вступили в армию только этой весной, и поэтому их конная подготовка была еще очень слаба. Период обучения их в качестве солдат закончился только осенью, и затем они сразу начали конную подготовку, чтобы стать солдатами кавалерийской армии.

    Но сегодняшняя тренировка уже подошла к концу, и я отпустила отдыхать уставших солдат, а также отпустила свою лошадь. Тео подошел ко мне, о чем-то размышляя. Он всегда был очень внимательным, поэтому предложил мне полотенце, чтобы вытереть пот со лба и тут же заговорил:

    “Госпожа, у меня есть к тебе одно предложение.”

    “Подожди минутку. У нас тоже есть кое-какое предложение.”

    Услышала я чей-то голос неподалеку от себя. Я обернулась и увидела Гюнтера, Кельвина и Агила. Похоже, они тоже собирались поговорить со мной.

    “Я выслушаю все ваши предложения и приму лучшее решение.”

    Первым начал Тео:

    “Моя рекомендация заключается в том, чтобы вся армия Калдии была преобразована в кавалерийские войска.”

    Это простое предложение. Cкорее всего, Тео увидел разницу в подготовке кавалерийских и пехотных войск, но он не учел, что в кавалерийские войска я отправила более способных солдат. Это было новое подразделение, поэтому я вложила в него больше сил. Более того, я каждый день участвовала в их тренировках и внимательно за ними наблюдала. Но в то же время солдаты пехотных войск приуныли и их боевой дух оставлял желать лучшего, так как они не были выбраны в конные войска.

    Надо сказать, что в Арксии по-разному относятся к кавалерийским и пехотным солдатам. Кавалерийские войска способны выполнять более сложные задачи, они более мобильны, и их способность к атакам более высокая, чем у пехотинцев. А поскольку они нуждаются в специальной конной подготовке, то они обычно получают более высокие звания, чем пехотинцы. В королевской армии есть также титул рыцаря, и за высоки заслуги рыцарям могут присвоить даже титул пэра, имеющий статус дворянина.

    “Что хочет предложить нам Гюнтер?”

    "Я бы хотел попросить поставить меня на должность капитана пехотного отряда.”

    Это было очень неожиданное предложение. Тео и Гюнтер просто уставились друг на друга. Это и понятно, потому что их предложения были противоречивы.

    "Гюнтер, ты и вправду считаешь, что это верное решение?”

    Было странно, что Гюнтер сам попросил перевести его с должности капитана кавалерийского отряда на должность капитана пехотного, что по сути означает понижение в должности. Прежде чем создать кавалерийские отряды, наша армия была полностью развалена из-за правления моего отца, который позволил разгулу бандитов в стране. Армия была полностью дезорганизованной, в ней не было не только рангов, но и хороших командиров. Поэтому совсем недавно я поставила во главе Гюнтера, как самого опытного и способного.

    Хотя Гюнтер хочет стать капитаном пехотного отряда, но армия Калдии не имеет такой должности в настоящее время. Поэтому, если он им станет, его ранг понизится, и он больше не будет считаться командиром армии.

    "Ну, я больше привык воевать в качестве пехотинца. Ты можешь просто попросить Агила или Кельвина возглавить кавалерийские отряды. Кельвин самый опытный солдат в армии, и другие солдаты действительно уважают его.”

    Я знаю, что Агил раньше был адъютантом Гюнтера, но никогда сильно не обращала внимания на старину Кельвина и никогда не брала его в расчет. Когда я внимательно наблюдаю за ним, как за солдатом, я обратила внимание на то, что он отличался спокойным характером.

    “ Ну, так что?Могут ли они стать командирами, как ты думаешь?”

    Если собрать всю мою армию вместе, то получится меньше дивизии. Их можно разбить на отряды. Во главе я, подо мной несколько командиров, под командирами находятся капитаны отрядов и их адъютанты, ну и потом остаются только солдаты и помощники солдат. Так как сейчас я беру на себя роль их военачальника, у меня другие отношения с солдатами регулярной армии и курсантами.

    "Нет, я говорю, что мы втроем должны одновременно быть и командирами, и капитанами отрядов.”

    "Я не позволю этому! Роли командиров и капитанов абсолютно разные. Командир-тот, кто отдает приказы, а капитан приводит их в исполнение вместе с подчиненными ему солдатами. Все это делать одновременно просто невозможно.”

    Я нахмурилась и сразу отвергла эту идею. Командиры обычно находятся в тылу армии, в то время как капитаны отрядов должны быть на линии фронта. Если командир находится на линии фронта и ведет бой, он не может отдавать приказы. Тогда сразу сломается вся система командования и отпадет необходимость в каких-либо званиях.

    Я знаю, что сейчас хорошее время для реорганизации системы командования армии Калдии. Некоторое время назад я сказала Гюнтеру о сообщении короля, в котором говорилось, что отношения с соседними странами, вероятно, могут ухудшиться, и мы оба пришли к единому мнению, что нужно готовиться к возможным боям.

    Прошло чуть больше двух лет, с тех пор, как я закончила военную подготовку в казармах. Постепенно бывшие бандиты привыкли к порядку и дисциплине, стали выполнять мои приказы и, самое главное, теперь они осознают, что стали частью армии Калдии.

    Однако реальность заключается в том, что у них нет достаточного опыта и образования. Единственный человек в армии с образованием-это Клавдия, которая служит не только как мой телохранитель, но и отвечает за все военные документы. Совершенно ясно, что ей не хватает людей, способных выполнять эту работу.

    Когда я снова посмотрела на Гюнтера, то удивилась его спокойному выражению лица, в то время как сама я была сильно озабочена вопросом реорганизации армии. Может быть, он с самого начала знал, что я, вероятно, откажусь от его идеи.

    "Нам не нужны будут командиры, пока численность нашей армии не увеличится. Трое из нас могут служить капитанами отрядов, а моя Госпожа, как и раньше, может быть командующей всей армией. В конце концов, у нас не так много солдат, и никто из них не является лидером, кроме нас троих. Если такой человек найдется и присоединится к армии, то ты сможешь со временем поставить его командиром, когда у него будет уже достаточно опыта.”

    “Это звучит разумно.”

    Для того, чтобы нашелся такой человек, мне нужно будет приложить как можно больше усилий для набора людей в армию. Я также напомнил себе не забыть в ближайшее время дать Клавдии официальную должность. Я взглянула на Тео, задумавшись о том, как ввести воинов Ширу в систему командования армии Калдии. И мне еще нужно будет подумать о его предложении.

    "Если Гюнтер все еще хочет возглавить пехоту, то в таком случае, в моем предложении нет никакой необходимости. Не так ли?”

    Хотя я кивнула и сказала, что предложение Гюнтера было хорошим, мне кажется, что Тео преждевременно отозвал свое. Поскольку Тео фактически не являлся представителем армии Калдии, его предложение тоже было разумным.

    “Нет, твое предложение очень полезно. Спасибо, командир. Гюнтер, я тщательно подумаю над реорганизацией армии.”

    На самом деле у меня нет необходимых знаний, чтобы сделать реорганизацию армии в одиночку. Когда я сказала, что подумаю над этим, я действительно имела в виду, что буду обсуждать это с графом Терея, от чего у Гюнтера определенно не было никаких возражений.

    Перед весенним паводком у меня будет новая система командования, и я также хочу, как можно больше увеличить число добровольцев, вступающих в армию.

    103 глава. Встреча

    Постепенно я привыкла к новому образу жизни, перемещаясь между особняком Золотых Холмов и деревней своих новых граждан. Но все-таки подумала о необходимости как можно быстрее построить особняк владыки домена в центре Калдии в конце зимы.

    "Эли…Эри…Эли…”

    После того, как я закончила работу и шла из особняка в палатки, тоуслышала чей-то громкий голос.

    Кто это? Я быстро посмотрела на окно и увидела блестящие золотистые светлые волосы.

    "Элиза!”

    “Да, что это такое?”

    Конечно, этот голос принадлежал Клавдии. Странные слова, которые я услышала, были ее мучительными попытками исправить мое имя.

    “ Прошло так много времени с тех пор, как я видел тебя в последний раз! Прошло уже больше двух месяцев!”

    Клавдия была настолько взволнована, когда увидела меня, что залезла на подоконник и широко улыбнулась.

    "Это опасно, Клавд…”

    Прежде чем я закончила говорить, я увидела ее висящей на окне. Она явно игнорировала мои слова предупреждения и приготовилась к прыжку из окна второго этажа.

    Я затаила дыхание. Мне казалось, что мое сердце сейчас остановится.

    "Ты что-то сказала?”

    С этими словами она выпрыгнула из окна и мягко приземлилась. Ее движения были похожи на кошачьи. Клавдия слегка ухмыльнулась, увидев мое перекошенное от страха лицо и широко открытый рот, который я еще очень долго не могла закрыть.

    Это же просто невозможно! Пожалуйста, убирайся из этого мира игры отомэ обратно в сенен мангу, к которому ты принадлежишь. Хотя, честно говоря, я была бы очень обеспокоена, если бы ее не было здесь со мной рядом.

    Это зрелище было настолько шокирующим, что я вся дрожала. Несмотря на то, что я знала, что нельзя этого делать, и что это считается дурным тоном, я все-таки накричала на нее, не в силах себя сдержать.

    "О чем ты думала, когда прыгала со второго этажа?”

    “Ух!”

    Возможно, уши Клавдии очень чувствительны к громким звукам, поэтому она крепко закрыла их руками, услышав мой звонкий крик. Ее цветные глаза с удивлением смотрели на меня, но я продолжала кричать на нее.

    "Пожалуйста, больше так никогда не делай, если в этом нет никакой необходимости. Я думала, что мое сердце остановится.”

    "Элиза…”

    Уныло понурив голову, Клавдия пробормотала мое имя. Но потом она вдруг резко улыбнулась, как будто чему-то обрадовалась, и ее настроение быстро поменялось на восхищенно-радостное. Когда она так улыбается, то похожа на маленькое невинное дитя, душа которого слишком чиста.

    "Поняла, клянусь, что никогда не буду так больше делать. Я не думала, что ты будешь за меня волноваться.”

    "Хах?

    Что заставило меня так сильно за нее беспокоиться?

    Это были слова, которые я никак не ожидала услышать от нее, поэтому в этот момент мое выражение лица скорее всего также выглядело глупым.

    “Разве ты не беспокоилась о том, что я могу себе причинить вред?”

    Но, кажется, атмосфера вокруг нас становилась намного радостнее и легче, когда Клавдия вот так смеялась, излучая счастье. Я попыталась придумать ответ, но вместо этого глупо бормотала:

    "Ммм,ну, это...”

    Я просто купалась в этом счастье, которое излучала Клавдия, и у меня было просто желание побыть в нем подольше.

    Клаудия уверено кивнула и, ударив кулаком об ладонь другой руки, радостно вскрикнула:

    "Да, так и есть!"

    Она действительно находилась в своем собственном мире. У меня было такое чувство, что я имею дело с непостижимым для меня оппонентом.

    "У Элис есть небольшая просьба.”

    Я совсем не обратила внимания на ее слова. У меня был пустой взгляд, так как в этот момент я думала о своем, и сначала я не поняла, что происходит, но Клавдия уже схватила меня за руку, не обращая на это никакого внимания, и куда-то потащила.

    Что она делает?

    "Быстрей! Пошли!”

    “Куда?”

    К тому времени, когда я наконец-то поняла, что сказала Клавдия, она уже привела меня в комнату к Элис.

    "Ах, Элиза!”

    Элиc очень обрадовалась, увидев меня, но Ратока, который находился там в одежде горничной, просто замер на месте. Я тоже себя почувствовала ужасно неудобно от такой неожиданной встречи, но решила сосредоточиться исключительно на Элис, а все остальноепросто выкинула из головы.

    “Прошло слишком много времени, дорогаяЭлис. Я прошу прощения за то, что так долго не приходила к тебе.”

    Несмотря на то, что у меня на самом деле было слишком мало времени, чтобы заняться своими делами этой зимой, я на самом деле чувствовала себя сильно виноватой, поскольку намеренно избегала этой комнаты.

    “Нет-нет, не беспокойся об этом. Ты владыка, икак у любого владыки у тебя слишком много дел. Кроме того, разве не ты оставила Элис вместо себя? Я так тебе благодарна за это!”

    "Ну, хорошо. Я слышала, что в последнее время у тебя участились припадки. Как ты себя чувствуешь?”

    Элиc медленно перевела свой взгляд с меня на окно. На ее лице вдруг появилось выражение глубокого одиночества, и мое сердце сжалось от боли, что заставило меня сильно волноваться.

    "Я все еще не могу выйти на улицу. Но все не так плохо. Сейчас я чувствую себя гораздо лучше, чем, когда приехала сюда.”

    "Элис!”

    Вдруг на меня нашло озарение, внутри моего разума как будто вспыхнула яркая вспышка. А что если это добрая воспитанная дворянка будет играть с детьми племени Ширу? Даже если она не сможет делать все, что делают они, она, во всяком случае, сможет играть с ними, слушать об их повседневной жизни, получая при этом массу удовольствий. Думаю, что это избавит ее от одиночества.

    Надо подумать, кого из детей я могу пригласить сюда. Я должна сделать все, чтобы помочь Элис восстановить свое здоровье, и мне нужно будет еще поговорить об этом с графом Тереей.

    Когда я начала мысленно перебирать потенциальных кандидатов в своей голове, Элис стала рассказывать о том, как она проводила время с Ратокой и со своей горничной Майей. Поскольку ей настолько нравилось говорить об этом, думаю, что нужно попробовать воплотить в жизнь и мою идею.

    "Хорошо, что я придумала отправить к тебе Элис. Это тебе так помогло!”

    “Да. Мне было очень весело с ней! Большое спасибо!”

    Невинная, очаровательная улыбка Элис вновь нанесла сильный удар по моему маленькому неокрепшему сердцу.

    104 глава. Плетение веревок.

    "Госпожа хочет выбрать детей, чтобы они приходили в особняк? Честно говоря, я не понимаю, зачем?”

    В этот момент Тео, который плел на полу веревки, нахмурил брови, пытаясь вникнуть в мои слова. Его лицо говорило о том, что он не понимал, что я имела в виду.

    Я уже поговорила с графом Тереей о том, чтобы найти для Элис пару ребятишек для общения и игр, на что он дал свое согласие, осталось только поговорить с Тео.

    "Это может показаться странным, но я бы хотела, чтобы дети приходили в особняк играть с одной девочкой, которая там живет. ”

    “Разве моя Госпожа не может к ней приходить сама? Зачем тебе нужны другие дети?”

    Вот что говорил Тео. Если бы я только могла делать все сама, однако…

    "Я не могу туда часто приходить. Кроме того, есть кое-кто, с кем я бы не хотела там встречаться.”

    В тот момент, когда я подумала про Ратоку, я почувствовал горький привкус во рту. Я отправила его к Элис, так как мне больше некуда было деть его, и, кроме того, мне нужен был человек, который бы заботился о ней. Но это, конечно, не оправдывает моей долгой разлуки сЭлис.

    Главная причина натянутых отношений с Ратокой,-это его мнение, о том, что я использую его в качестве замены Камиля. Все это до сих пор очень сильно тревожит мое сердце. И каждый раз при встрече с Ратокой, я чувствую острое жжение в груди, и мое сердце просто разрывается от невыносимой боли.

    Камиль, мои граждане, безымянный надгробный камень... Я не могу объяснить это, но я думаю, что сейчас Ратокаявляется живым олицетворением всех моих душевных ран.

    Он так на меня похож! Он стал жертвой преследования моего отца, из-за чего его мать сошла с ума. После смерти Камиля в моем сердце была пустота, которую я действительно заполнила Ратокой. Постепенно впустив его туда, я чувствовала и отвращение к себе самой, и вину одновременно. Эти ощущения просто переполняли мое маленькое сердце.

    Даже сейчас я все еще не могу забыть тот момент, когда он бросил в меня камень.

    “Честно говоря, у меня нет никого, кому я могу сейчас доверять.”

    Я отошла от темы разговора, потому что мои эмоции слишком меня переполняли. Чтобы как-то исправить эту ситуацию, я решила изменить направление беседы и стала говорить про план, о котором граф Терея рассказал мне, когда я пришла к нему поговорить про Элис.

    "Почему ты так внезапно изменила тему разговора?”

    Тео наклонил голову, пытаясь переключить свой мозг и понять, о чем я говорю на этот раз.

    "Мне нужно больше людей, а сейчас нет даже кандидатов. Граф Терея, как и я, довольно ограничен, из-за того, что мы оба дворяне, поэтому я не могу рассчитывать на него.”

    Камиль был единственным, кто получил образование, чтобы поддержать меня в будущем, но его больше нет. Клавдия не может делать ничего, кроме как быть в роли телохранителя, а возраст мисс Маршан слишком далек от моего.

    “Вот оно что! Я понял! Ты рассчитываешь на то, что те дети, которые будут приходить в особняк, станут кандидатами, чтобы потом в дальнейшем они стали твоими помощниками.”

    Тео быстро сумел понять, о чем я ему говорила, логически связав воедино все цепочки разговора.Кстати, очень хорошо, что он так быстро понимает. Отличное качество!

    "Проживание в особняке, вероятно, будет длительным. В конце концов, это граф Терея подсказал мне идею, чтобы помочь мне найти будущих помощников.”

    Элис нужны друзья по играм, а мне нужно набрать несколько кандидатов. Таким образом, я убиваю двух зайцев. Неплохо придумано!

    Честно говоря, мои новые граждане все еще гораздо слабее по многим параметрам моих первоначальных граждан Калдии, за исключением их военного мастерства. Несмотря на то, что мои коренные жители не участвуют в принятии решений в Калдии, новые граждане, вероятно, будут чувствовать себя первое время скованно, как новички.

    Тем не менее, все сильно изменится, если некоторые из них станут моими ближайшими помощниками. Существование владыки до сих пор имеет невероятно огромное влияние на граждан.

    “Мне нужно будет поговорить об этом с другими вождями, прежде чем я дам разрешение. Но что касается меня, то я заранее даю тебе свое согласие, но думаю, нужно будет спросить и у самих детей, хотят ли они пойти в особняк.”

    “Да, конечно. Это нормально.”

    Понятно, что людям может не понравиться, когда владыка их куда-то направляет, но я, в конце концов, хочу попросить детей стать друзьями для одной маленькой девочки дворянского происхождения. Конечно, было бы проще пригласить взрослых для этой работы, но мне нужны были именно дети, которые смогли бы играть с Элис и ладить с ней.

    Во всяком случае, они все равно не будут жить в особняке долго. Когда наступит зима, я намерена вернуться в деревню, а после этого было бы хорошо, если бы я могла вернуться в свой летний особняк, если у меня будет хоть немного свободное время.

    Что касается моих новых помощников, то не было никакой необходимости торопиться, поэтому у меня было время все тщательно обдумать.

    "И кого конкретно ты имеешь в виду?”

    “Тиру.”

    "О, ты так быстро ответила на мой вопрос!”

    "Когда я жила в палатках, она не только хорошо заботилась обо мне, но и могла все понятно объяснить. Поэтому ее кандидатура прекрасно подойдет в друзья для девочки-дворянки.”

    Тира была очень терпелива со мной. Я всегда думаю о ней с теплотой, ведь она так помогла мне!

    “Понятно. Завтра я поговорю об этом с вождями”.

    "Хорошо.”

    После окончания разговора, Тео вернулся к плетению своих веревок. Так как у меня было немного свободного времени до обеда, я решила понаблюдать за Тео.

    Граждане Kалдии тоже знают, как плести веревки, но я никогда не видела, как это делается, поэтому сейчасмне было просто очень любопытно.

    Так прошло несколько минут в полной тишине. Затем Тео снова обратил на меня свое внимание.

    “О чем ты думаешь?”

    "Наблюдаю за тем, как ты плетешь веревки.”

    "Хочешь, я научу тебя?”

    Он не сказал, что когда я смотрю на него, это мешает ему работать. Даже если он не возражает, это не означает, что я действительно хочу научиться.

    "В будущем это может тебе пригодиться.”

    Тео, кивнув, мягко посмотрел мне в глаза и пододвинулся ко мне поближе. Интересно, что означает этот взгляд?

    105 глава. Что на это скажут люди?

    Снег практически перестал падать, и солнце все чаще начало показываться из-за облаков, а это значит, скоро наступит весна. Там, где снег уже растаял, начали появляться ярко-желтые цветы. Теплый южный ветер сдувал с гор Амон последний снег и вызвал его стремительное таяние, что привело к небольшому затоплению вдоль реки, поскольку плотины еще не были до конца достроены.

    "Будущей зимой мы уже точно будем там жить, да?”

    "Зимой из-за снега трудно передвигаться, поэтому я думаю, что в следующем году к этому времени взрослые уже достроят плотину.”

    "Надеюсь, в ближайшее время мы все сможем жить в хорошей деревне.”

    С небольшого холма, на котором находится мой особняк, довольно хорошо просматривается широкая долина, большая часть плоской территории Калдии. Трое детей, выбранные мной в качестве новых друзей для Элис: Атрун, Тира и Рёка, весело болтали друг с другом глядя на восток. Я долго слушала их и наблюдала за ними, и в итоге, решила присоединиться к их разговору.

    “Скоро в наш домен прибудут мастера, чтобы помочь нам изготовить мебель, и у взрослых явно будет больше работы.”

    "Да, я знаю об этом! Элиза ведь наняла их, верно?”

    "Aх, Госпожа!”

    Заметив меня, Рёка повернулся ко мне и широко улыбнулся. Я в смущении кивнула, опустив глаза, но в этот момент Тира и Рёка вдруг схватили меня за руки и запрыгали от радости.

    "Я так этого жду! Интересно, скоро ли закончат строить новый особняк Элизы?”

    Обычно Рёка говорит довольно медленно, так как это особенность речи его народа, но сегодня он был слишком взволнован, отчего скорость произносимых им фраз, несколько поднялась. Для меня это показалось немного странным, так как чаще всего не Рёка, а Тира бывает взволнована, потому что именно она больше всех заботится обо мне, и я уже привыкла к ее волнению.

    “Думаю, у нас достаточно времени. Хотя это и небольшой особняк, но в среднем на строительство может уйти пять лет. Это обычный срок для зданий такого типа.”

    Хотя я не хотела разочаровать их, но все же решила сказать им правду, потому что строительство их новой деревни для меня было гораздо важнее, чем моего особняка. И пока не будет отстроена деревня, мы не приступим к строительству особняка.

    Рёка недовольно надул губы и нахмурился.

    “Тогда все в порядке, даже если мы не закончим эту плотину. Я не хочу, чтобы у Элизы не было своего дома. Эй, Элиза, мы сможем вернуться сюда снова следующей зимой.”

    “Эй, Рёка, не утруждай Элизу своими эгоистичными просьбами.”

    "Кроме того, даже если мы будем жить здесь снова в следующем году, будет ли Элиза жить с нами?”

    “Ай…”

    После того, как Атрун и Тира отругали его, Рёка обиженно надул губы и замолчал. С перекошенной улыбкой на лице я протянула руку к его голове и слегка похлопала по ней несколько раз. Рёка был явно смущен.

    “Я буду видеться с вами, ребята, столько, сколько смогу.”

    “ Правда? Это обещание?”

    Дети очень просты сами по себе, и их эмоции так быстро сменяют одна другую. Рёка снова широко заулыбался, и с легкостью, которая свойственна только ему, запрыгнул на лошадь.

    "К обеду вернусь!”

    После того, как Рёка на ходу произнес эти слова, он ускакал по склону вниз так быстро, что у меня даже не было времени, чтобы ему ответить. Все мы втроем, Атрун, я и Тира, перекинулись взглядами и улыбнулись.

    Клавдия выглядела совершенно неприлично, сидя на своем столе, свесив ноги и размахивая ими. Весеннее солнце ярко светило из окна позади нее, поэтому из-за бликов я не могла разглядеть выражение ее лица.

    Я сидела в кресле прямо напротив нее, подсчитывая время, которое мы провели в тишине. Клавдия позвала меня, сказав, что хочет со мной переговорить. Радовало то, в этот раз она не спрыгнула с окна второго этажа, как в тот раз. Похоже, она начала потихоньку понимать, как нужно вести себя. Прежде чем начать разговор, она долго молчала. Я ждала ее, потому что тоже не знала, что сказать. Ее брови быстро двигались вверх-вниз, как будто она явно над чем-то усиленно размышляла.

    Звук водяных часов неожиданно прервал тишину, оповестив нас, что наступил полдень. Клавдия подняла голову вверх и внимательно посмотрела на меня, как будто только что осознав, что я тоже сижу здесь. Она, казалось, немного смутилась, когда встретилась со мной взглядом.

    "Элис? Э, Елена? Нет, подожди, Элиза, я думаю, что все правильно. Хм… Я бы хотела кое, о чем тебя спросить.”

    Я даже хотела аплодировать ей, за то, что моя шея не успела заболеть, пока я ждала ее. А может пауза так сильно затянулась, потому что она хочет сказать мне что-то очень важное?

    Если подумать, то в последнее время Клавдия смогла вспомнить мое имя гораздо быстрее, чем обычно. Ах, у меня даже закружилась голова, от того, что пришлось ждать так долго!

    “ Да, хорошо, что случилось?”

    Наконец-то, облегченно вздохнув, ответила я Клавдии.

    "Эх… Надеюсь, ты не будешь сердиться на меня.”

    O-o-o, это большая редкость! Клавдия извинилась перед тем, как задать свой главный вопрос.

    "Я давно хотела спросить тебя о бандитах, которых мы поймали в начале прошлого года. В то время, почему ты лично выполняла эту грязную работу?”

    Когда Клавдия наклоняла голову, ее золотые волосы издавали мягкие шуршащие звуки.

    Так вот в чем дело! Она хочет знать, не повредило ли это моему эмоциональному состоянию. Как всегда, имея интуицию дикого животного, она хорошо понимает меня и переживает.

    "На это были разные причины. Я не могу объяснить это в двух словах, но, думаю, что один из ответов, потому что я просто хотела их убить, так как они заслужили смерть.”

    “А как же тогда насчет другого бандита, который просто замерз до смерти в подземелье?”

    “Ну, наверное, потому что однообразие надоедает и так было просто удобно. О его смерти тоже никто ничего не знал, и он просто замерз в подземелье.”

    Клавдия молча кивнула, ничего больше не комментируя. Возможно, она не согласна со мной, но она понимает причины происходящего. Увидев ее реакцию, в голове у меня возник вопрос: почему я всегда считаю Клавдию такой бесполезной?

    Совсем недавно я поняла, что могу быть довольно эгоистичной. Благодаря воспоминаниям о моей прошлой жизни, я хотела, чтобы ко мне относились как ко взрослой, и, хотя часто я вела себя как взрослая, я также полагалась на других взрослых, как и любой ребенок.

    Но когда появилась миссис Гортензия, которая всегда относилась ко мне как к ребенку, и когда казалось, что она просто испортит меня, сделав меня самой большой эгоисткой в мире, я пришла в ужас, и мой дух был надломлен.

    Вот почему мне всегда нравилось иметь дело с Камилем. Он был важен для меня! Мы оба были детьми, которые были хорошими друзьями, и я была его госпожой. Даже сейчас воспоминания о нем все еще пронзают мое сердце.

    Я не могла полностью доверять ему, и я отодвинула его от себя, поэтому, конечно, я чувствовала себя виноватой в его смерти.

    Клавдия очень сильно похожа на Камиля. Она так же чиста, как дети Ширу, и она тот человек, которому я очень благодарна, потому что она принимает меня такой, какая я есть.

    Так почему я не могу смотреть на нее так же, как я смотрела Камиля? Для меня это непостижимая тайна!

    “Понятно. Извини, что отняла у тебя так много времени. Наверное, я должна была спросить тебя об этом намного раньше.”

    Ее смущение быстро исчезло, как будто его не существовало. Клавдия снова вернулась к своему обычному жизнерадостному состоянию и вышла из комнаты.

    Потом каким-то образом в моей голове возник ответ на загадку.

    Возможно, для меня она не взрослая и не ребенок. Кроме того, вероятно, именно в таком ракурсе я вижу и детей Ширу.

    Хотя я все еще не решила, стоит ли мне называть Клавдию своей подругой, теперь абсолютно точно могу сказать себе, что Камиль был моим лучшим другом.

    106 глава. Присяга Артруна.

    Снег перестал падать, и небо стало ясным, без единого облачка. После того, как снег полностью растаял в Золотых холмах, мы вернулись в строящуюся деревню. Прошлой зимой не произошло ничего особенного. А сейчас я проверяла, все ли в порядке с водоснабжением и решала другие житейские вопросы.

    "В этом году много мусора.”

    Бормотал себе под нос Тео с хмурым выражением лица. Каменная дорожка еще не была достроена, поэтому кругом была грязь, а повсюду валялись сухие ветки. Кроме того, из-за недавнего наводнения на обочине дороги лежали рыбины, некоторые из которых были еще живы, подпрыгивали и жадно глотали воздух.

    "Хорошо, что в этом году у нас будет большой запас рыбы.”

    Покачал головой Тео, когда приказал своим воинам собрать и вымыть рыбу, лежащую на обочине. Работа была грязной, поэтому потребовалось около получаса, чтобы ее всю собрать и очистить.

    "Я тоже пойду умоюсь в реке. Там сейчас как раз подходящая температура.”

    Зимой мои новые граждане занимали ванны для купания в казармах, но когда приходило время готовить еду, там была только горячая вода. Я подумала о том, что нужно что-то разработать для автоматической регулировки пламени и модернизации купальных помещений, но, к сожалению, у Калдии не было на это средств. Так что у моих новых граждан до сих пор не было собственного места для купания. Кстати, это был один из планов Камиля, который он хотел реализовать, но, к сожалению, с этим еще придется подождать какое-то время.

    Мне все время приходится сталкиваться с недостатком денег, времени и персонала. Может быть, мне стоить записывать идеи, которые я хочу реализовать, но у меня все еще нет на это средств.

    На следующее утро солдаты армии Калдии помогали собирать вещи и палатки моих новых граждан и грузить все это на повозки с лошадьми. К полудню склон холма, на котором все это время было полно палаток, уже имел свой первозданный вид.

    "Почему-то мне кажется, что я возвращаюсь к своему кочевому образу жизни.”

    Произнес Рёка, стоя рядом со мной и весело глядя вокруг. Из-за того, что дети не могли помогать складывать тяжелый груз, я организовала их собирать металлические штыри от палаток, которые все еще торчали в земле. На этот раз мне помогали не только дети племени Ширу и фермеров, но и дети, которые все это время находились со своими родителями.

    "К сожалению, я могу быть с вами только сегодня. Я постараюсь больше работать и закончить все пораньше, чтобы как можно быстрее вернуться к вам.”

    "Если Элиза говорит, что у нее много работы, значит, так оно и есть. Наша Королева никогда не лжет, ведь так?”

    "Ну, я как владыка домена, всегда стараюсь сдержать свое слово и выполнить обещанное.”

    Ответила я Рёке, продолжая собирать металлические штыри. В конце концов, я тоже решила всем помочь. Когда мы с Тирой случайно встретились глазами, а она в этот момент сидела как раз передо мной, то мы друг другу широко улыбнулись. Я продолжала вытаскивать из земли штыри и тщательно вытирала их от грязи, а потом связывала их веревкой по несколько штук. Новые граждане сами сплели эти веревки, также как и Тео.

    “Кстати. Иногда вы, ребята, называете меня "королевой" вместо “госпожа”, почему? Король Арксии является единственным королем в нашей стране.”

    Когда я продолжала работать, я поняла, что сейчас самое подходящее время задать этот вопрос, о котором я всегда думала. Меня уже несколько раз называли “королевой”, и мое любопытство только возросло. Хотя только некоторые дворяне Арксии могут понимать язык Aртолан, но они могут забить тревогу, если услышать, что дети называют Королевой кого-то другого, кроме их единственного Короля.

    “ Мм, но разве люди в твоей армии не называют тебя Чарли?”

    “ О, ты даже знаешь значение слова Чарли?”

    Даже сейчас, я все еще не понимаю, почему люди продолжают называть меня Чарли. Несмотря на все свои знания и способности к языкам, миссис Маршан тоже не знала ответа на этот вопрос. Первым меня начал так называть Камиль, который каким-то образом распространил эту традицию во всей армии Калдии. Я решила, что, возможно, он использовал термин из другого языка, или просто придумал имя, чтобы называть меня так.

    Вот почему я была шокирована тем, что Рёка, с его наследием Артоланов, знал это слово. Я подумала, что, возможно, некоторые древние слова продолжали использоваться здесь в домене Югфена. Язык Арксии, Югфена и Артолана имеют много общих архаичных слов, и, конечно же, есть много похожих слов по звучанию.

    " Мы называем тебя Королевой просто потому, что в нашем понимании этот термин принадлежит человеку, занимающему более высокое положение среди наших вождей кланов. Вот и все.”

    Вот и все, сказал он, улыбаясь, как будто знал какой-то секрет, которого не знала я. По его выражению лица было видно, что он явно мне что-то не договаривает, но у меня не было никаких доказательств, чтобы оспорить его ответ, поэтому я просто приняла то, что он сказал. Когда я случайно посмотрел на Тиру, которая слушала наш разговор, то увидела такую же еле скрываемую усмешку на ее лице, как и у Рёки.

    “Ну, хорошо, пора двигаться! Надо торопиться, Гюнтер будет идти впереди и направлять нас!”

    Вдалеке, как эхо, я услышала голос Тео, отдающего приказ. Я долго думала над тем, кто же все-таки поведет нас, и решила, что это будет Гюнтер. Кажется, что он и Тео хорошо сдружились во время зимней подготовки армии, у них даже возраст был почти одинаковым.

    "Ну, нам тоже пора в путь.”

    Тира, облегченно вздохнув, завернула в веревку последнюю связку металлических штырей. Оглядываясь на всех других детей, я видела, что некоторые дети были тоже разочарованы, как и она, а некоторые просто радовались и веселились.

    Среди всех детей всегда выделялась копна серебристо- голубыхволос, принадлежащая Атруну. Он -одним из самых физически развитых детей своего возраста, поэтому он всегда выделялся среди всех детей благодаря своему высокому росту. Но сейчас, почему-то его не было среди них.

    "Кстати, где сегодня Атрун?”

    “Ну, так он уже большой, он пошел помогать старшим.”

    Те дети, которым больше десяти лет, помогали женщинам собирать вещи и грузить их на лошадей. Я посмотрела в ту сторону, но я и тамне увидела Атруна.

    "Зачем он понадобился тебе?”

    “Да, так. Мне просто интересно, ведь я сегодня его еще не видела.”

    "Замечательно! Он идет прямо сюда!”

    Сказал Рёка, указывая рукой за моей спиной. Я обернулась и увидела Атруна и еще несколько детей, ведущих лошадей.

    "Извините, что заставил вас ждать! Мы привели лошадей, так что теперь можем начать погрузку!”

    Девушка, которой на вид было лет пятнадцать, отдавала всем остальным детям приказы. Похоже, она была их лидером. Сразу было видно, что все эти дети на несколько лет старше детей, с которыми я находилась все это время. Так как они заметили, что наша работа тоже подошла к концу, то направились к нам, чтобы помочь нам с перевозкой.

    Внезапно Атрун подошел ко мне и ударил меня по плечу.

    "Элиза, я кое-что хочу тебе сказать.”

    Что это значит? Кажется, мне опять придется позаботиться о чем-то еще. Когда я закончила упаковывать инструменты в мешок, я молча повернулась и посмотрела на Атруна. Он говорил очень спокойным голосом, как будто говорил о чем-то несерьезном.

    "С сегодняшнего дня я собираюсь вступить в армию Калдии.”.

    Его слова произвели на меня эффект взорвавшейся бомбы.

    “Что-о-о?”

    Хотя он сказал мне, что у него есть что сказать, на самом деле это было больше похоже на заявление, которое он собирался мне сделать. Я понятия не имела, что происходит, поэтому все, что я могла делать, это моргать и тупо смотреть вверх на Атруна, который был гораздо выше меня.

    "Если я не могу стать воином Ширу, я могу, по крайней мере, сражаться за нашу Королеву в армии Калдии. Вот почему, я собираюсь присоединиться к ней.”

    Хотяв ближайшее время я действительно планировала начать набор новобранцев в армию, похоже, что это был мой первый претендент, который появился так неожиданно! Атрун – мальчик с решительным и прямымвзглядом, и по выражению его лица сразу было понятно, что он ни за что не отступит от своего решения. Мое лицо автоматически тоже стало серьезным. Затем, пребывая в шоке от услышанного, я встала и кивнула в ответ.

    “ Я разрешаю тебе вступить в мою армию, и с нетерпениембуду ждать твоих достижений. Спасибо, что стал моим воином!”

    107 глава. Мой второй день рождения.

    В этом году, после окончания сбора урожая, на свой день Рождения я решила надеть официальный красно-черный рыцарский костюм. Граф Терея предложил мне оставить волосы распущенными, но, как и в прошлый раз, я решила завязать их в узел. Так как мой покойный отец всегда носил волосы распущенными, и мы с ним очень похожи, то я подумала о необходимости скрыть это сходство как можно тщательнее, чтобы мои граждане не увидели во мне моего отца.

    В прошлом году я не отмечала свой день рождения, так как в тот момент находилась в Королевской столице, в церкви Арсии на религиозной церемонии. Но в этом году я решила его отпраздновать, а заодно посмотреть, как идут дела в моем домене.

    В этом же году праздник продлится целых три дня, а самая пышная церемония будет проходить в самый первый день, причем во всех деревнях моего домена. Поскольку в этом году в параде моей армии впервые будут участвовать и воины племени Ширу, которые за это время стали для меня буквально личной армией, то, я думаю, парад должен пройти более величественно, чем обычно.

    Мы также в последнее время начали активный процесс набора молодых людей в армию, и около десяти человек из близлежащих деревень дали свое согласие на это, просто подписав соответствующие документы. Они не будут участвовать в параде, так как у них все еще не хватает воинской выправки и подготовки, но в принципе это не имело никакого значения.

    Еще одна причина, по которой в этом году все должно быть намного лучше, это экономическая ситуация в моем домене, которая постепенно стала восстанавливаться. Если парад пройдет хуже, чем ожидается, то это заставит моих граждан волноваться, потому что их уровень жизни за последнее время как раз-таки возрос.

    Вот почему, на этот раз я поеду на парад на Рашиоке. А также потому что в прошлый раз Ратока бросил в меня камень, но устрашающий вид моего зверя, думаю, предотвратит подобные случаи.

    Рашиок, наконец-то, перестал расти, и выглядел как обыкновенный боевой конь. Но поскольку я все еще была слишком маленькая, мне пришлось использовать седло, которое Рашиоку очень не нравится.

    "Думаю, что в этом году все пройдет спокойно.”

    “Ты имеешь в виду граждан?”

    Гюнтер и Клавдия ехали рядом со мной, так как были в качестве моих телохранителей. И поскольку они имели большой опыт в этом, думаю, что я могу доверять их проницательности. Гюнтер выглядел очень мужественным, на его лице было просто написано слово "воин", а Клавдия смотрелась как нормальная красивая девочка, ну, пока она не открывала рот.

    В этот раз Гюнтер выглядел гораздо более спокойным, чем два года назад, и, хотя Клавдия не знала всех деталей прошлого инцидента, она за всем тщательно следила и всегда была начеку. Я уже упоминала, что она обладала инстинктом диких животных. Может быть, я слишком много думала о таких несущественных вещах, но Гюнтер и Клавдия находились прямо на уровне моих глаз, так как Рашиок ростом был выше, чем лошади, на которых они ехали.

    Как и в прошлый раз, путь, по которому мы двигались, был устлан цветами и лепестками, которые повсюду раскидали мои граждане. В самой первой деревне, через которую мы ехали, люди провожали нас с улыбками на лицах. Поскольку эта деревня была ближайшей к моему особняку Золотых холмов, в ней больше всего были видны проводимые мной улучшения и изменения. Ее жители улыбались мне так же искренне, как и люди племени Ширу и хором сканировали:

    “Слава нашей госпоже! Пусть Элиза и граф Терея всегда остаются здоровыми! Слава владыке!”

    Во время нашего проезда по цветочной дорожке, жители деревни все хором называли мое имя. Похоже, они очень сильно меня любили и переживали за меня.

    "Они подбадривают тебя. Как это мило!”

    Гюнтер сначала смеялся от души при виде всего этого, но, когда он посмотрел на меня, вдруг резко остановился. Каким-то образом мне удавалось сидеть прямо и смотреть вперед, но слезы сами текли из моих глаз. Я думала только об одном: как хорошо, что я все еще ребенок и на моем лице в этот момент не было макияжа.

    "Ах, давайте сделаем небольшой перерыв после того, как покинем деревню.”

    “В конце концов, тебе нельзя выступать перед людьми с заплаканным лицом.”

    Трогательно и в то же время удивленно говорили мне Гюнтер и Клавдия. Но, кажется, Рашиок понимал причину моих слез, поэтому нежно похлопывал по моей спине своим длинным хвостом. Его уши и чешуя сверкали на солнце, и я постепенно успокаивалась, глядя на это красивое мерцание.

    В других деревнях также не ощущалось большого напряжения, но казалось, что глаза жителей деревни были несколько другими: они явно от меня чего-то ожидали. Жизнь становилась лучше, но недоверие все еще чувствовалось. В деревне Кирилл, в котором в последний раз случился неприятный инцидент, еще ощущалась тяжелая атмосфера. В глазах жителей этой деревни было видно недоверие, и они просто молча провожали меня своим недобрым взглядом, а я ощущала себя как на похоронной процессии.

    С тех пор, как я активно начала участвовать во всех государственных делах, прошло два года, но жители деревни Кирилл практически меня не видели с тех пор, поэтому осуждали меня. Я готова была принять их суровые взгляды, но думаю, нельзя кого-то судить только потому, что этого человека нет рядом.

    Но когда мы проезжали последнюю деревню, деревню Незу, то все смотрели на меня с совершенно другим выражением лица. Были те, кто просто мягко улыбался мне, но были и те, кто с трепетом смотрел на меня. Реакции людей были такими разными, но всегда теплыми и великодушными.

    "Госпожа, взгляни туда!”.

    Гюнтер указал направо со счастливым выражением лица. Когда я посмотрела туда, то увидела двух коротко постриженных девушек, стоявших у края цветочной дорожки. Они размахивали руками, а на их головах были надеты темно-красные цветочные короны.

    Я была так счастлива, увидев их, что больше не могла себя контролировать. Я не могла не улыбнуться. Девушки продолжали махать руками и дружно кричали:

    “Госпожа, мы желаем тебе удачи!”

    “С Днем Рождения, Госпожа!”

    Внезапно жители деревни, стоявшие по обе стороны дороги, громко воскликнув, что-то подбросили вверх. Это были лепестки тех же самых цветов, которые были у девушек на головах. Я почувствовала, как мои глаза снова становились влажными от слез. Мне снова хотелось расплакаться.

    Наверное, я еще слишком молода, раз совсем не могу контролировать свои эмоции.

    Меня сильно смутило такое большое количество людей, которые так сильно меня любили и улыбались мне.

    108 глава. Празднование второго дня рождения.

    В этом году, после окончания сбора урожая, на свой день Рождения я решила надеть официальный красно-черный рыцарский костюм. Граф Терея предложил мне оставить волосы распущенными, но, как и в прошлый раз, я решила завязать их в узел. Так как мой покойный отец всегда носил волосы распущенными, и мы с ним очень похожи, то я подумала о необходимости скрыть это сходство как можно тщательнее, чтобы мои граждане не увидели во мне моего отца.

    В прошлом году я не отмечала свой день рождения, так как в тот момент находилась в королевской столице, в церкви Арсии на религиозной церемонии. Но в этом году я решила его отпраздновать, а заодно посмотреть, как идут дела в моем владении.

    В этом же году праздник продлится целых три дня, а самая пышная церемония будет проходить в самый первый день, причем во всех селах моего домена. Поскольку в этом году в параде моей армии впервые будут участвовать и воины племени Ширу, которые за это время стали для меня буквально личной армией, то, я думаю, парад должен пройти более величественно, чем обычно.

    Мы также в последнее время начали активный процесс набора молодых людей в армию, и около десяти человек из близлежащих деревень дали свое согласие на это, просто подписав соответствующие документы. Они не будут участвовать в параде, так как у них все еще не хватает воинской выправки и подготовки, но в принципе это не имело никакого значения.

    Еще одна причина, по которой в этом году все должно быть намного лучше, это экономическая ситуация в моем домене, которая постепенно стала восстанавливаться. Если парад пройдет хуже, чем ожидается, то это заставит моих граждан волноваться, потому что их уровень жизни за последнее время как раз-таки возрос.

    Вот почему, на этот раз я поеду на парад на Рашиоке. А также потому что в прошлый раз Ратока бросил в меня камень, но устрашающий вид моего зверя, думаю, предотвратит подобные случаи.

    Рашиок, наконец-то, перестал расти, и выглядел как обыкновенный боевой конь. Но поскольку я все еще была слишком маленькая, мне пришлось использовать седло, которое Рашиоку очень не нравится.

    "Думаю, что в этом году все пройдет спокойно.”

    “Ты имеешь в виду граждан?”

    Гюнтер и Клавдия ехали рядом со мной, так как были в качестве моих телохранителей. И поскольку они имели большой опыт в этом, думаю, что я могу доверять их проницательности. Гюнтера выглядел очень мужественным, на его лице было просто написано слово "воин", а Клавдия смотрелась как нормальная красивая девочка, ну, пока она не открывала рот.

    В этот раз Гюнтер выглядел гораздо более спокойным, чем два года назад, и хотя Клавдия не знала всех деталей прошлого инцидента, она за всем тщательно следила и всегда была начеку. Я уже упоминала, что она обладала инстинктом диких животных. Может быть, я слишком много думала о таких несущественных вещах, но Гюнтер и Клавдия находились прямо на уровне моих глаз, так как Рашиок ростом был выше, чем лошади, на которых они ехали.

    Как и в прошлый раз, путь, по которому мы двигались, был устлан цветами и лепестками, которые повсюду раскидали мои граждане. В самой первой деревне, через которую мы ехали, люди провожали нас с улыбками на лицах. Поскольку эта деревня была ближайшей к моему особняку Золотые Холмы, в ней больше всего были видны проводимые мной улучшения и изменения. Ее жители улыбались мне так же искренне, как и люди племени Ширу и хором сканировали:

    “Слава нашей госпоже! Пусть Элиза и граф Терея всегда остаются здоровыми! Слава владыке!”

    Во время нашего проезда по цветочной дорожке, жители деревни все хором называли мое имя. Похоже, они очень сильно меня любили и переживали за меня.

    "Они подбадривают тебя. Как это мило!”

    Гюнтер сначала смеялся от души при виде всего этого, но, когда он посмотрел на меня, вдруг резко остановился. Каким-то образом мне удавалось сидеть прямо и смотреть вперед, но слезы сами текли из моих глаз. Я думала только об одном: как хорошо, что я все еще ребенок и на моем лице в этот момент не было макияжа.

    "Ах, давайте сделаем небольшой перерыв после того, как покинем деревню.”

    “В конце концов, тебе нельзя выступать перед людьми с заплаканным лицом.”

    Трогательно и в то же время удивленно говорили мне Гюнтер и Клавдия. Но, кажется, Рашиок понимал причину моего плача, поэтому нежно похлопывал по моей спине своим длинным хвостом. Его уши и чешуя сверкали на солнце, и я постепенно успокаивалась, глядя на это красивое мерцание.

    В других деревнях также не ощущалось большого напряжения, но казалось, что глаза жителей деревни были несколько другими: они явно от меня чего-то ожидали. Жизнь становилась лучше, но недоверие все еще чувствовалось. В селе Кирилл, в котором в последний раз случился неприятный инцидент, еще ощущалась тяжелая атмосфера. В глазах жителей этой деревни было видно недоверие, и они просто молча провожали меня своим недобрым взглядом, а я ощущала себя как на похоронной процессии.

    С тех пор, как я активно начала участвовать во всех государственных делах, прошло два года, но жители деревни Кирилл практически меня не видели с тех пор, поэтому осуждали меня. Я готова была принять их суровые взгляды, но думаю, нельзя кого-то судить только потому, что этого человека нет рядом.

    Но когда мы проезжали последнюю деревню, деревню Незу, то все смотрели на меня с совершенно другим выражением лица. Были те, кто просто мягко улыбался мне, но были и те, кто с трепетом смотрел на меня. Реакции людей были такими разными, но всегда теплыми и великодушными.

    "Госпожа, взгляни туда!”.

    Гюнтер указал направо со счастливым выражением лица. Когда я посмотрела туда, то увидела двух коротко постриженных девушек, стоявших у края цветочной дорожки. Они размахивали руками, а на их головах были надеты темно-красные цветочные короны.

    Я была так счастлива, увидев их, что больше не могла себя контролировать. Я не могла не улыбнуться. Девушки продолжали махать руками и дружно кричали:

    “Госпожа, мы желаем тебе удачи!”

    “С Днем Рождения, Госпожа!”

    Внезапно жители деревни, стоявшие по обе стороны дороги, громко воскликнув, что-то подбросили вверх. Это были лепестки тех же самых цветов, которые были у девушек на головах. Я почувствовала, как мои глаза снова становились влажными от слез. Мне снова хотелось расплакаться.

    Наверное, я еще слишком молода, раз совсем не могу контролировать свои эмоции.

    Меня сильно смутило такое большое количество людей, которые так сильно меня любили и улыбались мне.

    109 глава. Прошедшее время.

    После того, как я отпраздновала восьмилетие, жизнь протекала на редкость мирно и спокойно. Это было довольно странно, так как начиная со дня Рождения, когда мне исполнилось пять лет, я всегда была ужасно занята. Поэтому этот год был для меня, как передышка, и я даже не заметила, как он прошел, и сейчас мне уже 9 лет.

    Пока мой экипаж громко гремел и дрожал на асфальтированной дороге, я пребывала в размышлениях о событиях прошедшего года.

    Это был мирный год, и ситуация, и отношения с окружающими меня людьми, в общем-то, практически не изменилась

    Я все еще не могла спокойно пройти мимо Ратоки, при виде которого мое сердце просто трепетало, и я все еще избегала миссис Гортензию настолько, насколько это возможно. Весь этот год я старалась держаться от них как можно дальше.

    Точнее сказать, я настолько привыкла к этому мирному течению моей жизни, что была бы сильно шокирована, если бычто-тонеожиданное вдруг резко ворвалось в мою жизнь.

    "Неплоходля начала лета в этом году!”

    Глубоко вдыхая в себя воздух, пробормотал граф Терея, сидя в карете напротив меня. Хотя внутри кареты не было много пространства, воздух при этом был довольно свежим, я бы даже сказала расслабляющим.

    “Да, я тоже себя прекрасно чувствую.”

    Так как мне тоже стало скучно, я решила присоединиться к разговору о погоде. Он взглянул на меня, и, видимо, чувствуя, что я хочу вовлечь его в беседу, начал рассказывать о недавней ситуации в королевской столице.

    "Когда я был в королевской столице этой весной, то почти ничего не слышал о проблемах с наследного принца. Как и ожидалось, все немного успокоились, так как прошло уже два года с тех пор, как был решен этот вопрос. Но ходят слухи, что, наконец-то, близок конец Королевству Риндарли.”

    "Королевству Риндарли? Два года назад говорили то же самое.”

    "Я думаю, что рано или поздно это должно было произойти, но что касается вопроса о наследном принце, то прошлой зимой принц Альберт уже полностью посвятил себя жизни в монастыре.”

    Теперь граф смотрел на потолок кареты. Его выражение лица было таким, как будто он только что съел отвратительных насекомых. Он до сих пор не мог понять, что заставило принца Альберта пойти в монастырь.

    "Кажется, прошлым летом все только и говорили об этом.”

    Вдруг заговорила Клавдия, которая сидела рядом со мной. Как и в прошлом году, онаодновременно служила и в качестве моей горничной, и в качестве моего телохранителя в королевской столице. В настоящее время, единственные, кто мог быть моими непосредственными слугами, были Клавдия, Ратока и Элис. Но Элис все еще неважно себя чувствовала, а с Ратокой оставались натянутые отношения. Поэтому со мной все время находилась только Клавдия.

    "Но он же мог заявить о том, что он лишает наследства первого принца. О чем вообще думает наш король. Я его просто не понимаю!”

    Жаловался нам граф, как будто он хотел, чтобы это вопрос решился как можно быстрее. Должно быть, ему было тяжело от осознания того, что он все еще не мог понять мыслей и желаний короля и королевской семьи.

    Но даже если мы не знаем причины, даже если мы не согласны с этим, мы всегда должны подчиняться решению Короля. Таковы правила в этой стране. Но, тем не менее, для нас, его подданных, есть большая разница, когда мы понимаем намерения короля, и когда мы не знаем, чего он на самом деле хочет.

    "В любом случае, если будет так много разговоров о том, что Риндарли предпримет попытку проникнуть в наш домен в этом году, то нам нужно будет увеличить охрану вдоль восточной границы. Теперь давай поговорим о деталях.”

    "Граф Терея, как насчет встречи с графом Эйнсбарком и Маргрейвом Генасом? Формирование единого фронта самостоятельно будет гораздо более эффективным, чем если мы будем решать этот вопрос через палату лордов.”

    "Конечно, это намного лучше, но есть одна проблема- это жена Маркграфа Генаса. Трудно установить какие-либо отношения с тем, кто так сильно ненавидит Калдию.”

    Тяжело вздохнув, граф Терея закрыл глаза левой рукой. Я внимательно посмотрела на него. Его лицо выглядело очень бледным и нездоровым.

    Видя его в таком состоянии, мне тяжело было думать о том, что он сильно постарел, хотя с того времени, когда я увидела его впервые прошло четыре года.Два года назад состояние графа ухудшилось, и я взяла на себя большую часть его работы, но, тем не менее, у него оставалось еще так много своих обязанностей.Хотя он не был в состоянии работать так много, как раньше, он по-прежнему выполнял огромный объем работы для человека своего возраста.Похоже, он мало спал в последнее время, и я сильно беспокоилась о его здоровье и переживала, как бы он не умер у меня на глазах.

    "В первую очередь, мы должны решить, о чем мы будем говорить при встрече. Я не эксперт в военных делах, но думаю, что с Эйнсбаргом можно будет довольно легко договориться, но организовать что-то вроде объединенного фронта будет все еще трудно.”

    Граф рассуждал так, как будто он просто хотел пожаловаться. Поняв это, я решил взглянуть на Клавдию. Что касается военного дела, то Роленцоры являются самой известной семьей во всем домене Арсии. Клавдия, кажется, поняла, чего я хочу, и протянула мне ладонь левой руки, как будто прося меня немного подождать. Затем она прижала руку к подбородку и начала думать.

    У Клавдии нет близких отношений с семьей. В принципе, она вообще с ними не контактирует. Возможно, ее семья ей не поможет.

    Может быть, мне стоит попросить графа Тереюустановить официальный орден рыцарей в Калдии. В последнее время я много думала об этом. В Арсии естьдва типа рыцарей: личные и служащие стране. Национальные рыцари официально являются частью Королевской армии, и есть те, кто в будущем может стать ее официальными рыцарями. Что касается личных рыцарей, то дворянам в ранге графа или выше разрешается назначать рыцарями членов своей личной армии с разрешения палаты лордов и церкви.

    Но существуют очень строгие правила отбора и только немногие могут стать личными рыцарями дворянина, к тому же, каждый из них должен пройти определенное испытание. А также, чтобы установить личный рыцарский орден, необходимо выбрать как минимум двух рыцарей и тоже сдать экзамен.

    Думаю, что Клавдия легко сдаст его, но кого же мне выбрать вторым рыцарем? С точки зрения способностей, Теомер подходит больше всего, но будет ли он готов к этому? Среди трех восточных пограничных владений, получивших финансирование от палаты лордов, Калдия является единственным доменом без собственного ордена рыцарей. Если мы обратимся с просьбой о его создании, он, вероятно, будет одобрен.

    Мне нужно обсудить этот вопрос с графом Тереей и выяснить детали. Я всегда обсуждаю с ним все самое важное, потому, что у меня пока нет возможности принимать все решения самостоятельно.

    Меня сильно беспокоит, если с ним что-то случится. Мне нужно подумать о том, что делать на случай, если что-то с ним произойдет.

  • Элиза. Я перевоплотилась в благородную злодейку, но почему?
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии