• Внутри темного спортзала, в котором зло боролось с барьером в сопровождении с неприятным звуком, на заднем фоне слышался измененный голос студента.

    Цензура скрывала лишь глаза студента, поэтому каждый, кто видел новости, мог узнать лицо человека.

    Это был ученик средней школы, которого недавно провозгласили «Маленьким Героем».

    «Маленький герой» целился карточкой предмета в друга, которого он спас и вместо которого был ранен.

    Совсем другое дело, если будет живая приманка. Даже родословная Цзинь не будет счастлива, если умрет трое из нас. Приманки. Ты думаешь о нем как о приманке? Он получил травму, пытаясь спасти тебя. Ты – неблагодарный мусор! Благодарность? Это шутка какая-то? Неужели ты не выкладывался по полной в школе? Мне пришлось превзойти многих, чтобы быть тем, кем я являюсь сейчас.

    Маленький Герой использовал карту предмета и начал связывать других студентов.

    *****

    Корпорация Кванмён решила показать это видео, стараясь сдержать натиск репортеров.

    Ниже приводятся комментарии совета директоров.

    «Мы решили отказать студенту, указанному на видео, в выплате денежных средств, после того как с опозданием подтвердили его позорные действия. Мы решили рассекретить видео для прессы, чтобы объяснить общественности причину принятого решения».

    Да, верно, с опозданием.

    Они прекрасно всё понимали и хотели замять этот факт, который поворачивает всю ситуацию на 180 градусов.

    Корпорация Кванмён предоставила прессе уже готовое, обработанное видео.

    Его глаза закрыли цензурой, а сцены, где он кричал, – вырезали.

    Часть, где я ударил Минки была также вырезана. Возможно, они хотели предотвратить возникновение лишней темы для споров, или это было прихотью председателя.

    Видео, предоставленное корпорацией, было опубликовано и охватило большую аудиторию людей.

    Каждая редакция использовала это видео от своего имени, добавляя комментарии и различные аудиодорожки.

    Оно также публиковалось на частных сайтах редакций. За считанные секунды просмотры достигали отметки в 100 миллионов.

    Звание Минки изменилось с «Маленького Героя» на «Сукин Сын».

    Каждая статья, посвященная Минки, сопровождалась комментарием «Сукин Сын».

    [Герой? Ха-ха, ты просто Сукин Сын!]

    [СУКИН СЫН!]

    [Ты использовал в качестве наживки парня, который хотел спасти тебя? Сегодня мир узрел зарождение нового демонического клана. Те, кто находится под защитой Сатаны, берегитесь!!!]

    [О, ГОСПОДИ! Мурашки по коже. Ты хуже любого зла!]

    [Корпорация Кванмён… Пожалуйся, ни за что не выплачивайте этому ублюдку страховку. Он мог бы потратить эти деньги на дорогого адвоката… Лишь одна мысль приводит меня в бешенство…]

    [Если вы выплатите страховку, то будете просто идиотами.]

    Сторона Минки немедленно отреагировала.

    Хотя его ответ никогда не появлялся на общественных каналах или в популярных газетах, несколько статей на сторону Минки.

    [Слёзы маленького героя: «Мне было страшно, простите меня, друзья».]

    [Вся система безопасности школы корпорации Кванмён загоняет молодых студентов в ловушку.]

    [Видео раскрыто без согласия «Маленького Героя». Стоит ожидать судебного разбирательства.]

    Публика давно отвернулась от Минки.

    Он чуть не убил кого-то ради собственной жизни.

    Этот факт, возможно, склонил некоторых к жалости.

    И обратил гнев на корпорацию.

    Но публика не могла простить за то, что он обманул их и все это время вел себя как герой.

    [Как не стыдно! И это всё после такой лжи!]

    [Проще говоря, мальчик захотел денег.]

    [Система безопасности школы??? Опорочен??? Ха-ха-ха, корпорация любезно сделала монтаж видео, чтобы сделать человека неузнаваемым. Мы все согласились перед вступительным экзаменом, что школа не несет ответственности за любые полученные травмы. Ха-ха-ха, вы признались в содеянном, когда отреагировали на видео.]

    [Заметьте, в статье не написано, что они «подают в суд». Там сказано, что «стоит ожидать судебного разбирательства». Они разыгрывают этот цирк, зная, что виновны.]

    На следующий день.

    В веб-сообществе был опубликован пост.

    В нем говорилось о том, что школа подтасовала результаты так, чтобы Минки поступил в старшую школу Юнванг.

    У автора поста по некоторым предметам оценки были лучше, чем у Минки. Когда он сверил рейтинг исходя из результатов каждого предмета по отдельности, их позиции в рейтинге были противоположными.

    Многие подозревали, что сказанное в посте – ложь.

    Как только люди прокомментировали, что пост фальшивый, автор загрузил свой собственный студенческий билет и письменное признание Минки.

    Минки, слишком убежденный в своих связей, выставлял свою уверенность напоказ, угрожая автору: «Ты никогда не поступишь в старшую школу, если расскажешь об этом кому-либо».

    Я ожидал, что заговорят те люди, которым Минки перешел дорогу, как только он потеряет статус героя.

    Но это было выше всяких ожиданий.

    [Студент, чью жизнь разрушил Сон Минки, делится своей историей. Краткое изложение в три строки:

    1. Сон Минки и его связи манипулировали результатами.

    2. Сон Минки признался и перешел на угрозы.

    3. Сон Минки – мусор.]

    [Разве это не преступление? Покушение на чужую жизнь, насилие, манипулирование результатами и шантаж! Надеюсь, он попадет в тюрьму!]

    [А ведь ему только шестнадцать лет. Представьте, что было бы, если бы правда не была раскрыта! Он вырос бы под укрытием самой влиятельной старшей школы Кореи. Интересно, сколько еще людей пострадало бы от его рук.]

    Больше на просторах сети не было видно статей, оправдывающих Минки.

    И публика критиковала не только его.

    Мишенью стали и его родители, которые недавно показали свои лица прессе.

    [Если кто-то хочет посмотреть на родителей сученыша, пересмотрите новости.]

    [Отец сукиного сына ушел в отставку только спустя месяц работы в компании. Могу объяснить причину.]

    [Вот ссылка на сайт компании этих аморалов! Вы можете подать в суд, ну или нет! *плюет*]

    Родители Минки владели бизнесом, где они продавали реквизит, используемый ассоциацией игроков.

    Как только название компании было раскрыто публике, появились бесконечные жалобы и петиции, в которых команды профессиональных игроков просили разорвать контракты с компанией.

    А те, кто начал собирать средства на оплату больничного счета Минки, исчезли.

    Люди, участвовавшие в сборе средств, пришли в ярость и направили в адрес парня.

    [Верните деньги, вы, семейка мошенников!]

    [Мне так стыдно, что меня одурачил Сон Минки... Я написал так много поддерживающих комментариев и даже пожертвовал деньги.]

    [Гори в аду ㅠㅠ]

    [Я пожертвовал деньги Сон Минки, и теперь собираюсь покончить с собой. Вода в реке Хань холодная в декабре? Я дам вам знать после того, как «искупнусь».]

    [Мы открыли кафе, чтобы компенсировать затраты, понесенные из-за донатов в фонд Сон Минки. Мы обсуждаем стратегию действий… И просим подписаться на нас.]

    Эта реакция последовала ровно через неделю после публикации видео.

    Сон Минки переживал финансовый кризис.

    Аренда, больничные расходы, услуги адвоката, взятки прессе – всё это стоило сотни миллионов.

    И не смотря на это, их компания пыталась заключить свою ежегодную сделку с поставщиками, отбиваясь от петиций и бунтов, адресованных в их сторону.

    О регенеративной хирургии не могло быть и речи.

    Более того, все старшие школы, в том числе старшая школа Юнванг, отклонили его документы.

    Сон Минки стал инвалидом-школьником средней школы, погрязшим в долгах.

    Ближе к концу декабря он был совершенно подавлен.

    К тому времени, когда весь этот сыр-бор вокруг Минки утих, внимание публики переключилось на другого человека.

    [Самый нравственный в этой истории человек – мистер Джо? Почему никто не говорит о нём? О нём ни разу не упомянули.]

    [Его, наверное, запугали эти сукины дети!]

    [Если подумать, это немного странно. Почему пострадал только он, хотя остальные были в порядке? Почему к выбранному игроку, самому нравственному из всех, отнеслись как к пустому месту?]

    [Так, почему же он в конце концов пострадал?!?]

    [Самый добрый человек из моего класса! Я из средней школы ХХХ, класс 3-8. Должно быть, ему тяжело далась эта ситуация. Он не посещал школу.]

    [Он просто был снисходителен? В первой половине видео, где он ринулся вперед, – это было супер круто и невероятно.]

    Из-за случившегося Минки опять подвергся атаке со стороны общественности, но содержание посланий не было таким, которое можно было бы опубликовать в прессе для своей выгоды.

    По мере развития ситуации, я следил за заголовками и комментариями, а после удовлетворенно закрыл голограмму.

    Как и планировалось.

    Нет, ситуация разрешилась лучше, чем планировалось.

    *****

    Это стало ежедневной рутиной – читать новости и комментарии. Я сохранил лучшие статьи, которые меня вдохновляют. Поэтому, когда станет тяжело жить, я смогу перечитать эти шедевры опять.

    Мы пришли к Сан Хуну потусоваться, и Сан Ги показала нам голограмму.

    - Они звонят мне каждый день. Сначала это приносило мне удовольствие, теперь же это надоедает. Они хотят принести свои извинения и запостить нашу фотку в СНС?.. Ощущение, будто ему не конечности оторвало, а голову, судя по его действиям.

    Как и ожидалось от ученицы, богини исцеления, Сан Ги изящно расчесала свои длинные волосы, в которых отражалось солнце.

    Хотя её слова были переполнены жестокостью.

    Нам Гук ничего не ответил на это и просто пил яблочный сок, который принесла девушка.

    Должно быть, он привык уже к ней.

    – Я не говорила им твой номер. Это своего рода развлечение для меня – вести себя с ними так, будто сомневаюсь.

    Сан Ги поставила закуски с напитками и подошла с улыбкой.

    – Спасибо, Йо Шин. Всё это лишь благодаря тебе. Прости, что не доверилась тебе с самого начала. Я обязательно отблагодарю тебя.

    – Нет. Я ничего не сделал.

    – Скромняга. Но не стоит отказываться. Я старше тебя, так что можешь спокойно называть меня Сан Хи нуна.

    Сан Ги одарила меня светлой улыбкой.

    Сан Хун, стоявший рядом, увидел это и скорчил лицо, будто бы увидел монстра.

    – Фу, Сан Ги, ну-на.

    Шлёп!

    Сан Ги ударила Сан Хуна по его руке.

    Сан Хун никак не отреагировал на боль, но его лицо посинело.

    Хм. Навык удара рукой у Сан Ги был третьего уровня.

    Интересно, этот удар не ухудшит состояние раны.

    – Ну что ж, приятно проведи время, пока ты здесь. Скажи мне, если тебе что-нибудь понадобится.

    Как только Сан Ги вышла из комнаты, я удобно улегся на пол.

    Баскетбольный мяч, валявшийся в комнате Сан Хуна, коснулся моей спины.

    Я подтолкнул пальцем несколько мячей, лежащих вокруг, и спросил:

    – Так, почему же мы все собрались здесь сегодня? Это в память о небольших каникулах?

    Мы переписывались в групповом чате, но это был первый раз, когда мы встретились в жизни с момента подписания соглашения.

    Я не ходил в школу, но эти двое старательно посещали ее, так что мне было трудно с ними встретиться.

    – Чтобы поздравить тебя. «Безымянная сверхновая звезда».

    Но откуда они это знают?

    – Мы увидели это на официальном сайте ассоциации игроков. Ты числишься в списке игроков, кто одолел разыскиваемых врагов.

    Сказал Сан Хун, прочитавший мои мысли по моего выражению лица.

    Пока вся семья Сон Минки переживала банкротство, я часто посещал ассоциацию.

    Обычный шестнадцатилетний парень, одолевший разыскиваемого врага, не был зарегистрирован в системе САТ-К, поэтому ассоциация столкнулась с трудностью внесения меня в списки.

    Так как я не хотел оставлять своё настоящее имя, решил зайти чуть дальше и получить другое, непосредственно от системы СAT-K, которое зависит от уровня активности игрока.

    И результатом этого стала безымянная сверхновая звезда.

    Как сказал Кюбин…

    – Обычный незарегистрированный школьник средней школы справился с тем, с чем не смог бы справиться зарегистрированный игрок, поэтому такое имя вполне уместно.

    Мне не нравится хитрость Кюбина, но имя само по себе хорошо звучит.

    Временный игрок «Безымянная сверхновая звезда» автоматически станет официальным игроком спустя пару дней, когда мне исполниться семнадцать.

    – Да, спасибо. Через несколько дней и ты, и Нам Гук тоже станете официальными игроками, так что есть ли действительно необходимость праздновать?

    – Ну, плюс еще каникулы.

    – Ты уверен, что позвал меня с целью отпраздновать всё это?

    – Давайте просто играть в игры.

    – Эй.

    Бессмысленный разговор между Сан Хуном и мной продолжался.

    Мы вытаскивали контроллеры для игры в файтинг, когда Нам Гук решил ошарашить нас.

    – Я решил забрать документы из школы Юнванг. Я собираюсь поступить в военное училище и стать офицером.

    – Что?

    – Что?

    Сан Хун и я стояли с широко открытыми ртами от неожиданного поворота событий.

    Решительные глаза Нам Гука ярко блестели за стеклами очков.

    – Я решил поступать в старшую школу Юнванг, потому что у меня были для этого хорошие оценки. Не потому что я изначально хотел туда поступить.

    Тебя приняли в лучшую старшую школу Кореи только из-за оценок?

    За такое двести миллионов старшеклассников Кореи убили бы Нам Гука или назначили награду за его голову.

    Но Нам Гук казался твердым и каким-то расстроенным.

    – Во мне нет той смелости, с которой бросился на помощь Сан Хун. Я не такой хороший стратег, как ты, Йо Шин. Всё, что я могу делать, – это следовать плану и кричать «беги».

    – Есть много людей, которые не могут даже этого сделать.

    – Даже что касается ситуации с Минки. Я не могу придумать такой план, как Йо Шин, либо же довериться ему и его плану, как это сделал Сан Хун.

    – Чан Нам Гук…

    Сан Хун смотрел на Нам Гука так, будто хотел остановить его.

    Но Нам Гук лишь потряс головой и твердо сказал:

    – Я просто набрал нужные баллы и выполнил все требования, чтобы подать заявку. Я написал, что стремился стать профессиональным игроком, но, на самом деле, у меня нет никаких мечтаний, либо же я просто не знаю, чего хочу.

    – Нет ни одного ученика средней школы, который имел бы представление о том, чего он хочет. Даже если кто-то спросит меня, я отвечу, что хочу быть президентом.

    – Но, по крайней мере, ты хочешь быть игроком и учиться в старшей школе Юнванг. Что касается меня, то у меня такого желания нет.

    Сан Хуну, должно быть, нечего было сказать, потому что он закрыл рот.

    – Я не вписываюсь в школу Юнванг, которая заостряет внимание на свободе. Даже если я пойду с вами, ребята, я лишь буду тормозить вас.

    Нам Гук был самым прилежным человеком из всех, кого я знал.

    Он продолжал:

    – Но я хочу быть тем, кто сможет помочь людям и защитить их. Чтобы сделать это, думаю, лучший выбор – научиться этому в военной школе и стать солдатом.

    Если он так говорит, то, должно быть, он обдумывал этот вопрос каждый божий день со дня инцидента.

    Что было бы правильно сказать сейчас?

    Несколько советов для его солдатской жизни?

    Сравнить плюсы и минусы старшей школы Юнванг и военного училища?

    Если бы в его глазах мелькнула хоть малейшая тень сомнения, я бы что-нибудь сказал.

    – Хорошо. Я понимаю.

    Нам Гук не нуждался во всей той информации.

    – Если что-нибудь случится – звони мне в любое время. Даже если я ничего не смогу сделать, я всегда буду рядом, чтобы выслушать.

    Нам Гук заговорил об этом не для того, чтобы мы убедили его в обратном или рассказали ему то, чего он не знал. Ему просто нужен был «друг», который выслушал бы его.

    – Говоришь, как старпёр какой-то.

    – Ты что, старпёр?

    Мой чересчур серьезный тон был поднят на смех двумя старшеклассниками.

    Вскоре мы с Сан Хуном продолжили наши бессмысленные разговоры.

    Вскоре Нам Гук казался и расслабленным, и раздраженным нашими бессмысленными разговорами.

    Зимой день короче.

    Мы поужинали у Сан Хуна раньше обычного, и решили уйти по домам раньше, чем сядет солнце.

    Семья Сан Хуна предложила нам остаться у них на ночь, и, кажется, расстроилась из-за отказа.

    Но приехала семья Нам Гука, чтобы забрать его, поэтому я также отказался от их предложения.

    Домой можно было добраться тремя способами.

    Поезд, автобус, воздушный транспорт.

    По воздуху добираться дороже всего, да и около моего дома не было соответствующей остановки для воздушного транспорта, поэтому я поехал на автобусе.

    Сан Хун провел меня до остановки и ждал автобус вместе со мной.

    – Нам Гук, кажется, ничего не заметил, но кое-что действует мне на нервы.

    – Что?

    На улице никого не было.

    Слышен был только шум проезжающих машин.

    – Знаешь, когда ты использовал предмет в Минки, это было странно. Если бы вы хотели оптимизировать воздействие, было бы лучше бросить его на барьер.

    Сан Хун редко произносил такие длинные фразы.

    Даже когда он был готов получить смертельный удар в спину, он не говорил так много.

    Он, должно быть, долго думал об этом.

    – Ты думал об этом со дня инцидента?

    Он не ответил.

    Я ответил, обдумав наихудший возможный сценарий и следующий возможный шаг.

    Игроки, дошедшие до финала этой игры, предвидели бы такое и поступили бы также.

    Я оставил этот вопрос открытым.

    Если бы он только остановился и не стал использовать Сан Хуна как приманку, или не зазнался бы, используя журналистов.

    До этого бы никогда не дошло, если бы он искренне извинился перед ним.

    Но Минки всегда принимал самые худшие решения.

    – Призовые деньги уже у меня. Я угощу тебя в следующий раз.

    Сан Хун уставился на меня, человека, который пытался сменить тему.

    Но сдался, услышав ответ.

    – Я получил расчётные деньги, я плачу. Позовем с собой Нам Гука тоже.

    Теперь, когда я подумал об этом, расчётные деньги по сумме были гораздо больше, чем призовые деньги.

    Я почувствовал себя побежденным.

    Хотя мы с Нам Гуком и получили свою долю расчетных денег за то, что согласились хранить молчание.

    Мы заранее планировали, куда мы хотим пойти, используя голограмму.

    Поисковик ИИ предложил два места.

    Отель на открытом воздухе, с видом на реку Хань, где подавали специальный зимний шведский стол.

    Или сходить попробовать знаменитые французские кондитерские изделия.

    Оба варианта были нам по душе.

    В то время как я всерьез размышлял, какое место выбрать…

    – Спасибо, Джо Йо Шин.

    Сан Хун ни с того ни с сего поблагодарил меня.

    Я притворился, что не слышу.

    А через несколько дней, 1 января.

    В тот день мне, «Безымянной сверхновой звезде» Джо Йо Шину, исполнилось семнадцать лет, и я стал официальным игроком.

    В тот момент, когда секундная стрелка моих аналоговых часов указала на ноль.

    Прозвучало системное уведомление.

    <У вас есть доступ к использованию функции статуса.>

    Подписывайтесь в вк: https://vk.com/piligrimandcorgi

  • Экс-ранговый повторяет жизнь второстепенного героя в престижной школе
  • Отсутствуют комментарии