• Драгоценное сокровище в руках армии
  • - Дядя! Помоги мне, дядя! – истошно кричал перепуганный ребенок. 

    - Сумасшедшие уроды! Опустите Чэнь-Чэня! 

    В прекрасно оборудованной, наполненной различными хирургическими приспособлениями лаборатории было неспокойно. Привязанные к операционным столам люди, пытались вырваться и истошно кричали. Одному из них, можно сказать, взрослому мужчине исполнилось двадцать четыре года. Другой переживал лишь шестое в своей жизни лето. 

    Юнь Чэ и его маленький племянник Чжоу Цзычэнь пытались бороться, но были проигнорированы учеными в масках. Планомерно подготавливая инструменты для пугающей процедуры, они смотрели на мальчика, словно на почему-то кричащий мешок с костями. 

    - Дядя… - рыдал парнишка. – Дядя… 

    Протерев тонкую руку ребенка смоченной в спирту ваткой, один из мужчин в белом ввел в его вену катетер и пустит что-то бесцветное по прозрачной трубке системы. Смешиваясь с кровью несчастного, препарат начал глушить мольбы подопытного. 

    Юнь Чэ не смел отворачиваться, поэтому видел, как следующим действием живодеров стало бритье мальчишки. Темные мягкие волосы посыпались на пропахший дезинфицирующим средством пол. Один из скрывающих лицо маской мужчин, пододвинул к столу поднос с пилой и скальпелями. 

    Догадавшись о намерениях бездушных ученых, Юнь Чэ широко распахнул глаза: 

    - Вашу мать, ублюдки! Не смейте его трогать! Звери! Не подходите к нему! 

    Живодеры хотели провести ребенку краниотомию, но не ради спасения, а ради извлечения и изучения мутировавшей части мозга. 

    (п/п: краниотомия – удаление опухоли путем вскрытия черепной коробки. В данное время существуют и малоинвазивные способы работы)

    Попытки вырваться ожесточились и на руках Юнь Чэ появились отчетливые покраснения. Вскоре даже начала лопаться кожа, но молодой мужчина не обращал на боль никакого внимания. Цзычэнь остался его последним родственником. Последней в этом мире родной кровью, а также памятью о сестре. 

    При виде плачущего ребенка даже у самого опытного и бывалого хирурга дрогнет сердце, но эти мужчины, будто роботы, планомерно готовились к операции. Намеренно шли на причинение боли беззащитному существу. 

    Чжоу Цзычэнь не уснул. Перепуганные, полные слез глаза мальчишки продолжали следить за бездушными работниками лаборатории, а введенный ими препарат попросту лишил его движения и возможности говорить. 

    - Доктор Хань! – отвлекшись от своего занятия, наконец-то, подали голоса исследователи. Каждый из них считал своим долгом поприветствовать стройного, красивого мужчину лет тридцати. 

    В то же время они не проявили ни капли уважения к его спутнице. Крайне пухлая, высокая дама, будто почувствовав их отношение, скривила губы и приказала продолжать операцию. 

    Вместе со своим спутником она подошла к столу Юнь Чэ. Зрачки того резко сузились, а глазное яблоко покрыла сетка полопавшихся капилляров. Полный презрения и невообразимой злости взгляд следил за поправляющим очки доктором Хань. 

    - Это ведь ты ввел мне релаксант?! Ты подавил мою силу и забрал Чэнь-Чэня?! – несмотря на поток вопросов, Юнь Чэ знал правду. Знал, что к этому приложил руку Хань Минчжэ. 

    До апокалипсиса он трудился доцентом на биологической кафедре в университете, а Юнь Чэ частенько помогал в уборке лабораторий. Так они собственно и познакомились да начали тесно общаться. 

    После катастрофы Юнь Чэ пробудил свою чрезвычайную силу и понял – пора бежать. Минчжэ поддержал его стремления, и они покинули университет. Поддерживая друг друга, мужчины пробудили чувства. По крайней мере, так всегда думал сам Юнь Чэ. На деле все оказалось иначе… 

    Позже, старший объект исследований узнал, что его сестра погибла, а брат, заразившись вирусом, примкнул к армии немертвых. Но даже в этой ситуации Юнь Чэ сохранял толику позитива, ведь рядом с ним остался любимый. Каким же было его разочарование, когда правда всплыла на поверхность… 

    Четыре года лжи! Как он мог быть настолько слепым? Как не понимал очевидных намеков?! 

    Какой возлюбленный не захочет касаться своего любовника? А ведь все их случайные поцелуи были инициативой самого Юнь Чэ. Они никогда не были близки. Молодой мужчина получал массу отговорок и, признаться, всегда сам находил тем невинное оправдание. 

    Но теперь все встало на свои места. Теперь понятно, почему у них ничего не было. И это, на самом деле, хорошо. Лишь богам известно, чтобы сейчас почувствовал прикованный, если бы переспал с этим человеком. 

    - Не совсем так, я действительно дал тебе релаксант, но никогда не привозил сюда, - равнодушно парировал доцент. – Ты сам допустил ошибку и теперь не смей меня в ней винить. Каждый из нас преследует свои цели. 

    В некогда нежном взгляде более не было притворства. Ученый обнажил истинную холодную натуру. 

    Так называемый конец света наложил отпечаток на поведение людей. Лишенные надсмотра в виде закона, немногочисленные выжившие, уподобившись зверям, отказались от мало-мальской морали. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Хань Минчжэ продал «возлюбленного» военным. 

    - Слишком много людей желало тебя заполучить, - раскрыла рот хоть и полная, но довольно привлекательная, ухоженная женщина. – Не вини доктора Хань в правильном выборе. Вы никогда не принадлежали семье Чжоу. Ты и этот маленький ублюдок пятна на нашей репутации! 

    Гримаса на лице женщины становилась все более безобразной. Она ненавидела покойную Юнь Яо и ее сына. Ненавидела Юнь Чэ. 

    - Даже если бы вы предложили вписать нас в семейный реестр, мы бы отказались. Хах, так генерал Чжоу лично выписал приказ о моей поимки? - злобно усмехнулся молодой мужчина. – Кажется, жизнь прожита не зря. 

    Только сейчас, лежа на операционном столе, Юнь Чэ начал догадываться о том, при каких обстоятельствах погибла его сестра. И что толку от рождения сына? Толку от вступления в эту свору диких военных собак? Их предали! Их хотят уничтожить! 

    - Не зазнавайся! – рявкнула женщина. – Ты всего лишь дешевка. Ты и этот ублюдок! Твой брат и твоя сестра! Все вы по фамилии Юнь и гроша ломаного не стоите! 

    Вспышка гнева ни капли не красила кричащую. Брызжа слюной, она, казалось, собиралась наброситься на дальнего родственника и прирезать до начала опытов. 

    - Юнь Чэ, - позвал Минчжэ. 

    - Замолчи, - крайне злобно процедил молодой мужчина. – Ты не заслуживаешь обращаться ко мне по имени. 

    Поджав губы, Юнь Чэ с беспокойством обернулся в сторону соседнего стола и замер. Сердце его, пропустив несколько ударов, сорвалось на бешеный ритм. 

    Там, на холодной подставке лежало тело его племянника с широко раскрытыми глазами. Дорожки слез расчертили его бледное лицо, а лоб уже пересекала красная черта. Срезанная кость открывала ужасающую, достойную фильмов ужасов, выемку. Живодеры вынули мозг ребенка и аккуратно поместили тот в ледяной контейнер. 

    Горло Юнь Чэ сжалось в спазме. Звуки вокруг померкли. 

    - Прости меня Чэнь-Чэнь… - лишь двигая губами, прошептал молодой мужчина. – Я не смог тебя защитить… 

    Мысли второго подопытного наполнились хаосом, а кулаки сжались в бессильной агрессии: 

    - Какая же ты сука… - прикрывая глаза, убитый горем Юнь Чэ, казалось, сдался на милость судьбе. И ожидавшая его смерти дрянь изогнула губы в надменной усмешке. 

    Кивая доктору Ханю, она уже собиралась покинуть лабораторию, но тут услышала, походящий на рык, выкрик: 

    - Стоять! – резко открывая безумные глаза, уже через секунду Юнь Чэ стал пугающе спокоен и собран. – Вы так старались, чтобы упечь меня сюда, так зачем же уходить? 

    Воздух вокруг молодого мужчины начал потрескивать. Люди невооруженным взглядом могли наблюдать проскальзывающие белесые разряды высокого напряжения. 

    Связывающие Юнь Чэ ленты с хлопками лопнули, заставив собравшихся отшатнуться. 

    Потерявший способность радоваться парень, разминая шею, не спеша, сел на столе, а после поднялся на ноги. Разряды тока вокруг его тела стали агрессивнее. Порожденные ими отблески зловеще отражались в налитых кровью глазах. 

    Исследователи, понимая, что единственный выход перекрыт, пытались спрятаться за оборудованием и жались к углам. Женщина по фамилии Чжоу и Хань Минчжэ также не остались равнодушны. Пятясь к выходу, они старались увеличить расстояние меж собой и монстром. 

    Как и было сказано до этого, в мире апокалипсиса нет места морали. Лишь сильные правят балом. И Юнь Чэ был сильнее них всех. Пробудив свою силу, молодой мужчина получил по-настоящему убийственную способность. 

    - Это невозможно, - не на шутку испугался доцент. – Ты принял двойную дозу релаксанта! 

    Он лично занимался разработкой уникального препарата. Лично тестировал тот на живых организмах. Ошибки быть не могло! Что спровоцировало всплеск адреналина и свело на нет действие подавителя?! 

    - Ты еще не понял? – усмехнулся приближающийся к парочке Юнь Чэ. – В этом мире нет ничего невозможного. 

    Походящая на сгусток энергии шаровая молния, ослепив собравшихся, в доли секунды добралась до злосчастной парочки и испепелила тело Минчжэ. Лишь пепел теперь напоминал о существовании этого человека. 

    Странно, но пробыв с этим мужчиной четыре года, Юнь Чэ совершенно не чувствовал утраты. Быть может, он и сам никогда его не любил? Просто привязался к тому теплу, что так умело и лицемерно дарил ученый?

    Предприимчивая женщина, успев отпрыгнуть, забилась в угол и теперь хаотично соображала на тему собственного спасения. 

    Подавив искры, Юнь Чэ подошел к столу с телом племянника и бережно высвободил того из пут. Худенький и бледный ребенок немигающим взглядом пристально смотрел на несправедливость сего мира. 

    Какое-то время он провел под крылом семьи Чжоу и вряд ли те хорошо с ним обращались. 

    «Если бы я был умнее…» 

    - Прости, Чэнь-Чэнь, это все моя вина… 

    Всхлипнув, молодой мужчина упал на колени. Сжимая в руках труп ребенка, он проклинал себя за нерасторопность, за наивность. Проклинал мужа своей почившей сестры. Разве тот ее любил? Разве тот допустил бы ее смерть? Разве тот позволил бы обращаться так с собственным ребенком?! 

    Все иллюзия. Все в этом мире ложь… 

    - Не стойте столбом! – рявкнула женщина. – Уничтожьте его! 

    Погруженный в полные самобичевания мысли молодой мужчина вдруг поднял голову и искоса посмотрел на работников лаборатории. Те, не теряя времени даром, вооружившись шприцами, начали окружать пленника. 

    Резко опуская тело на пол и выхватывая со стола скальпель, подобный богу смерти Юнь Чэ, резко приблизился к обидчикам, с точностью нанося удары по уязвимым шеям. 

    Падая на пол и зажимая глубокие порезы, мужчины в белом заливали пол собственной кровью. 

    - Кто следующий? 

    Метнув в исследователей лезвие, Юнь Чэ заставил тех вновь забиться в углы, а сам обернулся к пухлой, то бледнеющей, то краснеющей женщине. Перепуганная и оттого еще более злая, она жалась к стене, подальше от кучки пепла, которая недавно была мужчиной. 

    - Юнь Чэ! Только посмей меня тронуть и семья Чжоу никогда не оставит тебя в покое! 

    - Ты действительно причисляешь себя к семье Чжоу? – изогнул бровь молодой мужчина. – Насколько мне известно, ты просто прибившаяся к ним сирота. Твое происхождение неизвестно. Но не переживай, я не собираюсь марать о тебя руки. 

    - Ты!.. – ударив по самому больному, Юнь Чэ подстегнул гордость женщины. – Да ты ничего не сможешь! Никто не боится тебя, сумасшедший! 

    Молодой мужчина заливисто рассмеялся. Сейчас данный критерий подходил ему как никогда лучше. 

    - Бегите, он сошел с ума! – выкрикнул кто-то из исследователей. 

    Вновь поднимая тело племянника, парень очень тепло улыбнулся трупу. Сверкнула молния и мальчишка рассыпался пеплом. Более никто не сможет ставить над ним опыты. 

    До ужаса перепуганные люди рванули к единственной двери, но вдруг все здание начало трясти, а с потолка посыпалась плитка. 

    - Убили моего племянника, а теперь хотите сбежать? – спокойствию молодого мужчины мог позавидовать сам Будда. – Ни вы, ни кто-либо другой не сможет покинуть институт. Мы с вами сгинем в братской могиле. 

    Возводя руки, Юнь Чэ, будто действительно тронувшись умом, явил миру свое настоящее безумие. Преисполнившийся жаждой мести, желанием увидеть чужую кровь, он призвал все свои способности, и здание начало обрушиваться быстрее. 

    Колоссальная нагрузка понесла за собой последствия. Кровь начала сочиться из глаз, носа и рта ангела отмщения. 

    Будто пастырь заблудших душ, он осматривал лица суетящихся. 

    - Куда же вы? – звучало как издевательство. – Давайте умрем вместе! 

    ***

    Оглушительный треск прошелся по округе. Никто не был осведомлен о нюансах дела. Впоследствии лишь стало известно, что цокольные этажи исследовательской лаборатории были полностью разрушены. Тысячи мировых умов оказались под завалами без шанса на спасение.

  • Драгоценное сокровище в руках армии
  • Отсутствуют комментарии