• Чистая любовь и Жажда Мести 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глава 60: Прошлое Ёошиды. Часть 1

    — Ну... о чем мне вам рассказать?

    — О чем хочешь, о первом, что придет в голову!

    Сказала мне Сэнсэй...

    — Садись сюда.

    Кацуко поставила стул в центр комнаты... Я присел... ох, все смотрят на меня. Как-то неловко....

    — Марго... закрой шторы.

    — Сейчас, Минахо.

    Марго-сан задвинула толстые шторы. Комната тут же погрузилась во мрак.

    — Кацуко... подай свет только на Йошиду-куна.

    — Слушаюсь, Госпожа.

    Кацуко клацает в панели управления на стене... Свет с потолка падает на меня. Лампы как раз расположены на потолке. Странно... люди вокруг.... будто бы исчезли. Словно я остался совсем один на сцене в театре.

    — Как тебе?... Так проще говорить, верно?

    Юдзуки-сэнсэй права,но...

    — Я... почему-то чувствую себя шпионом на допросе.

    — Вполне справедливый образ... ладно, начинай свой рассказ. Молчите все, пока Йошида-кун не закончит. Никаких вопросов, дайте ему полностью сосредоточиться на своей истории.

    Предупредила девочек Сэнсэй.

    — Йошида-кун... прошу, начинай.

    ***

    Ох... думаю мне стоит начать свой рассказ с дедушки. По маминой линии. Он папа мамы... это ведь очевидно? Ха-ха!

    Мой дед управлял довольно большой компанией. Он её основал, он же её и развивал. Пахал как вол, положив на это всю жизнь. И следовательно, он был очень уверенным в себе мужчиной... невероятно гордым.

    Покупатели и деловые партнеры не слышали от него ничего, кроме лести, но... с семьей и его подчиненными дела обстояли несколько иначе. Любимой фразой Дзи-сан была: «Не забывай благодарить!»

    Он постоянно твердил эту чепуху. Она даже была написана при входе в его компанию... все члены нашей семьи безукоризненно следовали этому правилу, когда бы я их не видел...

    Но... сам Дзи-сан не сказал ни одного "Спасибо" ни одному человеку. До самой смерти... я ни разу не слышал эти слова от него. Может он подразумевал, что человек должен благодарить сам себя. Или видел это выражение не как побуждение благодарить других, а как требование благодарить его самого... да, себя он очень любил.

    Всегда был хвастливым, наглым, эгоистичным... поэтому мне было очень жаль бабулю. Даже если ты чем-то занят, если Дзи-сан зовет – ты обязан явиться в сию же минуту.

    «Сделай чай!», «Принеси газету!» или «Переключи канал!» он всегда выдавал какие-то дурацкие приказы, пока сам и пальцем не пошевелит.

    Он обожал командовать другими. И никогда ничего не делал своими руками. Его все ненавидели. Рабочие, семья... Это так очевидно. Всегда... эгоистичный. Только и умеет, что раздавать приказы.

    Моя мать... его старшая дочь. И он её так любил, что она выросла истинной наследницей его эгоизма. У неё было еще два брата, но с теми, видимо, обходились несколько грубее... испорченной выросла только она. Ей всегда нравился её властный и уверенный в себе папа... Вот она и решила стать такой же.

    Да, моя мать очень властная... воспринимается рабочих в компании деда, как личных рабов. Никто её не любил. И с таким характером... в общем, дедушке не раз приходилось искать ей жениха... но все отказывались.

    Что неудивительно. Она делала дураков из всех.

    Мой отец вырос в неполной семье, ему приходилось работать, чтобы оплатить учебу... он устроился в компанию моего деда. Сразу, как только выпустился из престижного государственного университета. Скромный, молчаливый, не сует свой нос куда не надо... деду он сразу понравился.

    Вот так и вышло, что женились они по приказу деда. Маме было тридцать четыре, папе двадцать шесть. Через год родился я. Думаю... да, я тогда был в садике. Мать сказала мне вот что:

    «Я родила тебя только что бы порадовать отца. Но я уже жалею об этом, лучше бы этого никогда не случалось...»

    Когда я был в более-менее сознательном возрасте, родители уже спали в отдельных комнатах. Но мне кажется, что они никогда и не спали вместе, не считая свадьбы и зачатие. Такими были мои родители.

    Я в то время жил с бабушкой по папиной линии... Обаа-тян заботилась обо мне. Еда, разная одежда, проводы до детского сада... этим всем занималась бабуля.

    Родителям никогда не было до этого дела... Бабушка делала всю работу в семье...

    Матери было плевать. Она всегда орала на неё, как на провинившегося сотрудника.

    «Ты даже убрать толком не можешь!» или «Что за помои ты приготовила?!»

    Она и пальцем в своей жизни не шевельнула.

    А отец все молчал... Мне же всегда было жаль бабушку. И если я об этом говорил маме, то она принималась избивать бабулю, крича: «Как ты его воспитала?!»...

    Однажды она сломала ей ребра, после чего пришлось вызывать скорую.

    И вот, отец, наконец осознавший насколько всё неправильно... пошел к деду. И каким-то образом... все пришло к тому, что мама открыла своё заведение...

    «Главной ошибкой было то, что я находилась в этом доме», — сказала она.

    Дед оплатил все расходы её начинания. Ресторан французской еды. Мать перестала бывать дома... просто заваливалась пьяной поздно в ночи и спала до обеда. А потом обратно в ресторан.

    Но ей было весело. Она жила. Мама больше не злилась на бабулю, я радовался. Но спустя год... бабушка умерла. Я тогда был во втором классе.

    Мать даже не пришла на её похороны... «У меня дела в ресторане», — говорила она.

    Дедушка тоже не явился. Мы с отцом стояли в крематории совершенно одни. К ней вообще никто кроме нас не пришел.

    И после этого... я остался один. Родители иногда приходили домой... но даже не ели там. Хотя отец даже близко к дому не подходил, после смерти бабушки. Я жил один.

    На стол клали деньги на расходы... я покупал на них еду. Три тысячи йен на неделю, каждый понедельник. И они включали в себя деньги, которые остались с предыдущей недели. Если у меня оставалось двести йен, то получал я только две восемьсот.

    Но... они частенько забывали их оставлять. В начальной школе постоянно твердят: «Сдайте на то, сдайте на это»... С такими неожиданными расходами... бывало по два-три дня, когда мне было просто нечего тратить. Поэтому... я бережно относился к деньгам.

    Ах да... во время летних каникул в четвертом классе, отец уехал в долгосрочную командировку... но это не помешало маме не появляться дома две недели... Я три дня жил на жевательных мишках гамми. Они были со вкусом колы, так что я как-то протянул... В манге моего друга было написано, что кола очень питательная. Вот я их и купил. Когда они закончились, я просто пил воду из под крана. Так я выживал.

    Ах, я записывал все расходы в "чековую книжку", чтобы показать их матери. Она проверяла не трачу ли я деньги попусту. На самом деле, её это совсем не интересовало, она почти не смотрела на неё. Но когда она проверяла... меня всегда били. Ей не нравились все мои покупки.

    «Ты транжира!»

    Поэтому друзей в начальной школе у меня не было. Нет денег. Нет велосипеда, чтобы гулять с остальными... Не знаю никаких игр... Ну, что поделать.

    Пятый класс. Моя мать подходит и говорит, что возьмет меня в свой ресторан. Я там ни разу не был. Она сказала, что это не место для детских игр...

    В тот день меня заставили надеть вещи в которых я радовал дедушку на новый год. По пути в ресторан мы заехали в магазин, где мама купила мне... теннисную ракетку. «Она мне не нужна», — сказал тогда я, но мать силой втюхала её мне.

    Я держал ракетку, пока мы ехали в ресторан. Там я впервые увидел поваров и официанток, работающих на маму. Она меня представила абсолютно всем.

    Она рассказывала, как ей тяжело с избалованным ребенком. Что она состоит в родительском совете нашего города... Хоть мама ни разу не пришла даже на родительское собрание. И наконец украсила всё фразой: «Он так хотел теннисную ракетку, что пришлось остановиться и купить её! Мне так надоела его избалованность!»

    Да она мне вообще не сдалась... Маме просто нужно было показать, что она – "Идеальная семейная мамочка". Она смеялась и мерзко улыбалась, перед тем как зайти в странное место под названием "Комната Управляющего"...

    Комната и правда была странноватой. Совсем небольшая... но в ней уместилось роскошное кресло с массажером. Нет ни гроссбуха, ни блокнотов, ни компьютера... Туда позвали молодого повара. Мама начала говорить с ним... при мне.

    — Прости, но у меня счастливая семейная жизнь... я не хочу, чтобы её кто-то испортил...

    Лицо повара тут же помрачнело и он вышел из комнаты буркнув "Понятно". Моя мать глянула на меня... и сказала:

    — Как хлопотно, когда молодежь начинает всё тут же воспринимать всерьез!

    Я – её сын... Я учусь в пятом классе... и всё же.... она хвастается передо мной своими мужиками!

    Я... Я возненавидел её... Я не думал, что она такая. Я верил, что мы просто беднее остальных... Что поэтому родители постоянно работают... Поэтому я должен всегда быть один. Ведь когда я приезжал к дедушку на новый год... он всегда говорил:

    — Твоя мать старается как может, так что поддерживай её уважением!

    И я верил. Но... Увидев её "номер люкс"... я начал сомневаться, работает ли она вообще. По пути обратно мама отобрала ракетку.

    «Подарю её Ясуо-тян», — сказала она. Наверняка так звали её очередного любовника.

    Меня отправили в интернат для мальчиков у подножья горы, когда я выпустился из начальной школы. В этом интернате учился мой дед... В то время он почти что жил здесь. Городок стал ему родным.

    Мать отправила меня туда ему на радость. Я постоянно хотел сбежать. От мамы, папы, дедушки... из этого проклятого дома. Поэтому я и согласился на интернат.

    Но... честно говоря... там было тяжело. Издевательства, вымогательство и кражи были обычным делом. На три года... я словно попал в тюрьму. И... дедушка вскоре умер.

    Дедушка... его ненавидели. Богатый... и при этом даже пальцем не шевельнул, чтобы помочь кому-то кроме моей матери. Думаю он умирал с мыслью о том, как дети благодарят его за наследство... Он никогда не давал взаймы. Даже когда ситуация была критической.

    Относился к рабочим, как к скоту... а сам жил в роскоши. Он один оставался в пятизвездочных гостиницах в командировках, специально заказывал себе отдельные блюда на корпоративах. Когда мой дядя унаследовал компанию, никто не хотел, чтобы она оставалась прежней.

    Следовательно компания изменилась. Маме это не понравилось. Она атаковала компанию. Они долго воевали с дядей, который стал новым президентом... Ей ни к чему была эта компания, и всё же! Я уж не говорю о том, что мой отец работал там же!

    Она несла бред про законное право наследования. «Передайте мне все активы!», «Сделайте меня главной!». Её возненавидели так же сильно, как и деда. Нас перестали считать членами семьи... Никто не приглашал отмечать Новый Год. И на свадьбу двоюродного брата не позвали.

    Что же до отца... похоже, что когда дед был жив, то папа занимал неплохую должность. Но после того, что устроила мама его понизили и перевели в дочернюю компанию. Он был жалким типом. Почти 50, а гоняли как мальчика на побегушках. Папа быстро состарился... и устал. В конце прошлого года я советовался с ним насчет поступления в колледж... он сбросил очень много веса. Все что он сказал, это «С начала года я буду работать по ночным сменам».

    Так что я сам решил пойти в колледж. Я ненавидел общажную жизнь, так что выбрал колледж который поближе к дому. Я хотел жить с отцом. Мама дома вообще не появлялась.

    Она ведь унаследовала старый дом дедушки. Дом, где её родили и вырастили. Земля и здание чего-то да стоили, но мать так задолбала всю семью, что его решили отдать ей, лишь бы успокоилась. Мама осталась довольна.

    Она всегда была папиной дочкой. Никогда женой. Никогда Матерью. Она хотела жить, как папина дочка. И теперь живет в его доме, одна.

    Они развелись, когда я сдавал экзамены на поступление в колледж. Она просто отправила отцу извещение о разводе по почте. У меня было поступление, собеседования... но ей было плевать. Она хотела развестись.

    — Я не собираюсь больше с вами видеться. О деталях расспросите моего адвоката.

    Я так и не видел её после возвращения из интерната. Когда я вернулся, они уже развелись. Ну и ладно. Я не хочу её видеть. Такими были мои мысли.

    А отец. Начал вести себя как-то странно. Это неудивительно... Папа... женился на дочери своего начальника,

    Терпел это на протяжении восемнадцати лет... Терпел отношение, как к рабу. Терпел из-за работы.

    Он не мог вернуться в компанию вот таким вот, верно? Он понял, что всё потеряно... Отец... исчез в день моей вступительной церемонии.

    Оставив записку «Не ищите меня» на работе... Он ушел посреди ночной смены. Человек из компании нервно названивал нам домой прямо перед церемонией.

    Я не знал, что мне делать. Как жить? Что делать, если папа умер? Что делать?!

    Но на церемонию всё равно идти надо. Моё сердце вырывалось из груди. Я потел без остановки. Волновался... Хотел закричать, но не мог...

    Когда закончилась церемония мы разошлись по аудиториям... мне было плохо... И тут... Меня окликнули. Это была Ширасаки Юкино.

    http://tl.rulate.ru/book/1689/124699

    Переводчики: Yogurt

  • Чистая любовь и Жажда Мести 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии