• Чистая любовь и Жажда Мести 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Я обнимаю голую плачущую Ману...

    — Ааааааа!

    В итоге... Мана все потеряла.

    Дом, семью, друзей...

    Она больше не будет Ширасаки Маикой.

    — Всё хорошо... всё будет хорошо.

    Я столько раз утешал её со вчера.

    И всё это время... Мана предавала меня.

    Она думала о побегу... притворялась.

    Неверно поняв наше с Мегу к ней снисходительное обращение... она начала грубо вести себя по отношению к Минахо-сан и Тамайо-сан.

    Но... больше Мане меня не предать.

    У неё ничего не осталось.

    — А теперь... открывается верхняя комната.

    Марго-сан смотрит на монитор.

    В нем по-прежнему отображается кабинет директора.

    — Превосходительство, и как вам?

    Тихо произносит Минахо-сан.

    — Хм... великолепное шоу! Жаль только, что я просто наблюдал!

    Говорит голос из динамиков.

    Уход Маны из семьи... изнасилование... это просто шоу.

    — Вы про него мне говорили?

    Про меня?

    — Да... верно.

    Отвечает Минахо-сан.

    — Да... интересный парень, но...

    Что думает Превосходительство о моих с Мисудзу отношениях?

    Он сказал "но". Очевидно, ему это не нравится...

    Я понимаю...

    Кто я вообще такой в его глазах?

    Даже хуже, чем никто...

    Меня бросили родители...

    Преступник из "Куромори"...

    Я никогда не сравнюсь с Мисудзу из семейства Куромори...

    К тому же... я занимаюсь сексом с массой женщин.

    Даже Кудзуки "Превосходительство"... будет неприятна мыль о том, что его внучка с таким мужчиной.

    К тому же, он уже выбрал ей жениха.

    Но...

    Я люблю Мисудзу.

    И не буду с ней расходиться.

    — Превосходительство... давайте обсудим этот вопрос потом...

    Говорит Минахо-сан.

    — Да... это явно не тот разговор, который должны слышать эти люди.

    Верно...

    Никто еще не вышел.

    При них такое обсуждать не нужно.

    Битва еще не закончена.

    На самом деле, пока не разойдется весть о преступлениях Ширасаки Сусуке в Австралии... и месть полностью не окончена...

    Схватка продолжается...

    Пока что это всё лишь полумера.

    — Завтра ночью... вы придете на представление танцев Конпеки?

    Говорит голос "Превосходительства".

    — Да, наведаемся.

    — Я тоже, разумеется, там буду... Минахо-кун. Там все и обсудим?

    Национальный театр?

    Они будут говорить о Мисудзу и моём будущем?

    — Определенно.

    Минахо-сан кланяется голосу.

    — А теперь... Ичикава-кун.

    Обращается голос к старику.

    — Д-да!

    Господин Ичикава поднимается на ноги.

    — И что нам теперь делать?

    Старик выглядит так, будто постарел лет на десять за эту минуту.

    — Я сделаю всё, что скажет превосходительство.

    Отчаявшись сдается Ичикава.

    — Хорошее решение. Тогда подготовь пресс-конференцию к пяти часам!

    — Пресс-конференцию?

    Старик смотрит на источник звука.

    — Верно... Ты ничего не знал о злодеяниях Ширасаки Сусуке... но тем не менее... понесешь ответственность за своего зятя... на конференции заявишь об отставке.

    От слов Превосходительства... господина Ичикаву бросает в дрожь.

    — Другого пути нет?

    — Так урон будет минимален. Если сам вскроешь себе живот... то винить тебя никто не будет. Как бы там ни было, тебе уже давно пора на пенсию! Думаю, это как раз вовремя.

    Вот такой вот у Мисудзу дед.

    Он куда могущественнее, чем семейства Ичикава или Ширасаки...

    Наверное он самый влиятельный человек в Японии...

    — Что же касается вашей дочери... покажитесь на конференции и скажите, что пока что удержитесь от работы диетолога. Если все успокоится, то будете снова работать диетологом. При должном везении.

    — Отец...

    Мать Маны смотрит на Ичикаву.

    — Мы сделаем так, как нам велит Кудзуки-сама... других путей нет.

    — Д-да...

    Мать Маны начинает плакать...

    Потеря Маны не так сильно расстроила её, как потеря работы?

    — Адвокат Ширасаки... Ичикава-кун и его дочь будут делать, как я скажу... но что насчет семейства Ширасаки?

    Превосходительство... обращается к адвокату Ширасаки.

    — У меня нет права отвечать на такие вопросы. Я вернусь домой и посоветуюсь с Морицугу-сама!

    — Я не против узнать ваше мнение. Вы думаете, Морицугу-кун согласится?

    Адвокат...

    — Нет, Морицугу-сама не согласится.

    — Разумеется... он довольно упрямый. Хотя вы бы назвали это настойчивостью.

    Превосходительство говорит о главе семейства Ширасаки.

    — Но, как я и сказал... новости о Ширасаки Сусуке разойдутся по СМИ к пяти часам. И если не на ваших каналах и газетах, то на остальных так точно. Больше ничего не исправить.

    Да... видимо со прессой свяжутся в три, а с телевидением в пять.

    У Ширасаки есть время до пяти.

    — Это всё перерастет в огромный скандал...

    Многим не нравится доминирование Ширасаки в мире СМИ. Вас как следует разорвут на части стервятники. И я даже не вздумаю помочь.

    — П-прошу... погодите... Морицугу-сама свяжется с Кудзуки-сама... обсудит с вами этот вопрос!

    Кудзуки-сама прерывает его.

    — С чего бы мне это обсуждать с каким-то газетчиком?

    Для господина Кудзуки.... всё их семейство и выеденного яйца не стоит.

    — Но... ведь всё наше семейство падет после этого!

    — Ну, ничего не поделать! Если вы не будете об этом говорить в своих газетах, то получится сокрытие фактов... так или иначе - дом падет.

    — Кудзуки-сама, вы хотите, чтобы наша семья ушла из этого бизнеса?

    Адвокат все никак не отстанет.

    — Падет лишь семья. Вы построили газету и станции... они никуда не денутся. Я мог бы назначить кого-то толкового на это место.

    Превосходительство хочет захватить всё, что есть у Ширасаки...

    — Надо бы сократить число газет и каналов в Японии... с вашей же бейсбольной командой дела обстоят иначе.

    Говорит Превосходительство.

    — Ширасаки-кун сделал слишком многое, чтобы поставить команду на первый план, да настолько, что к самому спорту многие уже потеряли интерес. Ширасаки Морицугу долго не продержится. Ни как бизнесмен, ни как владелец команды.

    Это объявление войны семье Ширасаки.

    — Давайте поиграем. Рискнем. Если вы заявите, что арест Ширасаки Сусуке ложь... то лишь по медиа каналам, которые под вашим контролем. Но... у нас есть Исикава-кун. Если даже зять и жена Сусуке заявят о том, что он преступник... вы продолжите это отрицать? Интересно... как поступит Морицугу? Мне хотелось бы, чтобы он противостоял мне напрямую... я уже давно не играл в эти игры.

    Слова Кудзуки-сама ошарашивают адвоката Ширасаки.

    — Скоро обед. Вам пора. Сейчас начнется самое интересное, предательство, резня, двойной блеф... Морицугу-кун повеселится не меньше моего!

    Превосходительство смеется...

    — Ичикава-кун, есть вероятность, что ты сейчас позвонишь Ширасаки-кун... я не против, если ты решишь предать меня. Просто будь готов к последствиям.

    Господин Ичикава...

    — П-прошу... не говорите глупости. Я подчинюсь всему, что вы сказали! И никому не буду звонить, как и моя дочь.

    — Я очень буду за это признателен.

    — Д-да!

    Старик снова трется головой об пол.

    — Тогда... вы свободны. Вас все устраивает,Минахо-кун?

    — Да, извините за хлопоты, Превосходительство.

    Минахо-сан тоже кланяется голосу.

    — Вы уже доказали свою компетентность за все эти двенацать лет.

    Я очень высоко ценю ваш талант.. кстати.

    Говорит он.

    — Вы намерены закрыть бордель во что бы то ни стало?

    Минахо-сан.

    — Такова моя мечта.

    — Жаль... у вас есть всё, чтобы отстроить Башню Куромори.

    — Это вряд ли.

    — Поговорим об этом завтра. Как и об остальных вопросах.

    — Да, Превосходительство!

    Господин Кудзуки хочет, чтобы Минахо-сан продолжила заниматься борделем... и вмешаться в дела Куромори.

    — Удачного вам вечера, господа!

    Голос замолчал.

    Минахо-сан открыла рот первой...

    — Кацуко... выпроводите их. А я здесь приберусь.

    — Конечно.

    Отвечает Кацуко.

    ◇ ◇ ◇

    Мы смотрим на происходящее из нижней комнаты.

    — Что с нами будет?

    Пусто произношу я.

    — А что толку гадать?

    Отвечает Нэи-сан.

    — Но... ты разве не беспокоишься?

    — А что мы можем? Оставь всё сэнсэй. Она наш лидер!

    — Я знаю, но...

    — Пусть она всем займется, нам останется лишь улыбаться. В ином - мы бессильны.

    С улыбкой на лице произносит Нэи-сан...

    Верно... всё так, как она говорит.

    Мы бессильны, наша задача - успокоить Минахо-сан...

    — Эй, Мана? Может ты уже успокоишься?

    Говорю я Мане, что обнимала меня всё это время.

    — Д-да... Онии-тян.

    Мане всё еще не спокойно на душе.

    — Сзади есть ванна... Йо-тян и Мана-тян, вскупнитесь!

    Говорит Нэи-сан.

    Наблюдательная комната спроектирована так, что в ней можно забаррикадироваться в любой момент!

    — Я думаю, Кацусик скоро вернется... Мана поможет нам делать ланч!

    Нэи-сан очень добра.

    — Да... Нэи-сан.

    Отвечает Мана.

    — Мана... иди первая и прими горячую ванну.

    Приказываю я девушке.

    — Да, Онии-тян.

    Отвечает мне Мана тоном рабыни.

    — Я тебя проведу.

    Нэи-сан хватает Ману.

    Я надеваю своё белье и иду к Марго-сан.

    Та уже что-то расследует на компьютере.

    — О чем ты хотел поговорить?

    Марго-сан улыбнулась мне.

  • Чистая любовь и Жажда Мести 18+
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии