• Чарующий Наследный Принц
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Перевод: LAIT

    Глава 23 – Наследный Принц пожинает плоды.

    Хуань Мо Чэ неторопливо встал и, поднявшись, неумышленно взглянул на наследного принца. Ученый захотел протянуть руку помощи, поэтому он пытался представить себе, чего хотел достичь наследный принц, подняв вопрос голода на юге.

    {1}”Голод” = крайняя нехватка продовольствия. В этом случае это связано с неурожаем.

    К сожалению, взгляд наследного принца вовсе не сдвинулся в сторону Хуань Мо Чэ. Словно независимо от того, что Хуань Мо Чэ скажет, сказанное никоим образом не воспрепятствует его планам.

    Хуань Мо Чэ почувствовал горечь в своем сердце, думая, что наследный принц, как ему казалось, действительно ненавидит его. Это было впервые, когда его отторгал и так ненавидел кто-то.

    “Ваше Величество!” Хуань Мо Чэ слегка поклонился и добродушно улыбнулся, но в своем сердце, он все еще беспрерывно размышлял о намерениях наследного принца.

    Хуань Мо Чэ был человеком непревзойденного интеллекта, поэтому лишь краткого момента созерцания ему хватило для того, чтобы понять, что хотел сделать наследный принц, а Хуань Мо Чэ был готов дать лодке толчок по течению[1].

    [1] ”顺水推舟” = Использование возможности достичь своей цели с небольшим усилием. Другими словами, либо Хуань Мо Чэ придал планам Шан Усинь толчок, или он хотел использовать возможность принести некоторые блага (кашель, особое внимание от Шан Усинь) к себе.

    “Цаоминь [2] считает, что лучшим решением было бы открыть зернохранилища и раздать в помощь зерно!” Он предложил простейшее решение, вызвавшее пренебрежение у нескольких чиновников.

    [2] ”草民” = форма самообращения, используемая теми, кто не имеет значимого ранга/положения, что означает “этот скромный простолюдин”.

    Они также знали об этом решении, но дело было в том, что это решение использовало государственную казну, и как имперские чиновники, они не осмелились предложить его. Только этот человек, который не занимал никакого положения при Императорском Дворе, Хуань гунцзы[3], заявил это настолько прямо.

    [3] ”公” = термин, используемый для обращения к господину или сыну чиновника.

    “Однако есть чиновники, которые не станут отправлять зерно, и вместо этого они заполнят свои собственные карманы. Так что, в конце концов, даже если государственная казна будет задействована для открытия зернохранилищ, простые люди все равно будут умирать с голоду на улицах!” Хуань Мо Чэ озвучил мрачную реальность чиновничества, щадя любой намек на эвфемизм, заставляя чиновников побледнеть.

    “Поэтому сейчас самое главное - выбрать чиновника, который искренне заботится о простом народе и заслуживает доверия Вашего Величества. Он будет тем, кто раздаст зерно в помощь!” Хуань Мо Чэ закончил с улыбкой, а затем посмотрел на наследного принца.

    Как и ожидалось, глаза наследного принца уставились на него. Хотя в глубине их не было ни печали, ни радости, глаза, которые смотрели на Хуань Мо Чэ, были серьезными. Эти глаза захватывали дух.

    Шан Усинь всегда была в курсе, что этот восхваляемый мужчина был очень умным, но она не думала, что он сможет столь легко разгадать ее намерения. Более того, он даже немного помог ей. Она знала, что этот человек был сыном левого премьер-министра[4], а левый премьер-министр…

    [4] ”左相“ = уважаемая должность при Императорском Дворе, известная как “левый премьер-министр”. Должен быть также “правый премьер-министр”, и эта концепция аналогична левой и правой руке человека.

    Император Шан был особенно доволен тем, как Хуань Мо Чэ “назвал вещи своими именами”[5]. Хуань гунцзы был мудрым и столь же честным. Жаль, что неоднократные попытки завербовать его в Императорский Двор были встречены с упорными отказами. Если бы Хуань Мо Чэ вступил в Императорский Двор, то даже должность премьер-министра не могла рассматриваться выше его.

    [5] ”直言不讳” = Говоря о чем-то как оно есть; откровенно и прямо, без отговорок.

    “О? Тогда каковы мысли Хуань гунцзы относительно отправления снабжения для помощи югу?” Спросил Император Шан. Таким образом он хотел указать на важное положение Хуань Мо Чэ. Это был на самом деле не первый раз среди бесчисленных случаев, когда Император Шан обращался к Хуань Мо Чэ за советом, и его предложения, как правило, принимались. Хуань Мо Чэ не разочаровывал его. Каждый раз его предложения были надежными и выдающимися.

    Хуань Мо Чэ посмотрел на принцев, и они также взглянули на него в ответ с некоторой нервозностью.

    Независимо от того, кто будет послан для распределения зерна для населения, пожинаемые плоды выбранным человеком будут исключительными. Бесчисленное количество серебра может быть обретено. Что еще более важно, человек, показавший себя при выполнении этой задачи, обеспечит себе хорошую репутацию, которая была именно тем, что каждый принц желал.

    “Цаоминь думает, что наследный принц - это самая подходящая кандидатура!” Слова Хуань Мо Чэ подняли тысячу волнений[6].

    [6] ”惊起千层浪” = Вызвали смятение.

    Первым, выступившим в опровержении, был, неожиданно, собственный отец Хуань Мо Чэ, Левый Премьер-Министр дажэнь[7]. Левый Премьер-Министр Хуань Ань Пин носил одежды имперского чиновника. Несмотря на то, что он уже постарел, в юности его воспринимали как человека редкой красоты и привлекательности.

    [7] “大人” = титул уважения к высшему человеку, означающий “великий”.

    Он сверкнул на Хуань Мо Чэ. Левый Премьер-Министр Хуань Ань Пин знал, что его сын всегда был неугомонным, тем, кого даже он был не способен удержать. Если бы не тот факт, что Хуань Мо Чэ был единственным сыном в их семье, почему еще Левый Премьер-Министр Хуань Ань Пин стал бы терпеть неповиновение своего сына?

    “Ваше Величество, пожалуйста, пересмотрите. Мо Чэ лишь цаоминь без официальной должности, как он может заниматься важными делами Императорского Двора? Мо Чэ, почему ты еще не ушел?” Левый Премьер-Министр Хуань Ань Пин рявкнул.

    К сожалению для него, Хуань Мо Чэ не обращал внимания на отца, в результате чего пожилое лицо Левого Премьер-Министра Хуань Ань Пин почти потеряло свое спокойствие.

    Остальные завидовали ему за то, что у него великолепно образованный сын с превосходящими чертами. Хуань Мо Чэ был безупречно выдающимся, но никто не знал, что Левый Премьер-Министр Хуань Ань Пин на самом деле считал своего сына бельмом на глазу.

    Шан Усинь наблюдала за претенциозным поведением Левого Премьер-Министра Хуань Ань Пина и могла сказать, что между этими отцом и сыном натянутые отношения. Казалось, что Хуань Мо Чэ не испытывал никакой сыновьей любви к отцу. Неудивительно, что Хуань Мо Чэ ей помог – Левый Премьер-Министр Хуань Ань Пин принадлежал к фракции старшего принца.

    Его Величество бросил недовольный взгляд на Левого Премьер-Министра Хуань Ань Пина, но не стал на словах порицать его.

    Его Величество, казалось, отдалился от масс и реальности[8] и управлял делом жизни и смерти, но на самом деле, были дилеммы, о которых только он знал. Императорский Двор был слишком силен. Он потратил столько лет на устранение тех, кто приобрел уровень императорской власти, но их было недостаточно. Далеко не достаточно.

    [8] ”高高在上” = Находился высоко в лидирующем положении, отличающемся от остальных.

    “Хуань гунцзы высший гунцзы столицы. Кто еще может превзойти его мудрость и сообразительность?” Император Шан упрекнул, а затем посмотрел на собравшихся людей, заговорив: “Или у кого-то имеется другая кандидатура в виду? Чжэнь[9] хотел бы увидеть тех, кто хочет наслаждаться этим трудным заданием!”

    [9] ”朕” = Форма самообращения, используемая исключительно императором, указывающим на себя.

    “Чэнь[10] считает, что старший принц больше подходит!” Левый Премьер-Министр Хуань Ань Пин заговорил. Он знал, что если он не заговорит, то другой чиновник, несомненно, воспользуется шансом.

    [10] “臣” = Форма самообращения, используемая членами Императорского Двора, означающая “этот чиновник”.

    “Я боюсь, что предложение Левого Премьер-Министра неуместно!” Хуань Мо Чэ увидел, что наследный принц собирается что-то сказать, поэтому он быстро решил вмешаться, не желая, чтобы наследный принц шел против Левого Премьер-Министра.

    В конце концов, влияние Левого Премьер-Министра было велико, поэтому, если бы он был обижен на наследного принца, это было бы невыгодно для будущего наследного принца.

    Шан Усинь приподняла брови. Опять же, она не ожидала, что этот Хуань Мо Чэ будет так вопиюще бросать вызов своему собственному отцу, пока они были в Тронном Зале и продолжать помогать ей столь осторожно.

    Если бы не эти персиковые глаза, она бы почувствовала, что этот человек подходит для того, чтобы быть ее приближенным.

    “Голод на юге стал настолько тяжелый, тем не менее никто из других принцев не сообщил об этом. Наследный принц заботится о людях, поэтому, конечно, наследный принц должен выполнить задание. Если бы старший принц был действительно более подходящим, то где же был старший принц в начале? Цаоминь хотел бы отметить, что юг - это владения, принадлежащие старшему принцу.” Хуань Мо Чэ произнес это без толики страха.

    Даже если он столкнется с риском оскорбить императора страны, он все равно будет говорить аналогичным образом. Это было не потому, что он был высокомерным, а просто потому, что он имел возможность.

    “Цаоминь считает, что наследный принц идеально подходит для этой задачи. Более того, в своем сердце он любит простой народ, и это благословение для них!”

    Как только он закончил говорить, он сел обратно. Он сделал все, что мог, все остальное зависело от Его Величества.

    “Чэнь также считает, что для устранения голода на юге, наследный принц наиболее подходящий человек!” Бай Шан Шу, чиновник, который никогда не выбирал сторон и всегда оставался нейтральным, высказался.

    На этот раз он искренне восхищался народолюбивым наследным принцем. Независимо от того, пытался ли наследный принц просто воспользоваться возможностью приобрести благосклонность, он признал голод, что само по себе сделало его очень даже достойным восхищения.

    Император Шан подумал некоторое время, прежде чем объявить: “Задача открытия зернохранилищ и раздачи в помощь зерна будет решаться исключительно наследным принцем. Через пять дней, наследный принц отправит зерно на юг!”

    В глазах Шан Усинь что-то мелькнуло, и этот взгляд в ее глазах был четко замечен Хуань Мо Чэ. Он отвел взгляд и произнес: “Ваше Величество, дорога на юг кишит бандитами. У наследного принца должно быть сопровождение!”

    Он боялся, что наследному принцу понадобится много времени, чтобы вернуться из своего путешествия на юг, и он был готов стать вышеупомянутым сопровождением. Однако…

    “Фухуан[11], эрчэнь[12] считает, что Генерал Лэн был бы очень хорошим кандидатом!” Шан Усинь улыбнулась. Дело не в том, что она не понимала намерений Хуань Мо Чэ, но она действительно ненавидела эти его глаза. Она боялась, что он пробудит ее сердце.

    [11] ”父皇“= Термин, используемый детьми императора, означающий “отец-император”.

    [12] ”儿臣“= Форма самообращения, используемая сыновьями императора, означающая “ваш сын”.

    Глаза Хуань Мо Чэ изначально сложились улыбкой, но затем он опустил их, разрабатывая новый план.

    Лэн Юй Фэн не ожидал, что наследный принц упомянет его, но знал, что отказ не допустим. Оказалось, что его планы по уходу из столицы в кратчайшие сроки придется отложить в сторону.

    “Тогда Генерал Лэн будет сопровождать Наследного Принца на юг!” Император Шан решил: “Вы все можете расходиться!”

    Таким образом, было завершено празднование дня рождения Императора Шан, и пострадало много людей, в то время как наследный принц пожинал наибольшие плоды.

    Несколько чиновников хотели выслужиться перед наследным принцем, но наследный принц взял своих служанок и стремительно покинул Тронный Зал и дворец, не оставив шансов ни для противоборствующих, ни для заискивающих чиновников что-либо сделать.

    Однако отныне все они стали настороженно относиться к наследному принцу. Мудрые люди знали, что наследный принц не был тем, над кем можно было пошутить, а еще большее число чиновников посмотрели на собственных дочерей и начинали строить планы.

  • Чарующий Наследный Принц
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии