• Буря Вооружений
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Поcле долгиx pазмышлений Bан Дун наконец понял причину, почему Ле Kэнь не решался вызвать на бой Ли Шиминя. Hесмотря на то, что марсианин очень хотел встретиться с ним, в случае поражения он рисковал репутацией своей семьи. Старейшины клана посчитали бы его слишком неосторожным, и он бы ослабил свое положение в семье.

    Oднако Ле Кэнь был убежден, что тренироваться с кем-то того же уровня, что и он, было лучшим способом улучшить свои навыки. Поэтому он и настаивал на битве с Шутником Эйнхерием. Ле Кэнь бросил ему вызов в реальном сражении, а не в системе PA, потому что он не только не доверял системе, но и волновался о конфиденциальности своей тактики.

    Ле Кэнь мог показаться нахальным, но он был хитрым и внимательным бойцом. Он хотел использовать Шутника как ступеньку для достижения своей конечной цели – победы над Ли Шиминем. Ле Кэнь также рассуждал о том, что по сравнению с Патроклом Ван Дуна было легче победить, да и он почти наверняка примет его вызов. Поэтому он был идеальным противником.

    Как только Ван Дун понял ситуацию, он сразу приступил к подготовке письма о поединке. Ван Дуну не нужно было беспокоиться о секретности, потому что у него не было секретного оружия, спрятанного в рукаве. Все его атаки и защитные движения были эффективны благодаря его опыту, и другим людям было невозможно их скопировать. Единственный секрет, который у него был, это название его тактики.

    Ван Дун закончил письмо в один присест и отправил его, даже не проверив. Посыл был ясен: он согласен только на битву в TPA.

    Ван Дун вышел из сети, как только отправил письмо. Его заметили в сети тысячи игроков PА, но прежде чем они смогли отправить ему хоть одно сообщение, Шутник Эйнхерий уже отключился.

    DREAM перехватили сообщение в тот момент, когда оно вышло из почтового ящика Ван Дуна. Прочитав содержимое, они решили сделать все возможное, чтобы убедиться, что Ле Кэнь получил и прочитал это послание.

    Хотя появление Патрокла в PA и привлекло внимание многих людей, он с тех пор больше не появлялся. Это было не на пользу DREAM, чтобы четверых марсиан так легко победил принц эванян, так что они были в восторге от того, что Шутник Эйнхерий снова появился и ответил на вызов Ле Кэня.

    DREAM знали, что им нужно сделать абсолютно все возможное, чтобы битва между Шутником Эйнхерием и Ле Кэнем все-таки состоялась.

    * * *

    Тем временем Ли Шиминь вернулся на Землю с Нортона.

    – В вашем брачном соглашении произошли некоторые изменения, – сказал Ли Даочжэ.

    – Отец, но я думал, что решение о браке железобетонное!

    – Я говорил тебе внимательно следить за Домом Ма. Неважно, что ты делал на Нортоне, если ты не сумеешь обеспечить этот брак, считай ты проиграл.

    – Что-нибудь случилось с Ма Сяору? – спокойно спросил Ли Шиминь.

    – Сосредоточься на Ма и не трать время попусту.

    – Да, отец.

    – Эй братец, опять доводишь папу? Хаха!.. И где мои подарки? –улыбнулась Ли Жуо’Эр.

    – В гостиной. Этот Ван Дун еще жив? – спросил сестру Ли Шиминь.

    – Я не ожидала, что ему удастся пережить ядерный взрыв. Но не волнуйся, я держу все под контролем. Ма Дутянь и Ван Дун, похоже, заключили какой-то пакт. Если мы начнем действовать прямо сейчас, я боюсь, что наши действия могут стать скорее помехой, чем помощью, – сказала Ли Жуо’эр.

    – Если то, что ты говоришь – правда, то я согласен с тем, что уже поздно что-либо делать. Меня волнует одно – как Ван Дун сумел убедить Ма Дутяня. Он действительно такой сильный? – спокойно спросил Ли Шиминь.

    Он понимал, что его сестра сделала достаточно, чтобы помочь Ван Дуну и Ма Дутяню образовать это соглашение, независимо от того, сделала она это намеренно или нет. Но он совершенно не винил свою сестру за это.

    Наблюдая за его спокойным поведением, Ли Жуо’Эр проникалась все большим уважением к брату. Она всегда восхищалась его уравновешенностью, будто у него было решение для всех проблем.

    – Он был неплох, но не настолько силен, как ты. Пятый уровень от силы.

    – Хе-хе, неужели? Первый курс и уже пятый уровень? Я думаю тут кроется что-то большее, – Ли Шиминь улыбнулся, пытаясь вытянуть больше информации из своей хитрой сестры.

    Чувствуя желание брата вмешаться, Ли Жуо’Эр пожаловалась:

    – У нас был договор. Ты сказал, что оставишь Ван Дуна мне, мой план только начался.

    – Боже, я еще ничего не сказал. Хорошо, хорошо, просто продолжай. Займусь своими делами, – равнодушно сказал он.

    – Ты только о себе и думаешь. Тебя совсем не волнует то, что ты не можешь жениться на Ма Сяору? Честно говоря, я могу понять, почему Сяору серьезно настроена в отношении Ван Дуна. Ты же знаешь, как она избалована, так что я волнуюсь за тебя.

    Ли Шиминь бросил на сестру быстрый взгляд, а затем сказал:

    – Я не беспокоюсь, потому что ты влюбишь Ван Дуна в себя, а потом бросишь его. Проблема решена!

    Почувствовав стыд за то, что ее план так быстро разгадали, девушка топнула ногой и сказала:

    – Ты хоть раз можешь быть добрее ко мне?

    Ли Жуо’Эр уважала своего брата даже сильнее, чем своего отца-эйнхерия. Хотя семья Ли славилась своими навыками, они не преуспели в мастерстве политических интриг и заговоров, как семья Ма. Но в отличие от отца, у Ли Шиминя было острое чутье в решении политических вопросов, и он был очень проницателен в решении интриг с другими домами.

    После того, как Ли Жуо’Эр ушла, Ли Шиминь уселся на диване и насладился этой бесценной тишиной.

     

    * * *

    Ли Жуо’Эр не направилась прямиком в Эйрланг. Вместо этого она решила найти компромисс, чтобы сдержать долг и перед Ма Сяору и перед своей семьей. Потянув за ниточки в академии, она убедила директора Кайпу отправить группу студентов в Эйрланг и сама присоединилась к этой группе.

    В то время на Луне Саманта была приятно удивлена просьбой Кайпу. Это могло стать поворотным моментом в истории Эйрланга. Эйрланг хотел установить официальные отношения с Кайпу, но те обычно игнорировали их просьбу, не желая отдавать предпочтение академии А-класса.

    Саманта знала, что тут есть нечто большее, что сокрыто глазу и ноющее чувство подсказало ей, что тут как-то замешан Ван Дун. Ее преданность карьере была для нее всем, и мысли о Ван Дуне заставили ее почувствовать вину, так что она решила больше не менять свой курс ни на кого другого.

    Единственной радостью для Саманты после разрыва было видеть то, что Ван Дун выбрал подходящего человека: Ма Сяору.

    Несмотря на неудачу в любовной жизни, ее карьера быстро развивалась. Она полностью изменила пришедшую в упадок академию и вернула ее на правильный путь.

    Несмотря на то, что Эйрланг по-прежнему сильно отставал от пика своей прежней славы, все были впечатлены тем, чего добился молодой руководитель за столь короткое время, и чувствовали ее желание внести позитивные изменения. Конечной целью Саманты было стать политиком, и она подумала, что Эйрланг станет для нее идеальным стартом. Она завоевала сердца и старших поколений за восстановление школы, и молодого поколения за ее способность добиваться перемен.

    Она также получила поддержку военных, предоставив ресурсы для их обучения в системе PA.

    В последние годы она вложила в себя немало средств, и казалось, что пора пожинать плоды. Саманта считала, что без внушительных начальных инвестиций она не сможет ничего добиться. Вскоре Конфедерация увидит самую молодую женщину-советника и изменения, которые она откроет миру.

    * * *

    Ван Дун был шокирован новостями о посещении студенческой группы из Кайпу.

    – Ты серьезно? Хватит издеваться... Это не смешно, – недоверчиво сказал Ван Дун. Хотя он больше не подвергался нападкам Ли Жуо’Эр, страх глубоко засел в нем.

    – Я серьезно, капитан. В этот раз Кайпу решила протянуть нам руку дружбы. Разве не странно? Нас посетит группа из 30 человек. Они будут учиться здесь, вместе с нами какое-то время, – возбужденно сказал Карл. Он не один так радовался. Все его однокурсники были приятно удивлены, что Кайпу наконец развернулись лицом к Эйрлангу.

    Еще более поразительным фактом было то, что в одной из учебных групп числилась Ли Жуо’Эр, несмотря на секретность, которую она держала в Кайпу. Девушка заявила, что она хочет узнать побольше об академии, которую закончил ее великий предок генерал Ли Фэн. Так что она запрыгнула на борт.

    Зная о вражде между Ли Жуо’Эр и Ван Дуном, Чжоу Сиси серьезно забеспокоилась. Она знала, что эта колдунья как бомба с часовым механизмом.

    Ван Дун тоже был озадачен мотивами девушки. Он сомневался, что та пожертвует выгодами своей семьи ради подруги. Однако она без сомнения помогла ему в последнее время и привела к Ма Сяору. Если бы не ее помощь, Ван Дун бы не имел шанса представиться перед Ма Дутянем.

    Не понимая реальных намерений Ли Жуо’Эр, Ван Дун погрузился в раздумья.

    – Кэп, тебе не о чем волноваться! Теперь она на нашей территории, и мы ей покажем кто тут главный! – Карл стукнул себя в грудь и все в очередной раз поразились его умению оптимистично мыслить в любой ситуации.

     

  • Буря Вооружений
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии