• Бог Преступности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • “Тхе – хёк!”

    “О, Хён!”

    Чо Кан – сок поприветствовал Тхе – хёка, зашедшего в полицейский участок.

    Протянул ему стакан с какао, а сам разбавил свое кофе молоком.

    “Говорят вчера поймали Ким Сан – хёна?”

    “Ага. Ты уже в курсе?”

    Тхе – хёк заранее решил какой обьем правды он может рассказать детективу. Все, за исключением черного списка и криминальных умений.

    Взгляд Кан – сока стал острым, когда он услышал о ограблении дома.

    “Ха – ран в порядке?”

    “Да. Она цела.”

    “Если вдруг, не дай бог конечно, подобное случится снова – сразу же звони мне!”

    Детектив хлопнул его по плечу. К счастью, Грабеж провалился.

    “Ой… Извини.”

    Он искренне беспокоился о Тхе – хёке и Ха – ран.

    Насколько Тхе – хёку было известно, детектив и Ха – ран последнее время проводили каждые выходные вместе. Ходили в кино, гуляли. Кажется его сестра оттаяла. Несмотря на разницу в возрасте, из них вышла неплохая пара.

    И Тхе – хёк не намеревался им мешать.

    “Ты уверен, что хочешь встретиться с Ким Сан – хёном?”

    “Да, мне нужно задать ему вопрос.”

    “Серьезно?”

    Детектив пожал плечами в недоумении, но все же отвел Тхе – хёка в комнату для допросов.

    Закованный в наручники и громко кричавший.

    “Вы не понимаете – это ошибка! Зачем мне влезать в дом начальника полиции?”

    Тхе – хёк сел по другую сторону стола.

    “Ким Сан – хён?”

    Вор уставился на него недобрым взглядом.

    “Ты еще кто?”

    Тхе – хёк улыбнулся.

    “Рад встрече. Мне нужно задать тебе один вопрос.”

    “Э? Ты что отбился от своего класса во время экскурсии? Или в полицию уже и детей берут?”

    Кан – сок, стоявший у двери, нахмурился, скрестил руки на груди.

    “Сан – хён. Этот парень – мой младший брат. Лучше бы тебе говорить нормально. А пока вспомни сколько соевой пасты было в твоем вчерашнем обеде.”

    Ким Сан – хён моментально побледнел после слов детектива.

    “Иик! Д – детектив Чо Кан – сок! Я все понял!”

    “Если мне не понравятся твои слова, будешь неделю есть тоже самое.”

    “Нет, смилуйтесь! Меня уже тошнит от jajangmyeon!”

    Как и все задержанные, Ким Сан – хён ел jajangmyeon из ближайшего китайского ресторана. Три раза в день. Более того, ему даже jjamppong ни разу не предложили.[1]

    “Мм. Обьедение.”

    Тхе – хёк начал свой допрос.

    “Два дня назад ты украл предмет, точнее крестик из дома по улице H – дон? Где этот крестик сейчас?”

    Ким Сан – хён присвистнул.

    “О, ты загнул… думаешь я помню?”

    “А должен, это ты его украл.”

    “Понятия не имею!”

    Пришлось вмешаться детективу.

    “Сан – хён. Может хочешь перейти на диету из маринованной редьки?”

    “Иик!”

    В конце концов Ким Сан – хён сознался во всём.

    “Ну, я отдал его Маме! Дешевка! Она еще не заплатила мне за него. Ах, черт. Только не говорите, что меня поймали из – за этой штуковины.”

    “Эй. Какая еще Мама? Твоя?”

    Ким Сан – хён вздрогнул, начал заикаться.

    “Я-я не м-могу сказать, не спрашивайте! От эт-того зависит моя жизнь!”

    “Ублюдок. Я – Чо Кан – сок. Ты действительно хочешь врать детективу, ведущему твое дело? Выкладывай давай.”

    Пока детектив и вор сражались взглядами, Тхе – хёк довольно улыбнулся, он получил что хотел.

    “Хён. Я знаю где это. Можешь прекращать допрос.”

    “Уверен?”

    “Да.”

    Тхе – хёк вышел из комнаты.

    “…Эта скользкая змеюка!”

    Прошептал он, опершись кулаками в стену.

    Крестик у Большой Мамы.

    Ситуация настолько абсурдная, что ему захотелось рассмеяться.

    Он словно Сунь Укун[2], бегающей по руке Будды.

    “…Я спрашивал её о воре, укравшем крестик, так что технически она не солгала. Хех. Мой следующий шаг?”

    Конечно можно спустить все на тормозах.

    Но Тхе – хёк не привык подставлять вторую щеку.

    У него появилась отличная идея, как можно отомстить Большой Маме.

    “Хе хехе… ты забрала мою вещь, ладно, я тоже заберу у тебя самое ценное.”

    Он зловеще ухмыльнулся.

    * * *

    “Добро пожаловать. О, никак сам Со Тхе – хёк? У тебя есть дело ко мне?”

    Поприветствовала его Большая Мама по входу в ломбард.

    Похожий траурный наряд. Длинные волосы аккуратно завязаны назад, тем самым открывая её белую шею.

    ‘Улыбкой заманиваешь жертв в ловушку? Девятихвостая лиса!’

    Тхе – хёк прошёлся взглядом по витринам.

    Ничего подозрительного, но именно сюда приходили все воры района.

    Из участка он зашёл домой и еще раз перечитал свои записи о Большой Маме.

    ‘Или пока она не заслужила приставку Большая?’

    Он знал её интересы. Знал, чем она занимается сейчас в роли скупщика краденного. На основании этой информации составил план действий.

    “Ничего особенного. Проходил мимо и вспомнил о прекрасной Маме. Подумал, может мы выпьем кофе вместе?”

    “Хохо! Шалун. Не играй с Мамой!”

    Большая Мама прикрыла рот рукой и захихикала.

    А через мгновение улыбка полностью пропала с её лица.

    “Итак, Со Тхе – хёк. Вчера ты расспрашивал меня о Сан – хёне. И в тот же день его поймали при попытке ограбления дома начальника полиции.”

    “Ого.”

    “Никаких идей?”

    Она посмотрела ему в глаза.

    Пронзающий насквозь взгляд, словно Большая Мама читала его мысли.

    “Неа, вообще.”

    “Ладно. Присаживайся, я приготовлю нам чай.”

    Тхе – хёк чувствовал, как по спине стекают капли пота. Они обменялись несколькими предложениями и Большая Мама уже непрозрачно намекнула, что знает о связи между двумя событиями.

    Через несколько минут она вернулась, протянув ему стакан зеленого чая, не пакетированного – свеже заваренного.

    С улыбкой сказав:

    “Ты соврал мне. Более того, добровольно вернулся. Ты или дурак, или очень храбрый.”

    “Теперь мы квиты, не так ли?”

    “Ты ошибаешься, я не врала тебе.”

    Оба рассмеялись, что совсем не соответствовало тяжелой атмосфере, повисшей в ломбарде.

    “Никакой лжи не было.”

    “Ахахаха!”

    “Хмм. Мама, что вы думаете о искусстве?”

    Отхлебнув чая, спросил Тхе – хёк.

    Большая Мама чуть повела головой, она явно не ожидала такого вопроса.

    “Хох~ я не понимаю к чему ты ведешь?”

    “Ну, дело в том, что искусство – моя страсть. И в вашем заведении висит много известных картин.”

    Она пристально всмотрелась в Тхе – хёка.

    “Подумать только, парень твоего возраста интересуется искусством.”

    “Так вот, разве все это не подделки?”

    “Нет, подлинники.”

    Тхе – хёк сглотнул. Решающий момент.

    “Вы правы. Если думать о картине как о подлиннике – она будет таковой. Если как о подделке – результат соответствующий.”

    “Ох…”

    Большая Мама непроизвольно ойкнула. Она думала точно также.

    Тхе – хёк ликовал про себя.

    ‘Конечно. Таков девиз семьи Большой Мамы.’

    Она снова смерила его долгим взглядом.

    ‘Пытается понять зачем я вернулся. Нет уж, рано раскрывать козыря, однако.’

    Тхе – хёк жадно пил чай, приготовленный Большой Мамой. Совсем другой аромат, очевидно стоила такая заварка недешево.

    Пауза затянулась.

    “Большая Мама, вчера, это ведь была ‘Голубая Девушка’?”

    Наконец неторопливо сказал он.

    “Поразительно! Как ты узнал?”

    Голубая Девушка – одна из картин маслом мастера эпохи барокко – Сен Жермена[3]. Неизвестная широкой аудитории, но любой коллекционер дрался бы за неё до последнего.

    Тхе – хёк проигнорировал её вопрос, продолжив свою линию.

    “Мне кажется неправильным, что подобная красота может принадлежать только одному человека. Вы согласны?”

    “…”

    Он вынул фотографию из кармана и протянул её Большой Маме. Фотография Тропы Заката.

    Маска, едва державшаяся на лице Большой Мамы, окончательно упала.

    Она была шокирована.

    “Восхитительно. Даже люди, находящиеся при смерти, увидев эту картину, успокаивались. Они любовались ей пока дух не покидал их тела. По – крайней мере такие ходят слухи. Эта картина – легендарный шедевр, была украдена. Очевидно она осела в руках какого – то коллекционера, который не покажет её никому. И я подумал. Почему бы не сделать копии и подарить их миру.”

    Большая Мама не могла вымолвить ни слова.

    Снова. Парнишка перед ней словно читал её мысли. Как такое возможно? Она никогда и ни с кем не разговаривала на эту тему. Совпадение? Судьба? Каким словом можно описать данную встречу?

    Большая Мама любила искусство, но этим миром правила группа богатейших коллекционеров. Поэтому она начала делать копии. Пускай сейчас Большая Мама жила в простом ломбарде, однажды она покажет миру свое виденье искусства.

    Но как парень узнал её мысли? Более того, Тропа Заката, любимая картина её покойного мужа, она всегда мечтала нарисовать её.

    Она словно оказалась голая посреди улицы. Ей было стыдно. Впервые Большая Мама испытывало подобное чувство.

    “Скажи мне, где ты сделал эту фотографию? Ты же хочешь заключить сделку?”

    Дрожащим голосом спросила она.

    “Но, мы уже единожды солгали друг другу.”

    “…”

    “Однако да, у меня есть предложение.”

    “К-какое…?”

    “Возьмите меня к себе в ученики.”

    Её глаза округлились.

    Сложный выбор.

    Тхе – хёк обладал Тропой Заката, её мечтой. И вдруг он попросил обучать его.

    Если она примет сделку, их отношения будут походить на перетягивание одеяла, кто первый украдет имущество другого.

    За каких – то десять секунд в её голове появились и исчезли множество вопросов. Большая Мама приняла решение.

    “Тогда, начни с уборки.”

    Усмехнувшись, сказала она.

    * * *

    Тхе – хёк заглянул в Демоническое Зеркало.

    [Криминальное Умение: Подделка Знаний освоено.]

    -Проведя полный анализ, вы можете создать копию предмета.

    -Качество готового обьекта зависит от вашей проворности.

    -Из – за низкой квалификации, качество ваших изделий оставляет желать лучшего.

    -Умение зарегистрировано в окне временных умений.

    ‘Как и думал!’

    Он набивался к ученике к Большой Маме дабы выучить новое умение.

    И чтобы овладеть им на постоянной основе, он должен нанести удар Большой Маме.

    Но действительно ли это единственный способ изучить криминальное умение? Может здесь он сможет выучить что – то связанное с искусством?

    Время покажет.

    Умение опиралось на проворство, то есть по мере практики данная характеристика будет возрастать. Также как он занимался с Ан Ын – ён, теперь ему предстоит обучение у Большой Мамы.

    Тхе – хёку в любом случае надо поднимать проворство, чтобы перейти к ‘Дворянину’. А когда он полностью освоит умение…

    ‘Я заберу у Большой Мамы все.’

    Он кинул в её сторону хитрый, зловещий взгляд.


       

    [1] Первое уже несколько раз упоминалось и я давал определение в начальных главах: блюдо из лапши с соусом из черных бобов и мелко порезанной свининой.

    Jjamppong – острый суп, также на основе лапши, с морепродуктами и овощами.

    [2] Царь обезьян

    [3] Я нашёл информацию только о Графе Сен – Жермене, но тот хоть и жил в подходящее время – художником не был.

  • Бог Преступности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии