• Бог Преступности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Новенький, какого лешего ему нужно?

    Шин Чан – хо молчал изучал человека, сделавшего ему крайне неожиданное предложение. До сегодняшнего дня он считал Ким Чхол – су просто чудиком. Однако всё изменилось, когда с его губ сорвалось имя Шин Со – ён.

    Единственная, кого сирота Шин Чан – хо видел своей семьёй. Покинув приют, он не пытался искать работу, вместо этого ошиваясь в самых тёмных переулках города. Ему повезло, его выдающуюся силу и выносливость заметил один из офицеров Галереи, предложив Шин Чан – хо присоединиться к ним. Прошло десять лет и парнишка вырос из хулигана до третьего номера в огромной криминальной организации.

    Странно всё вышло. Когда – то давно он просто хотел жить как все, а по итогу сел в тюрьму вместо босса. Последняя фраза, адресованная Шин Чан – хо к сестре, была:

    “Всего семь лет, дождись меня.”

    На что она, грустно улыбнувшись, ответила:

    “Я уже прождала десять, лишние семь ничего не изменят.”

    “Я вернусь боссом и мы поженимся.”

    “…”

    Спустя двадцать лет знакомства, он наконец решился. Шин Со – ён замерла на несколько лет секунд, затем расплакалась и кивнула. Возможно он слишком затянул с предложением, но в сердце Шин Чан – хо горело желание сделать счастливой самую дорогую ему женщину. На следующий день – она не перезвонила.

    Шин Чан – хо подумал, что ей нужно привести мысли в порядок. Прошла неделя. Внутри него отчаянно боролись злость и желание найти любимую. Он отдал приказ – отыскать Шин Со – ён. Шин Чан – хо едва не сдался перед мыслями о побеге.

    Время шло. Месяц… Полгода… Три года.

    Галерея искала по всей стране, тщетно. Она ждала его всю свою жизнь, теперь же на позиции ожидающего оказался Шин Чан – хо. Не зря говорят – имея не ценим, потерявши – плачем. Шин Чан – хо сполна осознал правдивость народной мудрости.

    В момент, когда он уже отчаялся, новичок заявляет такое. Руки Шин Чан – хо тряслись, голос упал до шёпота, лишь бы не слышали его телохранители:

    “…Если найдёшь её, можешь забрать мою жизнь.”

    “История чистейшей любви Бурого Медведя из Галереи.”

    С ухмылкой сказал Тхе – хёк.

    “Но, если ты солгал, на лёгкую смерть не надейся.”

    Тхе – хёк пожал плечами.

    “Перейдём к делу.”

    Выдержав немалую паузу, он продолжил:

    “Рано или поздно разразится война. Я хочу объединиться.”

    “Не понял? То есть ты расскажешь мне о сестре, только если мы будем работать вместе?”

    “В точку. И конечно же ты не мой подчинённый, а равнозначный партнёр.”

    Губы Шин Чан – хо дрогнули.

    “…А тебе какая выгода?”

    “Мне нужна скромная услуга. Есть один парень, вызывающий у меня беспокойство. Сам я информацию на него не соберу.”

    “Враг, значит? Кто?”

    “…Пак Сон – юл.”

    Шин Чан – хо почесал подбородок. Ещё одно имя известного ему человека, донёсшее из уст новичка.

    “Довольно мрачный мужик. Что ты от него хочешь?”

    “Ударим по рукам и расскажу.”

    “Хмм…”

    Промычал Шин Чан – хо, с подозрением рассматривая оппонента.

    “…Что – то ты темнишь. С другой стороны, предложение у тебя слишком выгодное. Одно условие и мы договорились.”

    Он подошёл к Тхе – хёку почти вплотную, прошептав ему на ухо:

    “Докажи, что ты не коп.”

    Тхе – хёк, с неубывающей с лица улыбкой, протянул ему блокнот.

    “А?”

    “Взгляни.”

    Некоторое время он молча изучал содержимое блокнота. Слова здесь были лишними.

    Затем Шин Чан – хо уставился на Тхе - хёка, будто на величайшее чудо в своей жизни. Записи могли изменить всё.

    “Я готов поспособствовать твоей победе.”

    “…Н-написанное здесь, правда?”

    Он глазам своим не верил. Его голос просел до хрипоты. Уж слишком мощное оружие предлагал ему Тхе – хёк.

    Подробный отчёт о бизнесе, ведущемся в Тюрьме Синего Дракона, график рабочих часов охранников, маршруты патрулей. Не говоря уже о секретных документах. Если эта информация попадёт в правильные руки, например, главы криминального синдиката – полетит много важных голов.

    “Ты должно быть знаешь, что я собираю информация. И, понятное дело, начал я далеко не две недели назад.”

    Блокнот содержал данные, которые возможно получить или только снаружи, или только изнутри тюрьмы. И он просто отдаёт его? А в обмен – последить за Пак Сон – юлом?

    Шин Чан – хо сглотнул.

    “…Убедил. Ты не шпион. Но что ты собираешься с этим делать? Хочешь сбежать?”

    “Говорил же. Секрет.”

    Шин Чан – хо медленно кивнул.

    Как он ошибался, приняв оппонента за мелкую сошку. Учитывая объёмы секретной информации, ему переданной, шанс, что Ким Чхол – су – крот минимален. С этим блокнотом Шин Чан – хо по сути станет королём всей тюрьмы. Неплохой бонус в борьбе с японскими ублюдками.

    “Столько данных, не боишься? Вдруг я тебя кину…”

    “Это лишь тридцать процентов.”

    “Ладно, считай я принял твой аванс.”

    Тхе – хёк улыбнулся в ответ. Согласно его воспоминаниям, он окажется в Синем Драконе через четыре года. Мужчину перед ним через четыре года выпустят. Откуда же Тхе – хёк знает Шин Чан – хо? Из – за участия в одном инциденте, тому прибавили пару лишних лет к сроку.

    “Итак, чем же я могу помочь тебе?”

    Шин Чан – хо был наставником Тхе – хёка. Без него Тхе – хёк ни за что не выжил бы здесь десять лет. Практически встреча старых друзей.

    * * *

    “Поразительно. Сам придумал?”

    С обалделыми глазами прокричал Шин Чан – хо. Ким Чхол – су обладал не только информацией, но и необычайно острым, пугающим умом.

    Тхе – хёк усмехнулся.

    ‘Ты научил меня всему. Бурый Медведь.’

    “У меня лучшая разведывательная сеть в тюрьме, думаю, справимся.”

    Не зря же он захватил власть над корейской зоной.

    “Новичок, как выйдешь – приходи ко мне. В ‘Галерее’ тебе больше не придётся беспокоиться о деньгах.”

    “Благодарю за предложение, но вынужден отказаться. Я дал обещание кое – кому.”

    Дал обещание поступить в университет вместе с Ан Ын – ён.

    “Хаха, понял.”

    Без особой радости сказал Шин Чан – хо. С новичком они бы таких дел натворили. Однако, Шин Чан – хо, в отличие от героя романа о троецарствии, не собирался повторять своё предложение трижды.

    Впрочем, как знать – может в будущем ему ещё представится удачная возможность.

    “Начнём сегодня вечером.”

    “Премного благодарен.”

    После ухода Тхе – хёка, Шин Чан – хо собрал своих лучших людей и отдал им несколько простых приказов. Одного из них прозвали Копиркой. На воле он зарабатывал на жизнь созданием и продажей поддельных произведений искусства.

    Его Шин Чан – хо проинструктировал отдельно.

    “Я понял Хён – ним. Зарисовать вещи в камере Пак Сон – юла.”

    “Ага. Пока ребятки следят за ним, ты там осмотришься.”

    “Положитесь на меня. Сделаю в лучшем виде.”

    * * *

    Время ужина, двери камер открылись и заключённые направились в столовую. Пак Сон – юла не покидала чувство, будто за ним следят.

    “И чего они все пырятся?”

    Он не славился особым дружелюбием, предпочитая проводить свободное время в компании книг и альбома, где он что – то периодически черкал.

    “…Может в одежде проблема?”

    Пак Сон – юл осмотрел себя, вроде ничего необычного, откуда ему было знать, что Бурый Медведь выбрал его целью для охоты. Как только он занял место за столом, вокруг присели несколько габаритных ребят с подносами.

    “Не возражаешь?”

    Очевидно бандиты.

    Пак Сон – юл оглянулся по сторонам с задумчивым видом. По негласному правилу, у бандитов был свой сектор в столовой. Так зачем им сниматься с лучших мест и садиться рядом с серийным убийцей?

    Что – то здесь не так. Тем не менее, он один, а такие молодцы не любят церемониться. Озвученный громилой вопрос по сути риторический.

    “Пожалуйста.”

    Трое образовали вокруг него круг. Взяли в клещи, на случай если Пак Сон – юл попытается сбежать. Он продолжил спокойно есть рис. А тем временем Копирка пробрался в его камеру, в соответствии с приказом Шин Чан – хо.

    “Посмотрим.”

    Обыскав камеру, он нашёл несколько альбомов, заполненных, по - видимому, авторскими картинами и стихами. За выделенное ему время, Копирка успел обработать около половины.

    С довольной ухмылкой, расставив вещи по местам, Копирка вернулся к боссу.

    “Хён – ним. Смотрите, что у меня есть.”

    Ознакомившись с ассортиментом, Шин Чан – хо кивнул.

    “Отлично потрудился.”

    Копирка обращался к человеку перед ним исключительно в уважительном ключе. Через четыре года Шин Чан – хо поднимется до вершины Галереи. Полезно иметь влиятельных друзей.

    “Да чего там. Если понадоблюсь – дайте знать.”

    “Угу.”

    Как только Копирка ушёл, Шин Чан – хо приступил к более детальному изучению добычи.

    Часть работ напоминали рисунки ученика начальной школы, текстовые записи так вообще представляли из себя бессмысленный набор слов.

    “…И что новичок будет делать с этим?”

    Непосвящённый человек ни в жизнь не догадается, что среди, казалось бы, бессмысленных фраз и детских рисунков кроются ключи к местонахождению останков жертв Пак Сон – юла. Хотя, свою долю от сделки Шин Чан – хо всё – равно уже получил – значит должен передать мазюки психопата новичку.

    “Спасибо, Бурый Медведь. Ты мне очень помог.”

    Этим вечером, Тхе – хёк отправил весточку на волю.

  • Бог Преступности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии