• Бог Преступности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Нелегальная Хирургия – умение, позволяющее владельцу проводить различные хирургические операции при условии наличия надлежащих инструментов. Главный нюанс – Нелегальная Хирургия поможет зашить рану, но никак не поспособствует её излечению. С первого взгляда – абсолютно бестолковое умение, если бы не встроенная опция ‘Отмена’, возвращающая изменённую область к изначальному состоянию.

    По – крайней мере Тхе – хёку не пришлось заполнять некую шкалу прогресса. Став Дворянином, он изучил Нелегальную Хирургию и Урон Обеим Сторонам автоматически.

    Закатам верхнюю часть тюремной робы, он посмотрел на живот. Точнее на едва заметную выпуклость, за которой скрывался стерильный пакет с необходимыми ему инструментами. Тхе – хёк использовал Отмену и время словно отмоталось назад, вернув его живот к обычному виду.

    ‘Препараты, инструменты. Хорошо хоть бомбу не взял…’

    Нелегальная Хирургия позволяла сделать из человека натуральную ходячую бомбу. И это ещё не самое интересное. Отмена нивелировала любые изменения, даже ампутацию.

    Отрезать палец и использовать Отмену. Как по волшебству, палец вернётся обратно. Палец, лежащий на столе, исчезнет, вернувшись обратно к братьям. Всё бы хорошо, если бы не временные рамки – Отмена действовала только в течении часа после проведения операции.

    ‘Шею конечно нет, но в теории я могу отрезать себя руку или ногу.’

    Ужасающее умение, дающее Тхе – хёку безграничную власть над человеческим телом.

    ‘Поскорее бы вытащить его.’

    Из – за посторонней вещи в теле, давящей на его внутренние органы, Тхе – хёк испытывал расстройство желудка. Ему нужно вытащить пакет, для подобного рода операций, как правило, нужен скальпель, зажим и пинцет.

    С другой стороны, Тхе – хёку хватило бы и столового ножа или ножниц.

    ‘Вот только я в тюрьме, а не во внешнем мире. Все колюще - режущие предметы здесь под запретом.’

    Оно и понятно, незачем снабжать преступников оружием. То же касается вилок или палочек для еды. Заточенной об кирпич палочкой можно причинить немало боли неприятелю. Ещё в список входят шнурки для ботинок и блокноты с металлическим переплётом.

    Разрезать живот круглым, затупленным ножом? Серьёзный вызов.

    Тхе – хёк прожил в Тюрьме Синего Дракона десять лет и знал о ней больше, чем большинство охранников.

    ‘Надо найти работягу.’

    Работяга – человек, получивший работу в тюрьме. Обычно ими становятся примерные заключённые или те, кто правильно раздал взятки охране. Одного работягу Тхе – хёк знал очень хорошо.

    Он сверился с часами, скоро ужин. Первая встреча с другими заключёнными. Время испытания.

    *Гудок*

    Сигнал, извещающий о открытии дверей камер. Проходящий мимо охранник, прокричал:

    “Номер 1047 и 747, время ужинать. В столовую, шагом марш.”

    “…”

    Тхе – хёк кивнул.

    “Хей, новичок. Много интересного узнал от друга?”

    “Порядочно.”

    “Кхаха! Не боись. И здесь жить можно.”

    Тхе – хёк натянуто улыбнулся. В отличие от надзирателя, которого можно и подразнить, с охранниками ему предстоит видеться регулярно. То есть лучше не перечить им, а прикинуться испуганной овечкой.

    Охранник заметил по – прежнему валяющегося на кровати Ё Чхол – хо и легонько постучал дубинкой по стене.

    “Проснись и пой, спящая красавица. Кушать подано.”

    “…”

    Ё Чхол – хо не шелохнулся. Ещё бы, получить удар железной трубой, тут мало кто очухается так быстро. Впрочем, не знающий предыстории охранник, не оценил шутки и закричал:

    “Подъём!”

    “…”

    “Совсем охренел!”

    Охранник скинул одеяло Ё Чхол – хо на пол.

    “При моём заселении он жаловался на плохое самочувствие. Вроде бы доктор разрешил не вставать ему сегодня с кровати.”

    Тихо сказал Тхе – хёк.

    “А чё раньше не сказал?”

    Поморщившись, охранник таки вышел из камеры, напоследок махнув рукой.

    “Иди за мной.”

    “Да.”

    Если говорить о несчастных случаях в Тюрьме Синего Дракона, подавляющий процент их происходил именно в столовой. Сами представьте: сотни представителей враждующий группировок, собранных в одном помещении. Здесь даже правило не трогать зверя во время кормёжки не поможет.

    “Соберись, Тхе – хёк.”

    Прошептал он про себя, так чтобы не слышал охранник.

    * * *

    Появление новичка тут же стало самой обсуждаемой новостью в столовой.

    “Парниш, что с твоим лицом?”

    “Не припоминаю тебя в девятичасовых новостях. По какой статье взяли, братан?”

    “Взял у мамки любимую ложку? А то ведь руками придётся хавать. Кхахаха.”

    “Да не пугай ты его, ещё обмочится как новичок на той неделе.”

    “Ахаха, такое шоу.”

    Тхе – хёк, не поддаваясь на провокации других заключённых, направлялся к зоне раздачи. Пускай себе глумятся, хуже не будет. Вот если он решит ответить – ситуация вполне может выйти из - под контроля.

    Пройдя мимо стойки с пластиковым подносом, он стал богаче на порцию риса и овощей. Хотя в теории каждому заключённому должно доставаться одинаковое количество еды, на практике всё зависело от настроения работников столовой.

    Собственно, не последняя причина, из – за которой заключённые рвутся работать. Несколько человек перед ним получили на добавку суп и блины.

    Один из этих привилегированных заключённых протянул человеку, стоящему на раздаче, какую – то бумажку. Под подносом, максимально быстро. Не обладай Тхе – хёк Гэмблингом, возможно он бы и не заметил ничего подозрительного.

    ‘Вот и нашёлся барыга.’

    “Хочу купить.”

    Тронув местного дельца по плечу, Тхе – хёк приложил два пальца к губам, изображая сигарету. Барыга улыбнулся.

    “Ты ведь новенький? Ломает в первый же день, а что дальше будет?”

    “Не твоё дело. Продаёшь или нет?”

    “В любое время, если есть чем платить. Но, мы на острове, так что сам понимаешь…”

    Если Тхе – хёку не изменяет память, цена за пачку составляла около 20,000 вон. Неплохая наценка, учитывая, что на воле они стоят максимум 5,000.

    “Сколько?”

    “Сто тысяч за пачку.”

    “А ты не прихерел?”

    “Покупай или отваливай.”

    Поторгуйся он сейчас и мог бы сбить цену вдвое, однако, Тхе – хёка не волновали деньги.

    “Возьму двадцать.”

    “Охох, серьёзный подход.”

    Барыга даже присвистнул. В основном в Тюрьму Синего Дракона попадали преступники, осуждённые за убийство или что – то подобное. Попавшихся на денежных махинациях среди них почти не было. Двадцать пачек по 100,000 каждая? Неужели в их края посадили богача.

    Презрение на лице барыге сменилось дружелюбной улыбкой.

    “Так как ты новенький, я объясню, как тут проходят сделки.”

    “Нет необходимости, я заплачу авансом.”

    Тхе – хёк достал из рукава конверт. Заключенным разрешалось держать при себе максимум два миллиона вон. Плюс, возможность получать деньги через почтовый перевод раз в определённый срок. На наличные средства они могли, например, купить всякие мелочи вроде снеков в тюремном магазине.

    “Ровно два миллиона. Пересчитай и, пожалуйста, доставь товар побыстрее.”

    “Хуху, приятно иметь с тобой дело. Скоро всё будет.”

    Несмотря на свою репутацию, Тюрьма Синего Дракона всё же не находилась в полной изоляции от мира. Как минимум названный выше тюремный магазин и поставщики продовольствия, регулярно приплывающие на остров. Работа в магазине или в столовой – лучшее, на что мог надеяться заключённый.

    Барыги договаривались с поставщиками о провозе контрабанды, вроде сигарет, психотропных веществ и холодного оружия. Конечно же, чем выше риск – тем дороже товар. Новичку продадут сигареты, но не более – вдруг он крот.

    ‘Мне хватит и сигарет.’

    Тхе – хёк, кивнув барыге, сел за стол.

    Вокруг тьма тьмущая заключённых, готовых убить за сигарету, потому что у них нет денег, а слух о богатом новичке, к гадалке не ходи, скоро расползётся.

    Тхе – хёк перевёл взгляд на свой поднос. Мисо – суп, жареные анчоусы, кимчи и говядина в соевом соусе. Отлично, даже мясо есть.

    Бонус за оптовую закупку? Ему положили целых два куса мяса.

    Напротив него сел крупный мужик с явно недружелюбными намерениями.

    “Новичок. Первый день и уже знаменитость.”

    “Да ну?”

    “…”

    Громила промолчал, а Тхе – хёк, тем временем, зачерпнул первую ложку супа.

    “Привык поди к домашней жрачке. Сегодня тебе повезло на нормальную еду, но не обольщайся.”

    Вместо ответа Тхе – хёк резко ухватил кулак громилы, покоящийся на столе, и сжал его. Лицо оппонента исказила гримаса боли.

    “Сука. Да кто ты такой?”

    “В следующий раз это будут твои яйца.”

    “…*Шипит*, всё, ухожу.”

    Он уже привлёк к себе внимание ближайшего окружения. Проходящий мимо заключённый картинно споткнулся, роняя поднос с горячим супом на Тхе – хёка.

    ‘Придурки. Хотите поймать меня, придумайте что поинтереснее.’

    Тхе – хёк потянул за шиворот сидящего рядом большого парня, прикрывшись им от опасности. Благодаря его сверхчеловеческой ловкости, всё произошло за доли секунды.

    “Ааа! Горячо!!!”

    В итоге, свежий мисо – суп достался не ему.

    “Что там у вас?”

    Закричал охранник, заметивший суматоху.

    “Простите. Я споткнулся и не удержал в руках тарелку.”

    Оправдывался зачинщик происшествия.

    “Иди в сан. часть! Хватит с меня ваших шуток на сегодня.”

    Большой парень вышел из столовой, прикрывая лицо мокрым полотенцем и не забывая при этом проклинать Тхе – хёка.

    “Думаешь самый крутой? Просто подожди. Я покажу тебе, кто здесь главный.”

    Но концерт в честь прибытия новичка только начинался.

    “Могу поделиться с тобой рисом?”

    “Как тебе новый дом?”

    Тхе – хёка окружило по – меньшей мере десять человек. Если начнётся драка, охранники не поспеют вовремя. Пришло время открыть карты.

    “Полагаю, у вас нет денег?”

    “Чё ты там вякнул?”

    “А курить то хочется?”

    Заключённые сглотнули, они были в курсе последних новостей. Но нельзя же прогнуться перед новеньким.

    Тхе – хёк покрутился по сторонам, оценивая с кем предстоит работать. Никаких криминальных авторитетов. ‘Простолюдины’, которым сидеть вряд ли больше трёх лет. Самая удобная аудитория.

    “Окажете мне услугу и я поделюсь сигаретами.”

    “…Какую?”

    “О, всё просто. Мне скучно. Рассказали интересную историю о произошедшем здесь – получили сигарету.”

    Впрочем, живя в таком месте, они не могли отказаться от своей гордости даже в период ломки.

    “Новичок. Ничё не попутал? Думаешь мы попрошайки? Попробуй повторить и будешь жрать стекло.”

    Тхе – хёк ухмыльнулся.

    Стеклянная крошка. Съевший блюдо с такой заправкой человек, разорвёт себе кишечник и умрёт в мучениях от внутреннего кровоизлияния. Другой вопрос, что ты попробуй ещё найди стекло в тюрьме. Тем более людьми, у которых нет денег даже на сигареты.

    ‘За десять лет я видел лишь троих, умерших от стеклянной крошки.’

    “Ладно, может историю за пачку? Но, если не хотите – дело ваше.”

    “….!”

    Взгляды окруживших его людей изменились.

    Достаточно лишь сигарет. Его план начал набирать обороты.

  • Бог Преступности
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии