• Бог меча Восьми Пустот
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • «Хм, в этом году новички весьма богаты. Они только прибыли в Военную Резиденцию и уже едят в Духовной столовой.»

    Пока Ченьфен ел, а энергия расползалась по его телу, до него донесся странный голос.

    Два старших студента, одетые в длинные темно-серые робы, энергично шли, испуская сильную ауру третьего ранга иллюзиониста, заходя в столовую. Они посмотрели на Ченьфена с враждебностью.

    Чувствуя их враждебность, Ченьфен догадался, что они были кем-то подкуплены, чтобы доставить ему проблемы.

    И этим кем-то очевидно был Шенту Сюэ.

    Однако Военная Резиденция строго запрещала драки. Если две стороны конфликта хотели использовать силу, то они должны были пойти на арену. В ином случае, если старейшины узнают, то каждого ждет серьезное наказание.

    «Пацан, я слышал, что у тебя есть куча кристаллов, как насчет того, чтобы ты угостил своих братишек? Если мы останемся довольными, то будем защищать тебя.»

    Видя, что Ченьфену было наплевать на них, они не разозлились, а подошли к Ченьфену и снисходительно посмотрели на него, провоцируя.

    «Я бы пригласил вас поесть, но боюсь вам недостает навыков.» Ченьфен положил свои палочки и спокойно посмотрел на них.

    «Какой высокомерный.» Лицо ученика было наполнено злостью и насмешкой, глядя на Ченьфена он спросил: «Что, хочешь вызвать нас?»

    «Ага, осмелитесь ли принять вызов?» холодно сказал Ченьфен.

    Хоть он не прорвался при поглощении коралла, но он пополнил свою ци и кровь на 80%. С его возросшей физической силой и печатью Кровавого змея, он легко мог сокрушить третий ранг иллюзиониста.

    «Хаха, я неправильно услышал?» Ученики застыли с насмешливыми улыбками, «Этот пацан и правда хочет драться с нами.»

    «Если согласны, то пойдемте на арену. Если не согласны, то убирайтесь так далеко, как только сможете. Не вставайте на моем путихолодно сказал Ченьфен.

    «Раз ты хочешь умереть, мы исполним твое желание.» Два старших ученика не ожидали такого высокомерия от Ченьфена. Их лица помрачнели, и они сказали убийственным тоном.

    «Посмотрим кто еще умрет.» Ченьфен вытащил восемь кристаллов из пространственной сумки, положил на стол и вышел из столовой.

    «Черт, Кан Сон, я буду первым. Я сломаю его собачьи ноги и заставлю ползать по земле и умолять о пощаде.» Квадратнолицый мужчина сказал сквозь зубы, глядя в спину Ченьфену.

    «Сион Хе, этот пацан не прост. Будь осторожен и не слишком открывайся.» Худой Кан Сон напомнил с мерцанием в глазах.

    «Не волнуйся, ничего не случиться.» Сион Хе был преисполнен уверенностью в своих силах. Он не верил, что может проиграть Ченьфену.

    Арена Сражающихся Душ, единственное место в Военной Резиденции, где были разрешены поединки, была расположена на северо-востоке.

    Ченьфен поднялся по нефритовым ступенькам на арену, которая выглядела, как павильон. Он заметил, что вокруг арены лежали топоры, мечи, копья и тысячи других оружий, оказывая сильное воздействие.

    В центре Арены Сражающийся Душ, были три сцены для поединков, сделанные из черной стали. В данный момент, там находилось четверо старших студентов, сражающийся на сцене. Несколько людей наблюдали за ними.

    «Старейшина Джин, мы бы хотели сразиться, не затруднит ли Старейшину Джина открыть нам сцену?» Войдя на Арену, Сион Хе уважительно поприветствовал седовласого старика, одетого в длинную робу.

    «Хм!» Старейшина Джин осмотрел Ченьфена и компанию своими мутными глазами и напомнил низким голосом: «Вы можете драться, но убивать нельзя, иначе получите наказание.»

    Договорив, Старейшина Джин открыл массив и активировал третью сцену.

    «Пацан, простая драка слишком скучна, может поставим что-нибудь?» Сион Хе знал, что Ченьфен обманул Шенту Сюэ на две тысячи кристаллов, так что предложил.

    «Конечно, как насчет ставки в две тысячи кристаллов?» уголки рта Ченьфена слегка изогнулись и он холодно ответил.

    Хоть Сион Хе и Кан Сон хотели согласиться, они потратили большую сумму на свою культивацию, поэтому у них не было много денег.

    «Разве вы не хотели сделать ставки? Почему молчите?» Ченьфен насмехался над двумя, глядя на их пепельные лица.

    «У нас нет столько кристаллов.» Сион Хе знал, что Ченьфен специально унижал его, поэтому заговорил сквозь зубы.

    «Эх, я разочарован. Сколько кристаллов вы хотите поставить? Если слишком мало, то я не буду больше в этом участвовать.» Ченьфен выдохнул и сказал, теряя интерес, отчего глаза Сиона Хе и Кан Сона вспыхнули.

    «Мы поставим триста кристаллов.» Сион Хе задумался на мгновение и сказал сквозь зубы.

    «Триста кристаллов… Эх, вы и правда бедняки.» Ченьфен закачал головой и вздохнул.

    «Пацан, не будь таким высокомерным. Придет время, когда ты будешь сожалеть об этом.» Услышав насмешку Ченьфена, Сион Хе был готов взорваться от гнева. Он хотел разорвать Ченьфена.

    «Вы готовы? Если готовы, давайте свои ставки мне и можете начинать драться.» Старейшина Джин многозначительно посмотрел на Ченьфена, чье лицо ему было незнакомо и сказал.

    «Я готов.» Сион Хе сжал кулаки и сказал с желанием сражаться. Он передал триста кристаллов старейшине и прыгнул на сцену.

    «Хмм, только ты? А второй не идет?» Ченьфен посмотрел на стоящего в стороне Кан Сона и просил.

    «Что? Ты хочешь драться с нами двумя?» Кан Сон нахмурился и удивленно спросил.

    Они и не мечтали, что Ченьфен будет настолько высокомерен, что вызовет сразу двоих.

    «Почему нет? Сражаться по отдельности будет тратой времени, а не сражением.» Ченьфен кивнул и сказал: «Ладно, хватит херни. Нападайте оба. Когда я разберусь с вами, я вернусь к культивации.»

    «Слишком высокомерный.»

    Эти двое знали, что он высокомерен, но не ожидали, чтобы настолько. Волны гнева прожигали их грудь, а лица позеленели от гнева.

    «Старейшина Джин, вот шесть сотен кристаллов.»

    Ченьфен проигнорировал взгляды двоих и передал шестьсот кристаллов из пространственной сумки старейшине, у которого было странное выражение на лице, после чего запрыгнул на сцену.

    «Раз хочешь умереть, то так тому и быть.» Кан Сон, наполненный убийственным намерением и гневом громко прорычал. Он отдал залог старейшине и тоже прыгнул на сцену.

    «Ты пожалеешь об этом.» Сион Хе сказал сквозь зубы.

    Закончив говорить, двое выпустили своих духовных зверей. Сильное угнетающее чувство охватило Ченьфена.

    Бой между этими тремя привлек все внимание арены. Центром же внимания был Ченьфен, сражающийся против двоих.

  • Бог меча Восьми Пустот
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии