• Бог кулинарии
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • На следующий день между Чжо Минджуном и Каей не было никаких разговоров. Не потому, что им нечего сказать. Уже итак вышло множество мыслей и эмоций, и сказать что-то ещё, может статься только хуже.

    Потому что Кая может говорить только прямо. Чжо Ара прошептала на ухо Чжо Минджуну.

    "Оппа, ты сделал что-то странное?"

    "Не спрашивай."

    Заметив то, что его голос был мрачноват, можно подумать, что они поссорились. И в такого рода проблемы вмешиваться третьей стороне бессмысленно.

    Они надеялись на то, что что-то может случиться из-за его дисквалификации... но, как кажется, время не любит ждать. Персонал сообщил им, что до отлёта осталось не так много времени, и в конце концов, им просто ничего другого не оставалось.

    Чжо Минджун посмотрел на здание Великого Шеф-Повара через окно автомобиля. Он скоро вернётся, но... не как участник. Он чувствовал себя оглушенным.

    Но сейчас время прощания. Чжо Минджун опустил взгляд. Кая и Андерсон посмотрели на него. Они пойдут своими путями.

    'И я тоже... у меня нет права отступать.'

    Он пошел.

    -

    #Дисквалификация Чжо Минджуна - очевидный исход, или неожиданный результат?

    Столкновения в Великом Шеф-Поваре третьего сезона. Реакция масс была настолько горячей, что с предыдущими ни в какое сравнение, а также, он стал называться 'лучшим сезоном'. Что стало причиной горячих реакций? Многие скажут, из-за его 'характера'.

    Оставшаяся троица производила хорошее впечатление на массы и персонал. Но дисквалификация Чжо стала огорчением. И всё из-за того, что он был многими любим, а не из-за причин дисквалификации.

    16-ый эпизод был показан 6 дней назад, а тема была 'Готовка для твоей семьи'. Размышляя о чем-то привычном, понимаешь, что такая тема может появиться лишь раз. Но проблема в том, что для Чжо Минджуна столь неоднозначная тема стала препятствием.

    Для начала, Чжо Минджун иностранец, и он из Кореи. Поэтому, естественно, приготовленное им было корейским, с чувством чужого. И до сих пор, судьи показывали брезгливое отношение к иностранным блюдам, и тот день не стал исключением.

    Хотя, судьи и сказали, что причиной дисквалификации стала его 'нервозность'. Но что стало причиной для этого? Разве, непонятные им блюда не могут стать причиной? Такого было общественное мнение. В действительности, Чжо отдалённо напоминает Лореана кулинарии. А это значит, что ему просто необходимо брать в расчет оценку судей.

     

    (Лореан(Де Лореан) - там какая-то история с инженером который выбивался в люди своим кропотливым трудом.)

    ...

    Говоря о кулинарии, можно основываться лишь на субъективных суждения, но, реальность такова, Чжо Минджун вылетел и это стало огорчением для многих. Они надеялись на то, что Чжо Минджун с легкостью всё преодолеет, но были расстроены.

    Заключительный эпизод Великого Шеф-Повара 3 сезона будет транслироваться 13 июля в 7 часов вечера, в прямом эфире.

    2010.07.07 - Анжела Ева

    "И вновь она..."

    Когда он думал о хороших статьях, он нередко вспоминал имя Анжелы Евы. Она была похожа на Джессику, появившаяся из неоткуда в ресторане в прошлом.

    Чжо Минджун глубоко вздохнул. Вздох затуманил ему взгляд за маскировкой. Июль. Даже если это и Нью-Йорк, сейчас не холодно. Солнце отлично прогревало воздух, а люди ходили в одежде с короткими рукавами. И сейчас он был внутри здания аэропорта. Однако, Чжо Минджун был вынужден маскироваться.

    Не для того, чтобы круто выглядеть, или он простудился. Когда он ходил с открытым лицом, многие его узнавали. По правде говоря, по-началу, ему это понравилось... но стало слишком утомительным. Рядом прозвучал знакомый голос.

    "Опять статейки читаешь."

    "Она хорошо пишет."

    "Если ты так об этом беспокоишься, то ты больной."

    "Ты и правду стала взрослее, заботясь о своём оппе и других. Как тебе было в Америке, весело?"

    "...Не говори так, будто бы ты тут гражданин. Ты вообще мало что знаешь о здешних местах."

    Чжо Минджун весело улыбнулся вместо ответа. После его ухода с Великого Шеф-Повара, Чжо Минджун показал Ли Хе Сон и Чжо Аре различные места. Такие как - Большой Каньон, а также вывеску Голливуд. И конечно же, различные блюда. Ли Хе Сон сказала немного опечалено.

    "Было бы здорово, если ваш отец также побывал здесь."

    "Он всегда может побывать здесь позже."

    "...Когда ты планируешь вернуться в Корею?"

    "Думаю, что вернусь после финала. Но... расписание другой программы может измениться."

    "Куда бы ты ни пошел, не теряйся. Я рада, что ты хорошо готовишь... но, некоторое время я была в растерянности. На тебя направленно множество взглядов. И среди них будут такие, что невзлюбят тебя без причины. Но не расстраивайся и не бойся. Ты меня понял?"

    "Да. Понял."

    В этот момент, послышалось объявление о самолёте. Сообщалось о скором отлёте. Чжо Минджун слегка улыбнулся и сказал.

    "Время пришло."

    "...Верно. Постарайся. Если что, звони."

    "Не волнуйся. Не случится. А звонить я буду и так."

    "Оппа."

    Сказала Чжо Ара в последний раз, перед выходом на службу проверки безопасности. Чжо Минджун посмотрел на неё. Чжо Ара ухмыльнулась и сказала.

    "Кая была красивее, чем на экране. Андерсон тоже симпотяжка."

    "....Что?"

    "Нет, ничего, просто сказала."

    Прежде чем он успел что-то сказать на неожиданные слова Чжо Ары, она исчезла. Чжо Минджун повернулся. Он должен возвращаться в Чикаго. Сегодня 7-ое, финал будет 13-го. Сегодня Мартин просил его приехать к здание Великого Шеф-Повара. И не только ему, но и 7-ым другим, попавшим в топ-10.

    'Я снова с ними встречусь?'

    -

    Слово 'Журнал', может заставить вас думать о склонностях и крутости. На обложке всегда красуется какая-то модель и различные слова. И в зависимости от того, насколько эти слова провокационны, журнал будет восприниматься по-разному.

    "...Этот журнал тоже мусор."

    Ким Тонпин нахмурился, жуя свеклу и салат, сам не понимая почему. После того как он стал журналистом кулинарного журнала, и была одна вещь к которой он привык:ешь в одиночку и решай на свежем воздухе. Однако, он не мог привыкнуть к невкусным блюдам, нет, к чему-то похожему на блюдо.

    Постоянно появлялись блюда. Суп из мидий, завин со свининой. Однако, даже после них Ким Тонпин не улыбнулся. Из-за чего сотрудник в зале был несколько обеспокоен.

     

    (П.П. Завин - некое подобие плова.)

    -Такое чувство, будто съел бумагу, на которой недавно что-то накалякали. Обслуживание и атмосфера отличные, но еда мусор. В этот ресторанчик можно прийти разве что за отличной атмосферой. Пожалуй, самое низкое качество. И более всего, лингуине, ужасно солёные, аж больно...

    '...По возвращению я буду вынужден это написать.'

    Ему было дурно до такой степени, что это чувство у него вызывалось лишь нахождением здесь. А когда он увидел чек на 65тыс. вон(прим. 4000 рублей), его настроение упало ещё ниже. Официантка улыбнулась и спросила.

    "Вкусно было?"

    "...Было сухо."

    Он не мог сказать, что это было вкусно. Особо не ходя вокруг да около, сказал, это было сухо, и официантка его поняла. Таких клиентов как он было ни один и не два. Улыбка не исчезла, но было ясно заметно, как из её улыбки пропало ожидание. Возможно, потому что очень боялась этого клиента?

    "И как только можно подавая такое получать такие деньги? Им похоже просто нравится получать 65 тысяч вон. Заплати я 6,5 тысяч, мог бы неплохо поесть в корейской забегаловке."

    Он не переставал ворчать до тех пор, пока не оказался дома. Стажер, евший рамен в своём кресле, увидев Ким Тонпина неловко рассмеялся.

    "Опять провал?"

    "Долбанный блог с этими мошенниками... Нужно ли вообще было звонить туда и устраивать всё это? Тьфу, почему они ещё не разорены? Здание предпринимателя? Нет, даже так, это слишком. Просто с аренды он бы получил большую прибыль."

    "А разве это не ваша романтика? Своего рода хобби жизни."

    "Эй, даже я люблю вкусно поесть, но вот только не нечто отвратное. Да будь я в каком-нибудь изолированном месте, я всегда буду искать некое оживление, подобно весеннему, только в плане еды."

    На слова Ким Тонпина стажер ничего не мог сказать и просто почесал щеку. Ким Тонпин посмотрел в ноутбук и взглянул на видео, которое показывалось на экране. Там были знакомые иностранцы в униформе поваров и довольно хорошие блюда появились на экране, Ким Тонпин повернул экран и сказал.

    "Это что? Великий Шеф-Повар?"

    "Да. Там был один участник, кореец, его зовут Чжо Минджун, но на этот раз он был дисквалифицирован. Кстати говоря..."

    Стажер вежливо сказал.

    "Сейчас, после того как он вылетел, он должен вскоре вернуться в Корею, так что, как насчет того, чтобы взять у него интервью?"

    "Эй, мы довольно известный журнал. И ты хочешь, чтобы мы взяли интервью у ребёнка, который даже любительское состязание не смог выиграть?"

    "Но у него есть абсолютное чувство вкуса, так что, разве это не прекрасно? Если говорить реально, это не то, что могут добиться повара в своей карьере."

    "О карьере будешь говорить, когда он станет хорошим поваром. Для начала, какие доказательства, что это не подстроено?"

    "Можем проверить его. Если мы отнесёмся к нему как к восходящей звезде, проблем быть не должно."

    "У нас есть о чем писать. Давай уже перестанем отвлекаться на всякие пустяки и сосредоточимся на работе. И не ешь тут, разольёшь ещё."

    Ким Тонпин вернул депрессию на лицо стажера и сел на своё место. После этого он написал о ресторане, жестко раскритиковав его, но слова стажера всё ещё оставались у него в голове. Он прервал свою работу и залез в интернет. Как только он начал вбивать имя Чжо Минджун, провокационно появилась строчка в поиске.

    Абсолютное чувство вкуса Чжо Минджуна.

    Это было словно прекрасная идея для манги. Как и сказал стажер, если не веришь, можно проверить, но он также понимал, что быть такого не может. Не зачем высококлассным поварам идти на Великого Шеф-Повара ради известности.

    И смотря на процессы готовки и результаты, по сравнению с его возрастом, это вызывало у него приятные чувства. И у него было множество фанатов. Может быть, это из-за его красоты и спокойный взгляд, или из-за гениальности и мифического абсолютного чувства вкуса. Внутри или за пределами страны, мало кто не восхищался им.

    'Он столь популярен до своего дебюта в качестве шеф-повара.'

    В этот момент, когда он почувствовал страх и горечь из-за мощности телепередачи. Он тихо пробормотал.

    "Интервью у восходящей звезды..."

    Звуки щелчков раздавались непрерывно.

     

  • Бог кулинарии
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии