• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

    Вместо ответа на вопрос Чжан Сюаня Цыпленок нахмурился и пробормотал с некоторым недоверием:

    – Это всё очень странно!

    – Что странно? – спросил Чжан Сюань.

    – Раз уж это поединок не на жизнь, а на смерть, я думал, что эти двое должны все свои силы вкладывать, но почему-то... – Цыпленок вздёрнул голову вверх, обдумывая нечто непостижимое. – Почему это всё выглядит так, будто они ещё сдерживают себя?

    – Не прощупывают ли они слабые места друг друга, чтобы выждать удачный момент и нанести удар? – спросил Чжан Сюань, с тревогой наблюдая за поединком.

    В большинстве боёв мастера не сразу выкладывались на полную мощность, не раскрывали своих козырных карт в самом начале. Напротив, они старались прощупать способности противника, чтобы козыри их сыграли наиболее действенно.

    Земля всё колебалась от столкновений тех двоих бойцов, и даже горы, на которых они прежде стояли, были размолоты в пыль.

    Поистине к счастью находились те двое не в Небосводе, иначе бой такого масштаба обрушил бы и такие громадные города, как Королевский Город Дрейфующих Призраков. И наверняка в этой катастрофе погибло бы бесчисленное множество Богов.

     – Как ты думаешь, сможешь ты при своей нынешней силе остановить их? – спросил Чжан Сюань.

    – Это невозможно, – отвечал Цыпленок, качая головой. – После воскрешения мой уровень развития заметно вырос, но всё же я этим двоим даже близко неровня. Будь то Монарх-Бог Линси или Монарх Покоритель Небес – они сущности, достигшие зенита Небосвода. Ни один Бог-Монарх не сможет с ними тягаться.

    Услышав это, Чжан Сюань глубоко вздохнул.

    Он подобного ответа ожидал, но всё же не мог не расстроиться ещё сильнее, когда услышал это от Цыпленка. Похоже, парень действительно был бессилен.

    Кроме того, даже если Цыпленок сможет остановить бой, это, вероятно, приведёт к большим бедствиям в ближайшем будущем. И только отложит неизбежное на некоторое время.

    Ух-ух-ух!

    Очередь порывов ци меча, изогнутых растущими дугами, вдруг заполнила пространство вокруг.

    Ло Жосинь наконец обнажила своё оружие.

    Её мастерство меча было весьма изящно и красиво. И притом на удивление знакомо, так что Чжан Сюань не мог не нахмуриться, припоминая, когда это видел.

    Оно действительно напоминало искусство, которое Чжан Сюань видел у Монарха-Бога Газебо Меча. Однако понятия были несколько иными.

    Искусство меча Ло Жосинь производило впечатление свободы и одухотворённости, словно владел им человек, ничем в мире не связанный.

    Жосинь, вероятно, получила какие-то полезные советы от Монарха-Бога Газебо Меча.

    Чжан Сюань не мог определить, насколько тот мощен, но чувствовал, что сравним с Ло Жосинь и Божественным Куном, в особенности потому, что последний мог с ним тягаться в поединке на одном уровне сил.

    Ло Жосинь взяла искусство меча Монарха-Бога Газебо Меча и вдохнула в это искусство свою душу, приспосабливая к себе, как нечто родное и свойственное.

    Присматриваясь, Чжан Сюань заметил, что помимо жажды свободы, искусство Ло Жосинь несло в себе и намерение защитить.

    Единственной проблемой было то, что эти два понятия не сообразовались друг с другом. Желание нечто защищать было само по себе оковами, не дающими жить свободно.

    Будь Ло Жосинь совершенно свободна, её мастерство меча было бы куда мощнее...

    Пусть самому ему, Чжан Сюаню, было очень далеко до этих двоих в смысле развития энергий, но когда дело касалось его чутья в искусстве меча, он перед ними не мерк.

    То, что парень смог постичь искусство, превосходящее небеса, говорило о многом.

    Искусство меча Ло Жосинь несло в себе её желание защищать, но чего она действительно в глубине души желала – это свободы. Пусть она уже свела это противоречие к самому минимуму, оно всё же неизбежно мешало ей в бою.

    И могло запросто стать фатальным для неё недостатком, когда она билась с кем-то, кто находился на одном с ней уровне.

    И если чутьё не обманывало Чжан Сюаня, Божественный Кун мог попасть в такую же ситуацию.

    Чжан Сюань, с тревожно стучащим сердцем, обернулся на Божественного Куна и увидел, что тот достаёт своё оружие.

    То была трость.

    Подметив недостатки в мастерстве барышни, Божественный Кун наносил этой тростью удары, подобные яростным потокам, и почти неотразимые.

    Тростью своей он владел поистине впечатляюще... Чжан Сюань был поражён.

    Будучи Учителем Мира, Божественный Кун прославился не исключительной силой, а глубоким пониманием развития, разработкой института грандмастеров и ценностями, которые передал последующим поколениям. Потому многие видели в нём учёного, человека тонкого ума.

    Чжан Сюань полагал, что Божественный Кун будет и в бою деликатен и тонок, но увидев всё на деле, понял, как сильно ошибался.

    Трость Божественного Куна хлестала противника, что есть мощи, и боец вкладывал в свои удары такое могущество, которому никто не смог бы противостоять.

    Это было крайне насильственной и разрушительной мерой.

    И шло вразрез с тем, как воспринималась личность Божественного Куна.

    Но опять же, как человек смог бы погубить Демоническое Племя с помощью лишь тонких манер?

    Идя по стопам Божественного Куна и восходя сквозь миры, Чжан Сюань хорошо осознавал его поступки.

    Божественный Кун был человеком, желавшим построить справедливый мир, где каждый был бы сильным и мог постоять за себя. И чтобы добиться поставленных целей, Божественному Куну неизбежно приходилось порой применять насильственные меры.

    Божественный Кун на Континенте Грандмастеров один бросился в Демоническое Племя и навёл на него ужас, убив множество врагов, чтобы позволить выжить человечеству.

    В Азуре он одолел многих соперников, чтобы создать и развить систему Эфирных Залов, позволяющую миру взойти на новые высоты.

    Без сомнения, Божественный Кун был личностью весьма грозной, но его самоотверженность позволила ему завоевать в окружающих уважение, а не страх.

    Не было ничего удивительного в том, что он, грозный для тех, кто пересекал границы разумного, и великодушный для всех, кто желал учиться, смог вырасти и стать столь уважаемой личностью в эпоху хаоса, которую вспоминали в мире даже десятки тысяч лет спустя.

    Но опять же, это несло противоречие в самом себе, и это чувствовалось по ударам Божественного Куна.

    Несмотря на то, что его трость обладала разрушительной силой, всё равно чувствовалась его доброта и сострадательный настрой. Его удары казались смертельными, но он готов был удержать их в последний момент, чтобы избежать убийства.

    Его принципы не позволяли ему убить невинного человека, и это повергало в состояние внутреннего конфликта.

    Чжан Сюань покачал головой. Это тоже неблагоприятная черта...

    Ло Жосинь жаждала свободы, в то время, как Божественный Кун испытывал слишком сильное сострадание к миру.

    А это были несомненные табу в поединке не на жизнь, а на смерть.

    Но такова была их природа. Её невозможно было поменять самовольно, а особенно посреди боя.

    – А что насчёт меня тогда?

    Видя суть проблем в нападениях обоих противников, Чжан Сюань не мог не задуматься о себе.

    Сентиментальность Небес, которую он постиг, несла в себе сильную тоску по родным и любимым. И потому его искусство очень связывало его чувствами.

    Однако услышав слова Монарха-Бога Газебо Меча, он понял, что в его искусстве меча есть проблема.

    Ничего плохого не было в том, чтобы дорожить своими чувствами, но было бы слишком мелко, если больше ничего не делать при этом. Вместо того, чтобы погружаться в свои чувства, Чжан Сюань должен был использовать их как движущую силу для защиты родных и близких от опасности!

    Всё равно, как одной любви мало для того, чтобы поддерживать семью. Нужно посвящать время и силы, а не только чувства, чтобы защищать своё семейство и поддерживать отношения финансово, психологически.

    Будь я Монарх-Бог, то мог бы вмешаться и предложить решение для выхода из этой засады. Мне не нужно было бы беспомощно наблюдать, как один из них погибнет в этой Войне Небес...

    Если бы у меня было достаточно могущества, чтобы защитить Небосвод, то не нужно было бы им это делать...

    Такая мысль всплыла в сознании Чжан Сюаня.

    Невероятным мучением для него было наблюдать, как эти двое бьются между собой. Ему трудно было бы принять любой результат, независимо от того, кто победит.

    Парень сожалел о собственной слабости. Он не мог защитить даже то, что ему дорого.

    Чжан Сюань вздохнул.

    – Думаю, я вообще не подхожу для защиты...

    И в этот момент он понял, что не рождён для того искусства меча, которое предлагал Монарх-Бог Газебо Меча.

    С тех пор, как возродился, переселившись из прежнего мира, Чжан Сюань понял одну вещь. Он не хотел бы, чтобы его судьбой кто-то управлял.

    С самого начала своего пути на Континенте Грандмастеров Чжан Сюань всегда бесстрашно встречал трудности, стремясь изо всех сил к тому, во что верил. И всегда желал защитить ближних от зла, а к тому же не раз думал о том, чтобы защитить весь мир.

    Но теперь он желал не защищать других, а самому жить так, как ему хочется.

     

     

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии