• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

    – Королевский Бог? – Чжан Сюань понял и закивал.

    Прочитав множество книг, он получил некоторое первоначальное представление о том, на что способны Королевские Боги.

    В большинстве своём Монархи редко появлялись на публике, потому их до сих пор мало кто видел. К тому же в основном они чурались мирских дел, ведь Одаренные Королевские Боги были по-настоящему влиятельны.

    На всех Девяти Небесах было лишь около тридцати Одаренных Королевских Богов, и на каждое Небо приходилось примерно по три.

    Ступенью ниже располагались Королевские Боги, и всего их было около сотни, а значит, на каждое Небо приходилось только по десятке.

    Иными словами, тот, кто достиг уровня Королевского Бога, уже мог считаться одним из сильнейших мастеров на своей территории, частью самой настоящей движущей силы Небосвода!

    Учитывая то, что даже Небесные Боги высокого ранга не могли сравниться с такими мастерами, у Небесного Бога низшего ранга вовсе никаких шансов не было. Одной силой мысли Королевский Бог мог стереть такого с лица земли.

    Пилюли Божественной Сущности среднего уровня действительно имели ценность, но большинство Небесных Богов наверняка выше ценили собственную жизнь.

    – Никто настоящего имени его не знает, и люди чаще всего его узнают по белоснежно-седой бороде, разделённой на три пряди. Потому и зовут его Мастер с Тремя Бородами. Он живёт в западной части города, недалеко отсюда. Если ты вправду хочешь найти его, я могу отвести тебя туда! – сказала Ци Лин-эр.

    Пусть влияние её в Городе Сумеречного Света было ограничено, но связи, которыми она располагала, были всё же довольно надёжны.

    – Тогда пойдём! – сказал Чжан Сюань.

    Если бы другие соискатели были всего лишь Небесными Богами низшего ранга, у Чжан Сюаня с его нынешним уровнем развития оставались бы какие-то шансы. Но к несчастью, среди его соперников были Небесные Боги среднего ранга, и он, Бог высшего ранга, не был уверен в своих силах.

    Прекратил перед этим заниматься развитием он потому, что Пилюли Божественной Сущности низшего ранга уже не приносили ему пользы. И его первоочерёдной целью теперь было найти более мощные ресурсы для развития и повышать свой уровень.

    Место, где жил Мастер с Тремя Бородами, находилось, как уже было сказано, недалеко. Путь туда пешком занял всего час, и вот Чжан Сюань с Ци Лин-эр оказались у довольно скромной соломенной хижины. Она смотрелась крайне неожиданно на фоне высотных зданий, стоящих за ней.

    В столице, где каждый дюйм земли стоил целое состояние, этот человек смог позволить себе такой большой участок и выстроил на нём эту хижину, а значит, был не стеснён в средствах. И наверняка большинство из тех, кто желал его ограбить, думали дважды, видя подобную роскошную причуду.

    Уже прежде, чем войти в хижину, Чжан Сюань и Ци Лин-эр услышали доносящийся из неё голос.

    – Старейшина, ваши умения в шахматной игре исключительны. Я вам вправду неровня.

    – Ты сделал несколько неудачных ходов за всю игру, но если смотреть, в общем и целом, ты не так уж плох. Старайся, учись, как следует, и есть вероятность, что в будущем превзойдёшь меня... – Долетал из хижины голос старика.

    – Старейшина, благодарю вас за наставления!

    Скрип-дзынь!

    Двери соломенной хижины открылись, и вышел изысканно одетый молодой человек с выражением отчаяния на лице. За ним по пятам следовал подчинённый, они прошли мимо Чжан Сюаня и исчезли в аллеях Города Сумеречного Света.

    – Поскольку у Мастера с Тремя Бородами превосходные навыки в шахматах, к нему в хижину каждый день заявляется немало желающих бросить вызов. Этот молодой человек, должно быть, один из них, – улыбаясь, объяснила Ци Лин-эр.

    После чего подошла к порогу хижины и громко заявила:

    – Ци Лин-эр из клана Ци Королевского Города прибыла, чтобы нанести визит Старейшине. Я надеюсь, что вы уделите нам немного вашего времени!

    – Мне всё равно, из клана Ци вы или из клана Ба, меня не интересует встреча с вами. Я вынужден попросить вас уйти, – отвечал из хижины старик.

    – Старейшина, я не намерена использовать влияние клана Ци, чтобы вас к чему-либо принудить. Я обращаюсь к вам с искренней надеждой, что вы внемлете нашей просьбе. По крайней мере, надеюсь, что вы выслушает нас... – Добавила Ци Лин-эр.

    Попадись ей кто-то другой, репутация клана Ци несомненно заставила бы его поспешно выскочить в страхе оскорбить представительницу. Мастер с Тремя Бородами же, казалось, вовсе того не боялся.

    Воистину верны были слухи о причудах его нрава.

    Но при этом, как ни внушительно было влияние клана Ци, оно распространялось в основном в пределах Королевского Города. Да и не мог клан испортить жизнь кому-то только из-за того, что тот его представителю дал от ворот поворот. Это было бы мелко и неумно.

    – Я всего лишь беззаботный старик. Не думаю, что могу чем-то вам помочь, так что давайте-ка не будем тратить наше время, а?

    Старик в соломенной хижине, видимо, не хотел иметь никаких дел с кланом Ци.

    Еле заметное выражение недовольства появилось на лице Ци Лин-эр.

    Она вот-вот собиралась подступить поближе и продолжить свою речь, и тут Чжан Сюань остановил её, подняв руку.

    После чего обернулся к хижине и сказал:

    – Старейшина, я Чжан Сюань, мастер, не имеющий отношения к этому клану. Я немного изучал шахматы сам, и хотел бы сыграть партию с вами.

    – Вы хотите сыграть партию со мной? – Старика, казалось, это чуть тронуло, но через некоторое время он сказал: – Я сыграл уже три партии сегодня. Приходите лучше завтра.

    – Три партии?

    – Вы, наверное, слышали, что я заядлый игрок в шахматы, но чтобы не дать любимому занятию помешать другим делам, я ограничиваю себя до трёх партий в день. Я сыграл третью с тем молодым человеком, который недавно ушёл, потому вынужден просить вас вернуться завтра, если желаете со мной сыграть, – отвечал старик.

    – Боюсь, меня поджимает время, я спешу, поэтому, скорее всего, уеду из Города Сумеречного Света уже сегодня... – Говорил Чжан Сюань, качая головой.

    – Уезжайте, если вам нужно. Я-то здесь при чём? – нетерпеливо отбуркивался старик.

    – Старейшина, почему бы вам не выслушать меня для начала? Если мы будем играть, один из нас станет победителем. И если так, почему бы нам не заключить пари? – спокойно сказал Чжан Сюань. – Если быть с вами откровенным, я весьма горжусь своими навыками в шахматной игре. Я странствовал по миру, ища того, кто мог бы сравниться со мной, но увы, ещё не нашёл достойного соперника. Если сможете победить меня, я выполню любую вашу просьбу. Если только это не идёт вразрез с моими убеждениями – сделаю всё, что захотите. А если я одержу победу, я попрошу вас выполнить моё пожелание... Ну, как вам такое предложение?

    – О! Вы в этом уверены? – спросил старик, сомневаясь.

    Он не думал, что молодой человек заговорит с таким апломбом.

    – Разумеется! – горделиво отвечал Чжан Сюань.

    – В таком случае, я бы хотел получить того укрощённого вами зверя, что стоит позади вас! – сказал старик.

    Чжан Сюань ещё не вошёл, а старик уже распознал, кто этот молодой человек, стоящий сзади, Чжан Цзя.

    В противном случае старик бы сразу отказал Чжан Сюаню.

    – Прошу прощения, но пусть Чжан Цзя и укрощённый мною зверь, однако мне он, как брат и друг. Спорить на своих друзей – это против моих принципов. Придётся просить вас выбрать что-то ещё, – сказал Чжан Сюань, махнув рукой.

    – Господин... – Бормотал взволнованный Чжан Цзя, глаза его покраснели.

    На какие-то мгновения показалось ему, что господин примет эти условия без колебаний. Всё же укрощённые звери считались в Небосводе сущностями меньшими. Чжан Цзя не ожидал услышать таких слов от Чжана Сюаня.

    Подумать только, господин считал его другом и братом...

    За одни эти его чувства Чжан Цзя готов был преодолевать с ним впредь любые опасности.

    – Вот как? – Старик тоже не ожидал такого ответа от Чжана Сюаня. – Ну, тогда мне от тебя ничего не нужно. Не думаю, что вообще есть нужда заключать с тобой такие пари.

    – Вам кажется, у меня ничего больше для вас нет? Простите меня, но я очень прошу взглянуть иначе.

    Легонько усмехнувшись, Чжан Сюань сделал движение рукой, и в воздухе возник силуэт, стоящий перед чаном для приготовления пилюль. Пальцы силуэта изящно-ловко порхали, безошибочно управляя средой внутри чана.

    – Старейшина, я слышал, вы тоже в приготовлении пилюль весьма искусны. Могу ли я полюбопытствовать, а вот эта моя техника приготовления их не привлекла вашего внимания?..

    – Ваша техника приготовления пилюль... – Воскликнул изумлённый старик.

     Другие, может, и не разглядели бы ничего особенного по тому силуэту, но старик, как искусный мастер, смог угадать, что движения силуэта – составляющая крайне хитроумной техники приготовления пилюль. В сущности, она сильно превосходила ту, что применял старик!

    И через мгновение снова раздался голос старика.

    – Входи!

    Скрип-дзынь!

    Вышел пожилой слуга и жестами пригласил Чжана Сюаня внутрь.

    Тот, улыбаясь, без колебаний вошёл, а Ци Лин-эр и прочие за ним тотчас последовали.

    В книгах, которые штудировал, Чжан Сюань нашёл, что техника приготовления пилюль, применяемая в Небосводе, была во многом сродни тем, что применялись на Континенте Грандмастеров. Иными словами, те знания, которые Чжан Сюань приобрёл на Континенте, были и здесь применимы, и парень здесь оказывался мастером в теории аптечного дела.

    Та техника, которую он показал, была всего лишь вершиной айсберга его способностей.

    Внутренний двор соломенной хижины был невелик.

    В центре его сидел за каменным столом старик. Борода старика тремя прядями развевалась на ветру, придавая ему вид просветлённого отшельника.

    – Начнём!

    Даже не подняв головы, старик взял свои шахматы и стал сосредоточенно взирать на доску. Он не утруждал себя упоминаниями пари, о котором говорили чуть раньше, и показанной Чжан Сюанем техники приготовления пилюль.

    Чжан Сюань с улыбкой подошёл к каменному столу, но едва собравшись сесть, увидел шахматы на столе и нахмурился.

    Услышав слово "шахматы", молодой человек сразу же представил, будто это та же игра, в которую он играл некогда на Континенте Грандмастеров. И кто же мог знать, что перед ним окажется набор шахматных фигур, о чьём значении он не имел никакого понятия?

    Он прочёл множество книг о шахматах Континента Грандмастеров, и его умений более чем хватало на гроссмейстера из гроссмейстеров. А другой набор фигур предполагал и другие правила, и другую манеру игры. Как же парню выиграть в игре, где он не знает даже правил?

    – Вот чёрт! – думал Чжан Сюань. – Раз это две разные игры, нужно было их по-разному называть! Как же это название сбивает с толку!

    Видя, что молодой человек не хочет садиться, старик поднял голову и спросил, нахмурившись:

    – Что такое?

    – Старейшина, не дадите ли мне ещё минуту на подготовку? Для меня шахматы – это не развлечение, а священный ритуал. Я подхожу к каждой партии с огромным благоговением, потому стараюсь выделить немного времени на то, чтобы привести в равновесие свой ум и подготовиться, – говорил Чжан Сюань, ничуть своего смятения не выдавая.

    Старик услышал эти слова, и глаза его чуть засветились одобрением.

    Лишь по-настоящему искусные шахматисты понимали самые глубины игры и проникались к ней ещё большим уважением.

    Уважение вызывало и то, как молодой человек, несмотря на свой возраст, так серьёзно относился к тому, что другие считали лишь игрой и более ничем.

    С учтивой улыбкой Чжан Сюань закрыл глаза и сделал глубокий вдох. По спокойному, но сосредоточенному виду он действительно нисколько не отличался от настоящих гроссмейстеров.

    Но на самом деле в это время он отчаянно закидывал телепатическими сообщениями Ци Лин-эр и Чжана Цзя.

    – Кто-то из вас двоих знает правила шахматной игры?

    – А?! – Ци Лин-эр и Чжан Цзя были ошарашены.

    Не они ли только что своими ушами слышали, как Чжан Сюань хвастался своими шахматными навыками? И после этого оказывалось, что он даже правил не знал!

    Брат, а не поздно ли ты нас о правилах начал спрашивать? – думали они.

    Особенно поражён был Чжан Цзя – настолько, что чуть не окаменел на месте.

    Когда господин заговорил о том, что ему нет равных в шахматном искусстве, Чжан Цзя искренне подумалось, что Чжан Сюань действительно такой разносторонне одарённый человек, который умеет всё на свете.

    Невозможно выразить, как зверь онемел, когда господин спросил, знает ли он правила!

    Вы же не думаете, что можешь победить настоящего гроссмейстера, едва выучив правила? – мысленно вопрошал Чжан Цзя.

    Пусть Чжан Цзя был божественным зверем, он обучился игре в шахматы ещё тогда, когда бродил по улицам Сумеречного Города, скрываясь в обличии человека. И порой, одолеваемый в пещере скукой, он понемногу продолжал из любопытства изучать игру.

    Те шахматы, в которые играл Мастер с Тремя Бородами, официально назывались Шахматами Богини Ло. И они были куда сложнее, чем игра го.

    Правила их были просты, но одно только количество возможных вариантов делало освоение игры крайне трудным. Настоящее испытание на гибкость мышления и смекалку.

    Были люди, которые всю свою жизнь игре посвящали, а достигали немногого. В сущности, множество Королевских Богов были поклонниками шахматной игры, но средними игроками при этом.

    А старик, разбивший всех мастеров города, стал самым настоящим гроссмейстером.

    Чжан Цзя подумал, что со стороны его господина это одно лишь безрассудство бросать вызов такому игроку и делать такие огромные ставки, даже правил игры не зная.

    – Как бы нам перестать ходить по краю бездны? Чую, у меня сердце разорвётся от этого скоро, лопнет, как шарик... – Говорил Чжан Цзя про себя.

    Ци Лин-эр на миг лишилась дара речи, но всё же взялась отвечать на вопрос Чжан Сюаня.

    – Правила игры состоят в том...

    И довольно быстро пробежалась по всем правилам, разъясняя их.

    Суть игры была не в сложности правил, а в том, насколько способен игрок предвидеть ходы соперника. Если оба игрока могли предугадать действия друг друга на много шагов вперёд, игра становилась поистине поединком умов, и разворачивалось зрелище такой замысловатости, что его можно было назвать едва ли не искусством.

    А тот, кто не мог угадать ни шага, в конце концов, оказывались, разбиты противником, раздавлены, как муравьи стопой гиганта.

    – Я понял! – сказал Чжан Сюань со вздохом облегчения, услышав все правила полностью.

    По счастью, они были не слишком сложны. Иначе наверняка нелегко бы ему стало, если бы пришлось их постепенно схватывать по ходу игры.

    Старик заметил, что Чжан Сюань открыл глаза, и спросил:

    – Можем теперь начинать?

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии