• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

    Небосвод.

    Вечное, как казалось, образование, существовавшее с незапамятных времён. Было несколько древних богов, которые стояли на самой вершине, сколько помнили обитатели, и положение этих богов было неколебимо.

    В кроваво-пунцовом закатном солнце, обдуваемый острыми, как клинки, ветрами, издалека медленно шёл силуэт через бескрайнюю пустынную равнину.

    Ни с того ни с сего он остановился на короткий миг, а затем проворно запрыгнул за ближайший булыжник. И едва спрятался, другой, серый силуэт выскочил откуда-то неподалёку.

    То был серый заяц.

    Облизывая опалённые губы, человек поднял с земли деревянную палку и махнул ею вниз. Образовалась чёткая дуга энергии, выстрелив из кончика палки, а затем распределилась на сеть ци меча.

    Бах!

    Но не дотянувшись одного метра до зайца, сеть резко рассыпалась в воздухе.

    Видя, что силы ци меча недостаточно, чтобы сбить зайца, человек, не колеблясь, швырнул в него палкой, запустив её, как стрелу.

    Шух!

    Однако заяц на сей раз был неуязвим. Мощным прыжком он вмиг переместился на шесть метров, оставив палку воткнутой в землю там, где она была несколько мгновений назад.

    Заяц оглядывался на фигуру, напавшую на него, и словно издевательски ухмылялся. А затем в несколько прыжков исчез из виду.

    Какая жалость...

    Человек горестно качал головой.

    Это был никто иной, как Чжан Сюань.

    Он, Учитель Мира Континента Грандмастеров и сильнейший человек в Азуре, оказалось, не мог одолеть даже одного-единственного зайца, прибыв в Небосвод. Да к тому же несостоявшаяся добыча ему гримасничала!

    Узнай об этом другие, он бы умер со стыда!

    Сегодняшний случай показал, в каком парень плачевном положении.

    – Кажется, и сегодня нам ничего не остаётся, как есть дикие травы...

    Зная, как тяжело ему будет найти следующую добычу, Чжан Сюань в беспомощности качал головой. Прошло полмесяца с тех пор, как он прибыл в Небосвод.

    Проследовав сквозь пространственные волнения, он обнаружил себя стоящим в долине. В этот раз было не так, как тогда, когда парень спускался в Азуру – сейчас он не потерял сознания.

    Тем не менее, оттого не меньшим был ущерб, который он понёс в этом путешествии. Парень защищал себя мечевой сетью, образованной с помощью "Сердца Переплетённых Нитей", но пространственные волнения были так сильны, что его едва не разорвало на куски.

    Если бы амулет Ло Жосинь не включилась в критический момент, защитив его, Чжан Сюань запросто мог бы лишиться жизни.

    И после всего этого, попав в безопасную зону, он всё-таки потерял сознание на короткое время из-за своих тяжёлых ранений.

    Можно было сказать, что долину переполняла злая воля природы. Непрестанно задувал сильный ветер, и то и дело шёл такой ливень, который мог бы мигом забить до смерти.

    А что хуже всего – в долине почти отсутствовала духовная энергия!

    В итоге Чжан Сюаню потребовался месяц, чтобы немного восстановиться после ранений, и сейчас ещё далеко было до полного выздоровления.

    Парень заметил и то, что от Пилюль Бессмертных и других сокровищ, что он привёз с собой из Азуры, здесь было мало толку, и даже вода, в которой купался Цыпа, была уже не так действенна. Возможно, это как-то было связано с различиями в атмосфере.

    Но в любом случае, тяжёлые ранения не давали Чжан Сюаню охотиться, и он мог питаться только дикорастущей травой. К счастью, пусть растения были и ужасны на вкус, в них всё же находилось некоторое постоянное количество духовной энергии, которой Чжан Сюаню хватало на каждый день.

    Он называл их "дикими травами", поскольку они таковыми и были, и парень не мог придумать им более точного названия, но если их перенести в Азуру, то они определённо стали бы ресурсом для развития, равным первоклассным целебным травам и Элитным Пилюлям Бессмертных в своей ценности.

    Чересчур велика была разница между двумя мирами. Стократное различие во временном течении и прочности пространства – вот только один наглядный пример.

    Несмотря на то, что Чжан Сюань был сильнейшим человеком в Азуре, он, похоже, ничем не отличался от обычных людей в Небосводе.

    – Я не только не могу летать, но и устаю от ходьбы. Да и проголодался уже снова!

    От одних воспоминаний о пережитом в последние полмесяца Чжан Сюань чувствовал утомление.

    После тех трудностей, которые он прошёл, становясь богом, парень думал, будто здесь его силы останутся на уровне, хотя бы электростанции. Но в мгновение ока, казалось, был отброшен к начальной точке, состоянию обычного человека.

    Долгая ходьба изнуряла его, отсутствие еды истощало, от чуть более быстрого бега он задыхался, а когда слишком долго бодрствовал, ощущал сонливость...

    Чжан Сюань прежде не чувствовал себя таким слабым, даже тогда, когда был тем никчёмным учителем в Академии Хунтянь!

    И в этот момент его осенило, что он, скорее всего, находится в низшем царстве развития. Грубо говоря, парень мог быть и неровня кролику по физической силе!

    К примеру, тот дикий кролик, которого он вчера встретил – они возились долго, а проклятый кролик не только оцарапал ему руку, но вырвался и убежал!

    Так же было и с кроликом, встреченным чуть раньше.

    Буль-буль-буль!

    У Чжан Сюаня вдруг забурчало в животе. Потратил, похоже, слишком много энергии на размышления, и оттого голод разыгрался пуще.

    – Ну, ладно, надо мне дальше осматриваться. Кто знает, может, какой-нибудь кролик-дурачок ударится о дерево и умрёт. И мне достанется царский обед!

    Чжан Сюань облизнулся, превозмогая утомление, и побрёл дальше.

    Походив вокруг холма, он приметил нечто, от чего у него разгорелись глаза.

    – Плодовое дерево!

    Оно росло наискось из расщелины в холме. И недавно дало восемь зеленоватых плодов.

    Они были величиной примерно с ладонь младенца, на вид незрелые. И всё же для того, кто долгое время питался дикорастущей травой, это было словно оазис посреди пустыни.

    Взволнованный Чжан Сюань скорее сорвал их и понюхал.

    Запах был освежающе кисловатым. Чжан Сюань почувствовал, как от удовольствия раскрываются поры на его теле.

    Он быстро собрал все плоды, а затем поднёс один из них ко рту. Однако, не успев надкусить, передумал и положил. После чего собрал плоды в мешок и тронулся в обратный путь.

    – Забудь, – говорил себе, – их уровень ещё ниже, потому им ещё тяжелее.

    Он уже достиг уровня богов, но быстро начинал чувствовать голод, дав себе нагрузку. И похоже, расширял возможности своего тела каждый день.

    Если так было с ним, то, несомненно, тяжелее было Чжао Я и остальным, находящимся ещё в на уровне Полубожества.

    Они питались только дикорастущей травой в последние несколько дней и стали тощими, как побеги гороха. Непросто было Чжан Сюаню найти фрукты, наполненные духовной энергией, а потому, разумеется, он этих фруктов должен был оставить товарищам.

    – Лютые ветра и скудная духовная энергия... Я как будто попал не в тот мир...

    Чжан Сюань качал головой, шагая обратно.

    Он думал, что Небосвод будет местом, насыщенным Аурой Божественности настолько, что кто угодно может впитывать её беспрепятственно и стремительно совершать прорывы. Думал, что сам он и его ученики смогут быстро подняться на вершину и стать непобедимыми сущностями.

    Но действительность его жестоко отрезвила.

    Даже просто выжить ему оказалось трудно. Он чувствовал, что они все умрут от голода куда раньше, чем смогут стать непобедимыми сущностями.

    Лишь на седьмой день по прибытии на Небосвод, Чжан Сюаню удалось подлечить ранения достаточно, чтобы позволить Цыпе выпустить остальных.

    Едва они все были выпущены на свободу, свёрнутое пространство, в котором они прежде находились, продавилось и ухнуло само в себя под давлением мира. И все предметы, что они хранили внутри него, обратились в пыль.

    Семь дней подряд голодать – это в Азуре для них было бы пустяком, а здесь этого было достаточно, чтобы они оказались на волосок от гибели.

    Им пришлось уплести несколько полных мисок салата из овощей безо всякой заправки, и только тогда они начали восстанавливаться.

    Что до Цыпы, трудно было определить, что с ним – или он не восстановился полностью после своих ранений, или просто не приспособился ещё к среде, но он всё лежал, спал в даньтяне без единого намёка на пробуждение за всё это время.

    Чжан Сюань сначала надеялся использовать Цыпу, как приманку для каких-нибудь диких зверей, чтобы тех ловить и обеспечивать себя мясной пищей, которой так не хватало, но глядя на Цыпу, понимал, что не может больше на него рассчитывать.

    Думая вот так о том, о чём, Чжан Сюань скоро добрался до пещеры, которую выбрал в качестве временного пристанища для всей компании.

    – Учитель! – Чжао Я быстро подошла и приветствовала Чжан Сюаня. – Скорее отдохните. Вы ещё не восстановились от ран, поэтому вам нужно, получше заботиться о себе.

    Говоря, она помогла внести пожитки, которые Чжан Сюань принёс обратно, и положила их аккуратно в один угол.

    – Вы бы позволили нам выходить наружу, собирать с вами съестное. Мы-то не ранены, и можем разделить с вами хоть какие-то тяготы...

    Ученики прятались в животе Цыпы, пока Чжан Сюань пробивался сквозь временные волнения, а потому оставались невредимы.

    От невероятного давления Небосвода они чувствовали себя беспомощными, как маленькие дети, но побродить в поисках фруктов и трав или исхитриться прикончить слабого зверя – это ещё оставалось в их силах.

    – Так не пойдёт, – с негодованием качал головой Чжан Сюань. – Долина вокруг нас полна божественных зверей. Даже малейшая ошибка запросто может стоить вам жизни! Держитесь пока что вместе, внутри, и перво-наперво найдите способ достичь одного уровня со мной!

    – Но... – тревожно возразила Чжао Я.

    Они не думали, что так получится.

    Ученики последовали за учителем в Небосвод в надежде, что смогут разделить его тяготы, но в итоге стали ему обузой.

    – Ты больше не хочешь слушать меня? – нахмурился  недовольный Чжан Сюань.

    – Я не смею... – Отвечала Чжао Я, склонив голову.

    – Хорошо, давай не будем больше об этом говорить. Посмотри, что я принёс вам в этот раз, – улыбался Чжан Сюань, вынимая плоды, которые нёс, всю дорогу прижимая к себе.

    Вмиг освежающий аромат плодов наполнил пещеру

    – Это... фрукты? – глаза Юань Тао и Сунь Цяна загорелись, на губах заблестела слюна.

    В последние несколько дней они ели только дикорастущие травы и смотреть на них уже не могли. И потому появление этих фруктов было подобно дождю после засухи.

    – Налетай! – сказал Чжан Сюань, усмехнувшись. – Но их не так много, поэтому, обязательно, поровну между собой разделите. Я позже выйду, посмотрю, нет ли ещё таких. Сунь Цян, я тебе поручаю раздать фрукты всем. Убедись, что каждый получил свою долю.

    – Да, Молодой Господин! – отвечал Сунь Цян, подходя, чтобы забрать фрукты.

    Помимо Чжан Сюаня в этом месте было четырнадцать человек на сей момент – одиннадцать учеников Чжан Сюаня, Сунь Цян и Святой Меч Синмэн.

    – Здесь всего восемь. Молодой Господин, вы можете взять один себе, а мы возьмём каждый по половинке.

    – Я съел один такой там, снаружи, потому можете распределить остальное между собой, – сказал Чжан Сюань, махнув рукой. – И да, конечно, не забудьте оставить на долю Цыпы. Пусть он сейчас спит, но когда проснётся, точно будет жаловаться, если мы ему не оставим.

    Сунь Цян быстро распределил фрукты.

    И пусть они на вкус были незрелыми, духовной энергии в них было куда больше, чем в дикорастущих травах. Как только ученики откусили от них, то почувствовали, что накопившаяся за день усталость исчезла вмиг. Словно кто-то впрыснул в их организмы энергию и жизненную силу.

    Чжан Сюань увидел улыбки на лицах учеников, взглянув с порога пещеры, и облегчённо кивнул.

    В этот миг вдруг подошла Ван Ин и сказала:

    – Учитель, можете съесть мою половину...

    – Не нужно, я уже такую съел. Ешьте и поднимайте свой уровень развития, как можно быстрее. Вы сможете мне помочь, как только достигнете уровня богов, как и я... – Говорил Чжан Сюань, махнув рукой.

    И не успел он договорит, как его брови вдруг вскинулись, лицо стало злобно-мрачно, и он попросил Ван Ин:

    – Скажи всем сидеть здесь тихо. Пока я не позову вас, не выходите, что бы ни происходило!

    И едва произнеся эти слова, он выскочил из пещеры и за несколько мгновений исчез из виду среди долины.

    После того, как Чжан Сюань ушёл, Ван Ин скорее поправила лозы, свисавшие за входом в пещеру, так, чтобы скрыть её от посторонних взглядов. Затем повернулась и оглядела людей в пещере слегка покрасневшими глазами.

    Заметив, что что-то не так, Чжао Я быстро подошла и спросила с тревогой:

    – Что случилось?

    – Да ничего, – отвечала Ван Ин, тотчас склонив голову. – Учитель сказал, чтобы мы были осторожными и не выступали вперёд, что бы ни случилось. Думаю, он снова пошёл искать еду.

    Уставившись на половинку фрукта в своей руке, Ван Ин почувствовала, как на глаза неудержимо наворачиваются слёзы. И не поднимая головы, она быстро ушла в угол пещеры.

    Другие могли и ничего не заметить, но её чуткие наблюдения показывали, что учитель и кусочка не откусил от тех плодов.

    Из-за своеобразной окружающей среды учитель часто возвращался в пещеру обессиленным под конец дня, но даже так он всегда оставлял им, ученикам, самую вкусную еду. Хоть учитель усерднее всех трудился, он и больше всех голодал.

    Одна лишь мысль об этом отзывалась глубокой болью в сердце.

    Лучшее решение в своей жизни она приняла тогда, когда вошла в классную комнату и признала Чжан Сюаня своим учителем!

    Пусть слёзы бежали по её щекам, она чувствовала, что жизнь здесь всё же не так уж горька, есть в ней и какая-то сладость.

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии