• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • — Её нарисовали вы?

    В зале воцарилась абсолютная тишина.

    Но очень быстро её прервали злобные голоса.

    — Хотите сказать, что это вы нарисовали картину пятого уровня? Чжан Сюань, я из-за вас от смеха умру. Вы даже не можете о ней ничего сказать, просто признайте своё поражение. Ваше бахвальство переходит все границы!

    — Какой же вы толстокожий. Даже вашему пустому хвастовству должен быть предел. Может, теперь вы заявите, что на самом деле вы - Грандмастер Юнь Шаоцин?

    — Знайте своё место! Вы хоть знаете, что такое картина пятого уровня? Да от одной мысли, что вы - мастер, нарисовавший эту картину, смешно становится!

    Тянь Лун, Лу Сюнь и Ван Чао подали голос. Все трое уставились на Чжана Сюаня, как на идиота.

    А что на самом деле, картина пятого уровня?

    Сейчас, во всём Тяньсюаньском Королевстве, нет ни одного человека, который мог бы нарисовать подобную картину. Даже отец Лу Сюня, Мастер Лу Чэнь, не может справиться с такой задачей. И, тем более, невероятно, что низкопробный наставник из академии, которому даже нет двадцати, мог бы её создать. Если это не шутка, то что же?

    — Лю Лин, и вот этого человека вы хотите принять в свои помощники? Он бесстыден и лжив. Думаете, такой человек может стать наставником?

    Старейшина Тянь сложил руки, и его вид стал грозным.

    Когда Лю Лин отправил ему эту картину, Старейшина Тянь, в тот же день повесил её на стену и ежедневно ей любовался. И каждый взгляд на неё оставлял у Старейшины Тяня неизгладимое впечатление. Всё это время он думал, что это шедевр, нарисованный каким-нибудь Грандмастером, и был в этом убеждён. Но теперь, какой-то парень, заявляет, что это он её нарисовал.

    Это оскорбление для такого шедевра.

    — Учитель Тянь, эта картина…

    Услышав, в какую ярость пришёл его наставник, Лю Лин слегка растерялся.

    — Действительно нарисована Чжан Сюанем!

    — Вот и вам пришлось признать, что он… Хах? Что вы сказали? — до Старейшины Тяня наконец дошли слова, сказанные Лю Лином, и он почти потерял дар речи. Скривив рот, он спросил:

    — Он… это нарисовал он?

    — Да, эта картина… Была нарисована Чжан Сюанем несколько дней назад…

    Лю Лин горько улыбнулся.

    Не так давно, когда Хуан Юй принесла ему эту картину, чтобы он мог отправить её Старейшине Тяню, её слова ошеломили самого Лю Лина.

    Даже в королевстве второго ранга, каким является Бэйу, картина пятого уровня — это настоящее сокровище. И подобное сокровище нарисовал наставник низкого рана из Хунтяньской Академии, которому ещё и двадцать лет не исполнилось…

    Несмотря на то, что он услышал это от своей ученицы, ему было тяжело в это поверить.

    — Это… это…

    Старейшина Тянь сощурился, его лицо загорелось от стыда. Если бы в зале была глубокая яма, он бы тут же в неё прыгнул.

    Как Грандмастер, Лю Лин не стал бы лгать о подобных вещах. А это значит… Картина действительно была нарисована Чжан Сюанем.

    Старейшина Тянь, всё это время, возносил похвалы мастеру, говорил, что хотел бы встретиться с ним, и вот, когда Художник оказался перед его глазами, Старейшина Тянь его не узнал…

    — Я в это не верю… Даже если бы он начал учиться в утробе матери, он не смог бы нарисовать такую невероятную работу… — процедил сквозь зубы Лу Сюнь, услышав, как Лю Лин подтвердил слова Чжан Сюаня.

    Он только что восхвалял мастера, нарисовавшего картину, его технику, сделанные им мазки… Лу Сюнь даже предположил, что создателем этого шедевра был Грандмастер Живописи. Он выразил этой картине почёт и уважение, похоже, что это и стало его промахом. Точнее… он восхвалял человека, которого хотел унизить. Лу Сюнь не мог этого принять.

    — Я в это не верю. Грандмастер Лю, не поддавайтесь на его вра- — Начал говорить Ван Чао.

    Однако прежде чем он закончил фразу, Чжан Сюань, подошедший к картине, легонько к ней прикоснулся.

    Вжух!

    Со скрежетом, дикий олень внезапно ожил. Повернув свою голову, он спрыгнул с картины, повертелся на месте и растворился в воздухе.

    — Это же… Сотворение Духа? Сотворение Духа, которое может вызвать только создатель картины?

    — Картина впитывает кровь, пот и слёзы человека, который над ней работал, поэтому она идеально сочетается с душой своего создателя. Когда к картине пятого уровня прикасается её создатель, она сама по себе превращается в образ…

    — Получается… Чжан Сюань и правда её нарисовал…

    Когда Мастер Живописи достигает уровня Духовного Созидания, его картины становится легко узнать. Как только создатель прикасается к своему произведению, оно будто бы оживает.

    Дух оленя, вышедший из картины, доказал, что она резонирует с духом самого Чжана Сюаня … После такого, даже последний дурак бы понял, что он автор картины.

    — Как… такое возможно?

    Лу Сюнь замер, а потом рухнул на пол. Он почти ударился в слёзы.

    Ещё мгновение назад, он был уверен, что создатель этого произведения, определённо, Грандмастер Юнь Шаоцин, и она нарисована Техникой Двойного Нанесения. Но в итоге… Реальность обернулась против него и крепко ударила его по лицу.

    Брат, если бы я только знал, что ты Мастер Живописи, я бы даже не стал с тобой тягаться!

    Неужели я сам заслужил эту порку?

    Мучился не только Лу Сюнь, Ван Чао и Тянь Лун тоже не находили себе места.

    Особенно Тянь Лун. Он наконец понял, почему даже Мастер Юаньюй, относился к этому парню с почтением и даже хотел у него учиться…

    Мастер, способный рисовать картины пятого уровня… Заслуживает подобного уважения.

    — Мастер Чжан Сюань, прошу вас, простите мне мою слепость…

    С сожалением на лице Старейшина Тянь поднялся и поклонился, сложив вместе руки. Он будто бы постарел на добрый десяток лет за несколько секунд.

    Всю свою жизнь Старейшина Тянь провёл в учении и наставлял остальных, чем и заслужил себе громкую репутацию. И не думал, что так сильно ошибётся.

    Заставить Лу Сюня тягаться с Мастером Живописи, в этой сфере?

    Может ли быть что-то ужаснее?

    Он просто хотел помочь Лу Сюню стать помощником Лю Лина, но в итоге… Старейшина Тянь сделал только хуже. Да ещё и так, что хуже уже некуда…

    Становится понятно, почему Лю Лин, и остальные, отбросив свою гордость, убеждают этого человека стать помощником одного из них.

    Мастер живописи, способный рисовать картины пятого уровня, став помощником одного из них, без проблем пройдёт экзамен на Грандмастера. А если он пройдёт этот экзамен так быстро, репутация его наставника взлетит до небес и облетит все королевства.

    Никак не ответив Старейшине Тяню, Чжан Сюань молчаливо стоял и смотрел на картину.

    — Я нарисовал её в доме Мастера Лу Чэня, несколько дней назад. Я не стоял на траве и использовал не Технику Двойного Нанесения. Я использовал технику Парных Переплетающихся Драконов. К тому же, рисовал я её сорок семь вдохов, а не несколько дней, о которых вы говорили.

    Парные Переплетающиеся Драконы?

    — Сорок семь вдохов?

    Челюсть Лу Сюня снова отвисла.

    Только что он утверждал, что несмотря на то, что картина нарисована Грандмастером, у него должно было уйти на неё несколько дней, и он должен был стоять на природе, вдохновляясь её спокойствием. Подумать только, что она была нарисована в доме, да и ещё в такой короткий срок…

    Но самым большим шоком для него стало, что Чжан Сюань используя технику уличных подражателей смог нарисовать картину пятого уровня…

    Такими темпами он возвысится до небес!

    На глаза Тяня Луна навернулись слёзы.

    Ещё не так давно, он попытался унизить Чжана Сюаня, когда он заговорил об этой технике. И вот, уже через мгновение, оказалось, что всё сказанное им правда, так что Тянь Лун унизил только сам себя!

    Разве можно техникой Парных Переплетающихся Драконов, используемой для рисования на скорость, создать подобный шедевр?

    Чжан Сюань, насколько же ты невероятен?

    Игнорируя Тяня Лун, Лу Сюня, Чжан Сюань прикоснулся к картине и спросил:

    — Можно узнать, есть ли у вас чернила и кисти?

    — Разумеется!

    Старейшина Тянь указал рукой и Тянь Ган немедленно выбежал из зала. Вскоре, он принёс кисть и чернила. Из-за спешки, возвращаясь в зал он споткнулся и чуть не упал.

    Всем в зале стало ясно, что Чжан Сюань хочет оставить на картине своё имя.

    Наличие подписи на картине повышает её ценность. Картины с личными подписями художников ценятся в десятки раз выше.

    Стоит упомянуть, что Чжан Сюань пока молодой Мастер Живописи. Через несколько лет он станет признанным Грандмастером и его имя разлетится по всем королевствам, а ценность картин с его именем взлетит до небес.

    Разумеется, в такой момент будущая ценность картины второстепенна. Гораздо важнее, увидеть, как Мастер Живописи добавляет на картину свою подпись — это огромная честь!

    — У этой картины нет той успокаивающей ауры, о которой говорил Лу Сюнь, как и необходимой художественной глубины. Поэтому, названия «Чистые, Голубые небеса» она не заслуживает! — с этими словами, Чжан Сюань обмакнул кисть в чернила, подошёл к картине, и его кисть начала размашисто танцевать на холсте.

    Вжух, Вжух, Вжух!

    Сверху появились два крупных слова.

    — Дикий Олень?

    Увидев написанное название, все в зале замерли.

    Им казалось, что Чжан Сюань даст этому шедевру какое-нибудь вдохновляющее название… Разве «Дикий олень» звучит не слишком просто?

    — Невероятно. Это умение настоящего Грандмастера. — Сказал Старейшина Тянь в затянувшейся тишине.

    — Именно так, в центре этой картины олень. Всё остальное его только обрамляет. Суть этой картины сконцентрировала вокруг оленя. Несмотря на то, что название «Дикий олень», звучит слишком просто и нисколько не впечатляет, оно передаёт самую главную идею картины и будто переносит её на новый уровень. — Восхищённо разъяснил Лю Лин.

    Чжан Сюань определённо выделяющийся человек. И дело даже не в том, что он достиг уровня Мастера Живописи в таком юном возрасте, а в том, что одно только название перенесло картину на новый уровень.

    — Дело не только в этом, если бы картина была названа «Чистые, Голубые Небеса», это бы оказало влияние на каждого, кто на неё смотрит. Глаза зрителя бы скользили по разным элементам картины и не могли бы увидеть её суть. С другой стороны, название «Дикий Олень» может поначалу показаться простым, но оно даёт простор для размышлений. Оно позволяет воображению добавить этой картине недостающей ей глубины. — Произнёс Чжан Сюань.

    — Определённо, эти слова божественны… Чжэнь Фэй кивнул. Он хотел сказать что-то ещё, но вместо этого он внезапно замолчал и указал на картину — Смотрите!

    Повернув взгляды, каждый в зале увидел, как дикий олень снова спрыгнул с холста. Он с любовью смотрел на Чжана Сюаня и несколько раз лизнул ему руку, прежде чем раствориться в воздухе.

    — Это же… Духовная Мудрость?

    — Картина уровня Духовной Мудрости? Нет, этого уровня она не достигла, иначе олень бы материализовался на больший срок.

    — И всё же, она находится недалеко от этого уровня. С добавлением названия, картина почти подняла свой уровень, и теперь, она всего в шаге от шестого…

    Увидев появление дикого оленя, весь зал затих. У всех присутствующих на лицах было потрясение.

    Первые четыре ступени живописи это "Изображение Реальности", "Холст Одухотворения", "Преисполненный Намерением" и "Захватывающее Правдоподобие".

    Пятая ступень это Сотворение Духа.

    И над ней, существует шестая ступень, Духовная Мудрость, о которой присутствующие и рассуждают.

    По достижению этой ступени, все нарисованные животные обретают интеллект и начинают поглощать духовную силу извне, чтобы поддерживать своё существование вне картины на короткие периоды времени.

    Собравшиеся здесь люди, считали, что это только древние легенды и представить себе не могли, что им выпадет честь увидеть подобное вживую.

    Несмотря на то, что олень не поглотил достаточное количество духовной энергии, чтобы существовать дольше, он проявил симпатию к создателю картины, что показало зародившийся в нём интеллект.

    Если эту картину поместить в место, в котором духовная энергия собиралась веками, то эта картина очень скоро станет произведением шестого уровня!

    Одно только название возвысило картину почти на целый уровень, всего два слова: «Дикий Олень», каждому из них подошла бы цена в тысячу золотых монет!

    В эту минуту, глаза всех присутствующих были направлены на Чжан Сюаня.

    А Бай Сюнь и Хуан Юй смотрели на него с таким потрясением, что их тела дрожали.

    Игнорируя воцарившуюся атмосферу, Чжан Сюань отложил кисть и огляделся по сторонам.

    — Я закончил с оценкой. Насчёт испытания… я победил?

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • prorokczar
    prorokczar 2 Oct 2017 , 11:48pm

    ну и вопрос Я победил?)))

    Sanyus
    Sanyus 23 Sep 2017 , 6:08am

    Главы пошли одна интереснее другой)

    RoVelD
    RoVelD 2 Oct 2017 , 9:38pm

    @Sanyus, во во