• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Поначалу, Лю Лин хотел рассказать Старейшине Тяню то, что ему известно, но вспомнив, как грубо Старейшина Тянь его прервал, решил ничего не говорить, опасаясь вызвать его гнев.

    — Раз вы оба согласны, Тянь Ган, принеси картину. — Говоря это, Старейшина Тянь указал на дверь.

    — Да!

    Вскоре, Тянь Ган вернулся в зал с большой, но узкой коробкой в руках.

    — Это картина, подаренная мне Лю Лином. Я уверен, что ей подходит слово «совершенство». Сколько бы я на неё не смотрел, я не могу её не расхваливать. Сегодня, всем вам доведётся посмотреть на работу невероятного мастера!

    Старейшина Тянь, хмыкнув, достал картину из коробки.

    — Надеюсь, мне доведётся встретить Мастера Живописи такого калибра, пока я ещё жив, и насладиться его невероятными навыками вживую.

    В глазах Старейшины Тяня читалось нескрываемое уважение, пока он смотрел на картину, которую держал в руках.

    Между заваркой чая и рисованием картины много общего. Благодаря этому, Старейшина Тянь, разбирается в картинах. Хоть он и не достиг уровня мастера, он знает живопись достаточно хорошо.

    — Итак, я останавливаюсь и показываю вам эту картину. Чжуан Сянь, Чжэн Фэй, так как вы оба многое знаете о живописи, ваши оценки мы тоже выслушаем.

    Старейшина Тянь осторожно повернул картину. Нарисованное чернилами полотно предстало перед глазами собравшихся в зале людей.

    Олень стоит на травянистой полянке и опасливо есть траву. Вокруг цветут прекрасные дикие цветы, и, в этот момент, все в зале ощутили самый настоящий аромат цветов.

    Несмотря на то, что это обычный рисунок, дикий олень будто бы готов был в любой момент прыгнуть с полотна в зал.

    — Это же… картина пятого уровня?

    Только увидев картину, Лу Сюнь прищурился, а его дыхание участилось.

    Как у человека, выросшего в семье известного художника, у него глубокие познания в живописи. Поэтому он с первого взгляда смог оценить искусность нарисованной картины.

    Уровень этого произведения намного превосходит «Захватывающие Правдоподобие».

    Во всём Тяньсюаньском Королевстве, за целый век, возможно, не было нарисовано ничего подобного. Оценить такую картину для Лу Сюня это великая честь.

    Не каждый Мастер Живописи, в том числе и его отец, видели картину, подобную этой.

    — Безусловно, это картина пятого уровня. К огромному сожалению, мастер, который её нарисовал, не написал ни названия картины, ни своего имени, а я бы очень хотел лично его посетить!

    Старейшина Тянь сокрушённо покачал головой.

    — Отлично, начнём нашу оценку. Тот, чья оценка будет точнее, будет объявлен победителем. На этот раз судьёй буду не только я, но и все трое Грандмастеров, поэтому в судействе можете не сомневаться. И на этот раз… Чжан Сюань, ты первый.

    Так как до этого первым был Лу Сюнь, теперь, для справедливости, Чжан Сюань должен был начать.

    Но, когда Старейшина Тянь закончил говорить, в зале на какую-то секунду стало тихо. Он не мог отвести взгляд от Чжана Сюаня, смотревшего на картину с идиотской улыбкой на лице.

    Увидев Чжана Сюаня в таком состоянии, Старейшина Тянь нахмурился.

    Картина пятого уровня ошеломляет, и человеку, который ничего не понимает в живописи очень легко от одного только взгляда на неё, погрузиться в мир картины. Похоже, что именно от этого эффекта Чжан Сюань и пострадал.

    Как может человек, который не способен разглядеть в картине картину, её оценить?

    Старейшина Тянь, лишний раз, удостоверился, что выбор живописи был правильным. Этот Чжан Сюань никак не сможет потягаться в ней с Лу Сюнем.

    — Хмпф! И после такой бравады, оказалось, что вы настолько плохи. Мастер Живописи? Не смешите меня! — увидев, как Чжан Сюань растворился в картине, Тянь Лун рассмеялся.

    Слова Мастера Юаньюй завысили его ожидания, но состояние, в котором находится Чжан Сюань, разбило их вдребезги.

    Может ли настоящий Мастер Живописи так отреагировать, увидев картину пятого уровня?

    Он же настолько погрузился в зрелище, что будто бы сознание потерял.

    — Чжан Сюань! — прикрикнул Старейшина Тянь.

    — Да! — Только этот голос вывел Чжана Сюаня из транса. С опьянением на лице он произнёс — Не нужно. Пусть Лу Сюнь начинает. Я… я сначала послушаю, что он скажет!

    — Ладно, я начну. Но если вам будет нечего добавить, вы смиритесь со своим поражением!

    Видя, что у оппонента не хватает храбрости даже начать, Лу Сюнь отнёсся к Чжану Сюаню с пренебрежением.

    Этот парень наверняка думает, что выставленная картина слишком глубока для его понимания, и даже не знает с чего начать её описание. Именно поэтому он позволил Лу Сюню начать. А потом, он просто прокомментирует сказанные Лу Сюнем слова.

    В первом испытании ты сделал именно так, но теперь, когда я к этому готов, как я могу позволить тебе повторить этот приём?

    Скрестив руки, Лу Сюнь вышел в середину зала. Каждый его жест выражал абсолютную уверенность в себе.

    — Так как эта картина пятого уровня, она определённо была оставлена каким-то Грандмастером. И поэтому, я могу не понять его рисунок целиком и полностью, в моём определении могут быть ошибки. Надеюсь, в таком случае, кто-либо из присутствующих меня поправит!

    Подойдя к картине, Лу Сюнь сощурился, осматривая её взглядом мастера.

    — Чтобы оценить картину такого уровня, для начала нужно осмотреть её в целом, а потом, медленно переходя к деталям, раскрыть самую её суть. Поэтому я начну с описания самого рисунка.

    Для ответа на первый вопрос, в испытании ранее, ему требовалось только назвать технику заварки и уровень аромата, что дало его оппоненту огромный простор для дополнений. В этот раз, он собирается высказать абсолютно всё, что он может рассказать об этой картине.

    Если я расскажу всё, что можно сказать, интересно, как ты потом выкрутишься!

    Раз уж ты так любишь дополнять чужие слова, я сделаю так, что добавить тебе будет нечего и посмотрю, как ты трепыхаешься!

    — Несмотря на то, что мастер не оставил своего имени на полотне, заметна искусность, с которой эта картина нарисована. Бросив на неё всего один взгляд, можно ощутить себя сидящим на траве в окружении диких цветов, смотрящим на то, как олень спокойно ест траву… Думаю, что Грандмастер нарисовавший её, должно быть стоял на равнине, наблюдая за умиротворённостью природы, а когда его посетило вдохновение, он нарисовал этот шедевр.

    — Если бы мне довелось придумать название этой картине, думаю я назвал бы её… Чистые, Голубые Небеса! — произнёс Лу Сюнь.

    — Чистые, Голубые Небеса? Неплохо. Это замечательное название! Думаю, что оно идеально отражает состояние мастера, во время рисования этой картины! — похвалил его Тянь Лун.

    Вы видели?

    Вот это навыки настоящего Мастера Живописи, он смог увидеть саму суть картины, даже мысли мастера, который её рисовал.

    — Теперь я перейду к содержанию картины и технике, которой она была нарисована. Несомненно, эта картина была изображена «Техникой Двойного Нанесения». Сначала, мастер нарисовал контуры объектов, потом приступил к их зарисовке, а после он наполнил цветом траву, цветы и дикого оленя. Только этим способом можно было получить такой великолепный искусный рисунок!

    Глаза Лу Сюня блеснули.

    — «Техника Двойного Нанесения»? Не думаете, что это нарисовано техникой «Парных Сплетающихся Драконов»? — Чжан Сюань не мог воздержаться от комментария.

    — «Парные Сплетающиеся Драконы»? Вы хоть знаете, что это означает?

    Прежде чем Лу Сюнь успел хоть что-то сказать, Тянь Лун разразился громким смехом.

    — «Парные Сплетающиеся Драконы» - это техника уличных мастеров, она используется только тогда, когда Художник очень ограничен во времени. Её используют для картин, которые рисуют снова и снова, и в которых опущены мелкие детали. И вы смеете утверждать, что картина пятого уровня сделана подобной техникой? Аха-ха-ха, вы, вообще, понимаете в живописи хоть что-нибудь?

    Не только Тянь Лун посмотрел на Чжан Сюаня с презрением, даже Старейшина Тянь грозно потряс головой.

    Картина пятого уровня, нарисована техникой «Парных Сплетающихся Драконов»? Это как утверждение, что кто-то продемонстрировал всю силу «Ладони, Покоряющей Драконов», воспользовавшись обычной «Длинной Ладонью». Уверены, что вы Мастер Живописи, а не комедиант?

    — У вас определённо разыгралось воображение!

    Лу Сюнь улыбнулся. Уверенность в его глазах росла, одновременно с тем, как уголки его губ расплывались в улыбке. Унизив ничего не понимающего в Живописи, по его мнению, парня, он снова повернулся к картине и продолжил.

    — Я рассказал о картине в целом, теперь я перейду к деталям. Грандмастер изобразил их очень подробно, благодаря чему, картина выглядит по-настоящему живой. Смотря на эти цветы, можно увидеть жилки на их лепестках; что касается оленя, каждый может увидеть текстуру его шерсти, на всём теле… Именно поэтому, несмотря на то, что картину рисовал Грандмастер, скорее всего он потратил на неё, как минимум, два или три дня.

    — Благодаря медленному вырисовыванию каждой детали, доведению их до идеала, ни один человек, смотрящий на эту картину не сможет найти в ней ошибок. Произведение мастера воистину бесподобно!

    В глазах Лу Сюня промелькнуло восхищение. Встав прямо перед картиной, он добавил.

    — И последнее, но очень важное. Несмотря на то, что на этой картине нет подписи автора и имя мастера, который её нарисовал неизвестно, благодаря своему многолетнему опыту в оценке картин, я могу предположить, кто её нарисовал.

    — Ого? Вы можете даже автора назвать? И кто это? — услышав слова Лу Сюня, Чжан Сюань не мог сдержаться. На его лице читался неподдельный интерес.

    Сложив руки за спиной, Лу Сюнь высокомерно взглянул на него и с нескрываемой гордостью и уверенностью продолжил:

    — В королевствах всего семь мастеров могли нарисовать картину такого уровня за прошедший век. Из этих семерых, трое рисовали подобные картины в своё время.

    — И вот имена всех троих: Грандмастер Цзинь Маньтан из Королевства Бэйу; Грандмастер У Цзечао из Королевства Ханьу; и Грандмастер Юнь Шаоцин из Королевства Шеньу.

    — Грандмастер Цзинь Маньтан нарисовал свой шедевр на Восемнадцатом Водопаде Чжан, на котором, изображены сосновые деревья, нарисованные грубыми мазками, его картина оставляет ощущение древности. Подобным образом, на оцениваемой картине изображён олень и трава, поэтому этот мастер один из кандидатов. Однако, Грандмастер Маньтан умер около восьмидесяти лет назад и, если бы он оставил после себя картину подобного уровня, её бы нашли очень давно. Поэтому, скорее всего, эта картина не была им нарисована.

    — Грандмастер У Цзечао специализировался на рисовании животных. Говорят, что однажды он нарисовал белого журавля, лежащего на земле и, настоящие журавли, смотревшие на это печальное зрелище, иногда умирали от горя. Скорее всего, кто-то подобного уровня мог бы нарисовать такого оленя.

    — Однако, он рисовал только животных, а не растения. Скорее всего, единственный из Грандмастеров, в ближайших королевствах, способный нарисовать такой шедевр это Грандмастер Юнь Шаоцин! К тому же, из трёх перечисленных мной Грандмастеров, только он до сих пор жив.

    — Так что я считаю, что эта картина была нарисована именно им.

    С этими словами Лу Сюнь гордо выпрямился и посмотрел на Старейшину Тяня.

    — Отлично, ваш ответ очень глубок, а рассуждения логичны!

    Старейшина Тянь начал аплодировать.

    Вы видели? Ведь это и называется профессионализмом?

    Он не только оценил нарисованное произведение, но и благодаря логике и выводам предположил автора картины. Как и ожидалось, от сына мастера Лу Чэня, его знания и проницательность выше всяких похвал. Он несомненно станет победителем этого испытания.

    — Отлично, Чжан Сюань. Ваша очередь!

    Поблагодарив Лу Сюня аплодисментами, Старейшина Тянь повернулся к Чжан Сюаню.

    — Моя очередь? Вы уверены, что хотите, чтобы я начинал говорить? — спросил Чжан Сюань.

    — Разумеется. А что, неужели вы хотите сказать, что я уже всё рассказал, и вам нечего добавить? — Лу Сюнь явно провоцировал Чжан Сюаня.

    — Нет… Вообще-то, я даже не знаю, как об этом сказать… после долгих размышлений, я придумал всего четыре слова! — произнёс Чжан Сюань.

    — Четыре слова? — Старейшина Тянь и Лу Сюнь посмотрели на него, теряя дар речи.

    — Ага! — Чжан Сюань, смущаясь, почесал голову. — Вроде четыре, я не ошибся… Эту картину нарисовал я!

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Dr0nkos
    Dr0nkos 22 Sep 2017 , 2:31pm

    не хотите читать по одной заходите раз в месяц будет куча глав

    AveOleg
    AveOleg 23 Nov 2019 , 9:55am

    @Dr0nkos, я через год зашел, а тут целая куча новых глав

    lolololhu
    lolololhu 2 Oct 2017 , 4:00am

    @Dr0nkos, слишком долго ждать! Я пыталась не заходить хотя бы неделю, но сорвалась через два дня!

    Sanyus
    Sanyus 22 Sep 2017 , 6:49am

    Но кто такие главы пр одной переводит)

    Lextern
    Lextern 22 Sep 2017 , 1:16pm

    @Sanyus, Вот реально, удобнее было , когда я заходил после перерыва и сразу на три попадал XD

    Sanyus
    Sanyus 22 Sep 2017 , 6:48am

    Вот это конец главы