• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

    В Павильоне Меча Восходящего Облака существовало несколько разных династий, и каждая подчинялась своему старейшине.

    Молодой человек в сером был внутренним учеником под управлением Старейшины Ханя, и звали этого молодого человека Чжу Яньчжи.

    Зная опасности работы незаконным брокером, Чжу Яньчжи принимал множество мер предосторожности: менял внешность, голос, даже подавлял свои привычки... В обычных обстоятельствах его никто не мог узнать. Однако, вот стоящий перед ним человек ясно позвал его по имени. Как ему здесь не перепугаться?

    – Я не только знаю, кто ты, но ещё знаю, что у тебя с собой девятьсот семьдесят три Монеты Павильона Меча. Даже если проиграешь шестьсот из них, у тебя ещё много останется. Нехорошо, что ты мне так лжёшь. Разве тебе неизвестно, что честность крайне важна в сделках? – спокойно говорил Чжан Сюань.

    Чжу Яньчжи чувствовал себя так, будто его окунали в замерзающую воду. Он невольно сделал шаг назад.

    В Эфирном Зале лишь несколько человек зарабатывали незаконными сделками, потому, если кто-то взялся бы расследовать это дело, им вполне возможно было выследить Чжу Яньчжи. Однако, его личные сбережения были тайной, известной только ему. Даже ближайшие друзья об этом не догадывались! Как же этот человек смог узнать?

    – Кто ты, чёрт побери? Почему ты меня выслеживаешь? – спросил опасливо Чжу Яньчжи, сжав кулаки.

    Если бы его собеседник не знал, кто он, парень просто покинул бы Эфирный Зал, покончив со всеми здешними делами. Собеседник его бы всё равно не нашёл, но поскольку его личность раскрыта, то побег для него больше не выход.

    – Меня зовут Скромный! Что до того, почему я насчёт тебя вызнавал... Должен сказать, ты это слишком преувеличиваешь. Сможешь выплатить мне долг – и ладно, в остальном мне совершенно всё равно, кто ты! – отвечал Чжан Сюань.

    "Скромный"? Услышав такое имя, Чжу Яньчжи почувствовал себя словно слегка одурманенным.

    Мастера, конечно, вольны были выбирать себе любое имя в Эфирном Зале, но чаще всего они выбирали словосочетание веское, с глубоким смыслом, или с анаграммой своего настоящего имени. Ну а этот парень имя себе взял слишком уж...

    Ты не так давно прибыл, но уже за десять минут выиграл у меня семьсот Монет Павильона Меча. Ты правильно понимаешь слово "Скромный"?

    Разве не оскорбительны это слово?

    Чжу Яньчжи на мгновение замялся. Ему было весьма неохота делать это, но он знал, что выбора у него нет. Потому поднял голову, посмотрел на противника и сказал:

    – Хорошо, я признаю своё поражение. Однако, если я выплачу тебе долг, могу я надеяться, что ты не раскроешь мои тайны другим?

    Он знал, что убей тот противника прямо здесь, это ни на что не повлияет. Тот потеряет свой Эфирный Токен, но его язык будет всё равно болтать о делах.

    Парень был в крайне неудобном для себя положении, но всё, что мог сделать – это попытаться примириться на некоторое время и молить противника о пощаде.

    – Конечно! – кивал Чжан Сюань.

    Ему было совершено всё равно, незаконный брокер его соперник или нет. И не похоже, чтобы тот был главой секты или старейшиной. Всё, чего он хотел – это сохранять своё скромное невзыскательное положение и при этом грести деньги.

    – Тогда я тебе верю... – Нетвёрдым голосом сказал Чжу Яньчжи, постукивая легонько по своей Эфирной Карте.

    В следующий миг Чжан Сюань видел, как на его карте появляются ещё шестьсот Монет Павильона Меча. Удовлетворённо кивая, он говорил:

    – Если ещё захочешь вызвать меня на пари, не стесняйся, ищи меня в любое время. Конечно, и друзей смело приводи, кому тоже интересно. Я буду более чем рад с ними сыграть!

    – О-отлично. Играть на деньги – это плохо. Я решил начать жизнь с чистого листа... – С посиневшим лицом Чжу Яньчжи повернулся и убежал, струсив.

    Он больше не смел оставаться ни секунды. Парень опасался, что когда в нём вспыхнет гнев, он безрассудно примет предложение соперника и продолжит игру. А позволить себе терять те немногие деньги, что остались, он не мог!

    Когда Чжу Яньчжи уходил, та прежняя барышня в сером одеянии его заметила и быстренько подбежала. С завистливой улыбкой она спросила:

    – Ну, как прошло? Сколько ты выиграл у этого дурачка?

    – Дурачка? – Это слово напомнило Чжу Яньчжи им самим прежде сказанное, и он чуть не разрыдался. – Это я проиграл деньги!

    Всего минут десять назад он думал, что нашёл безвольного слабака, которым может вертеть так и эдак, но теперь оказалось, что если кто и был таковым, то это он сам.

    – Ты проиграл? – барышня в сером была ошеломлена.

    Чжу Яньчжи, словно в тумане, кивнул, а через миг с возмущением поведал свою историю барышне. К концу его рассказа та уж едва наземь не падала.

    – Ты упоминал, что этот парень не только предсказывал исход боя с идеальной точностью, но и даже знал о твоём происхождении?

    – Да, верно!

    – Кажется, есть у него кое-какие карты в рукаве. Наверняка он сюда пришёл, чтобы сорвать наши операции! Хмм! Он думает, что смоется с деньгами вот так просто? Парень недооценивает нас! Яньчжи, хочешь ли ты отбить свои деньги? – спрашивала с хитрым проблеском в глазах барышня в сером одеянии.

    – Конечно! Но... как мне отобрать у него их? – беспомощно вздыхал Чжу Яньчжи.

    – Это просто! Мы и дальше будем вызывать его на пари! – ответила с улыбкой барышня в сером.

    – Пари? – Чжу Яньчжи онемел. – Этот парень может предсказать даже ничью. Как же нам победить такого человека?

    – Ты одурел? Причина, по которой он знал о положении на арене, могла быть в его доступе к неким внутренним сведениям... Да есть и вероятность, что они друг с другом сговорились тебя надуть! – отвечала барышня в сером.

    – Это... – Чжу Яньчжи впал в глубокое раздумье.

    И вправду. Человек, снова и снова выигрывающий игру – кто он, как не обманщик?

    Он был прежде так сосредоточен на потерянных деньгах, что таким фактом пренебрёг. Однако, когда собеседник на это прямо указал, стало вправду подозрительно, как это тот умеет предсказывать даже ничью. И Чжу Яньчжи вмиг понял, что его обманывали!

    Каким-то образом тот парень убедил людей на арене быть соучастниками в его уловках.

    Иначе как могли такие совпадения происходить снова и снова?

    – Как ты думаешь, что нам тогда делать?

    Это осознание стирало страх в сердце Чжу Яньчжи, замещая его гневом.

    Чжу Яньчжи не снилось и в страшном сне, что кто-то попытается так его обмануть. Кажется, он был добрым слишком долго.

    – Он может влиять на исход поединка на арене, но не на нас с тобой. Мы вызовем его на бой и поставим такие условия, что он выплюнет все деньги и прикроет рот насчёт всего остального; это должно подействовать! Да, ты потерял много, но победив в одном этом бою, ты сможешь всё вернуть, – отвечала барышня в сером.

    – Так... А примет ли он вызов на этот поединок? Кроме того, я не знаю его настоящей мощи. Мы точно сможем победить его? – Чжу Яньчжи колебался.

    Конечно, лучше ему выиграть, а если проиграет... У него действительно ничего не останется!

    – Не волнуйся, это пари он обязательно примет! Я не знаю, кто он, но если осмелился столкнуться с теми, что пришли раньше, то у меня есть свои способы раскопать насчёт него! Мы можем использовать предлог раскрытия его истинной личности и угрозой заставить пойти на поединок. А что до того, сможем мы его победить или нет... Об этом ещё меньше нужно беспокоиться! Лучше нам выиграть бой, но если мы отступим, даже если проиграем, для нас всё равно хорошо всё обернётся! Пусть мы владеем мечом и не лучше всех внутренних учеников, но всё же неплохо. Раз мы прикладываем все силы с самого начала, то должны смочь вынудить его применить свою высшую технику, даже если не сможем его победить. Когда он вынет свой козырь, разве нелегко будет нам выяснить, кто он? И тогда у нас будет куча способов вытрясти из него твои деньги!

    – Это... – глаза Чжу Яньчжи загорелись воодушевлением.

    Действительно!

    Раз они могут вызвать соперника на поединок, то с их боевыми навыками никто из внутренних учеников не сможет их победить, а свою истинную силу они тем временем не раскроют.

    Раз другая сторона раскрыла свой туз, то легко будет выяснить, что это за человек.

    Верно, они устроили азартную игру, но ведь участвовала и другая сторона. Более того, тот человек даже пытался мошенничать на поединках, а это куда более тяжкое преступление. В худшем случае Павильон Меча Восходящего Облака может его и уровня развития силы лишить, чтобы сделать строгое предупреждение остальным!

    Всё же такие действия оскверняли самую святость секты!

    Если бы даже он вытряс из соперника последние Монеты Павильона Меча, тот не смел бы вымолвить и слова жалобы!

    – Тогда всё улажено!

    Чжу Яньчжи всё это прокрутил в уме ещё раз и убедился, что никаких затруднений здесь нет. И тогда он, вместе с барышней в сером одеянии, радостно волнуясь, подошёл к Чжану Сюаню снова и сказал:

    – Друг, я бы хотел предложить тебе ещё одно пари.

    – Ещё одно пари? – глаза Чжана Сюаня загорелись.

    Он немного удивился, увидев то, как этот товарищ подошёл к нему предложить пари после больших убытков, которые понёс.

    Как и привычно для внутренних учеников Павильона Меча Восходящего Облака, они, разумеется, быстро восстановили дружеские отношения.

    – Очень просто! Каждый из нас сразится с тобой. Если сможешь победить нас двоих, мы примем поражение. Если же мы победим, то я надеюсь, ты сможешь вернуть нам всё, что я потерял, и пообещать держать рот на замке насчёт того, кто я на самом деле. Конечно, поскольку это пари для тебя невыгодно, мы позволим тебе поставить столько денег, сколько пожелаешь! – говорил Чжу Яньчжи.

    Чтобы обеспечить себе более безопасное положение, он, в конце концов, решил включить обоих в пари. Ему нужно было получше подстраховаться, чтобы всё прошло хорошо.

    Были некоторые ученики внутреннего круга, что могли победить их в бою один на один, но определённо никто не смог бы победить их друг за другом!

    Иными словами, коль скоро та сторона согласится на пари, то им уж ни за что не проиграть!

    – Хочешь сразиться со мной? Поскольку я могу победить вас обоих, примешь ли ты любые ставки на кону? – глаза Чжана Сюаня воодушевлённо загорелись.

    Он тут же чуть не рассмеялся!

    Это напомнило ему пословицу "вовремя копейка дороже рубля". Вот он раздумывал, как ему добыть побольше денег, и ему как раз предоставили такую возможность, словно небеса её послали.

    Казалось, в мире оставалось еще много добрых самаритян!

    – Верно! Если ты не согласишься, принимая во внимание наше предыдущее пари, я знаю... – Боясь, что Чжан Сюань отвергнет его предложение, Чжу Яньчжи собирался прибавить сюда угрозу, да тут Чжан Сюань воодушевлённо закивал.

    – Я согласен на ваше пари! Я поставлю всё семьсот двадцать Монет Павильона Меча на поединок. Если вы проиграете, вы просто выплатите мне ту же сумму!

    – А?

    Чжу Яньчжи и барышня в сером одеянии не предполагали, что соперник с такой готовностью согласится на их условия. Казалось, все слова, которыми они задумывали уговорить его принять эти условия, потеряны зря.

    На какие-то мгновения они засомневались в своём решении. Их соперник был просто чересчур воодушевлён, оттого они и не могли не сомневаться. Однако, они успокаивали себя тем, что ни один из внутренних учеников не мог победить их одного за другим.

    Потому Чжу Яньчжи вздохнул с облегчением и сказал:

    – Пойдём, запишемся на арену поединков!

    Конечно же, находясь в Эфирном Зале, они записывались под вымышленными именами.

    Прозвание Чжу Яньчжи было Цзаоцзао.

    Барышня в сером одеянии звалась Наступлением Сумерек.

    Разумеется, ни одно из имён не было настоящим.

    Поскольку большинство поединков завершались быстро, уже в скором времени подошла очередь наших героев.

    – Следующий круг: Цзаоцзао против Скромного! – объявил ведущий.

    – Цзаоцзао, может, и странное имя, но ещё куда ни шло... А что за чёрт это Скромный?

    – Клянусь, никогда в жизни не слышал имени хуже!

    – Ха, Скромный. Знаете, я бы очень хотел увидеть, насколько...

    По толпе пошли перешёптывания, когда были объявлены имена обоих бойцов.

    Было вполне обычно выбирать себе величественное имя, которое звучало бы глубоко, внушало бы благоговение – а потому такое имя, как " Скромный " было поистине из ряда вон выходящим. Некоторые всерьёз задумывались, а не представляет ли из себя его носитель какого-нибудь вычурного безумца!

    – Начали!

    На арене для поединков Чжу Яньчжи взирал ледяным взором на Чжана Сюаня, который делал выпады с мечом. Чжу Яньчжи, орудуя мечом, как рапирой, нанёс восемь протыкающих ударов друг за другом, отрезая выпады Чжана Сюаня.

    То была его высшая техника, Меч Забытых Чувств!

    Если человек развивал свои навыки владения мечом до вершины, то он мог справиться с девятью колющими ударами одновременно, и всего ему доступно было восемьдесят одно превращение приёма. Когда Чжу Яньчжи достигнет этого уровня, никто из внутренних учеников с ним не сможет равняться!

    Пусть ему чего-то и не хватало в данный момент, но его восьми колющих ударов и шестидесяти четырёх превращений было достаточно, чтобы победить большинство соперников!

    В особенности так дело обстояло в Эфирном Зале. Когда у всех первый дан Древнего Мудреца, едва ли кто сможет стать достойным противником Чжу Яньчжи!

    Чжу Яньчжи не имел понятия о том, насколько силён противник, а на кону был большой куш. Потому он не смел терять бдительность. И решил пустить в ход самый мощный свой приём сразу.

    На быстрые колющие удары Чжу Яньчжи Чжан Сюань ответил лёгким утвердительным кивком.

    Неудивительно, что соперник осмелился бросить ему такой серьёзный вызов. Выяснилось, что он кое-какими навыками владеет!

    Но при этом использовать такие мелкие техники в бою с Чжаном Сюанем... Последний мог заключить, что она далека от представления ему какой-либо угрозы.

    Вместо того, чтобы уклоняться, Чжан Сюань решил наступать.

    Несмотря на то, что натиск колющих ударов, летящих на него, был огромен, в Чжана Сюаня ни один не попал. Выглядело почти так, будто Чжу Яньчжи намеренно сдерживал свой меч, чтобы не задеть Чжана Сюаня.

    – О-он... Он нашёл ход, где лежит девятый меч? Как это может быть? Да кто же этот парень?

    Чжу Яньчжи едва верил своим глазам.

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии