• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

     

    Скульптура мальчика на мгновение была ошарашена, прежде чем неуклюже усмехнуться: “Ч-что ты говоришь? Я всего лишь дух артефакта, оставленный здесь Древним Мудрецом Жань Цю, чтобы направлять посетителей!”

     

    На лицах Ло Жосинь и У Чэня также было видно недоумение.

     

    Эта скульптура мальчика сопровождала их вокруг Зала Жань Цзы с момента их прибытия туда. Они всегда воспринимали ее, как зачарованную скульптуру, так как же она могла оказался Амулетом Божественного Наследия?

     

    Если это действительно так, то как могли те четыре демона не осознавать этого, несмотря на количество артефактов Древнего Мудреца, которыми они обладали?

     

    “Дух артефакта? Могу ли я узнать, какой именно ты дух артефакта? Не мог бы ты поделиться этим со мной?” - Чжан Сюань ответил с улыбкой.

     

    “Я - дух артефакта, рожденный от этой каменной скульптуры!” - воскликнула скульптура мальчика.

     

    “Дух артефакта, рожденный из этой каменной скульптуры?” - губы Чжан Сюаня изогнулись, когда он сложил руки за спину и начал ходить вокруг скульптуры. - “Материал, из которого ты сделан, известен, как Магический Камень. Он находится в далекой северо-восточной части Горы Люсюй на континенте, что медленно закалялась в течение невообразимо долгого периода времени, благодаря шлифованию тектоническими плитами, течениями океана и жгучей жарой подземной лавы. На континенте не так много подобных камней - их определенно не больше десяти!”

     

    “Величайшее свойство Магического Камня заключается в ее способности подпитывать душу. Души, которые хранятся в нем, становятся более устойчивыми и сильными. По иронии судьбы, из-за подавляющей энергии души, которая используется в Магических Камнях, невозможно собрать огромные объемы энергии души вместе, чтобы родить сознательный дух. Другими словами… независимо от того, насколько опытен пробуждающий души, успешно зачаровать Магический Камень невозможно! Ты упомянул, что ты - дух артефакта этой каменной скульптуры. Почему тогда ты не скажешь мне, кто этот человек, который подарил тебе жизнь?”

     

    “Я…” - Скульптура мальчика была явно ошеломлена этими словами. Он не думал, что юноша перед ним сможет идентифицировать столь редкий камень, и подсознательно сделал шаг назад из опасения, когда ответил: “Это был Древний Мудрец Жань Цю... Возможности Древнего Мудреца выходят далеко за пределы твоего воображения! То, что ты не можешь этого сделать, не означает, что другие не могут этого сделать!”

     

    “Хахаха!”

     

    Услышав эти слова, губы Чжан Сюаня сжались в улыбку, как будто ему удалось загнать свою жертву в угол: “Древний Мудрец Жань Цю - один из Десяти Апостолов, и я действительно не способен в полной мере осознать его возможности. Однако зачарованные артефакты, как правило, испытывают глубокие чувства к пробуждающим духов, которые подарили им жизнь, и тем самым последним становится очень легко приручить их. Так как Древний Мудрец Жан Цю покинул Зал Жань Цзы и поручил тебе миссию по проведению посетителей, я не понимаю, почему он не приручил тебя. В конце концов, в таком случае оставался риск, что ты предашь его... Тем не менее, с момента нашей встречи с тобой я заметил, что ты обращаешься к нему как к ‘Древнему Мудрецу Жань Цю, а не… хозяину”.

     

    Все зачарованные артефакты питали глубокие чувства к пробуждающим души, что их зачаровывали, и это было такое свойство, что позволяло им легко контролировать зачарованные артефакты.

     

    Это было похоже на то, как зачарованные ранее им големы были готовы слушать только его и никого больше.

     

    Поскольку Древний Мудрец Жань Цю оставил столь важный зал Жань Цзы, в котором даже находилось его личное оружие, под присмотром скульптуры мальчика, не было никаких причин, по которым он не приручил бы этого духа, тем более, что для него это должно было быть проще простого. Тем не менее, с тех пор, как они вошли в Зал Жань Цзы, скульптура мальчика ни разу не назвала Древнего Мудреца Жань Цю ‘мастером’.

     

    На самом деле, его отношение к Древнему Мудрецу Жань Цю нельзя даже назвать уважительным!

     

    “Я…” - скульптура мальчика не смогла опровергнуть слова Чжан Сюаня. На мгновение возникла тишина, прежде чем она с тревогой сказала: “Даже если я не признаю его своим хозяином, я все равно не могу быть Амулетом Божественного Наследия! Твои выводы не имеют никаких серьезных оснований вообще!”

     

    “Похоже, ты не признаешь этого, пока я не объясню это более ясно!” - в глазах Чжан Сюаня вспыхнул блеск, когда он покачал головой и улыбнулся. - “Когда мы прибыли в Зал Жань Цзы, я бросил вызов двум Золотым Воинам одновременно и запечатал пространство вокруг них. Ты упомянул, что я был преемником Цю У Цзы, и попросил меня проявить милосердие!”

     

    “Верно. Что с этим не так?” - c сомнением проворчала скульптура мальчика.

     

    Он вспомнил, что говорил такие слова, и не видел никаких проблем с этим.

     

    “Хотя Древний Мудрец Цю У был подчиненным Божественного Куна, он был намного старше его, поэтому Божественный Кун обращался к нему, как к равному. Учитывая, что Древний Мудрец Жань Цю был учеником Божественного Куна, даже ему приходилось обращаться к Древнему Мудрецу Цю У с величайшим уважением, не осмеливаясь вообще выходить за границы!” - сказал Чжан Сюань.

     

    В некотором смысле это было похоже на то, как, несмотря на то, что Сунь Цян был его подчиненным, Чжэн Ян и другие по-прежнему обращались к нему уважительно ‘Дядя Сунь’.

     

    Это было даже больше для Древнего Мудреца Цю У, который был намного старше, чем Божественный Кун. Даже Божественный Кун относился к нему с большим уважением, так как мог Древний Мудрец Жань Цю, будучи учеником, осмелиться обращаться к нему небрежно?

    “С другой стороны, ты обратился к Древнему Мудрецу Цю У непосредственно - ‘Цю У Цзы’, и это обращение, которое равные используют для обращения друг к другу!” - продолжил Чжан Сюань. - “Как артефакт, заколдованный Древним Мудрецом Жань Цю, ты не считаешь, что для тебя неуместно говорить в такой манере?”

     

    “Т-ты…” - Ошеломленная скульптура мальчика отступила на несколько шагов, после чего посмотрела на Чжан Сюаня с испуганным выражением лица.

     

    Понять, что он был Амулетом Божественного Наследия только по способу обращения... Этот молодой человек был пугающе сообразительным!

     

    Понимая, что больше нет смысла скрывать свою истинную личность, скульптура мальчика подняла голову и спросила: “Когда ты понял?”

     

    Он был уверен в своей маскировке. Даже если бы перед ним стоял Древний Мудрец, тот не обязательно смог бы увидеть сквозь его маскировку. Так, когда молодой человек сумел увидеть это?

     

    “Ранее, прежде чем войти в проход, я заметил особенность твоего материала, когда похлопал тебя по плечу. Именно тогда я и начал подозревать тебя”, - ответил Чжан Сюань.

     

    Перед тем, как войти в гранитную дверь, парень подошел к скульптуре мальчика и похлопал ее по плечу, чтобы использовать на ней Библиотеку Небесного Пути.

     

    Из скомпилированной книги он узнал, что материал скульптуры не подходит для зачарования, но, несмотря на это, Чжан Сюань не слишком задумывался над этим. Вернее, из-за опасности, возникшей сразу после этого, у него не было времени много думать об этом.

     

    Однако, после побега тех четверых, парень внезапно вспомнил этот вопрос и, соединив его со своеобразным обращением скульптуры мальчика к Древнему Мудрецу Цю У, он должен был быть действительно тупым, чтобы не понять этого!

     

    Учитывая, что Амулеты Божественного Наследия были артефактами, которые выковал Божественный Кун, для них было вполне уместно обращаться к Древнему Мудрецу Цю У неформально, ‘Цю У Цзы’. Даже если бы они проявили неуважение к Древнему Мудрецу Жань Цю, последний ничего не сказал бы.

     

    Ну и самым убедительным доказательством было то, что он чувствовал очень знакомую ауру, исходящую от скульптуры юного мальчика.

     

    Остальные шесть Подчиненных Амулетов были выкованы с использованием эссенций крови тех, кто обладал уникальными телосложениями, но что касается Первого Амулета, если он не ошибся, последний, вероятно, был сделан с использованием эссенции крови Божественного Куна! Другими словами, знакомая аура, которую он чувствовал, была аурой другого Небесного Грандмастера!

     

    Руководствуясь этим чувством, ему было не трудно понять, кем на самом деле была скульптура мальчика!

     

    “Понятно… Что и следовало ожидать от преемника Цю У Цзы! Ты не только овладел Пространственной Квинтэссенцией Запечатывания, но и сумел приручить Божественное Копье из Драконьей Кости... Твой глаз проницательности поистине экстраординарен…” - Выслушав объяснение Чжан Сюаня, скульптура мальчика, наконец, призналась. - “Ты прав. Я - Первый Амулет, созданный Божественным Куном. То, что забрали те молодые люди - просто имитация!”

     

    Тихо посмеиваясь, с головы скульптуры юного мальчика поднялся луч света и сошелся в воздухе. Через несколько мгновений он уже превратился в амулет.

     

    Он был идентичен Амулету Божественного Наследия, который демон, похожий на ученого, похитил ранее.

     

    “Я - Первый Амулет, который выковал Божественный Кун. Только тот, кто держит меня, сможет войти в Главный Зал Храма Конфуция! Тем не менее, мой единственный настоящий хозяин - это Божественный Кун, и я никому другому не поклонюсь. Если оставить в стороне тот факт, что ты являешься преемником Цю У Цзы, даже если бы сам Цю У Цзы стоял передо мной в этот момент, он ни за что не смог бы заставить меня подчиниться ему!

     

    В ответ на эти слова Чжан Сюань просто тихо рассмеялся: “Ты не подчинишься мне?”

     

    “Конечно нет!” - с гордостью ответил амулет.

     

    “Очень хорошо. Я сначала кое-что покажу тебе, а потом приму любое решение, которое ты примешь сразу после этого!” - Чжан Сюань поднял палец и слегка постучал по амулету.

     

    ”Ты не сможешь мне показать ничего такого, что может изменить мое мнение. Как артефакт, созданный Божественным Куном, как я могу признать д-д-др…”

     

    Амулет, который лишь мгновение назад с гордостью рассказывал о своей позиции, внезапно вздрогнул, и жутко съежившееся в воздухе. После чего он поспешно встал перед Чжан Сюанем, как прямая карта, и сказал угождающим голосом: “Маленький Амулет отдает дань уважения Хозяину!”

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии