• Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  •  

     

     

     

    Видя, что парень не в состоянии понять ценность её работы и считает картину чем-то простым, Чжан Цзыцин сердито фыркнула.

     

    — Отлично, тогда один высший духовный камень! Если проиграешь ты, то просто извинишься.

     

    — Извинюсь? Это невозможно, — Чжан Сюань покачал головой. — В спорах я не проигрываю. Если хочешь вызвать меня, то давай сделаем это побыстрее. У меня полно дел, которые важнее спора с тобой.

     

    — Ты!.. Ну хорошо! — Чжан Цзыцин глубоко вздохнула, подавив эмоции, и снова посмотрела на Чжан Сюань. — Объективно невозможно определить чьё боевое искусство сильнее, так же трудно различить качество картин одного и того же уровня. Предпочтения человека определяются его опытом и личностью, соответственно, и привлекает людей разное. Поэтом, чтобы обеспечить справедливость нашего спора, у меня есть артефакт, известный как зеркало У Дао, который способен точно определять превосходство и неполноценность картин.

     

    Она неожиданно выхватила круглое зеркало в медной оправе, которое зависло у неё над ладонью.

     

    — Зеркало У Дао? — Чжан Сюань был озадачен.

     

    — Да. Этот артефакт создан основателем Гильдии Мастеров Живописи, У Дао. Он способен определить истинный уровень картины. Правда, мой всего лишь имитация, но его достаточно для картин нашего уровня.

     

    Отвечая на такие банальные вопросы, негодование и презрение Чжан Цзыцин только росло. Настоящее зеркало У Дао могло определить уровень любой картины. Оно хранилось в гильдии. Её зеркало было лишь копией, но картины восьмого уровня различать оно могло.

     

    — Могу я взглянуть на него поближе? — спросил Чжан Сюань.

     

    — Конечно!

     

    Ожидая подобного, Чжан Цзыцин, не сомневаясь, щёлкнула запястьем, и зеркало полетело к парню. Чжан Сюань на секунду коснулся пальцем артефакта и вернул его назад.

     

    — Хорошо, я его проверил. Давай начнём?

     

    В Библиотеке Небесного Пути появилась книга, быстро её проглядев, Чжан Сюань убедился, что артефакт действительно мог оценивать уровень картин.

     

    — Уже проверил? — Чжан Цзыцин опешила.

     

    Секунду назад он даже не знал о существование зеркала, а теперь, после легкого касания, говорит, что закончил его проверять.

    Это такая шутка?

     

    — Эту копию зеркала сделал 9 звёздочный мастер живописи Чжи Ян три столетия назад. Он выковал его из Золотой жемчужной руды и нанес тридцать семь формаций, которые определяют силу вложенных концепций. Дух в зеркале обладает пониманием концепций живописи Чжи Яна, поэтому будет справедливо использовать артефакт, как судью в споре, — ответил Чжан Сюань, кивнув.

     

    — Ч-что… Как ты узнал? — удивилась Чжан Цзыцин.

     

    С тех пор, как эта копия была создана, она хранилась в Гильдии Мастеров Живописи. И только из-за будущей ассамблеи учитель ей позволил, взять зеркало. Вдобавок, ей пришлось много медитировать, чтобы узнать происхождение артефакта. А парень смог сделать это одним касанием.

     

    Даже её учитель так не мог!

     

    — О. Так получилось, что я ещё и оценщик, так что для опознавания мне хватило взгляда, — ответил Чжан Сюань, небрежно махнув рукой.

     

    — Оценщик? — Чжан Цзыцин еще больше растерялась.

     

    Раньше он не слышал о зеркале У Дао, а говорить, будто смог его оценить, смешно.

     

    Оценщики так не могут! Кого ты пытаешься обмануть?!

     

    Но Чжан Цзыцин понимала, что сейчас не время это выяснять. Она щёлкнула запястьем, и на её столе появился белый лист бумаги. В отличие от бумаги, которую использовали простые мастера живописи, эта была глянцевой, казалось, что чернила будут стекать с неё.

     

    — Это бумага Родословной. Её делают из свежей крови святых зверей и закаливают в камне Наследия. Картины из такой бумаги способны запросто прожить десять тысяч лет без выцветания. Поэтому каждый лист такой бумаги стоит целого состояния, — сказала Чжан Цзыцин.

     

    Чжан Учэнь кивнул с задних рядов толпы.

     

    Бумага для мастера живописи была равносильна мечу в искусстве фехтования. Чем выше класс бумаги, тем больше художественных концепций она могла выдержать. Бумага Родословной ценилась мастерами живописи во всём мире. Из-за ее редкости и сложности в производстве даже 9 звёздочные грандмастера стараются использовать их только в крайних случаях. Такой лист демонстрировал серьезность намерение Чжан Цзыцин в отношении спора.

     

    Кое-что мелькнуло в мыслях Чжан Учэня, и он понял истину.

     

    Похоже, что новость о разрушении формации достигла и её ушей, и так получилось, что парень раскритиковал её в нужный момент. Она решила воспользоваться ситуацией, чтобы преподать ему урок!

     

    Новости о том, что четыре часа назад Защитная формация клана Чжан была разрушена Чжан Сюанем, уже разошлась по всему клану. Те, кто помоложе, уж точно слышали.

    Чжан Цзыцин гордилась тем, что рождена в клане Чжан, и несомненно была возмущена унижением от Чжан Сюаня. Так что она решила воспользоваться возможностью и показать ему, что в мире есть люди, которых ему оскорблять не следует. И вообще, это зона была гостевой — зачем гению клана Чжан сюда приходить? Не говоря уже о «случайном» споре с Чжан Сюанем.

     

    Осознав это, Чжан Учэнь оглядел комнату и покачал головой. Заметив действия Чжан Учэня, старейшина Учжэнь догадался, о чём тот думал, и телепатически ему сказал:

     

    — Они все здесь. Похоже, Чжан Сюаня ждёт какое-то несчастье.

     

    — Что по-своему не плохо, — хмыкнул Чжан Учэнь. — Парню пора научится сдерживать высокомерие. Он должен понять, что члены клана Чжан не слабаки.

     

    Большинство звёзд молодого поколения пришли посмотреть на шоу. Похоже на то, что план Первого старейшины работает. Если учесть, что Чжан Сюань пришёл к ним бросить вызов, то будет вполне честно, если молодое поколение клана бросит вызов ему в ответ!

     

    Пху!

     

    Пока старейшины мысленно общались, Чжан Цзыцин щелкнула запястьем, и в её руке появилась кисть.

     

    — Да это же кисть из Святого небесного лиса! Она же в десять раз дороже бумаги Родословной!

     

    — Использовать два сокровища за раз… похоже парень будет унижен.

     

    — Ну, это не обязательно. Не забывай, он видел её мастерство, так что может иметь некоторые навыки в живописи. К тому же, у него могут быть артефакты и дороже этих.

     

    — Ну, да. Ты прав.

     

    Завидев кисть, в толпе поднялась суматоха.

     

    Большинство людей в толпе были из клана Чжан, и они не были последними талантами в клане. Конечно, не все они мастера живописи. Но самые дорогие артефакты им были известны. И кисть из Святого небесного лиса была таким артефактом. На всём континенте Грандматеров было только несколько кистей, которые могли с ней конкурировать.

     

    — Соревнование закончится, когда этот фимиам сгорит. Если не успеешь нарисовать картину к тому времени, то это будет считаться поражением, — небрежно сказала Чжан Цзыцин, доставая чернильницу. Ткнув кистью в чернильницу, она легонько щёлкнула пальцами, и благовонная палочка в центре двора задымилась, источая лёгкий аромат ладана.

     

    Поскольку они соревновались, то, очевидно, время было ограниченно. Иначе одна из сторон могла бы отложить вызов, сославшись на незавершенность картины.

     

    — Отлично, — ответил Чжан Сюань.

     

    Судя по скорости тления благовония у них было чуть меньше часа. И честно говоря, нарисовать хорошую картину за час было нелегко.

     

    — Тогда давай начнём. Получив согласие, Чжан Цзыцин легонько надавила кончиком кисти на бумагу и начала выводить изящные линии.

  • Библиотека небесного пути
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Kontra555
    Kontra555 8 Nov 2019 , 1:46pm

    Ну на самом интересном, ну как так то