• Бесконечные царапины божественного древа
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Мо Тяньляо замер на мгновение. Он уже понял, что его действия немного неправильные. Какой ученик посмеет держать своего Учителя на руках? Он кашлянул:

    – Учитель снова потерял сознание. Я сейчас уложу его в постель.

     

    Однако мужчина в объятиях совершенно не понимал его благих намерений. Учитель оттолкнул его в сторону и шлепнул по затылку. Цин Тун разгладил свои спутанные белоснежные волосы и пристально посмотрел на него красивыми глазами. Смысл был очень ясен: «Злой ученик, ты спутал волосы Этого Превосходительства!»

     

    Мо Тяньляо сел на пол и поджал губы. Он повернул голову, чтобы посмотреть на Главу секты.

     

    Мастера, возглавляющего секту, совсем не удивили волосы, но он крайне удивился их поведению только что.

    – Вы… вы двое…

     

    Мо Тяньляо снова растерялся, но не показал этого. Он встал с пола и вздохнул. Поскольку Глава секты знал, что Цин Тун повредил душу и все же продолжал жить так много лет, он, несомненно, должен знать, что он являлся Демоническим зверем. Он повернулся, чтобы посмотреть на стоящего с открытым ртом тигра, и слегка нахмурился.

     

    – Вы все уходите. Это Превосходительство хочет… Нг… – Цин Тун поднялся, внезапно задохнулся и поднес руку ко лбу.

     

    – Цин Тун!

    – Учитель!

     

    Большой тигр и Глава секты одновременно бросились вперед, но именно Мо Тяньляо, который находился ближе всех, обнял человека и с тревогой спросил:

    – В чем дело, голова болит?

     

    Тонкий слой пота вспыхнул на прекрасном бледном лице. Цин Тун закрыл глаза и хрипло произнес:

    – Отнеси меня обратно в постель.

     

    Мо Тяньляо поднял мужчину на руки, быстро вошел во внутренний зал и осторожно положил его на большую кровать. Он дотронулся до потного лица и расстроился.

    – Есть ли лекарство?

     

    Цин Тун поднял руку, его широкий рукав соскользнул вниз по руке, чтобы показать сине-серебряный браслет.

     

    Мо Тяньляо коснулся его рукой. Этот предмет, изготовленный Лордом Дуаньтянем, был далеко не обычным. В дополнение к доказательству того, что это его кот, это также браслет для хранения, который мог использовать Демонический зверь. Пространство внутри было очень большим. Как владелец, он также в любое время мог получить к нему доступ, что было очень удобно для наполнения игрушками и закусками для его котенка.

     

    В пространстве было много вещей. Мо Тяньляо увидел, что на ближайшем белом нефритовом флаконе была выгравирована надпись «Таблетки Небесной души». Он поспешно вынул его, высыпал одну в ладонь и поднес к носу, чтобы понюхать. Да, это таблетка для сгущения душ. Он быстро скормил ее Цин Туну.

     

    Цвет лица Цин Туна улучшился, как только он проглотил таблетку, но он все еще казался немного измученным и ничего не говорил.

     

    Большой тигр наклонился над краем кровати и с беспокойством посмотрел на него. Видя, что его Учителю лучше, он протянул свою большую голову ближе, чтобы помочь ему убрать пот с помощью вылизывания, но Мо Тяньляо схватил его за ухо:

    – Большой толстяк, прекрати.

     

    «Ррроар» Тигр был очень недоволен неуважительным поведением Шиди по отношению к своему Шисюну.

     

    Мо Тяньляо щелкнул по лбу тигра, взял мягкое полотенце, переданное прислужницей в белом, и вытер пот человека, лежащего на кровати. Он в шутку подумал, что если позволит этому глупому тигру лизнуть лицо его кошки, то капризы привередливого белого котенка, покрытого слюной, поднимутся еще выше.

     

    Мастер Тянь Лан увидел, что Мо Тяньляо мог использовать браслет для хранения, и сразу все понял. Он похлопал молодого человека по плечу и дал сигнал последовать за ним.

     

    Мо Тяньляо кивнул в ответ, накрыл Учителя одеялом, повернулся и последовал за Главой секты.

     

    Большой тигр увидел, что они уходят, и снова подошел поближе, чтобы помочь вылизать волосы. Но Цин Тун, даже не открывая глаз, поднял руку и шлепнул его по пушистой голове. Большой тигр сразу же успокоился, опустил уши и, положив голову на кровать, уставился на Мастера немигающим взглядом больших, как медные колокольчики, глаз.

     

    – Глава секты, – Мо Тяньляо последовал за Тянь Ланом во двор.

     

    – Ты тот, кто воспитывал Цин Туна в течение многих лет? – Тянь Лан, который совсем недавно улыбался, холодно посмотрел на него.

     

    Мо Тяньляо посмотрел на Главу секты:

    – Он был со мной с детства.

     

    – Какая куча собачьего… Кхе-кхе… Мы ненадолго разлучились, когда он был ребенком, а затем он был украден тобой, бесстыдник! – пока он говорил это, Тянь Лан приходил в ярость, готовый взорваться в любой момент. Он думал о тех долгих годах, которые потратил на поиски своего драгоценного Шиди, о всех трудностях, которые пережил, чтобы найти его, и, в конце концов, он обнаружил его с разделенной душой и близкого к смерти. Как он мог не злиться?

     

    Мо Тяньляо почесал нос, чувствуя себя немного виноватым. Когда впервые увидел котенка, он просто подумал, что тот действительно красивый, он даже не подумал, был ли это Демонический зверь. В то время он оглянулся и увидел, что никого нет, поэтому взял его на руки и унес. Он использовал свое летающее судно, первое на континенте Тайсюань, чтобы проложить расстояние между этим местом и собой в десятки тысяч километров…

     

    Могущественный Глава секты относился к маленькому котенку как к младшему брату… Мо Тяньляо прищурился и собирался что-то сказать, когда он был поражен действиями Главы секты, пытающегося ударить его по лицу. Удар совершенствующегося на стадии Полубога был бы слишком сильным для него, и он совершенно не мог уклониться. Поэтому он мгновенно отозвал свою божественную душу с лица.

     

    «Бум!»

     

    Глава секты ударил по Вечному Древу и сразу же взвыл. Он не использовал даже намека на духовную силу! Обычный человеческий кулак ударил по Вечному Древу. Так больно!

     

    – Глава секты, ты в порядке? – Мо Тяньляо подавил улыбку и спросил с беспокойством.

     

    Мастер Тянь Лан был так зол, что поднял руку, чтобы снова избить его. Подожди, лучше не стоит. Он оскалил зубы и сказал:

    – Я ничего не могу поделать с тобой, так как Цин Тун хочет держать тебя на своей стороне. Только помни, что у него плохое здоровье, не позволяй ему сражаться и не позволяй ему совершенствоваться дальше.

     

    Его душа была неполной, и он уже находился на пике стадии Полубога, его душа не могла вынести скорби.

     

    – Я знаю, – Мо Тяньляо нахмурился. – Недостающая часть его души все еще должна быть во мне. Разве она не может быть разделена еще раз?

     

    Услышав это, Тянь Лан ненадолго замолчал и внимательно посмотрел в лицо Мо Тяньляо. Молодой человек, казалось, не блефовал. Он произнес:

    – Очень легко расколоть твою душу, если ты хочешь стать идиотом.

     

    Душа Мо Тяньляо не была душой зверя. Он не мог выдержать разделение, и даже если это можно было бы сделать, вернуть ее невозможно. Тянь Лан сказал Мо Тяньляо, что это разделение души являлось запрещенной техникой, и их знание ее было неполным. В то время Цин Тун просто отчаянно пытался что-то сделать и не знал, добьется ли он успеха или нет.

     

    В конце концов, Тянь Лан только попросил Мо Тяньляо дать простую клятву на крови, чтобы он не мог раскрыть секреты, которые увидел в секте, а затем ушел с недовольным бросанием рукавов.

     

    Мо Тяньляо долго стоял во дворе, медленно сжимая кулаки. Какое ему дело, если это запрещено? Даже если он должен будет путешествовать по всему миру, он должен найти решение.

     

    Когда Мо Тяньляо вернулся во внутренний зал, большой тигр увидел, как он вошел, и молча поднял голову.

     

    Подняв руку, чтобы погладить голову тигра, Мо Тяньляо наклонился и посмотрел на мужчину на кровати.

     

    Цин Тун не спал, он открыл глаза, когда почувствовал его присутствие.

     

    – Еще болит? – нежно спросил Мо Тяньляо.

     

    Цин Тун проигнорировал его и попытался сесть, уперевшись руками в постель.

     

    – Не двигайся, – Мо Тяньляо поднял руки, чтобы помочь ему. – Я дам тебе то, что ты хочешь.

     

    – Я хочу погреться на солнце, – Цин Тун поднял руку и отмахнулся.

     

    Большой тигр, лежащий на кровати, громко взревел: «Учитель, позволь мне отнести тебя».

     

    – Ты, наконец, готов поговорить со мной, – Мо Тяньляо улыбнулся, обнял борющегося человека и понес его во двор. Большой тигр недовольно последовал за ним и попытался укусить его за задницу.

     

    «Раньше я всегда носил Учителя!»

     

    Весеннее солнце было просто идеальным, оно тепло светило на бамбуковое кресло-качалку.

     

    Мо Тяньляо взял левую руку Цин Туна и начал играть с ней. Его стройная белая рука и розовая ладонь напомнили ему о маленьких подушечках на лапках, он не мог сопротивляться желанию куснуть их. Как только он поднес руку ко рту, он почувствовал озноб. Мо Тяньляо поднял голову и увидел, что ледяные и красивые глаза смотрят на него. Его сердце внезапно начало сильно биться.

     

    Как он мог забыть, тот, кто был перед ним прямо сейчас, не котенок, а его прекрасный Мастер!

     

    Он виновато положил руку назад и двумя пальцами потер браслет. Драгоценные камни сверкали под солнечным светом. Очень красиво.

    – Не знаю, где я потерял свой, поэтому не ношу его.

     

    Этот браслет был частью парных артефактов. У Мо Тяньляо был похожий с чуть более широкой полосой. Он должен был остаться с его телом в долине Абсолютной смерти, но он не знал, кто потом его забрал.

     

    Цин Тун взял его за руку и опустил глаза, не говоря ни слова.

     

    – Ну, неважно, – Мо Тяньляо улыбнулся. – Я уйду на некоторое время…

     

    – Зачем? – Цин Тун посмотрел на него.

     

    Столкнувшись с Сяочжао, Мо Тяньляо всегда мог бесконечно болтать, но теперь, глядя на Учителя, он чувствовал, что не может говорить все подряд или вести себя небрежно. Казалось, они по-новому поняли друг друга, отчасти странные незнакомцы, отчасти настолько близкие, что не смогут расстаться.

     

    – Выйду, чтобы набраться опыта и найти Тайши [1], – Мо Тяньляо пододвинул бамбуковый стул и сел у кресла-качалки.

     

    Тайши было именем, данным Мо Тяньляо незаконченному божественному оружию.

     

    – Ищешь этот кусок мусора? – Цин Тун нахмурился. Он ненавидел незавершенное божественное оружие. Если бы не этот предвестник гибели, идиота не преследовали бы тысячи людей с целью его убийства, и он не превратился бы в мясной фарш. Теперь, когда он снова вернулся к жизни после стольких неприятностей, зачем снова искать несчастье?

     

    – Он очень полезен, – Мо Тяньляо улыбнулся. Он знал, что его котенок не любит Тайши. Он не искал божественное оружие чтобы господствовать над миром или мстить за себя. Ему это не нужно. Главная причина заключалась в том, что, чтобы вылечить своего кота, он должен найти Тайши.

     

    Божественное оружие не называлось так, потому что могло уничтожить небеса и землю. Волшебное оружие и духовное оружие являлись инструментами, которыми пользовались люди, но им не хватало собственной мудрости и духовного сознания. Даже бессмертное оружие было только инструментом, контролируемым людьми. Только божественное оружие может стать больше, чем просто «инструмент» и породить сознание.

     

    Божественное оружие, естественно, наделено миллионами лет вселенской мудрости. Оно, несомненно, знало секреты, недоступные обычным людям. Поэтому Мо Тяньляо должен сначала найти его, завершить последний шаг создания, затем заставить его говорить и спросить, как восстановить поврежденную душу.

     

    – Ты только что добился Заложения основания, это самоубийство, – Цин Тун грубо вылил холодной воды на его планы.

     

    Любое магическое оружие, созданное Лордом Дуантянем до его смерти, будет украдено, как только его обнаружат. Цена слишком высока, поэтому очень трудно получить столько денег, чтобы купить законно. Более того, это божественное оружие, которое вызвало его падение… Каждый раз, когда оно появлялось, начиналось невообразимое кровопролитие [2].

     

    Мо Тяньляо улыбнулся. Он сказал, что вернет его, поэтому, естественно, у него были свои пути.

     

    Когда тигр услышал это, он прихватил Цин Туна за ногу и покачал головой.

    «Мастер, позволь мне сопровождать Шиди. Я позабочусь, чтобы он вернулся целым и невредимым».

     

    Подняв руку, чтобы ударить тигра по голове, Цин Тун холодно сказал:

    – Это Превосходительство пойдет с тобой, – после этого он посмотрел на молодого человека с оттенком отвращения, ясно выразив: – Если Это Превосходительство не будет сопровождать, то тебя наверняка снова разнесет на кусочки.

     

    Мо Тяньляо замер на мгновение, затем медленно поднял уголки рта в улыбке.

    – Хорошо.

     

    __________________

     

    [1] 太始 [tàishǐ] – праначало формы, начало мира.

    [2] 腥风血雨 [xīng fēng xuè yǔ] – «сильный ветер и кровавый дождь» (царство ужаса); ветры, несущие неприятный запах крови; кровавая бойня; великое кровопролитие.

  • Бесконечные царапины божественного древа
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии