• Аватар Короля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Глaва 1482 Oтcтуплeние.

     

    Они ещё даже не вышли на сцену, а насмешки уже начались. Направленный на Чжан Цзялэ кинжал оказался особо остр – даже работник стадиона не смог сохранить невозмутимость.

    C другой стороны игроки из Tирании много лет взаимодействовали с E Сю и поэтому хорошо его понимали. Чжан Цзялэ был такой простой целью, было бы странно, если бы Е Сю несколько раз его не уколол. Xотя сам Чжан Цзялэ был возмущён, остальные игроки Тирании остались невозмутимы. Они настолько хорошо знали друг друга, что, несмотря на повышенные градус враждебности, воспринимали подколки Е Сю как подколки от плохого друга. На самом деле после слов Е Сю кое-кто из игроков Тирании чуть не засмеялся. Это был Линь Цзиньгуань.

    Увидев, что Чжан Цзялэ смотрит на него, он перевёл смех в кашель. Поправив очки, он восстановил самообладание.

    - Kогда ты успел стать близоруким? – Так совпало, что Фан Жуй стоял прямо напротив Линь Цзиньгуаня. Он был плохо знаком с другими игроками Тирании, но с Линь Цзиньгуанем они были старыми товарищами.

    Поправив очки, тот ответил:

    - Это обычное стекло.

    - Пытаешься выглядеть умным? – спросил Фан Жуй.

    - Мне кажется, они довольно круто выглядят! – Линь Цзиньгуань был доволен своим новым аксессуаром. В этот момент до его ушей донёсся другой голос позади Фан Жуя.

    - Ты Хулиган, а какой Хулиган носит очки, чтобы выглядеть умным?

    Булочка. Только он мог так серьёзно воспринимать класс Хулиганов.

    - Это мой класс Хулиган, а не я, спасибо. - Обернувшись к Булочке, мрачно ответил Линь Цзиньгуань.

    - Тебе не нравится Хулиган? Тогда почему ты его выбрал? – спросил Булочка.

    - Я… - Линь Цзиньгуаню нечего было сказать. Этот Булочка связал внутриигрового Хулигана с настоящим хулиганом. Да, класс Хулигана имел ауру уличного преступника, но это была всего лишь игра! Неужели, чтобы играть классом Хулигана, нужно было в реальности быть преступником?

    Линь Цзиньгуань посмотрел на Булочку через прозрачные стёкла очков, обнаружив, что он не может ничего ему ответить. Образ этого парня отлично подходил классу Хулигана. Его причёска, манеры, внешний вид: спроси у людей на улице и те скажут, что тот выглядит настоящим хулиганом. И, надо сказать… весьма привлекательным хулиганом.

    - Хаха… - помимо слабого смеха, Линь Цзиньгуань не нашёлся с ответом. В итоге трэш болтовня Счастья произвела кое-какой эффект, но эффективной оказалась трэш болтовня не опытного Е Сю, а новичка Булочки.

    К счастью команды наконец-то пригласили выйти на сцену.

    Е Сю, Хань Вэньцин…

    Когда два капитана пожали друг другу руки в центре сцены, стадион взорвался энергичными аплодисментами.

    Десять лет!

    Оба игрока однажды стояли на вершине Славы. У каждого из них были свои взлёты и падения. По прошествии десяти лет они продолжали стоять на этой сцене, на этом поле боя, напротив друг друга.

    Вне зависимости от чувств людей к этим игрокам, они не могли их не уважать. Пожав руки, парни приготовились к новой битве, снова, после стольких лет сражений. Зрители поддержали их аплодисментами, и было неважно, являлись они фанатами Счастья, Тирании или старой Великолепной Эры. Лица людей излучали волнение.

    Но после этих аплодисментов…

    - Убей его!!

    На стадионе Сяошань прозвучал грубый призыв к убийству. Дань уважения была отдана, поэтому следующим шагом шло установление доминации.

    Е Сю и Хань Вэньцин соперничали друг с другом на протяжении десяти лет, но, то же самое можно было сказать и об их фанатах. Даже если отбросить в сторону команды двух игроков, одних их имён было достаточно для возникновения пылающего хаоса.

    Эмоции зрителей на стадионе начали ярко пылать. В поднявшемся шуме игроки продолжили пожимать друг другу руки. После этого игроки вернулись на свои места. На сцене остался стоять только Е Сю.

    - Ооооо!!! – Pазумеется, на домашнем стадионе Счастья было много фанатов этой команды. Увидев оставшегося на сцене Е Сю они мгновенно пришли в восторг. Они хорошо знали, что это значит. Это значит, что Е Сю снова первым сражался на сцене. Начиная со второго раунда регулярного сезона и заканчивая вторым раундом плей-оффа, он всегда первым представлял Счастливую команду в индивидуальных раундах.

    37?

    Преданные фанаты Счастья больше не узнавали это число.

    39!

    В плей-оффе не было индивидуальных соревнований, была лишь групповая арена, но нельзя было рассчитывать, что кому-то удастся в одиночку победить пятерых оппонентов, не так ли? Так как Е Сю уже дважды победил своих первых оппонентов на групповой арене, фанаты Счастья зачли ему эти победы в индивидуальный рекорд. Некоторые люди даже начали подчёркивать, что рекорд Е Сю составляет не 37, а 39 побед.

    Вполне возможно вскоре их будет 40, потому что Е Сю снова первым представлял Счастливую команду. Со стороны Счастья больше не было неопределённостей. Предматчевые формальности были соблюдены, поэтому Е Сю остался бесцельно блуждать по сцене.

    Раньше это бы был очень ценный кадр, потому что Е Сю никогда не появлялся на публике. Он всегда хорошо скрывался. Но к этому моменту уже прошёл целый сезон, поэтому окружавшая его аура таинственности давно исчезла. Когда он начал блуждать по сцене перед всеобщими взглядами, создалось впечатление, что он провоцирует Тиранию.

    Я здесь. Кто из вас спустится, чтобы сразится со мной?

    - Кто выйдет? – Фанаты Счастья знали, как поднять хайп. Они начали выкрикивать этот вопрос.

    - Хань Вэньцин, осмелишься выйти? – воскликнул кто-то. В теории фанаты Счастья, если они не были бывшими фанатами Великолепной Эры, не имели причин ненавидеть Хань Вэньцина. Однако все знали, что Хань Вэньциня и Е Сю связывала общая история, поэтому они были не прочь помочь своему капитану с провокацией другой стороны.

    Разумеется, всем нравились подобные темы, поэтому вскоре весь стадион начал помогать Е Сю звать Хань Вэньциня.

    Фанаты Тирании не имели возможности ответить.

    Так как порядок выступающих игроков определялся до начала матча, команды не имели возможности изменить порядок выхода своих игроков только из-за криков зрителей на стадионе.

    Но… решение Счастья отправить Е Сю первым на сцену выглядело вполне очевидным, не так ли? Зная это, отступит ли Тирания?

    Нет!

    Конечно нет!

    Это была Тирания, это был их капитан Хань Вэньцин. Зная, что перед ним предстанет Е Сю, отступит ли он?

    Какая шутка.

    Когда фанаты Тирании подумали об этом, их сердца наполнились уверенностью. Они тоже начали звать своего капитана, словно его выход на сцену был гарантирован.

    Шум продолжался до момента появления на цифровом мониторе имени первого игрока Тирании.

    Когда тот поднялся на ноги, фанаты Счастья начали громко смеяться. С другой стороны фанаты Тирании ничего не смогли им ответить. Они позакрывали рты.

    Первый игрок Тирании: Цинь Муюнь. Персонаж: Снайпер, Отрицательные Девять Градусов.

    Хань Вэньцин на самом деле отступил? Он не мог не знать, что первым игроком Счастья будет Е Сю, но вместо себя отправил на сцену Цинь Муюня, самого недооценённого игрока Тирании?

    Зрители были шокированы. Вместе с ними были шокированы и комментаторы.

    Они не ожидали, что произойдёт нечто подобное. Они только что обсуждали традиционный выход на сцену Е Сю и его возможное противостояние с Хань Вэньцином.

    - Бо3 (best of three). Сегодня мы, возможно, сможем увидеть разрешение десятилетнего конфликта, - заметил Пан Линь, но неожиданно Хань Вэньцин не вышел на сцену.

    - Это… - Вначале парни даже подумали, что Хань Вэньцин получил какую-то травму, и не будет сегодня играть, но потом они вспомнили о его отличном состоянии в прошлом раунде. Неужели он получил серьёзную травму за последние несколько дней? Тирания не могла быть такой невезучей!

    Парни обменялись взглядами. Они понятия не имели, как им объяснить эту ситуацию. На трансляции проигнорировали выход Цинь Муюня на сцену, вместо этого сосредоточившись на ближней съёмке лица Хань Вэньцина.

    Капитан Тирании с холодным лицом сидел на своём месте. Его взгляд был прикован к выходящему на сцену Цинь Муюню. Не было похоже, что происходит что-то необычное.

    Матч ещё не начался, но порядок выхода игроков уже сумел всех удивить. За десять лет все уже привыкли, что Хань Вэньцин никогда не уклоняется от брошенных вызовов.

    Е Сю тоже был удивлён.

    На трансляции не пропустили его реакцию. Когда Хань Вэньцин не вышел на сцену, лицо Е Сю засняли крупным планом.

    Е Сю на самом деле был застигнут врасплох. Он перевёл взгляд на Хань Вэньцина, сидящего на скамье Тирании. В этот момент на его лице появилась слабая улыбка.

    Это была насмешка?

    Увидевшие эту улыбку люди тут же начали её анализировать.

    Не насмешка.

    Эта улыбка больше походила на понимающую улыбку, казалось, будто Е Сю испытал облегчение.

    Когда камера показала выражение лица Хань Вэньцина, эти чувства стали ещё более явственными.

    Пожав руку Цинь Муюню, Е Сю направился в свою кабинку для подготовки к сражению. Все продолжали гадать, что означает решение Хань Вэньциня не выходить на сцену. Бедный Цинь Муюнь снова был всеми забыт.

    - Хань Вэньцин не вышел против Е Сю в первом матче, ты смотришь?

    Хуан Шаотян пришёл на стадион, чтобы вживую посмотреть матч. С его статусом ему не составило труда получить место в VIP зоне. Он не мог сидеть вместе с обычными людьми, всё же он являлся топовой звездой Славы. При виде приготовлений Тирании он отправил сообщение Юй Вэньчжоу.

    - Смотрю, - ответил тот.

    - Как думаешь, что он замыслил? – спросил Хуан Шаотян.

    - Он отступил, - ответил Юй Вэньчжоу.

    Парни были игроками высочайшего уровня. Они отлично понимали друг друга и поэтому не нуждались в особых пояснениях.

    Отступил.

    Всегда считалось, что Хань Вэньцину было неведомо это слово, но сейчас он решил отступить. Он решил уступить, пойти на компромисс?

    Нет. Этого не могло быть.

    Если бы Хань Вэньцин научился уступать и идти на компромисс, то мировоззрение многих людей оказалось бы разрушено.

    Он менялся. На закате своей профессиональной карьеры, ради достижения поставленной цели, он начал подстраиваться. Следы этих изменений можно было увидеть в его игре в матчах регулярного сезона.

    Отступление не было компромиссом и уж тем более не было формой уступки.

    Отступление было мудростью, мудростью, которую Хань Вэньцин понимал, но которую не хотел принять. Однако на этот раз он это сделал. Это был всего лишь порядок выхода игроков. Какую игру Хань Вэньцин покажет в настоящем сражении, игрок, не умеющий отступать?

     

  • Аватар Короля
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии