• Абсолютный Выбор
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • В чисто-белом мире.

    Чэнь Линцунь начал рассказывать свою историю.

    «Я и человек, и дракон. Также можно сказать, что я человек, который способен “превращаться в дракона”!».

    «Наша раса в исторических записях известна как“раса Золотисто-Белых Святых Драконов”. Пережив первый апокалипсис, мой клан, по неизвестным причинам, был забыт другими. “Забывание” является разновидностью проклятья. Люди не могли запомнить наше существование. Они со временем подсознательно игнорируют и забывают наше существование».

    «Следовательно, мы называем себя “Кланом Забытых Драконов”».

    «Однако, “Клан Забытых Драконов” не только был забыт людьми, но мы также были постепенно покинуты миром людей. Нашему клану становилось всё сложнее размножаться. Со временем больше членов моего клана умерли от старости или от болезней. Чистота нашей родословной снизилась, в результате всё меньше и меньше моих сородичей были способны превращаться в драконов. Спустя тысячи лет, в нынешнем поколении, у меня осталось только 14 сородичей!».

    (T/N: снижение чистоты родословной – bloodline – в этом месте означает, что кровь его предков, белых драконов, стала менее концентрированной; то есть слово bloodline – кровная линия, линия крови -в этом месте имеет более прямое значение, а не просто более традиционное значение слова “родословная” в русском языке).

    КогдаЧэнь Линцунь сказал это, в его глазах промелькнула боль.

    «Я был одним из 14 оставшихся членов “Клана Забытых Драконов”. Ещё..я единственный в клане драконов способен “превращаться в дракона”».

    «Другими словами, я последний золотисто-белый святой дракон!».

    «Мои родители, мои старшие братья и мой клан…относились ко мне как к самому важному существу».

    В шумном баре.

    Юноша с серебряными волосами рассказывал…свою “глупую” историю красавице с красными волосами.

    «Его рождение было провозглашено “Даром Драконьего Бога” членами моего клана. Потому что до его рождения, в “Клане Забытых Драконов” не было никого, кто был способен превращаться в дракона. Родословная золотисто-белого святого драконауже погасла».

    Юноша с серебряными волосами нежным тоном сказал: «Для других сородичей, он был последним золотисто-белым святым драконом в мире, а также последней надеждой расы Золотисто-Белых Святых Драконов. Но для меня…он был лишь моим младшим братом».

    Когда красавица с красными волосами услышала это, она мягко сказала: «Ты должно быть нежно любил его».

    В глазах юноши с серебряными волосами промелькнул нежный взгляд и он мягко сказал: «Так как наш Клан Забытых Драконов отдалился от людей, четырнадцать из нас людей жили в крошечной пустынной деревне. Я был единственным ещё одним человеком не в возрасте, поэтому…Он был моим младшим братом, а также моим единственным товарищем по играм. Я сильно хотел поделиться с ним своими игрушками».

    «Эти так называемые игрушки…на самом деле не были такими весёлыми. По крайней мере, они надоели мне довольно рано, но…наблюдая за тем, как он был счастлив, весь день играя с глупой игрушкой, у меня появилась мысль…что в один день, я найду ему самую забавную и интересную игрушку в мире».

    Красавица с красными волосами дрогнула и пробормотала неслышимым голосом: «Я так завидую».

    В чисто-белом мире.

    На лице Чэнь Линцунь была ностальгия.

    «Являясь единственным членом клана, который может “превращаться в дракона”, мне с юного возраста была дана строгая культивация Псионической Способности. Ты знаешь, Ши Сяобай, что на самом деле…я достиг четвёртого уровня Границы Псионического Смертного в возрасте шести лет».

    Чэнь Линцунь вдруг лукаво улыбнулся и сказал: «А что касается моей нынешней силы…её точно достаточно, чтобы жестоко избить тебя. Хаха».

    Услышав это, Ши Сяобай почувствовал, что если бы не неподходящая атмосфера и то, что он не мог говорить, он бы весело сказал: «Идём, давай побьём друг друга».

    Чэнь Линцунь вздохнул и сказал: «Ребёнок, даже если он так называемый золотисто-белый святой дракон, с лёгкостью будет чувствовать беспомощность и сломается пред лицом напряжённых тренировок и надежды всех сородичей».

    «Но, к счастью, у меня был мой старший брат».

    «Брат беспокоился, что я не выдержу сложность тренировок, поэтому он каждый день находил мне новую игрушку. Однако, как могут в той удалённой горе вдали от человечества быть забавные игрушки? Поэтому, на самом деле, все эти игрушки были очень скучными».

    «Однако, каждый раз, когда мой брат приносил новую игрушку, я намеренно выглядел крайне счастливым. Потому что для меня самым главным не была игрушка, а то, что мой брат был рядом со мной, пытаясь заставить меня улыбаться».

    «Пока в один день я не сделал что-то неправильное и был наказан родителями стоять на коленях. Тогда я очень сильно плакал и…».

    Сказав это, глаза Чэнь Линцунь стали мрачными.

    «Потом, что случилось потом?».

    Красавица с красными волосами тихо придвинулась ближе к юноше с серебряными волосами.

    Юноша с серебряными волосами взглянул на неё и с тусклыми глазами сказал: «Он сильно плакал. Ни одна игрушка не могла задобрить его. Затем…я сказал ему, что найду самую забавную игрушку во всём мире, перед тем как…я тайком покинул деревню».

    Юноша с серебряными волосами постепенно опустил свою голову, чтобы скрыть свои слегка красные глаза.

    Красавица с красными волосами недоумённо спросила: «Ты не нашёл её?».

    «Нет, я нашёлеё».

    Чэнь Линцунь глубоко вздохнул.

    «В попытке найти самую интересную игрушку в мире, мой старший брат тайком покинул деревню. Я тогда был очень расстроен, поэтому я не остановил его. И я благодарен за то, что я его не остановил. Потому что после ухода Брата из деревни…в деревню пришла кучка людей, кучка… вооружённых людей».

    Когда онговорил это, он почти стиснул зубы, говоря слова “вооружённые люди”.

    Сердце Ши Сяобай начало колотиться и у него появилось плохое предчувствие.

    «Они…пришли за мной».

    Чэнь Линцунь стиснул зубы и ненавистно сказал: «Они были как Хисит. Они использовали определённые методы, чтобы стать невосприимчивым к “забытому проклятью”. Они знали о моем существовании и пришли в деревню, чтобы забрать меня, золотисто-белого святого дракона».

    «Мои сородичи, которые всю жизнь избегали борьбы…были с лёгкостью схвачены без какого-либо сопротивления. Но, к счастью…эта кучка людей просто вырубили моих сородичей и не убили их».

    «Но…Но…».

    Чэнь Линцунь вдруг задохнулся, сделав несколько глубоких вдохов, перед тем как с силой успокоить себя. Затем он с большим трудом сказал: «Но я тогда был очень испуган…я боялся, что потеряю сознание…затем…затем…».

    «Затем, когда я проснулся…».

    Чэнь Линцунь закрыл свои глаза и использовал всю свою силу, чтобы выдавить: «Когда я проснулся, деревня была в руинах. Везде были разбросаны трупы. Это были те люди…а также мои сородичи».

    В шумном баре.

    Юноша с серебряными волосами посмотрел наверх и вдохнул, перед тем как опустить свою голову и с дрожащим голосом сказать: «Под чрезвычайным страхом, он завершил свою первую “драконью трансформацию”. Потеряв сознание, он убил всех».

    «Когда я восторженно вернулся в деревню из мира людей с игрушкой, которую я нашёл, он стоял на коленях перед могилами моих сородичей. У него было бесстрастное лицо и по обеим его щёкам текла кровь».

    Красавица с красными волосами протянула руку, чтобы взять юношу с серебряными волосами за руку, а другой рукой прикрыла свой разинутый рот. В её глазах была страдальческая любовь.

    Юноша с серебряными волосами болезненно сказал: «Ему было лишь восемь лет, но он знал всё. Он знал, что убил всех после драконьей трансформации. Поэтому он винил себя, думая, что это он убил остальных двенадцати членов нашего клана».

    «Ты можешь представить? Восьмилетний ребёнок, который сам вырыл двенадцать могил, передвигая расчленённые тела в них?».

    «Ты можешь представить восьмилетнего ребёнка, говорящего “убей меня, Брат, убей меня, Брат, убей меня, Брат”…».

    Услышав это, два потока слёз потекли из глаз красавицы с красными волосами. Она прикрыла свой рот, пытаясь не расплакаться. Она наклонилась и обняла юношу.

    «Он винил себя, но ты знаешь, я винил себя ещё больше, чем он, потому что…эта кучка людей…эта проклятая кучка людей смогли найти деревню из-за меня!».

    Юноша с серебряными волосами низко зарычал и две горячие слезинки текли с его глаз.

    Красавица с красными волосами пробормотала про себя: «Так вот в чём дело…Причина, почему ты непрерывно искал ту организацию…».

    Юноша с серебряными волосами кивнул и сказал: «Всё это не было виной моего брата, а моя. Это была вина той проклятой организации. Я хочу убить их всех…».

    И затем совершить самоубийство.

    Юноша с серебряными волосами сказал в своём сердце.

    Сердце красавицы с красными волосами задрожало, потому что она угадала мысли юноши с серебряными волосами. Она поспешно сменила тему и сказала: «Тогда твой брат сейчас…».

    Сказав это, красавица с красными волосами сразу остановилась, желая, чтобы она могла ударить себя по лицу.

    Юноша с серебряными волосами слегка дрогнул, перед тем как мягко сказать: «Каждый раз, когда он видит меня, он винит себя. Когда я вижу его, я виню себя ещё больше, поэтому…я покинул его. Я покинул моего самого дорогого младшего брата».

    Красавица с красными волосами вздохнула с облегчением. По крайней мере, они лишь разделились, а не то, что с младшим братом случилось что-то плохое.

    Юноша с серебряными волосами вдруг сказал: «Но мой младший брат скоро умрёт, в месте, неизвестном мне. И я ничего не могу с этим поделать».

    «Поэтому, не стоит ли мне опьянеть до беспамятства?».

    Некоторые боли не смягчаются ни на каплю, даже если рассказал о них миру, не так ли?

  • Абсолютный Выбор
    Следующая глава (Ctrl + вправо)
  • Отсутствуют комментарии